Сергей Лозница, режиссер, кинодокументалист
Видео убийства Захарченко – неубедительное... Спецэффекты очень плохо сделаны
14.01.2019 15:40

Сегодня трудно представить разговор о современном украинском кино без упоминания имени Сергея Лозницы. Последний из его фильмов, “Донбасс”, вышел на экраны в прошлом году и взбудоражил весь спектр эмоций зрителей.

Картина состоит из тринадцати новелл из измученного войной и оккупацией региона на востоке Украины. Почти все из них основаны на реальных сюжетах – режиссер пересмотрел тонны видео на YouTube, чтобы найти необходимые сцены. Некоторые из них он воспроизвел в стопроцентном соответствии с оригиналом. Аудитория в Украине уже имела возможность посмотреть ленту, а вот в Соединенных Штатах Америки ее начали показывать только в январе 2019-го года. Начали с Лос-Анджелеса, а 11 января состоялась премьера в Нью-Йорке. Мы встречаемся в холле всемирно известного Музея движущегося изображения, чтобы пообщаться о “Донбассе” в кавычках, Донбассе без кавычек, и не только.

КАК ОБЪЯСНИТЬ АМЕРИКАНЦАМ, ЧТО ТАКОЕ ДОНБАСС

- Почему, по вашему мнению, важно показать этот фильм в США?

- Важно везде показывать, и в Соединенных Штатах тоже. Это большая страна. Замечательное место для кинематографа. Я был бы рад, если бы фильм вышел здесь в прокат, но у нас пока нет дистрибьюторов.

- Здесь сложно выпустить в прокат фильм с субтитрами?

- Сложно объяснять вообще, что происходит в мире. Я этим летом был в Индиане (штат на северо-востоке США - ред.) и общался со зрителями. Я им говорю, что фильм называется “Донбасс”. А они спрашивают: “Донбасс – это что такое? Где это?” Я говорю: “Это Украина”. Спрашивают: “Украина – это там, где Казахстан?” Ну, вот бывает и такое. Дело в том, что объяснить, почему американцы должны переживать о том, что где-то, неизвестно где происходит, – сложно. У них своих проблем хватает.

Другое дело, что есть определенные общие вещи. Которые присущи нашему времени. Которые происходят и здесь, и в Украине. В определенной мере синхронно.

- Какие?

- Театрализация жизни, например. Имитация деятельности. Имитация вообще как форма. Влияние камеры на событие, провоцирование его камерой. Мы не осознаем, какое большое участие принимает камера в нашей жизни. Очень большое. Она просто врывается в него. Как мы относимся к миру, имея собственный опыт изображения? Насколько мы верим в изображение и не понимаем, что оно – только не очень точная копия того, что мы можем увидеть?

ЗАЧЕМ ПУТИН ПОЛЕЗ В УКРАИНУ?

- У вас, наверное, уже была возможность пообщаться с американской аудиторией. Какое у вас впечатление от нее, ведь все аудитории разные?

- Здесь не говорится об общей американской аудитории, потому что в Музей движущегося изображения, все-таки, приходят особенные люди. Это известное место. Здесь – в основном режиссеры или люди, которые разбираются в киноязыке, имеют опыт и уже погружены в кинокультуру.

- То есть это не репрезентативная выборка?

- Нет, точно нет. С обычной публикой я здесь пока не общался. Были уже показы в Лос-Анджелесе, но, опять-таки, это были показы особым людям, киноакадемикам, людям, которые понимают кино и относятся немного по-другому. Вот если бы кто-то с “чистого листа” посмотрел, и потом мы пообщались, – вот это было бы интересно. Но дело в том, что такие фильмы – не универсальные. Они специфические. В этом фильме очень многое зависит от языка. Знание контекста тоже очень важно. Не зная языка и контекста, зритель теряет определенную часть фильма. Я знаю по опыту общения с публикой в Каннах – разной, которая тоже разбирается в кино, – что люди, которые далеки от Украины, вообще воспринимают все совсем по-другому. Ну, думают, что это хорошая фантазия...

- Не могут поверить, что такое может происходить в действительности?

- Нет, не могут поверить. Что люди могут так жить. Что это может быть на самом деле. Они меня спрашивают: “А зачем?”. Зачем. Я тоже не понимаю, зачем. А зачем Путин полез в Украину? Я этого не понимаю. Украина была в кармане. Уже все куплено было. И зачем он полез – я не понимаю. Ну так, грубо говоря. Ну, может, не все было куплено, но влияние было очень серьезное. Зачем ему было воевать – я не понимаю. Так и они, смотрят на какую-то ситуацию и думают – “А что это?” Они не могут ее ничем объяснить, кроме моей бурной фантазии. Я им говорю: “Да нет, это реальная ситуация, я ее просто срисовал”. Отвечают – “Да вы что, нет, вы шутите. Вы просто стесняетесь”.

ВИДЕО УБИЙСТВА ЗАХАРЧЕНКО – НЕУБЕДИТЕЛЬНОЕ

- Сейчас, когда мы разговариваем, все, что вы показали в фильме, продолжается там, на Донбассе, к сожалению, уже пятый год подряд...

- Продолжается, и там появляются, вероятно, какие-то новые флюиды. На одной ноте невозможно держаться так долго. Мне сейчас сложно сказать, как это все будет меняться. Но мне кажется, что от этого театра они понемногу отходят. И все эти ridiculous person (англ. “странные люди” - ред.), все эти странные “человечки”, которые “представляли народ”, – в большинстве уже отстреляны. Или их вывезли куда-то. Я не знаю, что случилось с последним этим, которого якобы взорвали...

- Захарченко?

- Да, непонятно. Видео очень неубедительное. Сделанное человеком, который не следил за script-continuity (англ. “преемственностью сценария” - ред.). Он не следил за вторым планом. Если вы внимательно посмотрите и разберете его, вы увидите, что машины находятся в разных положениях. Они не могут физически перескочить в другое место за те буквально три или пять секунд.

- То есть вы считаете видео постановочным?

- Да, я думаю, что это постановочное видео.

- И он, получается, в действительности жив?

- Ну, никто не знает. Просто видео, которое они представили, неубедительное. Любой человек может собственноручно исследовать его. Посмотрите на второй план. Там спецэффекты очень плохо сделаны. Там этот взрыв, все разлетается. Очень плохо все это сделано. Хотя, может, все на самом деле так и есть. Может, это только мое впечатление.

БОЮСЬ, ЧТО ВСЕ ЭТО НЕ КОНЧИТСЯ ДОБРОМ

- У вас нет впечатления, что на сегодня на Донбассе трагикомедия окончательно лишилась комедийного элемента и превратилась в просто ужасную трагедию?

- Сейчас там поставили каких-то “серых человечков”, ничего не понятно...

- Куда все это движется, на ваш взгляд?

(Вместо ответа, Сергей Лозница начинает цитировать стихотворение “Видение” русского поэта Владимира Соловьева - ред.)

- По небу полуночи лодка плывет,

А в лодке младенец кричит и зовет.

Младенец, младенец, куда ты плывешь?

О чем ты тоскуешь? Кого ты зовешь?

Напрасно, напрасно! Никто не придет...

А лодка, качаясь, всё дальше плывет,

И звезды мигают, и месяц большой

С улыбкою странной бежит за ладьей...

А тучи в лохмотьях томятся кругом...

Боюсь я, не кончится это добром!

...Я боюсь, что это все не кончится добром. С одной стороны, никто все не оставит так, как есть. С другой, непонятно, что с этой территорией делать. Она становится озоновой дырой. Такой, как Абхазия, как Приднестровье, как эта Осетия, которая стала частью России. Как Крым. Он тоже становится дырой. Вот есть эти камеры в Крыму, которые можно найти в интернете. Они установлены в разных местах Крыма. Я смотрю время от времени.

- Зачем?

- Просто интересно.

- И что вы там ищете?

- Я – смотрю туда. Я вот смотрю на набережную Феодосии, на набережную Ялты. Во-первых, из-за определенного сентимента. Во-вторых, просто интересно, что там происходит. А там ничего не происходит.

ЖАЛЬ, ЧТО ТОЛЬКО ПОСОЛЬСТВО РФ В АВСТРАЛИИ ОТРЕАГИРОВАЛО

- Думаю, вы видели реакцию на “Донбасс” российского посольства в Австралии. Что подумали, увидев ее?

- Молодцы! Я бы им всем пожелал, вообще... Выстрелить изо всех мортир! Почему, например, показали во Франции, в Каннах, фильм – и никто не сказал ничего? Почему не отреагировало российское посольство в Германии? Они же должны! Германия участвовала. В Польше тоже была премьера... Может, в Австралии просто не удержались? Может, они новенькие и не понимают, как это все работает. А может, они хотели услужить, и не знали, что и в Москве кому-то фильм нравится. Не исключаю, что он вызывает симпатии и там тоже. Вполне возможно. И за линией фронта, и там.

- А вы читали отзывы оттуда?

- Оттуда – нет...

- А хотели бы?

- Ну, интересно было бы, конечно. Но чтобы такие, на таком же уровне... Художественные...

- Какие у вас планы на “Донбасс” и последующие картины?

- Я сейчас делаю некоторые документальные фильмы, готовлюсь к “Бабьему яру” (фильм “Бабий яр”, который режиссер запланировал еще в 2013-м - ред.). Я надеюсь, что через год мы уже будем снимать.

Георгий Тихий, Нью-Йорк
Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-