Ярослава Кравченко, основательница "Дикого театра"
Мы конкурируем с кино, с боулингом, но не с театрами
02.02.2019 10:02

В современном украинском культурном пространстве вращается целая плеяда ярких, талантливых и энергичных людей, но она все же выделяется - такой себе харизматичный "двигатель" культуры, который все время генерирует разнообразные процессы и показывает интересный результат - то театр с нуля создаст, то сотню независимых театров во всеукраинскую Гильдию объединит. А потом возьмет, да и признается в Фейсбуке, что вообще- то мечтает заниматься производством носков. Такая она, Ярослава Кравченко, основательница "Дикого театра", председатель совета Гильдии независимых театров и соведущая Майкла Щура.

- Ярослава, вы буквально только с поезда – вернулись из Харькова, куда возили один из самых популярных спектаклей Дикого театра, "Виталик". Как его восприняла харьковская публика, ведь ваши проекты довольно провокационные и откровенные?

- Наибольшей задачей было донести Харькову, что мы везем именно "Виталика", а не "Витальку" (юмористический телесериал и одноименное телешоу Гарика Бирчи – ред.), потому что когда наш Виталик последний раз был в Днипре, а люди пришли на Витальку, то был шкандаль (смеется).

Харьков на самом деле очень интеллектуальный город и мы его очень любим. Большое удовольствие - играть для этой аудитории, это просто невероятные зрители, они понимают сарказм и готовы к тому, чтобы его адекватно воспринимать.

Всегда перед спектаклем я лично предупреждаю, что своим материалом мы можем травмировать или возмутить, и по залу такой смешок идет: "а ну-ка, посмотрим", но Харьков, где был и Жолдак, и много других независимых театров, ко многому готов, многое видел и играть там было очень приятно.

- Когда вы говорите, что зритель готов, что именно имеется в виду? Это публика, которая интеллектуально созрела, или та, которая просто видела много подобного и уже привыкла?

- И то, и другое. Каждый спектакль состоит из нескольких пластов, и когда ты третий раз показываешь спектакль и третий раз люди смеются, допустим, на слове "жопа", то есть реагируют только поверхностно на какое-то "вкусное" слово, не пропуская внутрь то, что лежит во втором пласте этого спектакля, ты понимаешь, что с такой публикой нужно будет еще работать и работать.

А когда играешь в Харькове, понимаешь, что они способны понять все подтексты и все намеки, и тонкие, и грубые шутки, а это очень важно. Когда театр впервые приезжает в другой город, очень трудно преодолеть барьер, добиться расслабления зрителя, чтобы он воспринимал действо, а не защищался, скажем, исключительно смехом.

Более того, мы в начале спектакля предупреждаем зрителей, что если они почувствуют, что это не их театр, они могут выйти, даже показываем куда идти, подразумевается, запасной выход.

- Бывали ли случаи, что кто-то все же выходил из зала после вашего предупреждения?

- Такое случается. И людям необходимо это понимание, ведь главная ценность человека - это его время, и его нельзя проводить за просмотром плохого кино или плохого спектакля, его не стоит тратить на общение с людьми, которые тебе ничего не дают, и мы, собственно, к этому и призываем.

Я понимаю, что "Дикий театр" не может всем нравиться, более того, мы рассчитываем на, возможно, даже агрессивную или возмущенную реакцию, это нормально, это означает, что человек просто не воспринимает ту действительность, которую мы показываем, не согласен с ней. Поэтому мы говорим: цените свое время и свою жизнь, не нравится - вставайте и и уходите, это нормально, правда, деньги за билеты мы не возвращаем (улыбается).

- Часто выезжаете на гастроли, потому что я так понимаю, что это нелегко, наверное, организовать?

- Мы не можем рисковать, чтобы делать гастрольные выезды, но мы довольно часто ездим по Украине по фестивалям, они у нас есть, их много и они разные.

- На каких площадках в Киеве вы играете? У "Дикого" же есть несколько локаций?

- "Дикому театру" скоро будет три года и я как раз подводила статистику, смотрела, сколько у нас зрителей было, сколько проектов реализовано, то на сегодня мы сменили 40 локаций.

- В Киеве?

- Это не только Киев, но если считать, что в Киеве физически 28 театральных зданий, то все остальные локации, где мы выступали, были неприспособлены к театру, приходилось их приспособлять, а иногда театру приходилось приспосабливаться к ним, потому что в "Диком" есть как сценические спектакли, так и спектакли, которые играются на улице, в зоопарке, в цирке. Мы делали разные форматы.

В этом году мы сконцентрировались и играем свои спектакли преимущественно на Сцене 6, в Малой опере, а также в Центре Курбаса. Еще у нас был летний проект в спортивном интернате на Лесной – спектакль "Галка Моталко". Невероятно, но мы сыграли его там, где реально развивались события пьесы.

- И сколько за три года насобиралось спектаклей в вашем творческом чемодане?

- За три года мы реализовали 19 проектов, и их посмотрели более 50 тысяч зрителей. Для такого молодого, независимого театра, который играет свои спектакли нерегулярно и всегда в разных местах, мне кажется, что это большое достижение.

Но самое большое достижение - это люди, которые к нам приходят. Поверьте, я действительно хожу на каждый спектакль, и я влюблена в этих людей, они прекрасны, они критически мыслят, они задаются вопросами, они не соглашаются с несправедливостью, они готовы делать то, чтобы улучшать жизнь и свою, и страны, в которой живут. Действительно, аудитория, которую собирает "Дикий театр", очень красивая и интересная.

- Это в основном молодежь?

- Основное ядро аудитории – это люди от 25 до 40 лет, но у нас есть отдельные проекты, например, спектакль "О два", который к себе очень притягивал людей от 18 до 25 лет, которые как раз находятся в философском поиске и задают миру много вопросов.

Есть еще очень интересная часть аудитории, это когда приходят сначала люди 25-40, а потом приводят своих родителей. И если я вижу в зале пару пожилого возраста, я сразу подхожу и говорю: дети подарили билеты? Они: Да, дети сказали, что мы должны это увидеть. Конечно, более взрослые зрители не все к нам возвращаются, но они приходят и это уже хорошо!

- А вам бы хотелось, чтобы аудитория была немного старше?

- Она сама по себе взрослеет, как и мы, в конце концов. Наоборот, интересно поработать с более молодой, и мы уже мечтаем который год, но все никак не успеваем, сделать сказку. У многих наших зрителей есть дети и хотелось бы сделать такую постановку, которая была бы интересна и для детей, и для родителей. Надеюсь, что на следующий год сделаем.

- Ярослава, как вы считаете, вы конкурируете с государственными театрами за аудиторию, или она у вас разная? Мне лично кажется, что зритель поляризуется - кто-то выбирает для себя независимые театры, что-то такое нестандартное, а кто-то выбирает классический или академический театр. Или, может, я ошибаюсь?

- Я для себя так определила, что мы конкурируем с другими видами досуга, которых у нас очень много. То есть, мы конкурируем с кино, с боулингом, но не с театрами.

Если говорить о наших зрителях, то среди них есть такие, которые однажды попали в "Дикий театр" и "подсели". Я этих людей вижу каждый спектакль, они смотрят все, что у нас есть, а потом пишут в мессенджеры: а когда что-то новое будет? Я понимаю, что у людей просто есть стремление ходить в театр, и пишу им список спектаклей, которые бы я советовала посмотреть в других театрах Киева.

Конкуренции как таковой нет, более того, когда мы спрашиваем у зрителей, куда они еще ходят, чем еще занимаются, они часто отвечают, что ходят и в государственные театры.

Иногда случается, что человек всю жизнь ходил в театр имени Франко, а потом попал в "Дикий", где произошло какое-то "прививание", и он говорит: "Опа, я не могу уже обратно в театр Франко вернуться", то есть, он становится дикозависимым и "подсаживается" на эту честность, легкость, отсутствие табу, которое есть у нас.

- А конкуренцию с другими независимыми театрами чувствуете? Или, наоборот, у вас сплошная дружба, ведь постоянной актерской труппы "Дикий" не имеет, актеры же собираются из разных театров.

- Кстати, у нас много актеров, которые прошли кастинги именно из государственных театров, вот, например, в спектакле "Кисуля" актеры из десяти киевских театров собраны, "Афродизиак" когда делали актеры были тоже из десяти театров, но не только киевских, а со всей Украины.

Я очень хочу дождаться того момента, когда у нас будет здоровая конкуренция, мне очень хочется, чтобы все были на таком уровне, чтобы зрители просто не знали, куда им пойти.

- Это дело в количестве или в качестве?

- В качестве.

- То есть то количество театров, которое сегодня есть, в принципе, уже способно создавать конкуренцию при условии качественного наполнения?

- Смотрите, если посчитать, то только в Киеве насчитывается 150 государственных и негосударственных театров. Этого достаточно даже для такого большого города.

- И добрую половину этих театров вы собрали в Гильдию независимых театров. Я хочу сейчас перейти к этому аспекту вашей деятельности, потому что вы не только создали "Дикий театр", но буквально год назад стали инициатором и возглавили всеукраинскую Гильдию независимых театров.

- Да, в какой-то момент выяснилось, что кроме "Дикого", Театра переселенцев, Post play театра в Киеве еще около 120 маленьких, больших, средних инициатив, которые не являются государственными.

Если взглянуть на европейский опыт, то там города поддерживают свои художественные инициативы, в Украине такого опыта нет, то есть, ты независимый? О'кей, неси свой флаг независимости. Государство никак до прошлого года не поддерживало независимые проекты.

А, поскольку мы все идем в Европу и хотим быть толерантными и современными, то, изучив опыт европейских театров, поняли, что должны бороться за свои права. Почему актер Вася Петров получает зарплату от государства с налогов, которые я плачу, а мы зарабатываем себе сами? Почему государственным театрам предоставляют помещения, а независимые страдают от их отсутствия?

Собственно, комплекс этих проблем и видение, как наши соседи их решают, подтолкнули нас к созданию Гильдии независимых театров. Сейчас уже есть исследование современного украинского театра, проведение которого инициировала Гильдия, мы контактируем с тем же Харьковом, в котором впечатляющее движение независимых театров, с другими городами, потихоньку объединяемся, пытаемся помогать друг другу, делиться информацией, поддерживать.

Большой шаг и первая большая победа, которая синхронизировалась с государственной инициативой, – это создание Украинского культурного фонда, который позволил подаваться на конкурс и получать финансирование не только государственным учреждениям. Теперь все, кто существует как физические лица-предприниматели или ОО, могут подать свою идею, она будет рассмотрена и, возможно, получит финансирование. Это очень важно.

- То есть, всего лишь за год произошли таки положительные сдвиги?

- Да, есть результаты, но, опять же, осталась куча проблем: ни одного нового помещения театра не построили, также ни одно помещение не было передано, хоть на каких-то условиях, независимым театрам.

Сейчас основная программа Гильдии – помочь городу, в котором много кинотеатров, давно выведенных из строя. Сейчас мы пишем письма в Управление культуры и в Киевсовет с предложением сделать из кинотеатров или домов культуры, которые не функционируют, культурные центры, где смогут рядом быть и театралы, и киношники, и художники.

Такие центры будут обеспечивать каждый район Киева местным досугом в пешей доступности, а театры таким образом получат хоть маленький кусочек помещения. И культура появится в разных районах Киева, она не будет только централизованной.

- Этот процесс вы назвали "культурная децентрализация". Есть уже какой-то отклик от органов местной власти?

- Да, первая ласточка - создан Европейский культурный центр "Краков" на Русановке.

Второй наш кейс – это кинотеатр "Братислава", в котором мы провели три культурных уик-энда, на которых была поэзия, спектакли для детей и взрослых, показ современного украинского кино. И когда туда приходили люди, которые живут на Оболони, они вслух удивлялись: неужели у нас тут рядом что-то происходит? В "Братиславе", которая пустовала столько лет? И здесь можно посмотреть театр? Район для людей открылся по-другому!

Еще одна из маленьких, но конкретных, побед – это то, что "Братислава" получила в бюджете финансирование на реконструкцию и там будет предусмотрен театральный зал. Потому что сейчас мы играли в ужасных условиях, в холоде, в зале, в котором даже не предусмотрена акустика.

- Когда-то шла речь о том, чтобы государственные театры систематически предоставляли свою сцену для спектаклей независимых театров. Не достигли договоренности, я так понимаю? Насколько вообще такое реально?

- Я не скажу, что не достигли договоренности, потому что министр культуры все время артикулирует эту идею, но мне она кажется утопичной. Почему? Объясняю: Потому что даже у больших театров, какими бы большими они не казались, очень мало помещений, даже для репетиций. Я работала в двух театрах и знаю это точно. У "Молодого театра" сейчас есть пять или четыре сцены, в театре имени Франко – две, но таких помещений, где можно было бы регулярно приходить и создавать спектакли, очень мало.

Что касается каких-то часов для показов, то так сотрудничал Малый драматический театр, когда у него не было помещения, с "Молодым театром". Молодой был обязан предоставлять два раза в месяц помещения, чтобы Малый драматический театр там играл свои спектакли. Но это не любовь... Мне кажется, театры, которые приходят на чужую площадку, все-таки воспринимаются как варвары.

Хотя, с другой стороны, если бы аудитория того же театра Франко знакомилась с работами Театра переселенца или "Дикого", или POSTPLAY театра, это были бы невероятные шаги по работе с аудиторией.

- Считаете, что такая идея утопична?

- Да.

- А, может, этого и не надо? Будете отдельно работать, не деля ни аудиторию, ни сцену.

- Ага, отдельно по подвалам и по квартирам! (смеется).

- Но мы же надеемся, что вопрос с помещениями как-то решится!

- Это хорошая идея, но она выглядит еще более утопичной, если вспомнить, что за 27 лет независимости в Украине был построен аж один (!) театр - Театр на Подоле. Если мы будем двигаться такими темпами, встретимся через несколько веков и поговорим.

- Вообще, как так получилось, что успешный театральный критик, который впоследствии работал в государственных театрах, взял и создал независимый "Дикий театр"?

- Это был эксперимент. После революции много людей поверили в себя и в то, что каждый из нас лично что-то может. Это очень важная перемена, которая произошла внутри общества, когда каждый человек понял: я могу что-то попробовать и у меня получится.

Это был такой челлендж, вызов самой себе: а можно ли что-то создать из ничего? Когда у тебя нет ни родителей, которые помогают и поддерживают, ни инвесторов. Когда есть только идея.

Поскольку я тогда работала в информационном пространстве, я решила поэкспериментировать, попробовать, смогут ли люди поверить в то, чего нет, но если оно появится в информационном пространстве. И фактически "Дикий театр" - это то, что материализовалось. Сначала появилось в прессе, потом – в жизни.

Хотя я скажу, что первый год этот театр был фактически фейком, потому что ничего, что имело бы признаки театра - здание с колоннами, красивые бархатные кулисы, удобные места, трупа, бабушки-билетеры - этого всего не было. И это была попытка сделать театр нового формата. Она удалась.

- И именно этим вы, наверное, и привлекли зрителя такими быстрыми темпами?

- Да, люди пошли к нам, потому что поняли – есть другой театр, более откровенный, который может говорить о важном именно сегодня.

Когда ты не можешь построить театр по классической схеме, тогда пытаешься построить театр по принципам построения бизнеса. Именно поэтому "Дикий" и работает, потому что мы подходим к театру, условно, как к торговле рыбой. Государство заставило нас относиться к этому так. Ты не можешь организовать театр, ты можешь быть только физическим лицом- предпринимателем - можешь открыть КВЭД "Театральная деятельность", а можешь открыть КВЭД рядом "Торговля рыбой".

Собственно, из этого мы и исходили. Вопрос в том, что у нас получилось, и мы многих вдохновили, многие люди сейчас подражают "Дикому театру". И я очень радуюсь, когда у них это получается как в плане маркетинговых стратегий, так и в плане открытия новых имен драматургов, режиссеров, когда появляются новые формы. Это очень радует.

- Я знаю, что вы привлекаете в свои театральные проекты известных актеров, но вы и без образования и опыта к себе берете. В этом ваша фишка?

- Да, когда люди выпускаются из театральных вузов, только единицы из них попадают в театр. У других просто нет шансов, они должны осваивать какую-то новую профессию, учиться резьбе по дереву или заниматься художественной ковкой железа (смеется). Этот актив людей, которые вот только вышли, никто нигде не ждет.

Поэтому мы в "Диком" придумали систему абсолютно открытых кастингов – любой, с опытом или без, может прийти и попробовать свои силы.

Во-первых, для нас очень важно быть для кого-то первыми, дать шанс. Во-вторых, для людей важно, что никто не будет учитывать, играл ты где-то раньше или не играл. Мы убираем стереотипы, которые мешают людям любой профессии устроиться и получать работу. Мы открыты: окей, покажи, что ты можешь. И если ты можешь, мы вместе идем дальше, вот и все.

Это действительно одна из фишек "Дикого". Я очень рада, что нам удалось ее воплотить и она работает.

А уже после того, как к нам выстраивались очереди из молодых и неизвестных актеров, и мы вместе воплотили в жизнь несколько успешных проектов, к нам начали приходить актеры из государственных, академических, национальных театров. И это тоже было показателем – люди поняли, что они вот здесь, возле этого дикого источника, могут почерпнуть что-то, чего они не могут себе позволить у себя на сцене.

Это провоцирует сейчас очень интересный процесс – приходят хорошие актеры из разных хороших театров, они встречаются на одной сцене и в этот момент должны выдавать просто экстракласс своих умений, потому что они здесь представляют не только себя, но и свой театр.

Они не конкурируют между собой, но они вынуждены высоко держать планку, и в результате наши зрители получают высококлассную игру от актеров со всего Киева.

- То, что у вас нет постоянной труппы, и актеры собираются под каждый спектакль, наверное, еще и позволяет избежать закулисных интриг, которые могут портить атмосферу в отношениях устоявшихся театральных коллективов?

- Да, "любви и ненависти" у нас действительно нет. Между собой у нас выстроена такая штука – если ты мне не нравишься, я тебе говорю: ты мне не нравишься. Мне не обязательно целоваться с тобой, чтобы нормально делать свое дело. Мы можем выйти и работать, относясь друг к другу откровенно, без лицемерия. У нас очень короткие сроки выпуска спектакля, поэтому нет времени на интриги, сплетни и закулисные игры.

- Кому из молодых актеров вы дали старт?

- Так пафосно звучит (смеется).

- Вот, например, Наталью Кобызьку я сначала у вас в театре увидела, а сейчас она мне все время на телеэкране попадается, значит, у нее пошла еще и кинокарьера?

- Можно говорить об актерах, у которых есть театральное образование, и о тех, у которых его нет, потому что часть нашей труппы – это самородки, которые вышли на сцену и остались там. Это - Вова Кравчук, Алексей Жмурко. Вова играет все последние громкие премьеры: "Номера", "Плохие дороги", "Кисуля", "Вий 2.0", "О два".

У Алексея Жмурко сейчас 2 спектакля - "Мы все взрослые люди" и "Вий 2.0". Сейчас он пробует себя еще и как продюсер, и уже имеет стартовые продюсерские работы.

Также еще есть целый ряд актеров без образования, которые стали фактически звездами и любимцами "Дикого театра". Такие, как Женя Ковальчук, Дима Вовчук, тот же Вова Кравчук или Алексей Жмурко.

Есть актеры с образованием, которые у нас тоже довольно много и часто играют. Наталья Кобызька именно одна из них – в 2018 году она сыграла больше всего спектаклей среди всех наших актрис - 36. А всего было 106 спектаклей.

Лидерами по количеству спектаклей являются также Алексей Доричевский и Андрей Кронглевский.

Интересно показал себя в "Диком" Дмитрий Соловьев (сейчас актер Театра на левом берегу)

Сотрудничаем также с очень интересной актрисой Анной Абраменок, которая долго была в свободном полете, а сейчас тесно подсела на "Дикий".

Большое количество молодых актеров, которые только после института, тоже начинают у нас корни пускать.

В прошлом году на сцене "Дикого" состоялось 57 актерских дебютов. Кто-то играл до этого еще где-то, кто-то вообще впервые вышел на сцену, но более полусотни актеров в 2018 году взяли и появились в нашей дикой компании. И это очень классно, потому что все время обновляется состав, все время новые люди что-то новое приносят, что, фактически, дает театру возможность все время быть новым.

- Как вы считаете, ваши актеры могут конкурировать со своими европейскими коллегами? Вообще, украинская актерская школа котируется в мире?

- Да, конечно, могут. Мы в основном работаем по одной школе, и не зря же такой ажиотаж был вокруг мастер-класса Иванки Чаббак (Голливудский преподаватель актерского мастерства – ред.), когда она читала в Киеве лекцию, как стать голливудским актером. Наши там все побывали. Да посмотрите даже на украинское кино – у нас уже появляются свои личные звезды и это очень круто! Так что, наши актеры могут конкурировать на мировом уровне.

- Не мешает ли удачный театральный опыт работе в кино? Ведь бытует мнение, что актеры живых спектаклей, оказываясь перед кинокамерой, держатся слишком "театрально", что не позволяет выглядеть органично в кадре.

- На самом деле, специфика работы в кадре другая, чем когда ты работаешь на сцене. Здесь ты работаешь с камерой, а здесь – зал на 700 человек, и тебе надо, чтобы тетенька, которая сидит в 27 ряду, на балкончике, услышала, что ты говоришь и увидела, что у тебя с мимикой.

Конечно, ты по-разному работаешь. У нас есть часть актеров, которые занимаются больше кино, есть часть, которые занимаются театром, но они все умеют перестраиваться, и у них это прекрасно получается.

- О работе в кадре. Кто, как не вы, знает о ней, ведь уже второй год подряд является соведущей в программе"#@) руб?$0 с Майклом Щуром". Как вы нашли друг друга, как это телесотрудничество родилось?

- Знаете, я не помню точно год, когда я зареклась, что больше никогда не буду работать на телевидении, что это грязь, в которую я не хочу больше вступать.

До этого я около 5 лет очень плотно работала на телевидении, это были замечательные годы, но у меня совсем не было времени на личную жизнь. И когда вспоминаю, а где я была с такого по такой-то год? А, я работала там то, ясно. А еще что было в моей жизни? И не могу ничего вспомнить. Телевидение – это такой убийца времени, который забирает у тебя всю энергию.

В какой-то момент я "завязала" и пошла работать в театр, где просто невероятно кайфовала, прежде всего потому, что это совсем другой темп работы. Сначала тебя дергает от того, что люди так медленно двигаются, потом ты привыкаешь и наслаждаешься.

А потом мне пришло сообщение в Фейсбук от Евгения Самойленко, с которым мы когда-то работали на том же телевидении. У меня довольно открытая Фейсбук-страница и я выгляжу там как довольно фриковая личность. Евгений написал: "Яся, не хочешь на телевидении поработать?". Говорю: "Нет, Жень, даже можешь не продолжать". А он такой: "А с Майклом Щуром?". И я поняла, что мои новые принципы пошатнулись, потому что то, что делал Щур и его команда, я как зритель смотрела с огромным удовольствием. Поэтому, когда появился шанс поработать с этой командой, просто не могла отказать.

- Вас люди узнают на улице? Фотографируются, наверное. Это радует или раздражает?

- Узнают. У меня есть даже топ городов, где больше всего смотрят нашу программу. Лидирует Франковск и Харьков.

Иногда, когда я бываю с гастролями или с лекциями в городах Украины, люди просто бесцеремонно догоняют, разворачивают и делают селфи, особенно весело, когда ты с поезда где-то вылезаешь, такой заспанный. Это бывает не всегда удобно, но приятно (улыбается).

На самом деле, у программы Майкла Щура очень много зрителей и это очень классно, что я имею возможность вживую пообщаться с людьми, которые разделяют твою точку зрения и взгляды на происходящее в стране. Это классно.

- Есть ли в планах увеличение своего присутствия на телеэкране, возможно, в других проектах или в другой роли?

- Сейчас в роли ведущей мне очень комфортно. Раньше я работала на телевидении журналистом.

В этом сезоне у нас немного изменился формат – выпали, например, музыкальные лайв, интервью. Один из моих любимых форматов в рамках "Телевидение Торонто" - это блицы на улице, общение с людьми, интервью. Это тот жанр, который мне интересен, и, возможно, я им когда-то и займусь. Пока что планов снять пилот нет, но интерес действительно есть.

- Недавно про свои неожиданные планы вы написали пост в Фейсбук: "А у вас бывают мысли бросить все и заняться чем-то новым? Вот я когда о таком думаю, то вижу, как занимаюсь производством носков". Действительно ли ждать носков от Яси Кравченко?

- Ну, это нормальные мысли нормального здорового человека. Я действительно очень хочу делать что-то ручками, но ничего не умею, вся деятельность связана с головой или с лицом. Но производство меня все время манит и я честно написала про носки.

Выпускать носки – это же так круто! Просто на это сейчас нет времени. И я через ФБ спросила у людей, чем бы они занялись, если бы им надоело их теперешнее занятие. Мы же сейчас живем во время возможностей, ты можешь попробовать что угодно и тебе за это ничего не будет.

Моя подруга и партнерша по "Дикому театру" Елена Никулина все время мне "вправляет мозги", задавая один правильный вопрос: "А получаешь ли ты удовольствие от того, что сейчас делаешь?".

Мне кажется, что люди должны постоянно себе такой вопрос задавать, ведь нам очень мало времени отведено на этой Земле, чтобы тратить его на работу, которая не по душе, или на людей, общение с которыми тебе не нравится. Каждый из нас должен это время проводить максимально продуктивно для себя и быть счастливым.

Любовь Базив. Киев

Фото: Владимир Тарасов / Укринформ; Лиза Щепина, Алексей Товпыга

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-