Вячеслав Довженко, актер кино
Никогда не надену форму российского мента, не стану играть российского депутата и не буду пропагандировать русскую культуру
19.08.2018 09:00 927

Съемки художественного фильма Тараса Томенко «Будинок «Слово», начавшиеся в Киеве, назвать актуальными мало – это кино идеально подходит для нашего времени, поскольку касается прошлого, а кто его не помнит, по словам Джорджа Сантаяна, «тот обречен его повторять».

Одним из главных персонажей в фильме и одним из главных в прошлом Украины первой половины XX века по праву считается писатель Микола Хвылевой. Его играет актер Вячеслав Довженко. И это уже само по себе важно: воплотивший на экране одну из знаковых фигур современности в целом и российско-украинской войны в частности, «киборга» Богему (в фильме - Серпень), теперь воплощает того, без кого и сам Богема, и вся украинская художественная богема была бы значительно мельче.

Довженко можно назвать экстраординарным, хотя бы уже потому, что он сыграл в двух самых кассовых фильмах прошлого года – «Киборгах» и «Свингерах». Второй из них даже стал прибыльным. И это в стране, где кино не является бизнесом, поскольку сплошь убыточно, и 20-миллионного рубежа достигли всего четыре фильма за всю историю новейшей украинской кинематографии. Поэтому его участие в «Будинку «Слово» - это несколького больше, чем просто актера. Может, он удачлив, как сказали бы более сведующие в этом игроки?

- Вячеслав, историю Хвылевого во времена «совка» замалчивали, но от начала Независимости о нем начали много говорить. Сейчас тот момент, что он был за Украину, но оставался коммунистом, делает его фигуру противоречивой. Какой образ вы хотите воплотить на экране? То есть, каким зритель увидит Хвылевого?

- Мой покойный отец тоже был коммунистом. Но сначала его долго не принимали в компартию, потому что его отец был «кулаком». А раньше как делали: если ты не член партии - о карьерном росте можно не думать. А ему этот рост был нужен, - его жена, моя мама, умерла, и он остался один с двумя детьми на руках. И что он сделал? Он прочитал все 36 томов Ленина, цитировал его, знал наизусть... Поэтому, когда Советский Союз распался, мой отец свой партбилет не выбросил, из принципа. И потому, что он прочитал всего Ленина. И потому, что имел свою позицию, в принципе, правильную – идея коммунизма  в основе  была неплоха, просто ее, по большому счету, «извратили»...

- Это вы так считаете или он так считал?

- И я так считаю. Задекларированная идея была не плохая, а вот люди – и Ленин, и Сталин, - которые пропустили ее через свою призму, сделали из нее тот вид соцреализма, который и дошел до нас. Драма Хвылевого похожа на драму моего отца – он был атеистом, но перед смертью заговорил о Боге.

Вот этот путь моего разочарованного в своей вере отца похож на разочарованного в своих взглядах Хвылевого. Но драма Хвылевого в фильме – это не разочарование человека в коммунизме или во власти. Мне кажется, здесь драма глубже: он создал «Будинок «Слово», а потом увидел, во что тот превратился. Потому что, по большому счету, система настолько заставила его и всех играть по ее правилам, что это привело к внутреннему надлому.

- Разве здесь речь не о разочаровании властью?

- Да. Но. Я же актер, и мыслю действенными категориями. Разочарование как таковое сыграть трудно, а когда ты понимаешь причину, тебе легче двигать этот паровоз – как говорят, - двигать в направлении трагического финала.

- Интересно, что и сам Хвылевой делал «действенные» вещи, которые потом на него и на всех остальных болезненно влияли: например, когда он написал известные слова «Прочь от Москвы!», это привело к личному обращению Сталина к Кагановичу, и появлению сейчас нам понятного движения с лозунгами вроде «антирусские настроения», «буржуазный национализм» и тому подобное.

Вам не кажется, что это было очень пророчески? Сейчас россияне называют украинцев фашистами, поэтому и пришла спасти нас огнем и мечом...

- У нас в фильме этой фразы нет, но есть другая, которая показывает, что Хвылевой хотел сказать: так называемая «русская культура» заполоняет украинскую, вытесняет ее, и то, что Хвылевому и компании обещали украинизацию и развитие культуры, - это были разговоры.

Дальнейшие события все великолепно проявили – мы существовали в тени России, нас вытеснили из культуры. Хвылевой это чувствовал, да.

- Как вы на экране это показываете – отношение героя, его мысли, его пророчества?

- Ну, как вам сказать? Сценарий состоит из сцен. Каждую сцену надо решать отдельно, потому что в каждой происходит какое-то событие. Задача актера это событие выделить.

Например, есть такая сцена: в кабинет Хвылевого заходит Уманцева (жена, тайная сотрудница ЧК - ред.), и говорит, типа, «ты опять свою ерунду пишешь?», он ей отвечает «не мешай», а потом заходит Любисток (дочь Юлии Уманцевої, Люба - ред.), и уже ей он рассказывает, что всю ночь не спал, потому что к нему приходят все те, персонажи, которых он придумывает...

А теперь, чтобы вы поняли, как мы все выстраиваем: нельзя начинать сцену, что один человек открывает дверь, а другой сидит и на машинке печатает. Мы сразу должны создавать атмосферу. То есть камера заходит в комнату, и показывает, что там все разбросано, есть батарея, какой-то мешок, бутылка водки, мебель разломана, а в углу сидит человек с папироской, рядом с которым гора окурков, все задымлено. Грубо говоря, соседи спали и слышали, как он всю ночь там с кем-то воевал. Заходят утром, а там – поле боя!

И тогда мы имеем право сказать, что «я всю ночь не спал, потому что ко мне приходили персонажи». Вот это называется действенный подход к сцене. Дело не в его печатании всю ночь, и не в конфликте с Уманцевой, и даже не в Любистке, которую он любит как свою дочь, а в том, что ему мерещится...

Вот и начинаешь с режиссером выстраивать определенные обстоятельства, куда зайдет сам зритель.

- То есть вы придумываете прямо на площадке?

- Да! У нас есть читки, на которых выявляются направления размышлений о способах проявить ту или иную конфликтную историю. Бывают споры, бывает восторг от идей – это и есть творческий процесс.

- Творческий процесс: на площадке «Будинку «Слово» встретились одновременно три актера, которые вместе предварительно играли в фильме «Киборги» - вы, Андрей Исаенко и Роман Ясиновский. Я понимаю, у вас уже дружеские отношения и теперь вам нужно играть других персонажей. Как вам удается отмежеваться от уже сыгранного и заигранного вместе, чтобы теперь играть в игру «я вас вижу впервые»?

- Ну, по сценарию мы же знаем друг друга – Хвылевой дружил с Майком Йогансеном (его в фильме играет Андрей Исаенко – ред.)! Понимаете, образ создается из поступков, которые совершает человек, а также по тому, как он реагирует на свою среду и как он себя в ней проявляет.

Хвылевой иногда «отчебучивал» такие вещи, за которые его и назвали «хвылевым», потому что он воолновал, зажигал. Йогансен был модником, балагуром, собачником.

Но каждый из нас – я и Андрей – приходим на площадку со своим багажом, чтобы создать своих Миколу и Майка. Например, в одной из сцен в кафе заходит Йогансен, а там стоит бильярдный стол.

Конечно, Андрюша, понимая, кого он играет, говорит, что его место должно быть у стола – ведь Йогансен был еще и бильярдистом. В сцену не вошло, но обязательно кто-то должен кукарекать под столом, как это, по легенде, делал Маяковский, когда проиграл Йогансену. Ясно, мы об этом подумали, и просто не успевали это снять. Поэтому Андрюша просто в кадре сказал: «Ну, проиграл, так кукарекай тогда!»... Мы играем с позиции тех персонажей, в шкуру которых влезли. Но по-своему: мы же не знаем, как это делали наши прототипы в свое время. У нас другая эстетика.

- А как вы входили в нее? К примеру, Роберт ДеНиро, готовясь к роли в «Таксисте» три месяца таксовал по Нью-Йорку. Вы не думали так готовиться?

- Не-е-ет! Я с пониманием отношусь к таким вещам, но и с юмором. Не так давно я прочитал интервью с Джудом Лоу, где его спросили, вам что-то дало то, что, готовясь к роли подводника, вы неделю прожили на подводной лодке. На что он ответил: «Я не знаю, что мы там делали»... У меня другой подход.

Почему классику называют классикой? Потому что темы, которые в классике поднимали, они вечные. Они и 300 лет назад существовали, и сейчас существуют, и будут существовать в будущем. Любовь, измены и их производные.

То есть, я прихожу на площадку и – включаюсь. Но не имея права привнесения той, старой, эстетики. Ну, если бы на сцену вышел Рубен Симонов, и сыграл бы короля Лира так, как он играл раньше - его бы сейчас засмеяли.

- Есть версия, что Хвылевой не застрелился, а его убили. Что вы об этом скажете?

- Есть такая версия. Я думаю, что дай Бог, чтобы об этом сняли фильм. Поскольку это будет, как минимум, детектив, а кроме того, чем больше о Хвылевом снимут, тем лучше.

В нашей картине речь идет о самоубийстве. И мы раскрываем мотивацию, причину, почему так произошло, что его к этому подтолкнуло? Я очень надеюсь, что мне удастся донести это с экрана.

- После роли Серпня в «Киборгах» у вас вторая подряд знаковая роль. Почти подряд. Потому что между ними была роль в «Свингерах». Как вы сочетаете в себе такие разные жанры и таких разных героев?

- Ахиллесова пята актерства – амплуа. Еще с юношеских лет меня возмущал вопрос кастинг-директоров: «А какое у вас амплуа?». Но у меня нет амплуа – я могу сыграть и комедию, и трагедию.

Как говорил мой педагог: «Хороший артист – это как хороший коньяк». Чтобы фразу не истолковали превратно, поясню. На пути у актера очень много соблазнов, а кроме того, очень удобно и легко, если тебя используют в одном направлении. А тебе кушать хочется каждый день, и ты решаешь – «буду играть подлецов постоянно».

И как только это направление к тебе прилипает – все, тебе уже трудно сыграть другого плана роль. Потому что отобранные тобой штампы, способы игры нельзя использовать в другом месте, только здесь. Это дело каждого человека. Поэтому я с удовольствием согласился на «Свингеров». Ведь это еще и вызов для самого себя. Я смело прыгнул в этом направлении, конечно, рискуя. Но профессия актера – это постоянный вызов себе.

Тебе всю жизнь будут говорить, что ты ничего не умеешь, что ты бездарь, что тебя лучше сделает какой-то васичкин. Поэтому, либо ты смело идешь и подвергнешь себя опасности, либо сидишь на месте. Но ведь под лежачий камень вода не течет! Поэтому понятие амплуа – придуманное, или даже так – надуманное.

- А если фильм получается плохим? Часть ответственности так или иначе ляжет на актера, даже если он там хорошо сыграл.

- Есть такая театральная поговорка: «Плохой спектакль – плохой режиссер, хороший спектакль – молодцы актеры».

Какая бы ни получилась картина – надо честно выполнять свою работу, ответственно. Конечно, ты не знаешь какой хороший режиссер, как будут монтировать снятый материал, как картину оформят на пост-продакшні. И, конечно, может случиться, что ты не будешь доволен картиной, вообще. Но главное, чтобы тебе не было стыдно за свою работу.

- Вам бывало стыдно?

- Ну, в принципе... никогда. Я критично к себе отношусь, но никогда не видел на экране себя, который бы халтурил. К себе я много и часто придираюсь – вот тут не успел, а тут надо было бы переиграть. Но я всегда нахожусь в рабочем процессе. Поэтому уж таких претензий у меня не было.

- Но могут быть претензии иного характера, особенно в нашей стране и именно сейчас, когда идет российско-украинская война – я говорю о претензиях по поводу участия актеров в фильмах и сериалах, которые снимаются нашими же компаниями для российского рынка, вроде компании «Стар медиа»?

- Я сейчас работаю именно для этой компании в комедии, снимаемой на украинском языке с полностью украинским актерским составом.

Однако у меня, в принципе, есть свои установки: я никогда не надену форму российского мента, никогда не стану играть русского депутаты, и тем более не буду с экрана пропагандировать русскую культуру. Это мой выбор и моя позиция.

Но если снимаюсь в «мыле», о какой-то там «бедной Паше», мне никто не мешает помогать деньгами украинской армии. Скажу больше: я бы серьезно поговорил бы с нашими депутатами и эмиграционной службой. Потому что, если наш работник прется туда, он там будет долго получать разрешение на работу, а если россиянин захочет получить разрешение на работу здесь, он это получит почти мгновенно, поскольку разрешения выдают пачками.

Приезжает 80 актеров, и их сразу, одним взмахом пера, трудоустраивают, и кто-он-что-он – это никого не интересует. Очевидно, здесь присутствует определенный элемент коррупции.

А насчет депутатов – я бы внес законопроект по возмещению российскими актерами денег на украинскую армию: приехал – милости просим, отошли 10-20-30% своей ставки в батальон номер такой-то.

И я даже, как украинский художник, сделаю ролик, и официально поблагодарю товарища Пупкина за помощь... Вот какой я правильный механизм ввел бы. А говорить – вот колбаса, но не ешьте ее, не слишком логично...

- И в завершение у меня вопрос классический: как вы относитесь к критике?

- Обиднее, если фильм пройдет вообще незамеченным. У меня есть много критиков; к определенным мыслям адекватных друзей и коллег я прислушиваюсь.

Я имел много хороших учителей, которые подсказывали правильные вещи. Круто, когда критики существуют, просто критика должна быть здоровой и незаангажированной.

- А то, что сейчас украинское кино развивается стремительно и прогрессивно, это признак здоровой ситуации в стране и в законодательстве?

- Мне кажется, украинское кино развивается так хорошо за счет а) к сожалению, обстоятельств, в которых мы оказались и б) к счастью, за счет людей, которые начали существовать в этих обстоятельствах.

Власть имущие вынуждены были принять законы и пойти навстречу украинскому кинопроизводству. А «увы» потому, что 27 лет мы существовали как независимая страна, а жить начали только с наступлением тревожных времен. Кто-то нам все время мешал.

А сейчас даже происходит какой-то контроль ситуации. Мне недавно звонила знакомая журналистка, увидевшая в списках участников создания нового шоу «Танцы со звездами» Оксану Марченко. Телевизионщики собрались и написали открытое письмо протеста относительно включения этой персоны в шоу.

И началась реакция на уровне генеральных директоров. Какой результат будет – не известно, но хорошо, что уже что-то произошло. Значит, люди стали сознательнее жить. И это тот мощный рычаг, который заставляет двигаться в правильном направлении. Больше бы таких людей, как эти журналисты...

Ярослав Пидгора-Гвяздовский. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-