Валерий Харчишин, певец, лидер группы «Друга ріка»
На кинопробах снимал самую ужасную сцену для начинающего актера – имитировал секс с незнакомой партнершей
02.03.2019 09:30

Планировала поговорить с Валерием Харчишиным еще до премьеры новой украинской кинокомедии «Встреча одноклассников», в которой он сыграл одну из главных ролей, но встреча отложилась и пришлась как раз на разгар дискуссии вокруг Евровидения. Поэтому поговорили не только о его песнях и новом опыте работы в кино, но и о песенном евроконкурсе.

- Валерий, утром прочитала в Фейсбуке ваш пост: «Народ, вы что йогнулись с тем Евровидением? Идите работать» – и ушла на работу, но с коварным умыслом именно об этом Евровидении с вами и поговорить. Поскольку украинская культурная общественность, и не только культурная, очень активно обсуждала ситуацию, сложившуюся с этим конкурсом. Страсти вокруг нацотбора подогревались фейсбучными баталиями и многие из музыкальной среды перессорились между собой. Были ли вы активным участником процесса обсуждения?

- На самом деле, я ни с кем там не переписывался и не обсуждал эту тему, потому что она мне абсолютно не интересна. Хотя я понимаю, что для нашего украинского народа это интересно, ведь из Евровидения вышла очень политизированная штука. Когда-то там победила Джамала, и тогда действительно было чем гордиться: была гордость и за Украину, и за песню, которую она исполнила. Это произошло в тот момент, когда было нам нужно – и такой инструмент сработал для государства. Наверное, с тех пор в Евровидении украинцев видят признаки политического конкурса, хотя это не так.

Что касается национального отбора, то я не наблюдал за ходом событий и не знал, кто там участвовал. Я даже до сих пор не знаю, кто такая MARUV и что она поет. Ни одной песни не слышал, только видел, когда листал Фейсбук, ее ягодицы, рот и грудь.

- Но ведь были нарекания не только на ее яркий образ, но и на текст песни, который многие назвал некачественным и бессодержательным.

- Я видел текст ее песни. Ну, когда-то была Сердючка, и никто тогда не обращал внимания на текст, хотя он был даже немного «заполитизирован», потому что использовалось слово, похожее на «раша». То есть конкурс уже тогда имел политические признаки для Украины и России.

Но все, кто хотя бы косвенно имел отношение к организации этого нацотбора, к сожалению, с самого начала тупо опозорились. Потому что, если вы считаете, что это политический конкурс, что для нас это лицо Украины и важно – кто именно будет представлять государство, надо было смотреть в ноты сначала, а не потом. Надо было смотреть сразу на эту MARUV, на тех девушек из Крыма. Это очень гнилая тема, в которую не хочется лезть, потому что я уже влез и замарался, оно мне триста лет не надо было, потому что я должен свое дело делать.

- Тогда – ближе к вашему делу, но продолжу тему качества текстов в современной поп-музыке: должна ли поэзия в песнях быть интеллектуальной, или, по крайней мере, иметь смысл? Или это не главное?

- Конечно, какой-то смысл в текстах должен быть. Я бы не сказал, что в наших песнях какая-то гиперинтеллектуальна поэзия, но – мы стараемся быть искренними.

И пусть мы не пишем слишком философские песни, но они понятны людям, которые что-то думают, что-то чувствуют сердцем.

- У вас сейчас репертуар – исключительно на украинском языке?

- Он у нас всегда был украиноязычный за исключением одной песни на русском языке.

- Но вы же начинали музыкальную карьеру с композиций на английском языке, и даже название вашей группы было «Second River»... Это было когда, где-то в 1995 году?

- Мы появились как группа в 1996 году, играли мы тогда очень плохо (смеется), это был еще Житомир. А так, чтобы сказать, когда нас увидели на сцене и услышали, то в отечественном шоу-бизнесе мы появились с 1999 года.

Хотя... какие-то репетиции мы проводили с 1995 года, так запутался, я не знаю – сколько нам лет, но точно уже больше 20! (смеется).

- Вы с англоязычного репертуара и названия перешли на украинские, а сегодня такая тенденция, что украинские молодые исполнители пытаются давать своим группам английские названия.

От названия группы зависит не много, половина музыкантов вообще не вкладывают в название абсолютно ничего

- Это абсолютно нормально! Потому что хотят быть понятными и здесь, и там.

- Мы просто до этого разговаривали с Александром Ягольником, и он считает, что как ты не называйся на английском языке, это все равно не прибавит тебе популярности за рубежом.

- Возможно, я же не говорю о популярности! От названия зависит не так много. Половина музыкантов вообще не вкладывают в название абсолютно ничего, просто красиво звучит. Более того, возможно, процентов 80 музыкантов назвали свои коллективы – вот, одному что-то приснилось, другому – просто нравится, как звучит имя, например, Эдик, – и все, и он будет Эдиком! Но оно должно быть читабельным для того, чтобы тебя слышали и там, и здесь. В свое время нас заставили перевести название с английского на украинский язык, потому что мы ехали на фестиваль «Червона рута», там надо было петь на понятном языке, то есть на украинском, и название должно было быть тоже на украинском. Поэтому мы из «Second River» стали «Другою рікою», а потом уже решили и не переводить – учитывая то, что мы поем на украинском языке, то какой смысл.

- В названии вашей группы надо искать скрытые смыслы или хорошее звучание?

- Мы назвались так потому, что нашему бас-гитаристу и одному из основателей группы Виктору Скуратовскому, так же как и нам, очень нравилась популярная тогда британская рок-группа «Bush», вокалист Гэвин Россдейл. У них был альбом «Sixteen Stone» и название было созвучно с «Second River». Скуратовский подошел ко мне и говорит: «Second River». Говорю: почему? А он: а почему «Sixteen Stone»? Говорю: о'кей, звучит. Ну, давай оставим пока, а потом придумаем что-то лучше. Так оно и осталось.

Но потом, когда мы начали изучать пиар, писать какие-то статьи и прочее, то начали вкладывали в то название смысл – типа, вторая жизнь, которую мы нашли, когда встретились и начали заниматься творчеством. А потом поняли, что «вторая» – это суржик, надо же «другая», ну, о'кей, пусть будет так (смеется).

- Есть статистика, что за годы войны украинским музыкальным сообществом уже написано 6,5 тысяч новых песен.

- Это квоты в действии.

- А у вас, сколько вы за эти последние годы написали?

- Мы два альбома записали. Это были для нас продуктивные годы, в 2014 году вышел альбом «Supernation», и вот год – альбому «Піраміда», который мы считаем вершиной нашего творчества.

Довольно долго, наверное, около года я не знал, куда же нас вдохновение поведет в следующем альбоме, что будем писать, потому что мы настолько приобщились к проекту «Піраміда», что были совершенно опустошены творчески. Были ли когда-то полны, не знаю (смеется), но в конце концов, как говорил наш гитарист Александр «Корадо» Барановский, нас «высосал» тот альбом. И только вот сейчас я набираюсь вдохновения, энергии для того, чтобы сказать что-то другое.

- Ну, вы еще и в остальных артистических жанрах набираетесь энергии! Вы же и в кино снимаетесь. Расскажите о вашем сотрудничестве с кинематографом, у вас же уже в активе три кинороли?

- Да, я сыграл Олексу Довбуша в фильме «Легенда Карпат» (2018 год), это был первый опыт в кино, потом – «Встреча одноклассников» (2019 год). И между ними был еще короткий метр, который называется «На жизнь старше», об украинском воине, который попал в плен, а до того лежал почти без ноги в зеленой зоне и должен был умереть, но, к счастью, выжил, это реальная история.

- Кто режиссер этого фильма?

- Автором сценария и режиссером является Гео Лерос, основатель одного из крупнейших международных арт-проектов «Art United Us». Этот фильм сейчас путешествует по миру, собирает номинации. На самом деле Гео мне позвонил и говорит: я хочу получить Оскар, вот такой сценарий, ты со мной? Я с тобой. Он сейчас уже собирает номинации - на международном кинофестивале новой концепции фильмов в Сан-Франциско получил награду «Великий фильм». (Короткометражный фильм «На жизнь старше» о медике-добровольце, герое АТО, учителе физкультуры средней школы из Гадяча (Полтавская область) Владимире Доносе – ред.)

- Давайте более подробно теперь о вашем последнем киноопыте в комедии «Встреча одноклассников». У вас там довольно раскованный персонаж получился. Я когда шла смотреть, даже не думала, что в киноленте все так смело разворачиваться.

- Надеюсь, вы без детей смотрели? (Смеется).

- Да, без детей, конечно, мы понимали, что фильм для взрослой аудитории. Признайтесь, вы хотели сыграть роль такого откровенного брутального мачо?

Мне было интересно сыграть Rock Star в фильме «Встреча одноклассников»

- Это пожалуй то, чего я не получил в реальной жизни. Фильм, на самом деле, довольно стереотипный. Мой герой – такой себе Rock Star, с образом которого обязательно связывают секс, наркотики, рок-н-ролл. Есть такой стереотип, что рок-музыкант лишь спит с фанатками, употребляет наркотики, алкоголь и немножко рок-н-ролла.

Поэтому мне было интересно сыграть такую роль, поиграть в Rock Star, потому что я не жил такой жизнью. На самом деле, было трудно сначала настроиться на эту роль, потому что я не такой. Возможно, какие-то там характеристики совпадают с моими образца 2001-2007 годов, но все же – герой очень далек от меня. Просто даже потому, что у меня много детей, а он абсолютно бездетный (смеется).

- А как так получилось, что именно вас пригласили играть во «Встрече одноклассников»?

- Очень интересная история, мы с режиссером моего первого фильма «Легенда Карпат» Сергеем Скобуном пришли на кинофорум, я сидел слева от него, а справа от меня сидел Валентин Шпаков, режиссер моего второго полнометражного фильма. Это было чистое совпадение.

На следующий день мне позвонил Шпаков, говорит: я тебя видел на кинофоруме, сидел рядом с тобой. Я не вспомнил его совершенно, а он говорит: хочу тебя пригласить на кинопробы, мы снимаем комедию и хотели бы предложить тебе роль. Я спрашиваю: главную? Он говорит: да, одну из.

Я согласился и прибежал на эти кинопробы, а там – настоящий кастинг, я снимал самую ужасную сцену, которую только можно представить для начинающего актера. Это зайти и имитировать секс с партнершей, которую впервые в жизни ты увидел и играть как в последний раз, если ты хочешь получить эту роль. Валентин говорил, что я справился лучше, хотя было очень много претендентов.

- Все хотели, но убедили именно вы.

- Да, я, наверное, убедил, а может – очень хотел получить эту роль.

И когда мы пришли знакомиться с остальными героями, то есть с Бурымом (Андрей Бурым, актер, шоумен – ред.), которого я уже давно знал, потому что мы пересекались на различных праздниках, концертах, хотя никакой совместной работы не было, но мы так быстро нашли общий язык втроем с Алексеем (Алексей Нагрудный, актер – ред.), что у режиссер не было другого мнения, он сразу себе представил, что мы уже играем, так мне показалось. Теперь мы все большие друзья, дружим, и я уже не представляю, как это я без них жил раньше.

- Действительно, как же вы без «одноклассников» раньше жили? Если будут предложения и в дальнейшем, вы для себя карьеру актера где-то там держите?

- Я думаю, что в моем возрасте, хотя я не считаю себя слишком старым, я не буду отказываться, и от меня вы не услышите слова «нет» (смеется). Если это будет мне интересно. Если не интересно, то, конечно, я скажу – давайте что-то интереснее.

- Можете воспринимать как комплимент, но в кадре вы выглядите очень гармонично, как профи. Опыт съемок в видео-клипах за 20 лет сказывается?

- Спасибо вам, но на самом деле мы все-таки снимаем клипы-истории, поэтому это мне помогает и в кино. Может, еще немного помогает и то, что я учился в высшей школе-студии актерского мастерства при киностудии им. Довженко. А еще – я уже четвертый год играю в театре в антрепризе «Истории любви для взрослых», это небольшая роль, но там два эпизода и это постоянно происходит, это опыт, который мне помогает.

- Интересный момент, вы спросили – главная роль, а если бы вам предложили не главную?

Телесериал и театр очень похожи, потому что ты играешь почти с первого дубля и у тебя нет шансов перетонировать свою роль

- Это, на самом деле, шутка была. Зависит от того, какой сценарий, какая роль. Недавно я вообще согласился сняться в телесериале! Там далеко не главная роль, но роль психиатра, просто я не могу сказать подробности, что это за психиатр. Смотрю: не главная роль и не широкий экран, это телевидение, но все равно я согласился, там четыре съемочных дня, но я согласился на этот эпизод, потому что мне была интересна роль, я хотел попробовать.

Все говорят, телесериал – это дерьмо, потому что там все быстро снимают и он не такой качественный: там не успевают тонировать, красить, украшать всю картину, поэтому он такой, как есть.

На самом деле, телесериал и театр очень похожи, потому что ты играешь с первого или со второго дубля и у тебя нет шансов перетонировать свою роль, ты не можешь прийти и записать звук лучше, чем у тебя получилось. Ты уже играешь там на все сто. Это очень клевый опыт – поиграть в сериалах, но самое главное, чтобы это не стало, как говорится, целью и историей всей твоей жизни, чтобы тебя не затянуло.

- К главной истории вашей жизни – вашим концертам. Совсем скоро будет большое выступление в Дворце спорта?

- Да, это будет очень скоро – 8 марта.

- Кто-то пошутил, что в этом году Харчишин отбирает на 8-е марта хлеб у Олега Винника.

- У Винника хлеб не отнимешь! Это же его время жатвы – 6, 7, 8 марта, у него три концерта (смеется). Какая публика, такие и артисты, что сделаешь.

- А кто ваша публика?

- У нас элитная публика.

- Кстати, вы говорили, что планируете установить рекорд – за месяц собрать полный зал Дворца спорта. А это 10 тысяч мест. Удалось?

- Это же такой своеобразный эксперимент или флешмоб. Мне было интересно, потому что это очень полезный опыт и для артиста, и для его команды. Но я очень переживал. Сначала у меня тряслись руки и ноги, и челюсть, я иногда не спал первые дни, потом я сказал: стоп, все равно, мы же не отменим концерт, у нас нет дороги назад – и мы будем играть, сколько бы там не было людей. Раздавать билетов точно не будем! Но я все же надеюсь, что мы соберем там нашу элитную публику в составе 10 тысяч человек.

Когда я понял, что я не сплю, я сказал: ребята, давайте вы мне не говорите и оберегайте уши от информации – сколько продано билетов, а я постараюсь не заходить на сайты операторов. Поэтому на сегодня я не знаю – сколько билетов продано, но когда я общаюсь по телефону с организатором, то он улыбается, видимо, это очень хороший знак.

- У группы «Друга ріка» плотный гастрольный график? Много ездите?

- Нам сейчас повезло, что до 8-го марта у нас две недели нет концертов и успеваем скорректировать программу. Программа «Піраміда тур» уже викатана, но мы интегрировали в нее некоторые песни, которые были незаслуженно забыты или выброшены из программы. Мы их вернули и сыграем на концерте как раз 8 марта.

Но после Дворца спорта жизнь не заканчивается, мы будем концертировать дальше и у нас уже 10 апреля концерт, а потом 16-го. И с мая месяца начинается наше североамериканское турне, которое завершится в Торонто 26-го мая, как раз на мой день рождения.

- У вас есть собственный рецепт написания хита?

Песня должна быть прожитой, искусственно созданная – может стать лишь кратковременным хитом и не задержится в ротации

- Нет, нет. У каждого есть какой-то банальный набор ингредиентов, но он никогда не работает. Единственное, что могу сказать: песня должна быть прожитой, а не искусственно созданной. Она должна быть честной. Искусственно созданная песня может быть кратковременным хитом и не задержится долго в ротации.

Понятно, что признаком хитовости является яркий припев. Должен быть куплет, припев, куплет, припев, проигрыш, припев. Хотя бы так. Это единственное, что я могу сказать. Но иногда и это не работает.

Это банальная истина, об этом все говорят – и даже когда так не считают. Шинкуй что хочешь, вари борщ такой, какой у тебя в голове или в сердце, желательно, чтобы из сердца шло.

В быту я иногда напеваю такое, что на голову не налазит, потому что мы все заложники того, что звучит из разных дыр: радио или телевидения

Даже шедевры, наподобие хитов для ягодиц, через полгода-год уже никто не будет вспоминать. Потому что он просто всколыхнул эмоции, все поржали, класс, это такой хайп – ну и все.

- Вы в быту часто напеваете – для себя в душе или за рулем?

- Да, конечно. Причем, как и все нормальные и не ненормальные люди, я напеваю такое, что иногда на голову не налазит. Мы все заложники какой-то ротации и того, что звучит из разных дыр: радио или телевидения.

- А свои?

- Свои песни я не напеваю. Но если наша композиция звучит по радио, то я в последнее время уже не переключаю. Потому что наконец мы сломали тот стереотип, что «Друга ріка» – это вчера, это «П’ю з твоїх долонь», «Три хвилини», «Відчиняй», «Так мало тут тебе»...

Наконец-то звучит больше песен из наших новых альбомов – «Піраміда», «Supernation», «Metanoia. Part 1». То есть не то, что мы делали до 2012-го года, а то, что мы делаем сейчас. Мы выросли, мы стали другими и наша музыка выросла.

- Но слушатели хотят слышать «П’ю з твоїх долонь», что поделаешь? Терпите!

- На концертах эти песни действительно звучат очень клево! Их хочется петь, когда ты видишь людей, которые тебе подпевают. Это вдохновляет. И тот обмен энергией нужен, и эти песни тоже нужны, но вживую.

Когда слушаешь, как они записаны в 2005 году, думаешь: блин, ну где наши уши были? Хотя, конечно, тогда были другие технические средства, поэтому сегодня - это сегодня, а вчера - это вчера.

- Напоследок. Вы сказали, что альбом «Піраміда» – это вершина вашего творчества, а что дальше? Космос? Каким будет ваш новый альбом?

- По крайней мере, это будет точно что-то другое и не похожее на то, что мы писали до этого. Думаю, новый альбом наверняка будет более динамичнее, веселее, электроннее, драйвовее. По крайней мере, мы даем себе такую установку. Такая музыка сейчас в меня заходит и такое настроение у меня сегодня.

Любовь Базив. Киев

Фото: Елена Худякова, Укринформ; пресс-служба группы «Друга ріка»

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-