Евгений Коротких, путешественник, мореход
Видели образование штормов – волны-ущелья 150 метров шириной и 30 в глубину
24.12.2018 09:30 160

О мореплавателе из сухопутного Луганска Евгении Коротких я рассказывал в прошлом году, но к тому времени он еще не успел осуществить свою мечту – выйти на своем катамаране в Атлантику.

Катамаран этот он построил своими руками – взамен утонувшего в кораблекрушении прямо посреди Средиземного моря. 2017-й так и прошел в приготовлениях, но уже в этом году он сумел ровно за сто дней пройти от украинского Очакова до острова Тенерифе, главного в архипелаге Канарских островов. Но обо всем по порядку…

ИНСТРУКЦИЯ ПО БОРЬБЕ С ПИРАТСТВОМ

Хотя какой тут, к черту, порядок, если в самом начале своего рассказа, давая краткий перечень произошедших с мореплавателями событий, Евгений Григорьевич бросил:

– Было интересно; многое увидели – города, острова. Но и опасно. Были шторма, была жара. Даже пираты были…

– О пиратах попрошу поподробнее…

– Ну, совсем пиратами их называть нельзя… Просто в Марокко рыбаки днем ловят рыбу, а если ночью представится возможность, могут и яхту какую-нибудь ограбить.

– В общем, у людей хобби такое…

– Да, хобби. Они же там нищие, ищут любой способ заработать. Нас предупредили, чтобы днем мы шли вдоль берега и никого не боялись. А на ночь лучше уходить подальше в океан – или приставать к берегу. И вот встретили мы группу рыбацких лодок. Прошли последнюю; на ней было человек шесть марокканцев. Смотрим – а у них-то сетей нет. То ли выбрали уже, то ли… А мы как раз очень медленно шли – ветер был слабый. Километра два-три в час. И как-то они подозрительно на нас смотрели. Не так, как обычные рыбаки, которые нам машут, предлагают рыбу у них купить. А эти только исподлобья за нами наблюдают.

Через некоторое время вышли из видимости города, других рыбаков уже не видно. Слышу: они запустили мотор и стали за нами потихонечку идти. Какими-то зигзагами – то вроде к берегу повернули, то в открытое море. И все больше к нам приближаются. И когда мы остались совсем вдали от людей и от берега, они в открытую пошли на нас, по прямой. И лиц еще не видно, но уже понятно, что они как-то группируются на носу для атаки.

Но и у нас же мотор есть, мы его запустили. У них, конечно, мотор мощнее; идут они быстрее. Но тут ветер как раз начал задувать. Не то, чтобы скорости сравнялись, но мы заметно ускорили ход. И они, в конце концов, отстали.

– Почему, если они вас все-таки могли догнать?!

– Так мы же шли в открытый океан. И они, наверно, поняли, что у них может топлива не хватить, чтобы назад вернуться. Когда ветер задул и у нас скорость прибавилась, они еще минут пятнадцать за нами шли. Мы до предела пустили наш мотор; такой рев стоял. И они остановились, развернулись и пошли к берегу.

КОМАНДА

Ну, вот, теперь можно по порядку. Начнем с команды.

– Плыть мы собирались и в 16-м, и в 17-м, – продолжает рассказ Коротких. – Я в это время большей частью жил в Луганске, частью в Днепре. Мотался то туда, то сюда. Получилось так, что в 17-м году мы провели на Каспии чемпионат мира. Там у меня собралась команда девушек – активных, энергичных. И когда я заикнулся о том, что у меня есть мечта идти в Атлантику, они настолько загорелись, что вот с их помощью все и получилось в 2018 году.

– Девушки – казашки?

– Нет, наши. Украинки. Большинство из Харькова, из Днепра и одна девушка из Лондона прилетела. Она раньше жила в Харькове, а потом вышла замуж за англичанина. Девушки давно дружат, все время путешествуют – на байдарках, еще на чем-то. А здесь я просто дал объявление, что мне нужен экипаж – на чемпионат мира. Они узнали; им захотелось побывать на Каспии, посмотреть на эту пустыню, на море.

Я с ними связался; поехали. Спортивного такого азарта у нас тогда не было – последнее место взяли. Но зато появилась команда. И вот когда мы обсуждали дальнейшие перспективы, появилась идея добраться до Атлантики, пройдя через все Средиземное море. Получалась уникальная экспедиция. По крайней мере, в Украине еще никто так не ходил. А поскольку это дело затратное, пришлось пройти пять этапов. И на каждом этапе практически была своя команда. Единственный я шел капитаном от начала до конца, а остальные – одни в какую-то точку на маршруте прилетали, другие улетали. Менялись. И так через мой катамаран прошло 17 человек. Из Луганской области нас два человека было. Кроме меня еще врач – Леонид Фалько.

– Вы по северному побережью Средиземного моря шли?

– Из Очакова мы пошли прямо на Босфор, и дальше посредине Средиземки. После Греции прямо на Сицилию, после Сицилии – пошли на юг Сардинии. Это середина Средиземки. Даже еще южнее. А потом из Сардинии, прямо через открытое море, шли на Балеарские острова. Это не вдоль берега. А из Сицилии когда мы выходили, шли через Мессинский пролив. Он очень опасный – много кораблей там погибло. Когда мы шли, видели, как образуются шторма, прямо на глазах. Шквалы. А когда шли от острова Вулкано до Сардинии, попадали в грозовую обстановку. Вокруг были грозы – ночью. Мы там километров сорок лишних намотали, убегая от них. Страшно. То есть видишь просвет между тучами – идешь туда, а там снова идешь в другую сторону. Жутковато. Вот двое суток мы в таком состоянии были.

ВУЛКАНИЧЕСКАЯ МАЛИНА

…Если кто плохо знаком с эллинской мифологией, напомню: знаменитые Сциллу и Харибду помещали аккурат по двум сторонам этого самого Мессинского пролива. Сейчас его берега мало напоминают мифических чудищ. Хотя на итальянском берегу до сих пор находится городок с названием Scilla. И вообще, со времен плавания Одиссея сколько веков прошло!

– Что еще интересно: тут я в первый раз увидел большие волны, – рассказывает путешественник. – Не те, что высокие, как горы. Наоборот: идем, идем – вроде не поднимаемся. А потом раз: яма. Даже не яма, а какое-то ущелье. В ширину метров сто пятьдесят, а в глубину – не знаю, может, метров тридцать. Такое ощущение, что проваливаемся в какую-то громадную впадину. Потом подымаемся. Я даже в кино такого не видел.

– Вы в какие порты заходили?

– Самый первый порт – Стамбул; Бабакале, Айвалык – это был последний турецкий порт, после которого мы перешли на греческий остров Лесбос, город Митилини. Дальше до самых Афин мы в порты не заходили. Стояли на якоре, ночевали на катамаране. В Афинах тоже стояли не в порту – нашли хорошую бухточку. Там отстаивались, меняли экипаж как раз. После Афин прошли знаменитый Коринфский канал, посетили сам Коринф. Зашли на остров Кефалония, в марине (такая гавань для яхт; яхтсмены приезжают, подключаются к электричеству; там же вода, интернет – все это есть) постояли. Зашли на Итаку – родину Одиссея. Смотрели на звезды и пытались себя почувствовать древними греками.

– Ну хоть по острову побродили?

– Конечно, мы вышли к берегу – катамаран это позволяет. Смотреть там нечего. Развалины какие-то. Все дикое, заросшее. Одни козы бродят. Но это же только в районе бухты. Может, дальше встретили бы цивилизацию. Невозможно объять необъятное. Когда заходили на остров Вулкано, поднимались на вулкан (отсюда и название острова). Он, конечно, недействующий, но какие-то процессы внутри идут, спящий вулкан. Ребята Афины посмотрели, к Парфенону сходили. Город Катанию на Сицилии посмотрели. На Сардинии – Кальяри. Хорошо облазили остров Устика – маленький такой островок по пути от Сицилии к Сардинии. Весь обросший кактусами. Столько много плодов! Я даже не знал, что у кактусов есть плоды, которые очень вкусные. Вкус их похож на нашу малину.

– По величине тоже как малина?

- Как яблоки. Вкусные. Единственно – они колючие, руками нельзя было брать. Одевали перчатки, срывали, колючки срезали. Колючки такие меленькие, впиваются в руку, их не видно – а боль есть. Занозы неприятные.

ДВА МОРЯ – ДВЕ СИСТЕМЫ

Благодаря телевидению, интернету, всяким там Google мапам, у нас сложилась иллюзия, что уж Средиземноморье-то мы знаем… примерно как жюль-верновский Паганель – свою Патагонию. А тут, из рассказа Евгения, я вдруг понял, что ничего-то мы не знаем. Во всяком случае, не больше, чем тот же Одиссей, который, вырвавшись из объятий Калипсо, еще только собирался отправиться домой, к Пенелопе.

– Рыбу ловили по дороге?

– У нас как раз с этой рыбой возникла проблема. Врач, Леня Фалько собрался ее ловить. Набрал самых разных снастей, но сколько мы ни ловили, ничего не получалось. Приходилось рыбу у рыбаков покупать. Но два раза все же повезло. А вот что мы особенно активно ели – так это плоды вот того кактуса. Практически полтора месяца. Они не портились.

На первом этапе, в Черном море, у нас было питание два раза в день: завтрак и ужин. В промежутке чай пили. А тут…

Что удивительно: когда мы по Черному морю шли, было очень много чаек, дельфины. А по Средиземке когда шли – удивительно, но чаек очень мало. Только альбатросов видели. Очень мало и дельфинов было. Появлялись, но редко. Причем если в Черном море мы встречались – дельфины с нами игрались. А в Средиземке они нас игнорировали.

Зато когда вышли в Атлантику, там уже – чем ниже опускались, тем больше живности. И киты рядом проплывали, и касатки. А сколько черепах проплыло! Они не то, что плывут – они наверх поднимаются, лежат, греются на солнце. Вода же холодная. И пока мы к ним не подойдем, не ткнем – не уплывали. Дремали. Акула проплывала. Мы, конечно, испугались, думали, нападет. Но она проплыла, ничего… Киты проплывали рядом с нами.

– Вы же китов в Охотском море видели. Где они крупнее – там или в Атлантике?

– В Охотском море как-то были крупнее. Здесь мельче они. Там у кита один хвост был – такое ощущение – больше, чем наш катамаран. В Атлантике они маленькие. Или так нам показалось. Касатки тоже какие-то были маленькие. В Охотском море – метров восемь-десять. Здесь – метров шесть.

ХОЛОДНАЯ АТЛАНТИКА

Вот еще географическая неожиданность: жаркая Африка – и вдруг…

– Когда мы шли по Атлантике вдоль Марокко, там каждый день были туманы. Где-то часа в три, в четыре утра они возникали и только часам к двум дня исчезали. Туманы настолько плотные, что на расстоянии десять метров уже не видно ничего. Будет стоять лодка в десяти метрах от нас, мы ее уже не увидим. И это каждый день было. Уже потом мы в интернете нашли – оказывается, это естественное состояние океана в этом месте. Дело в том, что в Атлантике здесь проходит очень холодное течение, а в пустыне на суше – горячий воздух. В три часа как раз этот воздух начинает опускаться, и возникает этот туман. Обошли благодаря GPS’у. У нас даже было два случая, когда мы заходили в порты вслепую. Смотрели на GPS и на карту. И еще на носу смотрящий стоял. Потому что могли впереди оказаться рыбаки, у которых этой техники нет.

В Марокко стояли, ремонтом занимались. Только заикнулись, что нам нужна помощь в ремонте мотора (понадобилась одна деталька) – столько сразу арабов бросились нам помогать! Столько советов мы сразу получили. Все смотрят, все что-то кричат. Смотрим: уже по катамарану и пацаны какие-то лазят, уселись рядом с мотором, заглядывают через плечо – что мы там делаем? Даже страшновато стало.

– Не обокрали, нет?

– Нет, нет. Все сделали, запустили. Но что у них неприятного – это отношение к морю. Там, где мы стояли, рядом с пристанью, туда же подходили рыбаки, выгружали рыбу. Тут же покупатели-торговцы начинали ее резать, чистить. Кишки выкидывают прямо в воду. Тут же чайки слетаются, эту рыбу едят, тут же гадят. Рыбаки тоже… гадят прямо в море – и тут же воду набирают, рыбу моют. Вонь такая! У нас одежда, весь катамаран где-то неделю воняли этим всем – не могли отмыть. Но что нам показалось совсем страшным… Мы слили отработанное масло, спрашиваем, куда его можно отнести, а местный берет и выливает его в море. Мы: «Как! Машинное масло, его же в море нельзя!..» – «В Марокко все можно», – отвечает.

Что еще… Веревка у нас перетерлась, и якорь наш остался в воде. Так они нашли где-то якорь и за шесть долларов нам его продали. Бросились искать наперегонки. Тащат, ругаются. Они как-то тихо не умеют говорить.

– Шесть долларов – это дорого?

– Это очень дешево.

МЕЧТА СОВЕТСКОГО БУРЖУЯ

– Канары тоже весьма своеобразны, – делится увиденным путешественник. – Когда мы пришли на первый остров – там земля была какая-то грязно-черная. Как глина. Там местные жители даже заборы из этой земли себе настроили. Потом Гран-Канария… Но там мы только переночевали и сразу убежали. А вот на Тенерифе мы, конечно, многое посмотрели. Там ведь у нас береговая поддержка была по имени Анна Берри. Это та харьковчанка, которая в Лондоне живет. Она взяла машину напрокат и возила нас по этому острову. Возила даже в знаменитую тамошнюю деревню, которая называется Маска. Она находится в западной части острова среди очень крутых гор. Раньше туда невозможно было добраться, но потом какие-то ребята-предприниматели проложили хорошую дорогу и сделали из деревни достопримечательность.

Пока не построили дорогу, подняться туда можно было только козьими тропами. Там нету пляжа – к морю спускается отвесная скала; к этой скале приделана лестница, и когда яхта приходит, ее оставляют на якоре. Народ на лодочке подплывает, подымается на площадку, а там уже по тропинке – в деревню. Но если честно, никакой деревни там нету – все обустроено под туристов: кабаки, отели, лавки разных поделок. Но все равно приятно – местность такая своеобразная.

Нам еще повезло вот в чем. Когда мы приехали в Санта-Круз-де-Тенерифе, там проходило шествие с мощами какой-то святой. Нам сказали, что такой крестный ход здесь совершают раз в тринадцать лет. И мы как раз с перехода, вселяемся в гостиницу – и через час святую проносят под нашими окнами (12 октября вся Испания отмечает день Пресвятой Девы Марии де Пилар – в честь явления Богоматери апостолу Иакову на берегах реки Эбро – авт.).

– Врач с вами всю дорогу прошел?

– Как он пристал к нам в Афинах, так до самых Канар шел со мной. И даже от Сицилии до Аликанте в Испании мы с ним вдвоем шли.

– Ну, а у него была работа по специальности?

– Нет, практически, только ушибы – где-то кто-то споткнулся… Все по мелочи, только чтобы его занять. «Аптечку везем – давай хоть обмажем что-нибудь». Самая сложная работа – это на Устике колючки вытаскивать после кактусов.

Что интересно. Мы от Очакова до Афин шли вчетвером – четыре парня. А вот в Афины прилетели четыре девушки и доктор. С этими девушками мы прошли до самой Катании. В Катании они сошли; мы остались вдвоем с доктором. Пришли в Аликанте – прилетели ребята из Чернигова. Трое ребят и одна девушка. С ними мы шли до Касабланки. Из Касабланки они улетели, а на их место пришли двое из Киева. Вчетвером дошли до Канар. Пришли в Тенерифе, там мы катамаран оставили, разобрали, погрузили в контейнер и отправили в Одессу. А сами домой улетели самолетом.

– А этот катамаран, на котором вы путешествовали, новый был?

– Этот новый. Старый утонул в 2008 году, а уже в 12-м году я построил и с тех пор только достраивал, модернизировал, подгонял под будущие походы. Ну, концепция выдержала. Мы попадали в очень сложные ситуации, и он все их благополучно прошел.

Михаил Бублик. Северодонецк

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-