Юлия Савостина, основательница проекта Made in Ukraine
Мир отходит от гигантомании и глобальности, все уходят в крафт
30.10.2018 14:09 638

Осень в Украине – пора свадеб. В разных уголках страны на рушники торжественно стали счастливые новобрачные, в отечественном прокате грандиозно стартовала комедия «Безумная свадьба», а в Киеве на Контрактовой площади громко отгулял «Большую украинскую свадьбу» фестиваль Made in Ukraine, где уже пятый год подряд было представлено разнообразие украинских товаров.

Мы поговорили с основательницей о подводных камнях ярмарочной деятельности, критериях отбора настоящих украинских товаров и выяснили, где искать качественную украинскую косметику.

- Юлия, какой продукции на фестивале Made in Ukraine больше – промышленной или продовольственной?

Больше всего заявок на участие в фестивале – от производителей одежды

- Трудно сказать, это в большой мере зависит еще и от сезона. Когда человек приходит к нам на фестиваль, он видит выборку из одежды, обуви и аксессуаров согласно времени года, а также посуду, домашний декор, очень большую часть гастрономии и немалую часть детской одежды и косметики. Но больше всего заявок, конечно, присылает одежда.

В ярмарочной зоне обычно у нас примерно 250 участников, иногда доходило и до 400. Сейчас их было немножечко меньше, потому что некоторые хорошие старт-апы не выжили, а некоторым мы отказали.

Обычно, 50-60 процентов участников фестиваля – те, кто или уже брал в нем участие, или является постоянным резидентом. А вот 30-40 процентов – это новые бренды. Собственно, именно за счет этого всем и интересно к нам приходить.

- Что может послужить причиной отказа? Какие критерии отбора участников?

Для участия в фестивале товар должен иметь украинское происхождение и производиться на территории Украины

- Иногда на нас даже сильно сердятся, но, в отличие от других, мы всегда объясняем, почему отказываем. Я не отрицаю ярмарковость нашего мероприятия, но не хотелось бы, чтобы это превратилось в базар «Троещина» в худшем смысле, и если мы не будем отбирать товары по качеству – это именно так и будет выглядеть.

Первых два критерия: товар должен иметь украинское происхождение, а производство должно быть на территории Украины.

Именно из-за несоответствия второму критерию мы несколько раз отказывали очень классным брендам, которые созданы в Украине, но шьются или разливаются за рубежом. Да, они украинские бренды, но, все-таки, для нас – это не совсем чистая история в нашем случае.

- Вы изучаете историю брендов в социальных сетях, какие отзывы о них там пишут, например?

- Конечно. Мы смотрим насколько бренд уместный, трендовый, сезонный. Просматриваем – что он предлагает и как выглядит его сайт и социальные сети. При этом мы понимаем, что если бренд не очень большой и не имеет большого штата, то сайт обычно разработан не очень хорошо. Но Инстаграм, например, хорошо показывает эстетику и чувство прекрасного у бренда – и мы понимаем, с кем работаем.

И еще один критерий, который мы недавно ввели – это профессиональное общение. Он стал модным в конце прошлого года и почти все киевские организаторы этот критерий взяли на вооружение.

То есть, мы оцениваем профессиональное общение и с нами, и с покупателями и коллегами-продавцами на площадке. Ведь есть неплохие бренды, но их сотрудники позволяют себе нагрубить посетителям, поскандалить во время заезда, потому что лично им что-то не понравилось. Это человеческий фактор, и такое часто случается, к сожалению.

Мы хотим, чтобы с нами были единомышленники, люди, которые создают праздник на площади, это морально-этический фактор общения и профессиональное отношение к партнерам.

Есть, наверное, 3 десятка брендов, которым мы отказали в этом году именно из-за неумения общаться.

- Готовя очередной фестиваль, вы ориентируетесь только на заявки производителей, которые поступают, или сами находите потенциальных участников?

- Да, почти отовсюду, где я бываю в Украине, я привожу визитки, иногда даже конкретные договоренности. После этого девушки-менеджеры звонят. Это – часть работы.

Однажды мы ехали в Криворивню на фестиваль по приглашению VIA Карпаттия. Поехали на местную ярмарку. И тут я вижу: о, корзинки и мебель плетенная! И сразу – к продавцу: – Здравствуйте, дяденька! А если мы вас пригласим в Киев, поедете? Говорит: – Если дадите хорошее место, поеду! Фестиваль этим и живет.

- Зависит ли активность покупателей от сезона? Сколько посетителей в среднем вы охватываете?

- Да, во многом это зависит от погоды. Но, если я не ошибаюсь, за все время только пару раз была откровенно плохая погода, когда был и дождь, и ветер.

Обычно к нам приходит от 30 до 50 тысяч посетителей. В этом апреле было около 60 тысяч человек за 2 суток. Последний фестиваль посетило до 100 тысяч за 2 дня, это для нас рекорд и огромная приятная неожиданность. Это и местные жители, и иностранные туристы, особенно их много весной.

- Вы сказали, что на фестивале Made in Ukraine представлена немалая доля украинской косметики. Интересно услышать от вас более подробную информацию о тенденциях развития парфюмерно-косметической отрасли Украины, ведь долгое время она была недооценена?

Ниша крупных косметических концернов в Украине реально свободная

- Да, не хотелось бы сравнивать, но, увы, фабрик наподобие российского концерна «Калина» или белорусского «Витекс» у нас нет. Эта ниша реально свободная.

Сейчас у нас есть небольшие цеха. Даже та же «Эльфа», которая считается в Украине большой, имеет относительно небольшие мощности – она разливает неплохую косметику и для маленьких нишевых брендов, и для очень специфической лечебной косметики. У них хорошая лаборатория, они разрабатывают красивые текстуры и работают для нескольких косметических брендов. Но «Эльфы» – на всех не хватает.

Маленькие цеха, которые работают для супермаркетов, тоже неплохо себя чувствуют, но они не вкладываются в бренд.

Что касается косметики по уходу, то ее очень много, начиная от совсем маленьких, но очень крутых брендов, которые можно купить только в соцсетях, заканчивая уже известными брендами: это и одесская «Dushka», и киевский «Cream Dream» и «Натуріел».

Вообще, есть где-то около 20 классных раскрученных украинских брендов, и у каждого из них есть продукция, достойная внимания – кто-то делает совершенно потрясающие средства для умывания, а кто-то - классные продукты по уходу за телом.

«Натуріел» делает невероятные вещи для волос и консультирует, поскольку они – небольшая компания и продают недешевый продукт, то имеют возможность консультировать всех своих клиентов, чтобы подобрать правильный уход.

- А как насчет украинских духов, потому что я их совсем немного вижу в продаже?

Не всем производствам надо быть гигантами

- Есть несколько украинских парфюмерных компаний, которые делают замечательные линейки и продают их, надо просто задать в поисковике: «украинские духи» – и вам выпадет несколько наших парфюмеров.

Я предлагаю не драматизировать по поводу “не заметно” и “нет на полочках супермаркетов”: не всем нужно быть всемирно известным гигантом. Понимаете, мир отходит от гигантомании и глобальности, все уходят в крафт (craft – «ремесло» или «умение» – ред.). А вот в этом – мы впереди всех, вместе со скандинавами. Мы очень хорошо поддерживаем этот тренд. Хотя и попали в него из-за нашего экономического кризиса, потому что надо было что-то делать.

- В своей книге «#madeinukraine. Купуй, смакуй, мандруй» вы провели основательное исследование о том, что в Украине стоит купить, попробовать и посмотреть. А раньше вы еще и лично целый год покупали все исключительно отечественного производства, поэтому хочу спросить у вас, как у компетентного человека, который все проверил на себе: вас, например, устраивает качество украинской обуви? Ее у нас сейчас много шьют, опять же, это небольшие производства, которые надо искать?

- Только в Броварах работает около сотни цехов. Поэтому с обувью у нас все очень хорошо.

- И эта обувь идет в продажу с лейблом Украина, или там будет написано Италия, Франция?

- Нет, это обувь Украины. У нас действительно много обувных производств, но поскольку среднестатистическому человеку необходимо около 5 пар обуви в год, а людей у нас пусть даже 35 млн, то рынок может принять еще не одну фабрику.

И все эти ателье, которые открываются и работают в сегменте от 100 до 250 долларов за пару, а также цеха, которые шьют босоножки за 800 гривен – имеют шанс войти в рынок, шить, предлагать, продавать.

Единственная проблема – у нас почти нет комплектующих, все привозят или из Турции, или из Италии. Потому что что считается невыгодным открывать, например, фабрику по производству стелек: кто-то не видит в этом быстрого заработка, кто-то боится того, что может не так быстро окупиться.

- Моя семья уже давно и сознательно поддерживает отечественное производство, мы стараемся покупать нашу и обувь, и одежду, но, по моим наблюдениям, есть две крайности: если это брендовые украинские вещи, то на них достаточно высокие цены, – и тогда есть соблазн за те же деньги купить что-то импортное, или это действительно недорогая отечественная одежда, но пошитая из сомнительных тканей.

- Дело в том, что у нас нет качественных тканей. У нас есть только Ривненский льнокомбинат, который сейчас переориентировался на выпуск трикотажа – хорошего, кстати. Даже, за последние годы они несколько вытесняют Турцию, но их тоже не хватает на всю Украину.

Других фабрик по производству тканей нет, все закупается в Китае, Корее, Турции, Италии, Франции. В основном – стоки, большие партии, дальше все очень просто: поскольку это валюта, все пытаются сэкономить.

- У Льнокомбината много симпатичных моделей, но меня всегда интересовало – почему они используют принты, которые абсолютно не идентифицируются с Украиной? Очень часто, как не «Love», так «Paris»...

- Не знаю, это, скорее, вопрос к ним: надо позвонить и спросить – а почему вы не пишете Ужгород? Не знаю, я думаю, всем кажется, что где-то там за рубежом лучше.

- Переходим к разделу «смакуй madeinuukraine»: давайте поговорим теперь... о вине. Вот совсем недавно лидер группы ВВ Олег Скрипка презентовал авторское вино со своего виноградника на Закарпатье. Когда украинское виноделие сможет конкурировать с французским или итальянским?

- Очень быстро развивается Одесский регион, Херсонская область, Закарпатье – быстро идет вперед, они сейчас очень активно учатся у венгров.

Понятно, что если мы возьмем самую лучшую бутылку хорошего украинского вина, привезем на винодельню в Прованс или в Бордо, где богатые винодельческие традиции, – они, возможно, будут смеяться, но это не уменьшает качества нашего вина.

Украинское вино точно не хуже того недорогого чилийского, которое сюда завозят. Поэтому я советую пробовать и находить свое, поскольку есть что пробовать, есть что пить, – и не всегда это должно быть дешевое вино Нового света, его надо заменять именно качественным украинским!

Мы на своих официальных мероприятиях всегда покупаем «Мерло» Одесской винодельни «Колонист», а также их шампанское: оно дороговатое, как для этого сегмента продукта, от 500 гривен за бутылку, но того стоит. Также берем закарпатское белое вино «Gorobchiki» от Cotnar. Сейчас еще пробуем закарпатские вина «Чизай» – это то, что мы всегда выставляем на наших официальных мероприятиях.

- К вину обычно – сыр. На фестивале «Made in Ukraine» посетителей им угощают?

- Да, сейчас это гордость. Украинские сыроварни развиваются такими темпами, что просто радует глаз. Наши сыры даже могут конкурировать на европейском рынке, но, конечно, не все. Вот мы приехали из Франции, я привезла сыры, и мне подруга из Криворивни привезла местный сыр: мы все нарезали и разложили на одну «сырную тарелку» – сыры были разные, но друг к другу подходили хорошо.

Все надо пробовать. Хорошие украинские сыры к нашему хорошему вину можно купить в любой украинской крафтовой лавке на любой ярмарке – они почти каждые выходные где-то участвуют – по крайней мере, в Киеве, на Закарпатье.

Сыр, как и вино, надо подстраивать под себя: нельзя просто сказать, что это вкусно, а это плохо; знаете, как бывает – кто-то впервые пробует козий сыр и сразу говорит – «тьфу». Единственное, что не советую – украинскую моцареллу, все-таки итальянская лучшая. Но все пытаются создать вкусный продукт, он есть, его можно покупать, пробовать и выбирать тот, который вам нравится.

- А теперь, поскольку вы считаетесь экспертом по всему украинскому, – неформатный вопрос: как вам кино «#madeinuukraine»? Следите за отечественными премьерами?

- Из последнего смотрела «Гнездо горлицы», его снимал мой друг Тарас Ткаченко, все никак не могу дойти до «Киборгов», потому что, честно, боюсь своей реакции и не выдержу.

Вообще-то, кино в последнее время почти не смотрю, потому что у меня сейчас круглосуточно едет-едет «синий трактор по лесам и по полям».

- Да, у вас же совсем маленькая дочка и, насколько я знаю, вы часто путешествуете вместе с ней.

- Вы знаете, я думаю, что это уже невроз – все время где-то таскаться, а ребенок привыкает к тому стилю жизни, в котором существуют родители. Есть очень хорошее выражение, что стая никогда не бежит за щенком, а щенок – подстраивается и бежит за стаей. Мы примерно так и воспитываем малышку, у нас нет, к сожалению, ни дедушек, ни бабушек, поэтому – нет шансов оставить ее и сходить вечером куда-нибудь с мужем романтично поужинать.

Поэтому, если мы хотим куда-то поехать, мы или берем билеты на всех, или садимся все в машину и едем – у нас нет другого выхода. Но, с другой стороны, мы очень много времени проводим с дочкой, это факт, она все время с нами. Сейчас, например, собираемся в Америку.

Путешествия с маленьким ребенком – это просто другой стиль путешествий: ты понимаешь, что не можешь просто лечь и загорать на пляже или 12 часов смотреть на море, или есть-пить-спать. Ты просто живешь такой же жизнью, как и здесь, но в другой стране, но видишь другую жизнь, питаешься другими продуктами и подолгу гуляешь, потому что в Киеве с прогулками на чистом воздухе с ребенком все-таки сложно.

- Юлия, вы в прошлом – телевизионщица, работали на ведущих телеканалах, поэтому можете сравнить телевидение тогда и сегодня. Что-то кардинально изменилось?

Телевизионный репортер в новостях – лучшая работа на Земле

- Я телевизионный человек и сейчас, потому что мы делаем для Экспресс-ТВ две программы, где я являюсь руководителем, но у меня есть несколько ремарок относительно современного телевидения, в частности, журналистских стандартов.

Сейчас, когда я вернулась в эту сферу, то поняла, что в нынешнем поколении телевизионщиков появилось очень много людей с позицией, как у того рабочего: сегодня разгружаю этот вагон, а завтра разгружаю другой, потому что там больше платят...

Может, я тогда, в юности, была максималисткой, но мне кажется, что раньше больше людей горели своим делом, были адвокатами своей работы и средства массовой информации, в котором работали. Сейчас я вижу потребительское отношение, это мое впечатление.

Очень хорошо помню, как один сейчас резко отрицательный герой российской пропаганды когда-то ставил у нас на ICTV новости, и он говорил несколько фраз, которые я до сих пор использую, несмотря на его «ауру». Он говорил, что журналист получает задание только в редакции, подчиняется только редактору и выполняет все очень быстро – дисциплина же должна быть, как в военизированной структуре.

Но вообще я до сих пор убеждена, что телевизионный репортер в новостях – это лучшая работа на Земле, при любых обстоятельствах. Я нежно-нежно люблю этот период своей жизни и с радостью возвращаюсь, когда мне надо что-то сделать для ТВ.

Любовь Базив. Киев

Фото из архива Юлии Савостиной

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-