Андрей Кошман, баритон, солист формации «NOVA OPERA»
Петь, когда у тебя за спиной ревет двигатель самолета в 2400 оборотов – очень жутко
21.10.2018 09:30 734

Мы уже и не замечаем, что живем в будущем: роботы дают пресс-конференции, автомобили сами паркуются, а телефоны становятся умнее своих владельцев. Нас ничем не удивишь, искусственный интеллект смело шагает рядом.

Но есть вещи, которые не возможны без человеческого начала, они, имея душу, не меняются веками и остаются гениальными. Я далеко не постоянный посетитель концертов классической музыки, но когда приходится слушать что-то из классики – на уровне ощущений переживаю все - здесь и восторг, и мурашки, и неожиданные слезы.

Так было и в этот раз. На концерт «Шуман. Любовь поэта» я взяла с собой сына-подростка, который, как и большинство в его возрасте, увлекается компьютерными играми, шахматами, но отнюдь не оперным пением. Но час проникновенного прослушивания Брамса и Шумана в живом исполнении повлияли на него – он весь вечер изучал биографии композиторов, слушал их избранные произведения, даже выразил желание почитать «Любите ли вы Брамса?» Франсуазы Саган.

А я решила пойти другим путем и поговорить с самим солистом – баритоном Андреем Кошманом.

- Андрей, когда говорят – баритон, у меня сразу возникает образ солидного, тучного, седовласого певца, а вы такой молодой, худощавый, симпатичный. Связаны ли тональность и тембр голоса с возрастом и телосложением?

- На самом деле, все мальчики в детстве поют довольно высоким голосом, но потом неизбежно происходит мутация – и мы получаем или баса, или баритона, или тенора.

- Тенор – это самый высокий голос, а самый низкий - бас, правильно?

- Да, иногда самый низкий – это бас-профундо, вот здесь можно уже представлять тот образ, о котором вы только что говорили.

Раньше была традиция, что мальчиков кастрировали – и они всю жизнь пели высокими ангельскими голосами. Но, к счастью, уже больше ста лет этих пыток нет, и сейчас юноши имеют свои природные голоса.

Конечно, можно использовать фальцет (такая анатомическая манера, которая позволяет брать очень высокие ноты – ред.). Баритонам даже легче использовать его в пении, чем тенорам, которые поют выше. Как по мне, баритон - самый насыщенный мужской тембр, даже героический.

Настоящие басы и качественные тенора – это действительно редкость

-Какой голос сегодня считается редким?

- Баритон, в принципе, сегодня довольно распространенный голос, более редкий – это тенор, тем более качественный. Настоящих басов тоже не так много, их меньше, чем всех, но найти хорошего тенора – это действительно редкость.

- С возрастом тенор может перейти на баритон или бас?

- Конечно. История знает кучу таких примеров, с возрастом петь ниже намного легче. Вот что произошло, например, с Пласидо Доминго – сначала он был баритоном, потом, в расцвете своих лет, начал петь теноровые партии, к тому же – очень качественно, потому что он – дирижер и чувствует музыку и может ее красиво интерпретировать. А сейчас мы видим, что на сцене «Метрополитен-опера» он поет баритоновые партии в операх Верди. Поэтому, как видите, иногда в почтенном возрасте исполнители начинают петь партии, которые не были свойственны им на протяжении творческого расцвета.

- Всегда было интересно – существует ли условное распределение голосов в опере на негативный/положительный герой? Например, каким голосом обычно поет Онегин, а каким – Ленский, Мефистофель и Фауст?

- Онегин – это лирический баритон. Ленского и Фауста поют тенора. Мефистофеля традиционно исполняют басы. Разделение действительно существует. В романтических операх исторически так сложилось, что драматическим баритонам отдают роли воров, полководцев или королей. Басы тоже часто исполняют роли правителей и мудрецов. А вот насчет лирических теноров – это герой-любовник, который влюблен в сопрано, а помешать их счастью может меццо-сопрано. Но все это довольно условно и зависит от сюжета конкретной оперы, предпочтений композитора.

- А есть ли партии, которые общепризнанны сложными? Сложные для баритона, сложные для тенора и баса? От чего зависит сложность партии? Например, зависит от скорости исполнения?

- Молодым голосам не советуют петь партии из опер Верди, а тем более музыку Вагнера. Лишний драматизм может нанести вред голосу, который только формируется.

Опять же, это довольно индивидуально. Кому-то определенную роль петь легко и она "ложится" на голос, в то же время другому исполнителю надо тратить месяцы работы, чтобы вжиться в роль и впеться в музыкальный материал. Есть партии, психологически сложные для певцов, а есть и те, которые требуют значительной физической выносливости. Например, оперу "Вильгельм Телль" Россини нечасто можно услышать на сцене из-за того, что трудно найти тенора, который бы справился с партией Арнольда.

И даже в сверхпопулярном "Севильском цирюльнике" часто сокращают или просто не исполняют последнюю арию графа Альмавивы, потому что не каждый тенор может выдержать весь спектакль, а потом еще и спеть соло, которое требует немалой технической подготовки. Что касается Вагнера, то здесь, помимо техники, надо иметь сильный и выносливый голос, который бы позволил на нюансе форте пропеть почти весь спектакль, чтобы быть убедительным и сохранить баланс с насыщенной оркестровой фактурой.

- Недавно произошло печальное событие, ушла в вечность Монсеррат Кабалье. А у нее же был именно редкий голос?

- У нее был очень яркий голос, интересный тембр и довольно качественная манера исполнения. Но на самом деле, даже хочется об этом подробнее поговорить, это – показательный пример того, что всегда надо вовремя остановиться.

Вот, взять ее нынешний юбилейный концерт в киевском дворце «Украина». Немало людей остались полностью им разочарованы, потому что они ожидали услышать мощное сопрано, а в результате – заплатили бешеные деньги за билеты, получили бабушку на коляске, которая сидела на сцене и почти не пела.

Я здесь убежден, что все же стоит знать меру и лучше уходить со сцены, когда тебя помнят в расцвете сил, а не в преклонном возрасте. Сколько бы это не стоило, и сколько бы не платили за эти концерты, не стоит на них соглашаться. Это хорошая история, но на самом деле, если оценивать вокальную сторону мероприятия, то она очень выраженно проседала.

- Андрей, расскажите, как вы пришли в музыку, пели с детства?

- Да, в детстве я ходил в музыкальную школу и играл на фортепиано, потом посмотрел, что все девушки начали петь, думаю, а почему мне не попробовать?

И мы с преподавательницей фортепиано начали заниматься вокалом, постепенно начало неплохо получаться, начали ездить на детские олимпиады по академическому пению и побеждать на них. Но школа закончилась и надо было выбирать: или идти по музыкальному направлению, или получать более-менее фундаментальную специальность.

Пришел на прослушивание к Евгении Мирошниченко, а она говорит: ну, парень, хороший у тебя голос, но после школы у тебя нет музыкального училища, мы можем взять тебя только на подготовительный курс. Я думаю, подготовительный курс после школы – это не серьезно, лучше идти в «Могилу». И пошел учиться на естественный факультет, окончил магистерскую программу по физике в Киево-Могилянской академии, но при этом продолжал петь. Начал заниматься в Октябрьском дворце с оперной певицей Ириной Вижневец, она меня и подтолкнула к тому, что стоит попробовать поступить в консерваторию.

Меня взяли сразу на второй подготовительный курс, но об этом ничуть не жалею, потому что это был повод больше позаниматься и подготовить голос к активным занятиям на протяжении первых лет учебы в Национальной музыкальной академии.

- Вы первый певец в семье, или у вас есть музыкальные корни?

- Прадед, возможно, пел, а дальше все абсолютно не музыкальные, поэтому можно сказать, что я первый из последних генераций.

- А вот, интересно, когда встал выбор: поступать на физику или петь – как реагировали родители, что больше поддержали?

- Родители и сейчас поддерживают больше физику. Их позиция была такой, что надо получить какое-то фундаментальное образование. О'кей, получил. Но, на самом деле, это не мешает в жизни, надо иметь и такое образование, потому что оно тоже влияет на мировоззрение.

- Не было соблазна встать на сторону «попсовых» певцов?

Заиграть на рояле невозможно так, как спеть в него: когда струны начинают реагировать – это действительно божественные обертоны

- Были такие мысли. После школы были даже такие порывы, но уже где-то на первом курсе Могилянки я понял, что академическая музыка – для меня. И для моего голоса именно оперное пение является наиболее интересным, в нем самовыражение будет наиболее полным.

Но при этом все же хотелось каких-то экспериментов, а не просто петь с оркестром или с фортепиано. Поэтому, наверное, на моем творческом пути случилась такая возможность, как участие в формации «NOVA OPERA».

- Да, мы уже писали об этой интересной творческой коллаборации. «NOVA OPERA » славится тем, что сочетает несочетаемые вещи. А что же там такого необычного делают вокалисты? Из того, что я слышала, вы пели... в рояль.

- Это сложная история. Когда вы поете в рояль, фактически, вот тут вступает физика – весь корпус, дека рояля и струны начинают реагировать.

А когда струны начинают реагировать, возникает звук, который нельзя сравнить ни с чем – это действительно божественные обертоны. Заиграть на рояле невозможно так, как спеть в него.

Также используется битбокс и элементы народного пения у девушек. В опере «Иов» – главным было очень мощное дыхание и умение вести долгую фразу.

В опере «Цирк» есть часть, которая называется «Зоопарк», и в ней фрагменты, где вокалист должен воспроизвести голоса разных животных. И как ты это сделаешь - уже твое дело. Ты должен найти этот звук.

Поэтому «NOVA OPERA» – это действительно поиск, поиск новых звуков, новых средств выразительности - и музыкальной, и инструментальной.

Для вокалистов это такой своеобразный тренинг, когда, имея уже определенное классическое образование, ты можешь расширить его рамки, найти что-то свое, чего еще не было.

В опере-балете «Ковчег» были эксперименты со сверхнизкими частотами, человеческое ухо воспринимает 20 Герц, а если пытаться снизить этот диапазон, то его будут чувствовать только внутренние органы. На самом деле, это очень опасно, ведь если войдет в резонанс какой-то из органов, то может разорваться, с этим надо экспериментировать осторожно.

- Такие приемы, по-моему, используются в киномузыке?

- Да, довольно часто, когда надо ввести зрителя в состояние страха, беспокойства или обострить какие-то чувства. Есть соответствующие частоты: 4 Герца, 8 Герц – они отвечают за страх, или радость, – тогда используется эта частота. Иногда она достигается не прямо, а разностью фаз – при этом человеку действительно становится жутко, и в кинотеатре ты просто вжимаешся в кресло и начинаешь дрожать не только от изображения, но и от звукового ряда.

В опере «Цирк «Вавилон» мы пытались найти подобное звучание в части «Апокалипсис», но мы это делали исключительно акустическими методами. Илья Разумейко играл на струнах рояля изнутри, была привлечена ударная установка и глисандирующие вокалы, то есть с низа до верха все начинали именно кричать, даже не петь, а творить ассоциации, будто это турбина самолета, который поднимается вверх.

Как в воду смотрели, потому что потом Роман Григорьев увлекся идеей того, что надо написать оперу для самолета. Поэтому «Апокалипсис» в «Вавилоне» стал прототипом всей оперы «Аэрофония», которую мы исполнили в Ивано-Франковске на стадионе.

Сначала мы с этой идеей начали ходить на завод им. Антонова к главному конструктору. Собралось все конструкторское бюро. Даже есть фото, где все конструкторы схватились за головы – думают, откуда мы взялись на их голову с такими идеями.

- Но вы это сделали!

- Да! Это, на самом деле, очень впечатляющее действо. Когда вы стоите на сцене, а позади вас – самолет и его открытый двигатель. Он выполняет функцию инструмента – органа, который держит ноту, и вам нужно петь, фактически, с ним в дуэте.

Мы научили пилота играть, он был еще одним музыкантом, который играл на самолете свою партию, а музыканты его поддерживали. Но на репетициях ни разу они не выходили на максимум оборотов и потом, когда на концерте они включили 2400 оборотов за нашими спинами – было очень жутко. Но вы же должны продолжать петь. Вышло довольно интересно.

Кстати, раскрою тайну: для тех, кто не видел это действо в Ивано-Франковске, мы хотим сделать его презентацию в Киеве, хотя бы видеопрезентацию в кинотеатре «Киев». В начале декабря киевляне смогут увидеть, как это – вживую с самолетом петь оперу.

- Вы в «Книгу рекордов Гиннеса» не попали?

- В «Книгу рекордов Украины» в тот день мы точно попали. И теперь дело за «Книгой рекордов Гиннеса».

- Кроме работы в такой невероятно веселой команде, у вас еще сольные проекты. Только что прошел ваш концерт «Шуман. Любовь поэта». Давайте о нем расскажете, потому что и название замечательное, и история его интересная.

- Вместе с музыкантом Игорем Рябовым мы исполнили самый известный цикл Роберта Шумана «Любовь поэта». Это цикл, который он написал на слова Гейне в 1840 году. Почему интересен именно этот год? Потому что он отмечается его борьбой за право жениться на Кларе Вик – талантливой пианистке, отец которой, фактически учитель Шумана, был крайне против их брака.

- Там же дальше был интересный любовный треугольник с Брамсом.

- Он появился потом, в конце жизни. Но в этот период еще нет. В течение 12 месяцев Шуман боролся за свою любовь в судебном порядке, и муниципалитет таки разрешил ему жениться на Кларе. Потом у них была куча детей и относительно счастливая жизнь. Но именно в этот год Шуман написал большую часть своих вокальных произведений.

- В год влюбленности...

- Да, именно влюбленности. В книге песен «Любовь поэта», состоящей из 131 вокального произведения, он использовал лирическое интермеццо.

На концерте мы также исполняли «Четыре серьезных напева» Иоганнеса Брамса – это довольно серьезная музыка на библейский сюжет. Но эти произведения кое-что связывает. Их связывает любовь к женщине. И Брамс, и Шуман любили Клару Вик или Клару Шуман. Брамс, еще почти мальчиком, пришел в семью Шумана, когда тот уже был признанным композитором. К нему относились, как к ребенку, он даже месяц прожил у них дома; Клара была восхищена его мастерством, стала первой исполнительницей его произведений; Роберт написал рецензию, и порекомендовал Брамса издателям, что стало толчком развития его карьеры как композитора.

Но впоследствии у Иоганнеса зародились чувства к Кларе, а потом и у нее произошла обратная связь...

Цикл «Четыре серьезных напева» он написал за год до смерти и за 2 недели до смерти Клары. Первые 3 номера – на самом деле, довольно пессимистичны и рассказывают о том, что все в жизни кончено, и особенно – жизнь. Но финал цикла – довольно светлый, потому что останется вера, надежда и любовь, но любовь среди них наибольшая. И это – любовь к Кларе Вик, с которой они так и не были вместе. Но на протяжении 40 лет поддерживали друг друга, что вдохновляло Брамса на новые музыкальные свершения.

Он в конце своей жизни говорил, что все же, к сожалению, я до сих пор не женился ни разу, но, к счастью, даже сейчас я не женат.

То есть это одиночество давало ему творческую энергию, вдохновение и концентрацию, чтобы работать. Он пошел на определенное самопожертвование, но при этом создал большое наследие, которое вошло в мировую музыкальную сокровищницу.

- Андрей, а какой вы себе определяете вершину карьеры? Есть же, наверное, долгосрочные планы на свое будущее?

- Конечно, хочется выступать в престижных залах и на мировых площадках, но для этого надо пройти долгий путь. На самом деле, мы с оперой «Иов» уже выступали на престижных площадках: Венская филармония, Македонский театр оперы и балета, театр Шекспира в Гданьске.

Было 5 выступлений в Нью-Йорке на фестивале современной оперы, в Роттердаме на большом оперном фестивале в Нидерландах мы открывали фестиваль перформанса, дважды исполняли оперу «IYOV». Также там состоялся мой сольный концерт, где аккомпанировал наш композитор Илья Разумейко.

26 октября оперу «IYOV» увидят и в Париже, я думаю – это будет не последнее выступление на территории Франции, и это уже хорошее начало.

Уже на протяжении нескольких месяцев мы работаем в студии над записью оперы “IYOV”. Это довольно кропотливый процесс. Каждый голос и инструмент записывается отдельно, что отличает этот процесс от живого исполнения. Во время выступлений ансамбль и баланс между голосами возникает естественно и может быть изменен дирижером. В студийной работе важна роль звукорежиссера.

Этот проект мы доверили номинанту премии Грэмми Аркадию Вихореву. Он – один из лучших специалистов в Украине именно в области современной академической музыки. От его мастерства и взаимодействия с композиторами зависит финальный результат. Уже слышал накопленный материал. Надеюсь, что запись несмотря на кристальную чистоту звука будет иметь энергию живого выступления.

В опере нельзя просто воспроизводить слова, певец должен понимать язык, на котором поет

Также сейчас происходит интересное сотрудничество с американским театральным режиссером с украинскими корнями Вирляной Ткач, которая взялась за спектакль «Газ» Леся Курбаса.

«NOVA OPERA» воспроизведет музыку к этому спектаклю, которая была утеряна, это – довольно индустриальные ритмы, тембры. Мы будем стараться и электронными и акустическими средствами создать атмосферу индустриального предприятия. И что надо будет голосами делать, еще неизвестно. Сейчас начнутся вокальные репетиции, ребята как раз пишут партитуру, что они напишут, никто не знает, но приходите 11 ноября, и в Мыстецком Арсенале станете свидетелями этой невероятной премьеры. Уверен – не пожалеете.

- Довольно часто оперные арии исполняются на иностранных языках. Насколько нужно владеть другим языком, чтобы качественно спеть на нем? Вы же не просто воспроизводите слова?

Если оттолкнуться от содержания, то 300 страниц партитуры можно легко выучить за несколько недель

- Да, на самом деле в опере нельзя просто воспроизводить слова, минимум вы должны понимать их, и желательно, хотя бы на базовом уровне говорить на том языке, ведь произношение должно быть идеальным. Плюс должно быть понимание, о чем ты поешь – от этого зависит, какие чувства ты вкладываешь в пение.

Поэтому, когда я начинаю работать над иностранным вокальным текстом, то, в первую очередь, стараюсь не использовать чей-то перевод, а собственноручно перевести. Вложить его в своей голове, и только потом начинать нанизывать этот текст на нотный материал. Если идти именно этим путем и отталкиваться от содержания, тогда текст запоминается в разы быстрее, можно 300 страниц партитуры выучить за несколько недель без проблем.

- Есть такое мнение, что самыми лучшими для вокального исполнения являются итальянский и украинский языки? Это действительно так, и мы можем гордиться самым мелодичным и певучим языком?

- Могу согласиться с этим мнением. Эти два языка действительно являются удобными для пения. Согласные не мешают исполнению. Немецкий язык считают довольно резким, но это не мешает его носителям исполнять вокальные шедевры на родном языке.

Что касается скандинавских языков, то они не очень приспособлены для пения bel canto, но послушайте их традиционную вокальную музыку – она уникальна не в последнюю очередь из-за произношения.

- Я знаю, что вы родились на Днепропетровщине, детство прошло в Донецкой области. Поэтому, могу предположить, что раньше языком общения у вас была русский, но сейчас вы общаетесь на безупречном украинском.

- Да, в детстве украинский язык я слышал разве что по телевизору. Ну, конечно, на уроках в школе, а вот в быту – никто не пользовался им.

Но после поступления в Киево-Могилянскую академию, где все предметы преподаются исключительно на украинском или английском, произошло 100-процентное погружение в языковую среду. И я начал общаться на украинском.

Когда поступил в консерваторию, то уже общался где-то 50 на 50, ведь там много преподавателей общались на русском, но именно тогда я начал работать на 1-м канале – вести музыкальные программы и тогда уже – 90 процентов за сутки я общался уже на украинском языке.

Помните, когда-то 3-й Президент Украины говорил: «мисліть українською», так я иногда ловлю себя на мысли, что действительно начинаю уже думать на украинском и гораздо быстрее могу что-то сказать или синхронно переводить с английского на украинский. Поэтому украинский язык в моей жизни сейчас занимает довольно высокий процент.

- Но «языковой» вопрос у нас стоит достаточно остро, и часть Украины говорит на русском языке, а у второй части возникает желание язык защищать.

- Стоит ли защищать язык? Думаю, что на этом этапе – да, это дельная мысль. Стоит ли отказываться от знания других языков? Не стоит. Однако надо изучать не только русский, польский или венгерский язык, а знать еще и английский, немецкий, итальянский, французский – тогда мир для вас откроется.

Надо также обращать внимание на восточные языки, потому что там можно открыть новые рынки. Хотя, можно ограничиться английским – его хватит для делового общения. Защищать свое необходимо, но надо знать меру, чтобы все это было...

- Ласковая украинизация?

- Наверное, можно назвать ласковой украинизацией, когда люди сами ее впитывают и потом воспроизводят. Это становится их жизнью. Имеет ли смысл это делать насильно? Наверное, жестко не стоит, потому что можно натолкнуться на сопротивление, поскольку определенная часть Украины говорит на разных языках, в частности на русском языке.

Хороший пример из кино. Начали переводить фильмы на украинский язык, и делают это качественно, поэтому сейчас украинский перевод той же голливудской ленты – гораздо лучший, чем был обычно российский. Сейчас даже вопрос не стоит – хорошие актеры, яркие переводы. Это – вкусный язык, поэтому не пользоваться им просто грех, его интересно слушать и постепенно он входит в быт. Главное, не останавливаться, потому что это направление – правильное.

Любовь Базив. Киев

Фото Павла Багмута

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-