Михаил Захаревич, гендиректор - художественный руководитель театра имени И.Франко
Сегодня контракт с артистами в Украине – это имитация
29.10.2018 15:53 586

В театре его считают последователем Гната Юры и Сергея Данченко и доверяют – даже после 26 лет в директорском кресле. Творческие оппоненты называют «красным директором» и все же признают его организаторский талант. Во властных кабинетах знают, что на него не действует магия имен, раздражаются из-за его принципиальности и боятся провидческой осведомленности.

О том, как плохой театр может побудить провинциального актера стать лучшим театральным менеджером страны, как вопреки несуразному отечественному законодательству развивается украинский театр и как важно сохранять его традиции, одновременно перенимая новейший мировой опыт, – накануне 100-летнего юбилея Национального драматического театра имени Ивана Франко в интервью с генеральным директором - художественным руководителем Михаилом Захаревичем.

РЕФОРМА НЕОБХОДИМА ОКОЛО 200 УКРАИНСКИМ ТЕАТРАМ

- Михаил Васильевич, еще раз поздравляю вас с избранием на должность. Вы в начале сезона объявили о подготовке к юбилею – 100-летию театра. Уже рассказали о планах. Они грандиозные. И вероятно, это далеко не все. С чего будете начинать?

- Одно дело – планы, намерения, совсем другое – их воплощение. Сегодня я счастлив, что наши начинания нашли высокую поддержку. 9 октября вышел Указ Президента Украины «О праздновании 100-летия Национального академического драматического театра имени Ивана Франко». Для нас, франковцев, это особая честь и огромный стимул, который заключается не только в том, что мы разработали интересные неординарные мероприятия празднования, а, главное в том, что наша ежедневная работа признана неотъемлемой частью большого кропотливого труда каждого украинского патриота на пути построения государства..

- Для театра самым главным был и остается его репертуар, новые премьеры. Давайте об этом.

- Сегодня главный режиссер Дмитрий Богомазов работает над первочтением в Украине пьесы «Кориолан» Шекспира (в переводе Дмитрия Павлычко). Эта пьеса не имеет большой сценической истории, разве что в родной автору Англии. Итак, для своего дебюта в качестве главного режиссера Дмитрий Михайлович выбрал серьезное и непростое произведение. События, происходящие в пьесе, не могут не вызвать аллюзий с нашими общественными проблемами. Многофигурная пьеса насыщена остротой полемики, динамикой мысли и невероятным эмоциональным желанием героев совершенства мира.

Параллельно с Дмитрием Богомазовым идут репетиции еще двух спектаклей. В ноябре на Камерной сцене имени Сергея Данченко – премьера спектакля «Демиург», инсценировка и постановка Олега Липцына по произведениям польского классика ХХ века Бруно Шульца, которая тоже является первочтением для украинской сцены. Режиссер Петр Ильченко начал работу над пьесой современного канадского драматурга А. Бушковськи «Посторонние среди нас». Эта пьеса затрагивает такие сложные проблемы, как отношения между поколениями. Это произведение выбрано специально для корифеев нашего театра, которые не одно десятилетие отдали франковской сцене.

Весной запланирована премьера знаменитой «Лесной песни» Леси Украинки, над которой работает известный режиссер и сценограф Сергей Маслобойщиков. Для нас этот выбор не случайный, ведь это уже четвертое прочтение произведения франковцами. Первое обращение было в 1922 году в постановке одного из основателей театра Евгения Коханенко. В роли Нимфы выступила Полина Нятко. Вообще мы время от времени придирчиво перечитывая историю нашего коллектива, тем самым стараемся не терять генетической связи, нашего франковского кода.

Что касается 100-летия, мы бы хотели, чтобы наш праздник стал Международным театральным праздником. Именно поэтому возникла идея в юбилейный год провести на базе нашего театра Международный театральный фестиваль с приглашением театров из Венгрии, Польши, Литвы, Грузии, Румынии, а также наших коллег, украинских актеров из Национального театра имени Марии Заньковецкой, Винницкого академического театра имени Садовского, Ивано-Франковского театра имени Ивана Франко и других с их лучшими спектаклями, и чтобы этот фестиваль прошел как на Основной сцене нашего театра, так и на Камерной сцене. В рамках фестиваля запланированы творческие дискуссии, круглые столы и просто общение по поводу путей развития сценического искусства. В свою очередь мы планируем провести Всеукраинский гастрольный тур театра по тем городам, где работали наши талантливые предшественники, начиная с Винницы, Черкасс, Харькова.

Продолжается работа над созданием хроникально-документального фильма об истории становления и развития театра. Продолжается активная подготовка к выпуску изданий о деятельности театра, в том числе с записями лучших спектаклей под общим названием «Шедевры сценического искусства ХХ века». Запланирован выпуск в обращение почтовых марок и конвертов и осуществление спецпогашения почтовых марок. Предложено Национальному банку Украины проработать возможность выпуска в обращение памятных монет, посвященных 100-летию театра Франко. Это я назвал только основные наши планы, к которым могут добавиться любые интересные идеи, ведь мы всегда открыты к общению и всегда будем рады услышать и принять неординарные предложения.

Реформа необходима около 200 театрам, которые сегодня есть в Украине

- Продолжают вестись разговоры о театральной реформе. Интересно ваше мнение как специалиста, который много лет работает в театре.

- Реформа необходима около 200 театрам, которые сегодня есть в Украине. Их пытались уничтожить много раз, на всех знаковых этапах культурных «революций»: и в 20-х годах прошлого века, и в 40-х, а потом и в 60-х. Непросто было театру и во времена перестройки. Но театр наперекор всему выживал. Ведь это же искусство, которое существует здесь и сейчас, именно в этот момент, и ничто не может заменить прямого общения актера и зрителя. В этом главный смысл театра, и именно это влечет людей к театру. И я хочу сказать, что большинство наших спектаклей сегодня идет на аншлагах.

Я годами говорю о том, что при Академии искусств Украины надо создать Институт театра, который был бы лидером по разработке нормативной базы театра – на основе мирового опыта, с учетом опыта нашего театрального искусства в прошлом и опираясь на потребности сегодняшнего дня. При Академии искусств есть Институт культурологии, который возглавляет Юрий Богуцкий. В Академии также есть отделение театрального искусства, и на его базе надо создать Институт театрального искусства. Возможно, по принципу того, как создали Институт книги. Такая организация должна быть.

Это был бы выход из ситуации.

- При Министерстве культуры есть же какой-то Общественный совет. Возможно, это его функции...

- Что касается Общественного совета, то он есть, и он, наверное, необходим, но стоит подумать над конкретным вопросом относительно театральной Институции.

ХОТИТЕ КАЧЕСТВЕННО НОВОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ – ПРИМИТЕ ЗАКОН О МЕЦЕНАТСТВЕ

- Журнал «Украинский театр» назвал обновленный Закон «О театрах и театральном деле» не то что несовершенным, а вредным для театрального искусства.

- Так и есть. Я высказал свои мысли относительно негативного развития внесенных изменений на заседании рабочей группы и на заседании Комитета по вопросам культуры и духовности еще до принятия новой редакции закона. Мое видение подтвердилось жизнью. И театры согласились со мной... но уже после того, как закон был принят.

- А что предлагаете вы?

- Скажем, если менять финансирование из государственного бюджета, то есть менять принципы распределения дотаций, то нужно изучить опыт европейских стран. И у нас есть специалисты, которые этим давно занимаются. Взять, например, кандидатскую диссертацию театроведа Сергея Васильева из Киевского Национального университета театра, кино и телевидения им. И.Карпенко-Карого, в котором он говорит об опыте театра Франции. Или другие научные работы. И на это не уйдет много времени, надо только просчитать, выиграет ли от этого государство и какую реальную помощь это принесет театрам.

Но для того, чтобы этот опыт внедрить, необходимо принять еще один закон – закон о меценатстве. Тогда меценаты смогут помочь государству содержать не только театры, но и другие области культуры.

- Сколько лет мы уже говорим об этом законе? Двадцать или тридцать?

Мы не увеличим бюджеты театров благодаря тому, что поднимем цены на билеты

- Очень много. Я даже его написал в конце 90-х годов. Этот закон крайне необходим, потому что он – прямой способ улучшения финансового состояния отрасли. Во-первых, закон уменьшит нагрузку на государственный бюджет. Во-вторых, не уменьшит «зрительного зала». Мы не увеличим бюджеты театров благодаря тому, что поднимем цены на билеты, ведь зритель, как он не любил бы театр, в первую очередь будет платить за «хлеб», а не «зрелища».

- И как вам в таких условиях удается сводить финансовый баланс театра?

- Мы балансируем на грани возможностей. Например, каждый год в стоимость билета закладываем уровень инфляции. Но не напрямую, а путем увеличения количества показов и выездов. Мы возвращаемся к варианту 80-х годов, когда зарабатывали на выездах. Но сейчас такие «гастроли» вместо прибыли приносят дополнительные убытки, ведь у зрителей во многих городах Украины нет возможности купить билеты по их себестоимости. Мы также дотируем издание дисков с записями наших легендарных спектаклей, которые уже не идут на сцене, продолжая традиционную для нашего театра просветительскую миссию, приобщая широкую общественность к лучшим достижениям сценического искусства.

Однако, если говорить в целом, мы зарабатываем деньги. Я скажу больше, у нас процент заработанных средств самый большой среди театров Украины, мы очень хорошо и экономно работаем, это дает нам возможность оплатить все коммунальные услуги, поставить спектакли на двух сценах – в полном объеме, согласно замыслам режиссеров и сценографов, тем самым заботясь в первую очередь о художественном уровне спектакля. Это дает положительный результат: к нам идет зритель, большинство спектаклей последних сезонов аншлаговые.

Похвастаюсь: недавно мы получили «Звезду качества» от Торговой палаты. Согласно финансово-экономическим показателям, наш театр удостоен почетного звания «Лучшее предприятие Украины в 2017 году». Это вроде бы статистика, но финансы связаны с качеством спектаклей.

- Вас избрали гендиректором-художественным руководителем. Вы неоднократно высказывали свою позицию относительно необходимости разъединить эти должности. Но вам прекрасно удается это сочетать. Вы исключение?

- Мне легко ориентироваться в этих вопросах, потому что имею актерское образование (заканчивал Харьковский национальный университет искусств им. И. Котляревского), моими учителями были народные артисты Украины Лесь Сердюк, Валентина Чистякова; имею определенные экономические знания и многолетнюю практику руководителя. Я играл на сцене, ставил спектакли, руководил театром около 40 лет. Но у меня никогда не было желания быть генеральным директором-художественным руководителем. Однако, на мой взгляд, подобное сочетание возможно. Как в случае, например, художественного руководителя, режиссера Михаила Резниковича, который много лет работает в должности генерального директора театра Леси Украинки, и имеет большой опыт, но это – исключение из правил. Значительное большинство директоров не имеют художественного образования и не могут быть художественными руководителями. Так же, как и талантливый режиссер не всегда может быть директором с базовыми экономическими знаниями. Поэтому эти должности надо разделить. И вообще, должность художественного руководителя для начала надо узаконить, т. е. внести в перечень профессий, которые есть в справочнике Министерства социальной защиты. Если мы хотим объединить две должности – генерального директора и художественного руководителя – необходимо создать соответствующий учебный курс в институте.

Сейчас значительное большинство театров перешли на модель Советского Союза, когда наряду с генеральным директором - художественным руководителем есть главный режиссер, который фактически выполняет функции творческого лидера. Тогда кто такой генеральный директор - художественный руководитель? Он как был директором, так им и остался.

НАША КОНТРАКТНАЯ СИСТЕМА ДОЛЖНА БЫТЬ ОТМЕНЕНА КОНСТИТУЦИОННЫМ СУДОМ

- Одним из самых острых, спорных вопросов, которые требуют решения, является вопрос контрактов с актерами...

- Сегодня контракт с артистами в Украине – это имитация. Ведь схема такова: актера увольняют с работы принудительно и сразу заключают с ним контракт с такими же условиями труда, которые были до контракта. К слову, эта система «трудовых отношений» была принята, на мой взгляд, противоправно. Сейчас есть представление в Конституционный Суд Украины 45-ти народных депутатов относительно вопроса законности перевода актеров, которые работали на постоянной основе, на контрактную систему. Я убежден, что это было сделано вне закона. Ждем решения суда.

- Вы часто апеллируете к опыту, но приемлем ли он для нас в плане контрактной системы?

- Почему нет?! Скажем, в Польше есть такие театры, где работает, например, 20 основных актеров, остальных они приглашают на определенный спектакль. Это в прокатном театре. В репертуарном – актеры подписывают соглашение, есть актеры штатные, а с теми, кого приглашают, подписывают соглашение разово. Ты сегодня приезжаешь, играешь спектакль и уезжаешь, потом снова приехал, мы оплачиваем проезд, гонорар, проживание...

- А сколько бы вы в своем театре оставили актеров в основе?

- Я оставил бы всех. У нас самая лучшая труппа Европы.

- И брали бы еще кого-то по контракту?

- Мы и сейчас берем. Если у нас нет актера определенного амплуа, мы ищем и приглашаем. Чаще это молодые актеры. Проводим конкурсы, даем возможность дебюта, а потом уже решаем, подписывать ли соглашение. Сейчас мы просмотрели 96 человек и взяли 9 из них. Подавляющее большинство находим в других театрах. Наш театр достоин того, чтобы поменять на него любой другой.

- Что касается звезд. Я знаю, вы не назовете фамилий, чтобы не обидеть кого-то. Но, скажем, на кого ходит сейчас зритель, как когда-то он ходил на Богдана Ступку, Степана Олексенко? Способствует ли популярности и то, что ваши актеры снимаются в кино, сериалах? Вот Александр Печерица снялся в канадском фильме «Горькая жатва», сейчас играет в спектакле «Идиот»...

- Мы всегда идем навстречу актерам и их занятость в кино, бесспорно, влияет и на популяризацию театра, и я даже в определенной степени горжусь, что наши актеры все больше и больше снимаются, чем способствуют возрождению украинского кинематографа.

ЗА ЛЮДЬМИ ТЕАТРА – ИСТОРИЯ, А КТО-ТО ЭТОГО НЕ ПОНЯЛ

- Как вы думаете, надо ли время от времени все-таки обновлять руководство театра?

- Я считаю, что пока человек в силе, пока генерирует идеи, творит, он должен работать. Даже своим примером он воспитывает будущее поколение, и эту временную связь никто не имеет права обрывать.

Смотрите, если бы в конце 20-х годов Гната Юру убрали из этого театра, театра бы не было. Гнат Петрович сохранил театр, и благодаря ему он существует сегодня и будет праздновать свое 100-летие. Надо подходить индивидуально. Питера Брука нельзя увольнять из театра только потому, что он отработал пять или десять лет. Питера Штайна тоже нельзя увольнять.

Данченко нельзя было увольнять через десять лет работы в театре Франко. Потому что период Данченко продолжается еще и сегодня. Он создал микроклимат. Вообще, творческий человек – это особая натура. И здесь надо очень тонко и толерантно относиться к каждому в частности. В театре не нужны декларации, как некоторые думают. У нас говорят: «Доказывай на сцене». Только творчество дает возможность раскрыться личности, а руководитель должен этому способствовать. «Творить надо легко и свободно». Без внутренней свободы, индивидуальности искусство обречено.

- Стал ли лучше театр Франко с приходом Дмитрия Богомазова?

- Очень хорошо, что к нам пришел главным режиссером Дмитрий Богомазов. Толерантный, интеллигентный человек, профессиональный режиссер, который взвешенно работает с творческим составом. Мне кажется, что у него есть будущее в этом театре. Если бы у меня спросили, кому бы я хотел отдать в руки театр, вот именно Богомазову. Чтобы он продолжал линию Данченко, чтобы он продолжал линию профессионального подхода поддержки театра, создания театра. Потому что каждый день надо создавать театр заново, потому что каждый день он меняется, он может меняться бесконечно. И Богомазов – личность, которая будет учитывать интересы каждого работника театра, не обижая и не ущемляя ни одного работника.

- ...Такое впечатление, что вы строите кадровую перспективу театра уже сегодня...

- Знаете, я благодарен коллективу, что при тайном голосовании на конкурсных началах назначения руководителя более 80 процентов проголосовало за меня. Фактически, после 26 лет моей работы здесь. Это трогает... И я сказал, что это мой последний период работы в театре, и через 5 лет, если даст Бог дожить, я уйду. Но хочу подготовить пять потенциальных руководителей (то есть чтобы был один руководитель и заместители), и буду просить Министерство культуры предоставить мне возможность проводить стажировку определенных людей, которые потом смогут возглавить театр.

- Куда же вы уйдете, Михаил Васильевич, – на сцену?

- Могу и на сцену, я с ней пуповиной связан. Сначала увлекался музыкой и пением, затем актерством и режиссурой, со временем – жизнь связалась со сценой, только с другой стороны.

- А почему вы, действительно, не позволяли себе выходить на сцену? Ну, это же можно было как-то связать. У вас много роскошных фотографий в разных ролях...

- Работать на сцене, забыть об обязанности директора на три часа каждый день – это большая роскошь. Поэтому, когда я перешел на должность генерального директора театра, я сразу отказался от исполнения ролей. Это было в Запорожье.

- И ни разу не было соблазна сыграть в театре или в сериале? Видимо, были какие-то приглашения? Вообще, почему вам захотелось стать директором?

- Потому что я работал в театре, где не было зрителей, и мне не нравилась организация, которая была в том театре. Когда я стал директором, я вывел тот театр в один из лучших в Украине, после чего Минкультом был переведен в Киев, в театр Франко.

Вот недавно приехал ко мне мой бывший коллега – народный артист, почетный гражданин Запорожья Александр Гапон, с которым мы десять лет или даже больше сидели рядом в гримерке. Сел на это место и говорит: я не понимаю, как с тобой произошли все эти метаморфозы. А я отвечаю: Саша, ты как сидел за столиком, так и сидишь, ты ничего не хотел менять в этой жизни, а я хотел что-то изменить. Он сказал: ты прав...

От людей из шоу-бизнеса в политике – никакой пользы ни для искусства, ни для политики

Ну, был бы я там ведущим актером – и что? Сейчас меня знают больше как директора, который поднял запорожский театр в ранг лучших.

Что касается соблазна быть на сцене, то оно есть. Но руководитель должен быть психологом, понимать, что если выходит на сцену, то и там должен быть лучшим. А у нас в театре, конечно, есть актеры лучше меня.

НАРОДНЫЙ АРТИСТ ПОЛУЧАЕТ ЗАРПЛАТУ 6 ТЫСЯЧ, А ЗВАНИЕ – ЭТО ВОЗМОЖНОСТЬ ДОБАВИТЬ ЕЩЕ 40%

- А как вы воспринимаете то, что люди из шоу-бизнеса идут в политику? Вы могли бы голосовать за Вакарчука или Зеленского?

- Я столько уже людей из шоу-бизнеса видел в политике – никакой пользы от этого не было ни для искусства, ни для политики. Может, для тех людей и была какая-то польза?.. Поэтому я категорически против непрофессиональных политиков. Мы видим во многих измерениях непрофессиональный парламент и сейчас. Хороший политик – это тот, который создал человечный закон, пролоббировал его, чтобы за него коллеги проголосовали и людям от этого стало лучше.

- А как вы относитесь к званиям – народный, заслуженный... Часто их раздают несправедливо. И тот же народ это видит и думает: а за какие же заслуги?

- Звание – это рудимент советской системы. Мол, если не можем платить достойную зарплату, то по крайней мере моральное преимущество предоставим. Вы же знаете, что в театрах сейчас мизерная зарплата. Если у нас минимальная зарплата – 4160, то народный артист в коммунальном театре получает около 6 тысяч. Звание «народный» дает возможность повысить зарплату на 40 процентов. Даже ради этого звания необходимо.

Если же говорить о том, что артисты получили звание по каким-то коррупционным схемам, то тогда это очень обидно.

На самом же деле, определяющими должны быть суммы гонораров и любовь зрителя. У нас если последней хватает, то миллионы даже лучшим и самым народным никто не предлагает.

ДАНЧЕНКО НЕ ПОЕХАЛ НА БРОДВЕЙ, ПОТОМУ ЧТО НЕ МОГ ОСТАВИТЬ ТЕАТР В КИЕВЕ

- А вы на хорошую роль в кино, за пару миллионов, неужели бы не согласились?

- Я согласился бы, даже если бы меньше дали. Но не сегодня, потому что не могу уехать отсюда. Я шучу. Это когда я еще работал артистом, я бы, конечно, согласился.

- Боже, какой вы правильный, Михаил Васильевич!

- Я не правильный, я нормальный. Я занимаюсь своим делом, театром. Я не могу его бросить. Знаете, когда-то Данченко, кажется в 1987 году, предлагали поставить спектакль на Бродвее, а он сказал: нет, потому что тогда я минимум месяц буду отсутствовать в Киеве, значит я приеду на руины театра. Понимаете? Хотя все на него смотрели: мол, совсем с ума сошел.

- У вас же самый большой драматический театр в Украине?
- Самый большой.

- Сколько людей в штате театра Франко, это ведь не секрет?

- 560 человек на сегодня, если всех вместе. А творческих людей – до 200. Процент примерно такой же, как и в других театрах, но надо учитывать, что у нас четыре разных помещения, которые надо обслуживать: Камерная сцена имени Сергея Данченко, Основная сцена, цеха на проспекте Науки, гараж на Ямской. Но все они – один коллектив. И у нас нет перегрузки должностями и людьми, все выполняют свои обязанности. И все они высокопрофессиональные.

Знаете, какие у нас люди?! Уже третье поколение работает в круге обеспечение спектакля на сцене – прекрасные реквизиторы, монтировщики, бутафоры, столяры, портнихи... Вот один наш мастер изготовил рояль для «Несравненной». Поставили инструмент на сцену. Сыграли спектакль. И одна рецензентка даже написала: наконец-то в театре Франко на сцене появился настоящий рояль! А там – бутафорский рояль, внутри – синтезатор, на котором нормально играет актер, окончивший консерваторию.

- Видите, какие профессиональные у вас люди.

- Вот есть такие люди! И о них никто не знает. У нас есть скульпторы, художники. На сцене мы видим актера, не очень часто даже режиссера. Но тех людей, кто это воплотил, их не знают. Примером верного служения театру, за которым стоит целая эпоха, был зав. реквизиторско-бутафорским цехом Корниеков Александр Александрович, который сейчас на заслуженном отдыхе, но продолжает консультировать своих молодых коллег.

- Вы говорили об атмосфере в театре. Эта атмосфера чувствуется сразу, когда сюда заходишь – утром, в обед, вечером, во время спектакля. Все, кого встретишь, с тобой здороваются. Это как дом.

- Потому что у нас одна большая семья, и этим надо гордиться. И это не моя заслуга. Это заслуга Гната Юры, потом Сергея Данченко, который на другой уровень поднял общение в коллективе. Я стараюсь это поддерживать и развивать.

Валентина Пащенко. Киев

Фото: Даниил Шамкин

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-