Рокси Топорович, американский кинорежиссер, автор фильма “Julia Blue”
Взяла у Спилберга отпуск, чтобы приехать на «Молодость»
30.05.2019 16:20

Она говорит, что всегда погружена в работу и больше всего любит процесс съемок и то состояние, когда делаешь монтаж фильма и сосредоточен только на этом. Это касается всей работы, и особенно фильма, которым занималась несколько последних лет и который сейчас борется за победу в основном конкурсе 48-го Киевского международного кинофестиваля “Молодость”. Это фильм “Julia Blue”, в украинском варианте – “Юля”, который является ее творческим дебютом в полном метре.

А еще она признается: “Чувствую, надо немного отдохнуть, но как тут отдохнешь, если вдохновляешся от одной только мысли, что будешь работать вместе со Стивеном Спилбергом...”

О работе над фильмом про любовь во время войны, о Майдане, который побудил его снять, об актерах, которых нашла в Украине и считает лучшими, – в разговоре американского режиссера украинского происхождения Рокси Топорович с корреспондентом Укринформа.

ХОТЕЛА, ЧТОБЫ У ГЕРОИНИ БЫЛИ ВОЛОСЫ ЦВЕТА УКРАИНСКОГО ФЛАГА

- Рокси, добрый день! Очень приятно с вами познакомиться. Как мне вас называть — Рокси, Роксолана?

- Как вам нравится. Но Росколяна — это очень длинное имя (смеется).

- Хорошо. У меня была возможность немного поговорить с актерами, которые сыграли главные роли в вашем фильме – с Димой Ярошенко, именно так значится в афише — Dima, и Полиной Снисаренко. И Дима сказал буквально следующее: “Команда у нас была очень крутая! Оператор Саша Рощин очень крутой. Нила Сафинья — суперпродюсер. Рокси — замечательный режиссер, и также является автором сценария. Сценарий очень сильный. Поэтому фильм получился!”. А еще он рассказал, что фильм побывал на многих американских кинофестивалях.

- Да, на двенадцати. И мы получили четыре приза — два за лучшее кино, два — за лучшую режиссуру.

- Поздравляю! Еще есть шанс получить награду на “Молодости”. Может, Гран-при!

- Мы бы хотели! Искренне, я бы хотела, чтобы Дима и Полина выиграли как лучшие актеры, потому что они такими являются на самом деле.

- Рокси, я хочу, чтобы прежде всего вы объяснили название фильма. Понятно, что главная героиня – Юлия. Но почему “Julia Blue”?

- Я хотела, чтобы у героини были синие волосы. Собственно, желто-синие, как флаг. Поэтому и решила так назвать. А Юлия — очень хорошее, короткое имя, звучит почти одинаково и на английском, и на украинском.

- Кроме символики, это подчеркивает какое-то ее отличие, непохожесть?

- Ну да! У нее своя позиция, своя жизнь. Я хотела особенную героиню, которая отличается, решительную, мудрую, талантливую, интересную, красивую...

- Проводили кастинг?

- Пробовали очень много актеров. И Полина — лучшая, без вопросов! Она играет в Молодом театре. Но я хотела бы, чтобы это кино дало ей толчок для чего-то большего.

- Коротенький синопсис фильма рассказывает, что Юлия – студентка-фотожурналистка, живет в истощенной войной Украине. Однажды она встречает молодого солдата, который только что вернулся с передовой...

- Это – драма. Это – любовь. Я добавила еще тему посттравматического синдрома. На эту идею меня натолкнуло общение с группой женщин-психологов из Николаева, которые просили найти врачей в Америке, чтобы помогли, проконсультировали, как работать с бойцами, которые возвращаются с фронта. Я нашла контакты, сконтактировала их, как могла, через Facebook. Надеюсь, что-то из этого вышло...

МОЙ ФИЛЬМ НЕ ФОКУСИРУЕТСЯ НА ТЕМЕ ВОЙНЫ, ЭТО ИСТОРИЯ О ГУМАННОСТИ

- Что стало толчком снять именно такое кино, с таким сюжетом? Знаю, что вы были на Майдане.

- Я была здесь во время Майдана. Собственно, я не столько решила присоединиться к тому движению, сколько Майдан затянул меня, потому что я практически приземлилась в майданный водоворот. Прилетела в декабре представлять фильм на фестивале (американского кино “Независимость” – авт.). Днем делала свою работу, а ночью или вечером общалась с людьми, готовила вместе с ними еду... Мы много говорили о том, почему они здесь, чего пытаются достичь. Я многое узнала, и очень интересные были собеседники, в том числе и люди, которые прошли афганскую войну...

Я поняла, что у меня есть шанс в своей жизни сделать что-то важное, положительное — для истории, для украинцев. Для семьи, в конце концов, я – из украинского рода. Поэтому должна была что-то сделать. Я не врач и не могла работать в госпитале, не волонтер — и как американка не могла бы им стать. Поэтому наилучшим способом пережить те события было сделать фильм о том, что я видела собственными глазами.

Потом я получила грант и год могла работать в Украине. Оператор Саша Рощин, мой лучший друг здесь, когда мы встретились в аэропорту в день моего прибытия, предложил: “У нас есть год. Надо что-то снимать!”. Я думала сначала, что это будет короткий метр, но потом мы решили снять большое кино.

- Ваши актеры тоже были на Майдане. Дима рассказывал какие-то ужасные вещи, говорил: то, что видел, что слышал вокруг Майдана, вошло в фильм и помогло с персонажем, которого он играл, у которого был тот самый посттравматический синдром. Полина тоже сказала, что много личного опыта во время Майдана внесла в свою роль, какие-то маленькие истории, личные переживания.

- Это правда. Однако в фильме упоминается не только Майдан, но и события на Востоке. Хотя сам фильм не фокусируется на теме войны, скорее, его действие происходит на фоне войны. Это именно человеческая история, история о гуманности.

- Да, я поняла, что фильм не о войне. Потому что известно также, что большинство съемок проходили в селе на Львовщине. Конкретно - в Подгорцах Сколевского района.

- Действительно, вторую половину фильма мы снимали в Карпатах. У меня была идея, чтобы в нем играли селяне. Получилось очень интересно, очень красиво! Это добавило картине реалистичности. Свадьбу мы сняли по-настоящему — с церковью, с самим праздником. И люди думали, что мы действительно женим наших героев. Я говорю: “Нет, это — кино! Это не настоящее!” Было очень смешно.

- Так вот, этот фильм вы сделали за год и работали над ним с украинцами. Имею в виду актеров, команду вообще.

- Да. Вся команда — это были украинцы. Только я и продюсер Нила Сафинья — американки. А еще монтажер Бен Ким, который, кстати, впервые прилететь в Украину, чтобы вместе представить наш фильм на фестивале “Молодость”.

В США ГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ НА КИНО НЕ СУЩЕСТВУЕТ, КИНО – ЭТО БИЗНЕС

- Вы сказали, что фильм побывал на кинофестивалях в США. А где и когда была его премьера?

- Премьера была в прошлом году на Международном кинофестивале в Кливленде, который стремится показать лучшие киноновинки со всего мира, но сфокусирован на восточноевропейском кино. Мне было очень приятно, потому что Кливленд — это мой город, где моя семья, и все было супер!

- Получается, на “Молодости” будет его украинская премьера. Но будет ли он демонстрироваться в наших кинотеатрах?

- Этого мы еще не знаем, но очень хотели бы. Сейчас мы пригласили нескольких дистрибьюторов, чтобы посмотрели фильм и, возможно, помогли нам в этом.

- Хотя ваше кино сделано в Украине, практически украинской командой, снято на украинском языке, я так поняла, что денег на него вы не просили?

- Нет, у нас не было никакой поддержки. В США нет таких фондов, государственных средств на кино не существует. “Julia Blue” – это независимое кино. Мы нашли благотворительные средства, их ушло немало, но это микробюджет. Убеждена, что он намного меньше, чем те фильмы, которые сейчас снимают в Украине.

- Вы говорите: независимое кино. Вы привязаны к какой-то киностудии, компании-производителю где-нибудь в Голливуде?

- Я и есть Голливуд! Сейчас я работаю над фильмом Спилберга как художник-постановщик. Это римейк знаменитого мюзикла “Вестсайдская история”. Съемки еще не начались. И я взяла две недели, чтобы побыть в Киеве. А снимать начнем, думаю, 8 июня и будем продолжать съемки четыре месяца. Но я не работаю для студии “Paramount”, я работаю конкретно над какими-то проектами.

- То есть сейчас вы набираетесь опыта у Стивена Спилберга?

- Он – профи! Это the top of the top! Мне не надо никого другого! Я так рада, что у меня такая работа. Она началась только месяц назад, потому что перед тем год работала на телевидении.

ЧТО БЫ Я НИ СНИМАЛА, ВСЕГДА ГДЕ-ТО В КАДРЕ БУДЕТ ЧТО-ТО УКРАИНСКОЕ

- В то же время, Рокси, вы планируете снимать свое кино. В полном метре, да?

- Мне нравится полный метр! Но, может, сделаю один маленький проект — анимационный фильм. И это моя идея. Мы его сделаем вместе с режиссером, с которым я познакомилась на фестивале.

- Вы сняли документальный фильм "Folk!" – об украинских народных танцах. Сейчас — художественный фильм “Julia Blue”, рассказывающий современную историю об украинцах во время нынешней войны. Будет ли украинская тема оставаться в фокусе вашего внимания?

- Что касается документального кино, то я была в той группе, я танцевала. Должна сказать, что диаспора имеет такую навязчивую одержимость — ну, мы очень любим украинские народные танцы (смеется)! И в фильме есть история, есть что-то интересное и немного комичное.

А что касается будущей работы, то я хочу продолжать работать вместе с Полиной и Димой. Мы планируем создать нечто интересное и... — темное!!!

- Расскажите, пожалуйста! Идея снять “черное кино” появилась под влиянием Спилберга?

- Нет. Я просто работаю над фильмом, который он снимает как режиссер. Но об этом фильме пока не скажу – это мой секрет! Только скажу, что речь пойдет о чем-то сверхъестественном. Там будет много крови (смеется)! Может, это какая-то фантастика, с ведьмами, вампирами...

В июне только буду начинать работать над сценарием. То есть 30 мая, а затем 1 июня состоится премьера “Julia Blue” в Украине, а 2 июня я уже смогу думать о чем-то другом.

Но будут ли мои фильмы всегда об Украине, я не знаю. Я этого вообще не планировала. Так получилось, и я не могла избежать этого. Это — как кровь внутри меня. Поэтому, что бы я ни снимала, даже что-то совершенно американское, где-то в кадре обязательно будет что-то в качестве автографа — то ли кто-то будет стоять в уголке в вышиванке, то ли какая-то писанка будет лежать на столе...

- А вы знаете, что среди фильмов, которые наши популярные издания советуют обязательно посмотреть на “Молодости”, называют “Julia Blue”?

- О, супер! Я этого не знала, это приятно.

- Мы действительно вам очень благодарны за то, что вы сняли фильм, который актуализирует вопрос Украины в мире. Надо ли говорить, насколько это для нас важно...

А скажите, были ли вы знакомы с украинским кино? Имело ли оно на вас какое-то влияние? Вообще, кто из режиссеров вам нравится?

- Я знаю много украинских песен, но не кино. Мы в диаспоре не видели украинских фильмов. У нас были “Наталка Полтавка” или “Запорожец за Дунаем”, которые снимал Авраменко (Василий Авраменко снял их в эмиграции и организовал их прокат в США и Канаде — авт.), и смотрели их в украинской школе. Но то были очень старые фильмы.

Были польские, и я очень любила фильмы Кшиштофа Кеслевского. Вообще, я получала удовольствие, когда слышала другой язык в кино, потому что мы смотрели только американские фильмы. Когда мне было четырнадцать лет, я нашла на форуме секцию международного кино и начала смотреть польские, французские картины. И мне это было очень интересно! Но украинских там не было.

- Получается, еще с детства, с четырнадцати лет, вы полюбили кино и далее уже не имели проблемы выбора?

- А что может быть лучше? Ничего. Это самое интересное, что может быть!

- Вы сказали, что у вашего фильма не happy end, но он дает надежду...

- Я хотела сделать кино, близкое к настоящей жизни, где не все происходит, как захочешь... И я хотела сделать что-то очень настоящее, но думаю, что все должно иметь надежду. Поэтому добавила маленький момент в конце, который дает ту надежду... Но, надо смотреть кино! Вы обязательно приходите! Вообще, я хотела бы, чтобы украинцы этот фильм посмотрели.

- Я искренне желаю вам, Рокси, снять много интересных фильмов и получить Гран-при на “Молодости”! Будем ждать 1 июня, церемонии закрытия фестиваля, когда объявят победителей.

Валентина Пащенко, Киев
Фото Даниила Шамкина и из личного архива Рокси Топорович

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-