Тарас Тополя, лидер группы “Антитіла”
В продвижении украинской музыки должна быть селекция здравого смысла
23.09.2018 10:00 817

Лидер поп-рок-группы Тарас Тополя рассказал Укринформу о том, как делать украинский контент модным – так, чтобы молодежь тянулась и брала пример, а также – почему не всем исполнителям следует предоставлять “лифт наверх” только за то, что поют на украинском языке и почему сверхважно менять систему образования в стране.

ЕДИНСТВЕННОЕ НАШЕ УСЛОВИЕ – ОТСУТСТВИЕ ПОЛИТИКИ. БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ЛИЦ

Мы общаемся с Тарасом Тополей в Мукачево – во время фестиваля “Твоя країна Fest”, организованного при поддержке Мининформполитики.

- Это наш третий концерт в рамках фестиваля, – говорит Тарас Тополя, до сих пор Антитіла играли только в Конотопе и Мариуполе. Хотя и организаторы, и мы тоже хотели, чтобы наш коллектив принимал участие во всех семи концертах фестиваля.

Формат украинских фестивалей в приграничных городах следует расширять театром, показами современного кино, выставками

- Почему для вас это так важно?

- Потому что наша миссия как группы совпадает с концептом этого феста. Отстаивать в приграничных городах и регионах, где есть влияние других культур на украинскую, где есть определенная ассимиляция украинцев — из-за сожительства на одной территории с другими народами, так вот, отстаивать здесь свое, украинское, по крайней мере, в таких вот форматах, необходимо. Поэтому такой концепт нужно расширять, и брать географию не относительно 7-ми городов, а до 15-20. Надо расширять также формат фестиваля — театром, показами современного кино, выставками. Собственно, поэтому мы хотели быть повсюду в пределах “Твоя країна fest”. Но еще до того, как утвердили фестивальный график, у нас уже были концерты намечены, два из них в Чикаго, один в Днипре, и букинг был давно сделан, поэтому мы не могли его отменить.

- Очень хорошо, что имеете такую сильную гражданскую позицию!

- Мы сами со своей стороны эту работу ведем последовательно и давно — в контексте поддержки украинской культуры и возрождения украиноязычной песни. Поэтому, когда Фома пришел и сказал, что есть идея такого феста, мы сразу поддержали. Единственное условие — это отсутствие политики. Без каких-либо лиц.

ГОСУДАРСТВО НЕ ДОЛЖНО ПРЕДОСТАВЛЯТЬ “ЛИФТ” ИСПОЛНИТЕЛЮ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ОН ПОЕТ НА УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ

- Тарас, вы себя называете одним из артистов, которые продвигают украинскую музыку. Скажите — сейчас ее надо продвигать, или процесс и так запущен и просто надо приобщаться?

- Да, мы имеем квоты, песни звучат, прогресс есть. Но я считаю, что продвигать украинскую музыку необходимо, только не что попало — а, собственно, пора делать определенную селекцию. Потому что не все украиноязычное хорошее и стоит того, чтобы государство предоставляло ему какой-то определенный лифт наверх. Должна быть селекция здравого смысла.

- А кто ее должен проводить?

- Общество, в конце концов, само потом проводит — это видно по рейтингам. Ну, а еще ее проводят те, кто причастен к организации музыкального пространства, это люди, которые занимаются продвижением украинской культуры и песни. Так вот, они должны трезво оценивать общество, время, в которое мы живем, и не перегибать палку. Нам противостоит в этой всей ситуации исторический процесс, который существовал здесь со времен утверждения такой формации, как Советский Союз. Последствия мы пожинаем до сих пор — ведь столетие работала политика борьбы с буржуазным национализмом, которым определяли украинскую песню, украинский язык. Сколько людей было уничтожено, затравленно. И вот этот стереотип, что украинский язык – холопский, сельский, неполноценный – формировался пулями, кроваво.

Сейчас быть украинцем – должно быть трендом для успешных людей

А у нас с вами задача — все вернуть в нормальное русло, но не таким способом, которым это русло когда-то меняли.

- Ласковая украинизация, не так ли?

- Именно так, именно она. Сейчас быть украинцем — это должно быть трендом для успешных людей. Это должно играть ролевую модель для детей или подростков: вот, взгляните, это успешный украинский музыкант, бизнесмен или художник, или режиссер. Берите пример, разговаривайте на украинском, развивайтесь, творите — и вы такими будете. Тебе не должно быть стыдно за то, что ты носитель украинского языка, что ты — украинец. Это надо постепенно менять. Ну, а инструментарий для этого довольно известный: в демократическом обществе это делают тренды. Мы со своей стороны, как группа “Антитіла”, эти тренды формируем — своей продукцией, музыкой, интервью, жизненной позицией, собственно.

- Возвращаясь к вопросу квот и государственной поддержки современной украинской музыки. Здесь есть интересный нюанс: вот, несмотря на это, немало музыкантов продолжают свою мантру о “не формате”, мол, все равно не берут на радио, не пускают в эфиры... Это мантра неправильная — или таки до сих пор работает “не формат”?

- Он всегда есть, не формат. Нам в свое время тоже очень часто говорили: “не формат”. Я на самом деле не почувствовал, что с введением квот как-то усилились наши позиции на радио. “Антитіла” в какой-то момент сами вошли на радиостанции со своими песнями — а до какого-то момента этого не было, и мы работали на результат.

- То есть, чтобы стать форматом, надо работать...

- Здесь, на самом деле, масса факторов играет роль. Во-первых, надо понимать, что каждая радиостанция — это частная история, где есть свои взгляды у владельцев, у музыкальных редакторов на то, какая песня им подходит, какая — нет. Для одной станции твоя песня — “не формат”, для другой — формат, а для третьей — она тоже формат, но присутствует нежелание музреда взять ее в ротацию. Есть много причин, по которым музредакторы или те, кто формирует эфир радиостанции, могут отказать артисту.

- И не стоит отчаиваться? Что бы вы посоветовали?

- Надо просто быть собой и делать ту музыку, которая тебе нравится. Но если ты стремишся в шоу-бизнес — с приложением именно “бизнес”, то есть ты хочешь превратить свою музыку в коммерческую историю, то ты должен учитывать определенные факторы. Они есть не только в Украине, а в каждой стране, где есть шоу-биз, частные медиа, определенный общественный вкус, сформированный годами. Просто так переломить через колено редактора государственной директивой, которая заставит его пустить тебя в эфир только потому, что ты талант и поешь на украинском языке, – это не сработает. Если бы в тоталитарной стране — то да, сработало бы. Но мы — страна демократическая. Поэтому — нет.

ЯЗЫК — ЭТО ТВОЙ КОД, А ПЕСНЯ — ЭТО ЯЗЫК В НОТАХ

- Скажите, Тарас, вы — из украиноязычной среды? Как в вас украинскость воспитывали родители, и как сегодня вы воспитываете это в своих детей?

- Я родился и вырос в Киеве, поэтому мое окружение всегда было двуязычным. Мой Подол, где я рос, — это в основном двуязычная среда, в основном, даже, русскоязычная — пока это преимущественно так. Но в моей семье общались на украинском языке, и дальше продолжают: и родственники, и мы с женой, и я с детьми.

- Хотите сказать, что язык — это первое, что формирует тебя как украинца?

- Безусловно. Это код, который у тебя в голове. Это то, как ты думаешь. Хотя я могу мыслить и на русском — и говорить, и общаться. И мои дети тоже. И я рассматриваю это как средство коммуникации. Но язык государственный один – украинский, он должна быть доминирующим, и это важно в процессе нашей борьбы за настоящую независимость.

- А в смысле песни?

- А песня — это язык в нотах. Поэтому украинская песня так же важна, как и язык, — если мы хотим идентифицировать себя в этой глобальной системе координат как отдельный народ, нация, со своей культурой, историей, которая способна дать миру гораздо больше, чем он ожидает. Просто примите нас такими, какими мы есть, — со своей историей, традициями, культурой и видением того, как мы должны жить в этом мире вместе с вами.

Я ПОКАЗЫВАЮ ПРИМЕР: ХОЧЕШЬ — БЕРИ, НЕТ — ТВОЕ ДЕЛО

- Тарас, у вас четкая гражданская позиция, несмотря на то, что у нас до сих пор ведутся дискуссии – должен ли быть поэт гражданином, или нет. Побуждаете ли других коллег иметь такую же позицию? Может, кто-то берет пример?

- Позиция как утвердилась, так и не меняется — и коллег к этому не привлекаю. Я в этом смысле склоняюсь к тому, что любой человек имеет понимание и свое видение мира. Мое сейчас такое, чтобы показывать другим пример. Хочешь — бери. Нет — тоже твое дело. Я не ментор и не стремлюсь к этому. Есть люди, которые со мной солидарны, есть такие, как флюгер: сегодня – так, завтра – иначе, есть люди с позицией кардинально другой. Я их не осуждаю.

- А когда в цеху музыкантов идут разговоры, мол, — кто-то уехал в Россию, сыграл там концерт — ну, теперь берегитесь...

- “Антитіла” здесь исключение, должен вам сказать, потому что мы почти не ведем разговоров в цеху музыкантов. У меня есть несколько людей, с которыми я поддерживаю контакты — их можно пересчитать на пальцах одной руки, это моя жена Елена, Сергей Притула, с которым мы полностью солидарны в наших позициях, еще несколько человек.

- То есть, братья по духу...

- Да, очевидно. Была у меня одна история до войны, когда мы общались довольно тесно с Сергеем Бобунцом из группы “Смысловые Галлюцинации”, мы планировали даже совместный трек записать, но во время аннексии Крыма перекинулись несколькими строками в Фейсбуке где-то в комментариях, и я понял, что там – “Крым наш”, а у меня – “Крым мой”. Вот и все. И общение прекратилось, я считаю пустой тратой своего времени кого-то убеждать в обратном, это борьба с ветряными мельницами. Там настолько системно работает машина пропаганды, что это лезет из каждого слова. Есть много других вещей, на которые можно тратить свое время в этой жизни.

ЕСЛИ БЫ УКРАИНСКИЙ АРТИСТ НА КОНЦЕРТЕ В РОССИИ ПОДНЯЛ ФЛАГ ВО ВРЕМЯ ВЫСТУПЛЕНИЯ, ВЕРНУЛСЯ БЫ ГЕРОЕМ

- А предлагают ли вам выступать в России, или вообще не обращаются даже, зная вас?

- Предлагали не раз, и мы тролили, что у нас, мол, есть благотворительный фонд “Вільні.UA”, который занимается волонтерством, поэтому предложили организаторами перечислить туда 10 тысяч долларов, на которые будут закуплены аптечки и средства защиты для бойцов ВСУ для борьбы с врагом на Восточном фронте. И еще одним условием было поднятие украинского флага на сцене во время выступления.

- А в какой город звали?

- В Москву, в столицу — выступление должно было быть в Кремлевском дворце.

- О, это троллинг 80 уровня, как принято говорить!

- Ну, они выслушали наши требования – и больше не обращались. Но на самом деле, если бы кто-то из наших артистов сделал такой акт троллинга — поднял флаг Украины во время выступления в России, то вернулся бы героем сюда, и никто бы его дома не преследовал и не критиковал.

- Это если бы вернулся...

- Ну, это желто-голубой флаг, тризуб, не красно-черный флаг — за государственные символы страны не наказывают и не задерживают. Вообще, было бы очень хорошо, если бы кто-то из украинских исполнителей, которые еще до войны завоевали там популярность, вышел на площадь какого из российских городов с украинским флагом и произнес какой-то спич или спел песню. Это, как минимум, была бы информационная бомба.

Активная гражданская позиция – чтобы защитить все то украинское, к которому мы привыкли

Но вопрос в том, что наши исполнители занимают какую-то такую странную позицию в этом смысле...

- Ну, это своеобразное заробитчанство, в конце концов...

- Согласен, эти выезды в Россию с концертами обсуждаются или как заробитчанство, или как признание своей неполноценности: вот без России, их публики мы не можем никак.

СНАЧАЛА ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ, А ПОТОМ — МУЗЫКА, ПОТОМУ ЧТО ТАКОЕ СЕГОДНЯ ВРЕМЯ

- Что вам дает волонтерство?

- Это эгоистические мотивы мои, всех участников группы “Антитіла” и тысяч других людей в стране. До 2013 года был наш определенный мир, в котором мы существовали — порой лучше, порой хуже, словом, – кто как мог. А в 2014 году нависла угроза, что мы этот мир вообще потеряем, и все посыпется, и как минимум – по левому берегу Днепра будет какое-то непонятное формирование рядом с нами. Поэтому мы решили, что сейчас время музыке немного затихнуть, а больше сил стоит направить на гражданскую позицию – чтобы защитить все то украинское, к которому мы привыкли.

- Как чувствуете это время, в котором живете вы, и вообще, мы все – в государстве, на континенте, в мире?

- Я описал бы его одним словом — мятежное. Это мятежное время. То, что происходит с нами, нашей страной на протяжении последних четырех лет, получит свою оценку от историков, аналитиков не сразу, но через десятки лет это время будут расценивать как нерядовое. Очень драматичное. Но вместе с тем, это время, когда история творится и люди проявляются в своих максимальных добродетелях, или наоборот.

МЕНЯ БОЛЬШЕ НИЧЕГО ТАК НЕ ИНТЕРЕСУЕТ, КАК РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ В СТРАНЕ

- Скажите, Тарас — на поддержку или защиту чего еще, кроме языка, песни, вы бы сейчас стали. Ведь украинские артисты сейчас активны как никогда — Руслана вот целые разоблачения относительно рубок леса делает, Александр Положинский, в частности, становился на защиту карпатского массива Свидовец от варварской застройки. Какие темы интересуют вас?

- Меня больше ничего так не интересует, как воспитание и образование детей.

- Собственных, имеете в виду?

- И собственных, а больше — состояние системы образования в Украине вообще. То есть изменение подхода к воспитанию, к обучению, к пространству, к формам образования...

- Ну, в стране как раз стартовала НУШ — одна из ключевых реформ, поэтому определенный прогресс таки есть, не правда ли?

- Сейчас то, что происходит, – это улучшение материально-технической базы школ. А я говорю о том, что нам необходимо сегодня кардинально менять подход к обучению, к образованию, к воспитанию, начиная с детского сада.

- Почему?

- Я считаю, что вообще все это обречено на провал, если новое поколение воспитывается по-старому. Если мы меняем какие-то внешние вещи, а внутренние глобально не меняем, то это огромная проблема. От того, каким будет новое поколение, как раз и зависит будущее государства. Потому что ты можешь увеличить ВВП, настроить дорог, предприятий и небоскребов, но если новое поколение выходит малообразованным, невоспитанным, не приспособленным к определенным условиям — к тому, что мир глобальный, что обмен информацией мгновенный, что накопление знаний — это, конечно, важно, но гораздо важнее умение найти необходимую информацию сейчас, в эту секунду, и сплотить вокруг своей идеи команду. А таким вещам пока не учат ни в наших школах, ни в институтах. Какие-то определенные тенденции есть, нельзя говорить, что все по-старому, но их очень мало.

Поэтому образование — это та сфера в гражданском обществе, где я мог и хотел бы приложить свое время. А время — это наш единственный исчерпаемый ресурс, и самое дорогое, что есть у человека. Я бы тратил его на изменение системы образования и воспитания в Украине. С большой радостью и самоотдачей.

Татьяна Когутич, Мукачево
Фото Владимира Тарасова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-