Устами первоклашек – о верной дружбе и горькой несправедливости

Устами первоклашек – о верной дружбе и горькой несправедливости

317
Ukrinform
Еще одна страница журналистских "родительских дневников" – на фоне реформы Новой украинской школы

Родители наших первоклассников после каникул продолжают вести родительские дневники, наблюдая за своими маленькими школьниками — в школе на Закарпатье и в Счастливом под Киевом.

МОЖНО ЛИ ЗАПРЕТИТЬ ДРУЖИТЬ?

Прийти в школу, постоять где-то в сторонке в классе и понаблюдать за первоклассниками – особое удовольствие, – пишет Марина Ключковскаямама Вики из школы в Счастливом, что возле Киева, – УВК «Счастливский учебно-воспитательный комплекс».

Маленькие люди ходят по классу, достают свои вещи, сонно перекладывают книжечки, а кто-то наоборот – резво наматывает уже третий круг, кто-то ведет серьезную дискуссию о новых супергероях, девочки обмениваются сладостями и демонстрируют новые игрушки...

- А Голубцова, что, сегодня не будет? – Растерянно спрашивает утром Игорь, бросив рюкзак и направляясь к учительнице, чтобы получить сверхважный ответ.

- Почему, говорит учительница, еще есть время до звонка, должен быть. А что, ты уже соскучился за ним, вы же вчера виделись?

- Так это же мой друг, – гордо отвечает Игорь.

Здесь мне и свое вспомнилось. Школьная дружба такая особенная. Сейчас уверенно могу сказать, что часто она – самая прочная. Ее не испортить годами, деньгами, статусами, успехами и неудачами... Эта дружба начиналась тогда, когда все были равны: все одинаково не умели завязывать шнурки и правильно надевать шапки, может, именно из-за этого фундамент такой дружбы надежнее.

С большинством своих одноклассников я жила в одном доме, ходила в одну группу в садике, а потом с первого по одиннадцатый – еще и в один класс, но даже сейчас, спустя больше 10 лет после окончания школы, мы всегда радуемся встрече, нам есть о чем поговорить, одних только воспоминаний минимум на месяц разговоров хватит, стараемся поддерживать друг друга в радости, и в беде стараемся не оставлять самих.

Все, что было после: университет, магистратура, разные места работы тоже подарили много интересных знакомств и контактов, но школьные друзья – это другое, это тепло и искренность...

- Вика, – спрашиваю у своей дочери, – а у тебя есть настоящие друзья?

- Есть: Лиза, Катя, Полина, Маша, Ариана, Игорь... – И называет мне имена почти всех своих одноклассников.

- Я поняла, друзей у тебя много, но ведь я спрашиваю о настоящих? Ты, вообще, знаешь, кто такой настоящий друг? У тебя есть такие?

- Ну... (задумывается) это тот, кто не оставит тебя в беде, тот, кто тебе всегда поможет и поддержит, а еще с кем мне весело играть вместе и мы всегда угощаем друг друга. У меня это Лиза: когда мы ходили на спектакль, я немного растерялась, там было много детей, а Лиза меня взяла за руку – и мне было не страшно. А еще Катя, мы постоянно угощаем друг друга разными сладостями, и с Лизой я тоже делюсь, и еще с Машей и Полиной... (в этом убеждаюсь каждый день, поскольку горы печенья, конфет, вафелек, “барни” моя маленькая Вика точно не осилит сама).

И хотя их дружба сегодня измеряется держанием за руку, помощью с какими-то заданиями в тетрадях, застегиванием куртки и обменом сладостями – это со временем может перерасти в ту настоящую дружбу, которая останется на года.

Сейчас они только формируются как личности. Кто-то ведет себя вежливо, а чьи-то родители уже сегодня с поведением своих детей (прошло только 3 месяца учебы в школе) имеют определенные проблемы.

Общалась как-то с одной мамой из нашего класса, которая поведала мне историю о дружбе ее дочери с одноклассницей. Их общение уже не раз заставляло поволноваться всю семью. Поскольку одна подбила вторую не отвечать на звонок мамы (в то время, как они выходили со школы) – и пойти гулять, а не домой. Девочки, конечно, погуляли, родные поволновались... И хотя все закончилось хорошо – домой они попали живые и здоровые, однако мама сразу запретила общаться с одноклассницей, которая так негативно повлияла на ее дочь.

Есть у нас в классе еще девочка, о которых говорят “боевая”. Она и ребят не раз обижала, и маму ее вызывали в школу. Я часто утром общаюсь с этой девочкой, и с моей дочкой она дружит. Но как-то и в моей голове промелькнула мысль о том, что может им не стоит близко общаться, она же может плохо повлиять на моего ребенка, однако эта мысль тут же исчезла. Я, наоборот, начала объяснять Вике, что надо таких детей поддерживать и помогать им, убеждать, других лучше не обижать, потому что можно остаться без друзей; изоляция – это точно не выход, и пока это работает. Вика говорит, что поведение девочки стало уже лучше, что они часто играют вместе на перемене.

Возможно, общение этих девочек и мальчиков со временем перерастет в настоящую дружбу, и это будет один из успешно усвоенных уроков жизни.

НАКОНЕЦ-ТО КЛАСС — С ПОЛНЫМ “ФАРШЕМ”, ТО ЕСТЬ НУШЕМ

- Как принято говорить в официальных сообщениях, по состоянию на начало ноября в нашей школе все выглядит так, что реформа НУШ таки состоялась — подразумевается, что класс наконец-то обеспечили всем тем, что было обещано профильным министерством, – рассказывает Татьяна Когутич, мама Любомира – первоклассника Лоховской ООШ i-III ст. им. Юрия Герца на Мукачивщине, Закарпатье. – То есть у нас теперь наконец-то есть новые парты (их, как обещали в области, дали в школы в начале ноября — когда производитель смог изготовить), уже давно есть проектор и мультимедийная доска, есть уголок учителя с необходимыми принадлежностями, есть игровой коврик и кое-что из перечня методических материалов (глобус, презентационные наборы и т. п), обещанные МОН накануне старта реформы.

Из тех атрибутов НУШ, которых у нас пока нет, — кулер с водой для детей (который так и не смог установить родительский коллектив класса, потому что есть несогласные с тем, что это надо делать самостоятельно за свой счет, ну а от администрации школы установить кулер в одном только первом классе требовать не можем, поскольку на это не предусмотрено финансирования) и интернет.

Первый нюанс — не слишком удобный для детей, особенно это будет ощущаться зимой, когда вода из-под крана, которую дети пьют, когда заканчиваются запасы в их термосах, будет очень холодной. Второй — для учителя, ведь классной руководительнице нужно загружать необходимые аудио- и видеоматериалы для уроков на носители и только потом работать по ним с детьми.

Но в целом, можно считать, что нашей школе и первому классу, который эти все материальные блага НУШа получил, таки повезло — ведь есть такое не у всех, это надо признать. Ну, а имея это все, по методике НУШ таки можно работать, как доказывает практика нашей школы, и в маленьком селе где-то на окраине страны. Словом, реформа идет.

Но даже в этом всем меда есть ложка дегтя. Это то, что в нашем классе очень мало места! Пока дети сидели за обычными партами, пространства было больше, а сейчас класс похож на лабиринт с узенькими дорожками, по которым довольно сложно передвигаться — и детям, и учителю (ведь на уроке к каждому надо подойти, подсказать и посмотреть). На игровую зону, значит, осталось еще меньше места — и коврик-пазл пришлось уменьшить, отсоединив от него несколько частей.

В течение последних недель мне выпала возможность во время рабочей поездки побывать и в школе в другом районе, в которой тоже классы таких размеров, что не предусматривают зон по методике НУШ. На практике он еще меньше нашего — по квадратуре. Так вот, там этот коврик даже не раскладывали — потому что просто негде. Поэтому, в идеале, для этой методики нужны более просторные помещения. Или же классы с меньшим количеством детей.

Примечательно также, что в нашей школе дети из других классов этому всему “НУШ-достоянию” у первоклашек завидуют. Ну, как это вообще принято у детей по принципу “а почему у них есть, а у нас – нет?”

Мой старший сын учится во втором классе, который аккурат напротив первого класса брата. И мы много говорили о том, “почему у них есть коврик — а у нас нет, почему у них проектор с мультимедийной доской, а у нас — без (изображение проецируют прямо на стену), почему у них новые цветные парты, а у нас — старые и как у всех”. И что это — несправедливо, и что мы хуже, чем они, правда? А тогда — почему?

Ну, я честно рассказала о бедном государстве, которое раньше не выделяло деньги на образование, потому что не было, а сейчас начали такую реформу специальную, чтобы деткам было лучше учиться; и еще нашла аргументы, если очень хочется, в первый класс можно приходить играться на коврик на перемене — только разуйся и веди себя вежливо, тебя и не выгонят. (И надо сказать, что сначала дети из соседнего класса таки забегали, это было тогда, когда коврик только разложили (потому что каждое чудо, как известно, живет три дня). Ну, а насчет всего остального решили, что со стороны государства — это таки несправедливо, и что вы — не хуже, просто государство бедное.

- Но что поделаешь, сын? – сказала я тогда.

- Я знаю, что когда вырасту, сделаю так, чтобы государство было богатым и были деньги для всех деток на такие доски, – сказал старший сын.

Вот так вот, государственные мужи, ваша несправедливость делает детям больно. Хотя и мотивирует!

А что касается самого учебного процесса, надо отметить, что игры, так сказать, закончились, и началось настоящее обучение. Именно имея возможность сравнить процесс с прошлым годом, с тем, как проходили первые месяцы обучения у старшего сына, скажу, что по той программе, по которой идут сейчас первоклашки — нагрузка даже больше! То есть говорить о том, что НУШ — это только игры, а не обучение, совсем не приходится.

Для сравнения покажу вам просто страницу из букваря — там, где изучают букву “М”. Посмотрите, сколько текста читали по программе в прошлом году, и — сколько в этом году по букварю, рекомендованному методикой НУШ.

Больше в несколько раз. Но я считаю, что это — хорошо. Потому что у детей есть возможность поупражняться в чтении (мы в прошлом году докупали старшему сыну разные книжечки вроде “читаем по слогам”, чтобы дополнительно тренироваться чтению).

Вместе с тем, наблюдаю за сыном-первоклассником, что он все же “устал учиться” и период адаптационного обучения-игры все-таки больше нравился. Замечаю это по письму: когда только начинали прописывать буквы, он старался, радовался, что у него получается, хвастался красиво выведенными буквами. Сейчас заметно, что это дело ему не нравится совсем и даже раздражает, потому что буквы у нас стали похожими на “лягушек” (мы так их и называем — “лягушки”, они у Любчика растянутые, толстые и почти никогда не помещаются в линейку). И очень трудно побудить сына писать красиво (рассказы о каллиграфии и китайцах уже не работают): он хочет сделать это быстро и просто, чтобы от него отвязались.

Рук я пока не опускаю, верю, что это — один из “трудных” периодов. А там – увидим, как оно дальше будет. Во всяком случае, новая методика расслабиться точно не даст!

Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-