Михаил Кукуюк, актер театра и кино
Сниматься в эротическом кино, имея моральные принципы, – словно заходить на «территорию сатаны»
30.06.2019 09:30

С начала года с участием этого актера состоялись две громкие премьеры: кассовая кинопремьера комедии «Свингеры-2» и блестящая театральная – спектакль «ГолохвастОFF» на сцене Киевского Академического театра драмы и комедии на левом берегу Днепра.

На актерском счету у Михаила Кукуюка более восьмидесяти кинопроектов и заметных ролей в театре, но, по собственному признанию, узнавать на улицах его стали после выхода на экраны украинского фильма «Свингеры».

Мы встретились с ним перед спектаклем и поговорили о том, как так получилось, что роль современного Голохвастова играет брутальный лысый хипстер, почему в театре и кино неприемлемо употребление матерных слов, и действительно ли лучший антидепрессант – это Чехов, а не разные мотиваторы в Интернете.

МАТ - ЭТО НЕ УКРАИНСКАЯ ТРАДИЦИЯ, ЭТО ВООБЩЕ ПРИШЛО ОТ НАШЕГО СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО СОСЕДА

- Михаил, спектакль «ГолохвастОFF» – это ваша совместная работа с женой Анастасией Осмоловской, которая является режиссером постановки. Это уже не первый ваш совместный и успешный проект. То есть, супружеский тандем помогает творчеству. А вот как получилось, что она вас в «Свингеры» отпустила? Уговаривали?

- Это серьезная тема. Видите, как у меня сразу лицо стало серьезным?

Не все было так просто. В подобном кино, особенно в эротическом или XXL, на экране все вроде весело происходит, но если ты – нормальный человек со своими моральными понятиями, тебе очень сложно зайти на эту «территорию сатаны». Там достаточно неудобно, но благодаря этому возникают комические ситуации (смеется).

В нашей адаптации одноименного латвийского кинохита – минимум эротики и почти нет мата. В латвийском варианте они есть и, кстати, на русском языке. Мы же сразу их убрали, потому что мат - это не украинская традиция, это вообще пришло от нашего северо-восточного соседа.

Я убедил жену – и она меня отпустила в «Свингеры». На выходе и картинка получилась красивая, и эротических сцен мало, и кассу собрали

Даже в соромицких коломыйках – мат употребляется не ради мата, а для того, чтобы раскрыть определенную комическую тему.

Мы с Настей пересмотрели латвийских «Свингеров» и поняли, что это хорошая притча, особенно для мужчин.

Я ее убедил и она меня отпустила. На выходе – и картинка получилась красивая, и эротических сцен мало, и фильм состоялся.

- Когда вы соглашались на съемки, понимали, что это будет кассовое кино?

- Я никогда не уверен. У меня миллион раз так было, когда люди говорят: «Ника» – сто процентов! Или - это «Оскар» или «Глобус», или «Пектораль» – то всегда будет все наоборот!

Мы волновались, что народ не воспримет, что люди будут стыдиться такого кино, дескать, мы лучше пойдем на боевик, что мы - придурки, идти на «Свингеров»? Но пошли! И даже вторая часть имела хорошие сборы, немножко меньше, чем первая, но кассу в два раза отбили.

Думаю, помогло то, что мы избавились от «матерной» тенденции и сосредоточились на красивой картинке.

Над нашим фильмом работала прекрасная латвийская команда – осветители, звукорежиссеры, операторы – все делалось очень быстро. Мы все фильмы снимали максимум за 8-10 дней.

- Вы сравнивали себя с главным героем латвийской ленты?

- Он совсем другой! Красавчик, такой лысенький в местах, где полагается, а я в тех местах больше на обезьяну похож (смеется).

Тот берет своей интеллигентностью, а я такой, будем говорить правду, немножечко жлоб. И это в фильме очень заметно.

Хвала и слава режиссерам и сценаристам, что они решили в одной теме бросить такого «гопа» – нового украинца и представителя секс-меньшинств. Более того, мы еще и оказались в одной постели – двое голомазых дядек с совершенно разными мировоззрениями!

МЫ ПЕРЕВЕЛИ ТЕКСТ НА ЧИСТЫЙ УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК. А СЛАБО РАССМЕШИТЬ, ЕСЛИ НЕ ПРИБЕГАТЬ К СЕЛЮЧНОСТИ?

- Да, я смотрела обе части – было действительно смешно. И зрители проголосовали гривней, поэтому – поздравляем.

А теперь – к вашей театральной премьере этого года – спектаклю «ГолохвастОFF». Ваш Свирид Петрович – отрицательный или положительный герой? Какой он в вашем исполнении? И почему до сих пор этот персонаж так популярен в Украине?

- Есть такое понятие - трикстер. Это, например, Остап Бендер, Хлестаков, даже Гарри Поттер или Джек Воробей. Это тот – кто постоянно взрывает ситуацию, провоцирует.

Мы поставили спектакль «ГолохвастОFF» без какого-либо заигрывания в сторону «российско-украинскости»

Вы же посмотрите, Секлета Лемериха и Евдокия, мать Прони – они же две родные сестры. А пришел какой-то... не буду говорить плохое слово, – и поссорил их – двух хороших женщин, которые друг друга любят! Галя и Проня – это же двоюродные сестры, а он их друг против друга настроил.

Еще есть момент в том, что когда заходит речь о комедийной пьесе украинского драматурга Михаила Старицкого, почему-то всегда идет заигрывание в сторону «российско-украинскости» или кугутства.

В спектакле «ГолохвастОFF» мы решили пойти другим путем – и сразу перевели весь текст на чистый украинский язык. А слабо рассмешить, если не прибегать к селючности?

Мы открываем тему украинской урбании, поэтому не хотелось, чтобы украинство ассоциировалось именно с такими вот «разгаворами».

Андрей Данилко со своей Сердючкой и Олег Скрипка с «Були на селі» уже все сделали в свое время, а Гарик Бирча – «Виталька» до сих пор делает. Но это крайнее средство, когда, чтобы рассмешить, ты или материшься, или изображаешь мужика! Это – как в свое время были анекдоты про грузин, когда стоило лишь акцент изобразить – и уже все смеялись. А ты сделай так, как делает Гришковец, или как делал Робин Уильямс.

ЛУЧШИЙ АНТИДЕПРЕССАНТ – ЭТО АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ, А НЕ КАКИЕ-ТО МОТИВАТОРЫ В ИНТЕРНЕТЕ!

- Это, наверное, сложнее.

- Одно дело – приворожить, когда на тебе мини-юбка, вот такенное декольте и ты одна в мужской компании, а надень строгое платье, заплети волосы, смой макияж – и так же влюби в себя! Это сделать немного сложнее, но зрителя нужно подтягивать к себе.

Смотрите, Вакарчук вывел украинскую группу на международный уровень, пользуясь лирической темой и не используя образ украинца-селюка. В его исполнении украинский язык зазвучал по-другому. Уже за это надо быть ему благодарным.

- У зрителя вызвать смех проще, чем слезу?

- Это две крайности. И в том, и в другом случае человек испытывает удовлетворение, переживает катарсис. Смех и слезы – два разных проявления, но влияние на организм – почти одинаковое.

А вот заставить человека задуматься – это сложнее. Недаром сказано, что театр – это храм, и из него человек должен выходить немножечко другой.

Чтобы сходили вы на «Три сестры» или «Чайку» – и поняли, что лучший антидепрессант – это Антон Павлович Чехов, а не какие-то мотиваторы в Интернете!

- Насколько актеру важно полюбить своего персонажа?

- Ты всегда – и адвокат, и прокурор своего персонажа. Ну, вот играю я Адольфа Аллоизовича или Иосифа Виссарионовича в начале 30-х годов, но я все равно понимаю, что эти люди в итоге сделают.

Так же с Голохвастовым – хуже мажора или нациста для мужика – быть альфонсом. Человеком, который решил использовать женщину. И как мужчина я это понимаю, но должен подойти с другой стороны.

С той, с которой подходят к своим работам датский режиссер Ларс фон Триер («Дом, который построил Джек»), или иранский – Джафар Панахи («Три лица»), или немецкий – Флориан Хенкель фон Доннерсмарк («Работа без авторства»).

То есть понять, что через что-то откровенно негативное можно открыть другие, иногда хорошие стороны. Это как с породой собак, которой состригают шерсть над глазами, а они подходят к скатертям – и смотрят сквозь бахрому, потому что по-другому не могут существовать.

Театр не должен быть стоячей водой, где актеры сидят в болоте и квакают. Все должно двигаться

И тот же Голохвастов дает себе абсолютную оценку, и понимает – кто он. Мы даже сделали такие полустендаповые выходы в зал, типа: Вот такой вот я!

- Говорят, для того, чтобы театральному актеру зарабатывать достойные деньги, надо сниматься в кино, а театр – для души. Вы согласны с этим мнением?

- Нет. Это не так. Есть антреприза. Выдающийся театральный режиссер и педагог Георгий Товстоногов говорил, что будущее – за ней.

Театр не должен быть стоячей водой, где актеры как в болоте сидят и квакают. Все должно двигаться.

Я недавно узнал, что пьесу Виктора Шендеровича «Увидеть Солсбери» поставят в Лондоне, главную роль там играет Александр Петров, тот, который «Полицейский с Рублевки».

Американский режиссер Роберт Уилсон поставил «Сказки Пушкина» в московском Театре Наций. А худрук берлинского «Шаубюне» Томас Остермайер едет в Париж ставить комедию «12 ночь, или что угодно».

Видите, мир движется – и все передвигаются.

В ФИЛЬМЕ «БЛИНДАЖ» Я ИГРАЮ ОДНОГО ИЗ ТЕХ «ДИВАННЫХ БОЙЦОВ», КОТОРЫЕ СЕГОДНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНО «ВОНЯЮТ» В СОЦСЕТЯХ

- И вы не исключение – постоянно в движении, параллельно с кино курсируете еще и между театрами: кроме Киевского академического театра драмы и комедии на левом берегу Днепра, сотрудничаете с независимым – Диким театром.

Недавно я ходила к ним на «Кицюню», думала вас увидеть в роли Кристи, но вы, оказывается, уже не играете этот спектакль...

Как зритель я вижу различие между академическим и экспериментальным театром, а как чувствуете эту разницу вы – по ту сторону зрительного зала? Вам комфортно на экспериментальной сцене?

- Ну, значит не хватало мне в жизни провокаций (смеется).

Мы же там играли не только «Кицюню». Моя Настя (Анастасия Осмоловская – ред.) также поставила спектакль «FOR LOVE» по мотивам пьесы Марка Равенхилла «Преступление и наказание» – культового британского драматурга, провокатора и скандалиста, настоящего мастера черного юмора. Я там играю вместе с Тамарой Антроповой (в «ГолохвастОFF» играет Секлету – ред.).

Я – солдат, веду допрос женщины и перед ней выдрыгиваюсь – играю на гитаре, хочу, чтобы она меня полюбила. А она только после тяжелой военной операции, и хотя и была в движении сопротивления, но тем не менее – не ожидала, что у нее будут такие освободители.

- Недавно вы закончили съемки в новом фильме режиссера Владимира Тихого – военной комедии «Блиндаж». У вас там тоже достаточно контраверсийная роль. Как работалось?

- Мне это близко, я тысячи раз видел в сети Интернет образ, который играю. Это – наши дорогие псевдопатриоты, «диванные бойцы», которые сейчас очень сильно «воняют» в соцсетях.

И вот в фильме – я именно такой персонаж. Сначала он оказывается по одну линию фронта – одевает колорадскую ленту, а потом оказывается у нас – и тут же перекрашивается.

Фильм «Блиндаж» – это киносатира. Бойцы-добровольцы, которые из добробата оказались на фронте и, в принципе не имеют никакого опыта войны, сидят в блиндаже и должны оборонять клочок территории.

Некоторые из актеров были в зоне АТО или в горячих точках на Востоке, поэтому весь этот юмор идет через такую настоящую пацанскую слезу.

- Когда планируется премьера?

- Осенью. Тогда вообще выйдет много украинских фильмов Тьфу-тьфу-тьфу, – чтобы эта тенденция в Украине дальше продолжалась.

Я боюсь разбрасываться словами: «Ой, все так красиво, все так хорошо!». А потом – бац... что-то произошло. Я всегда немножко боюсь.

САМЫЕ ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЕ ПОКЛОННИКИ У МЕНЯ ПОЯВИЛИСЬ ПОСЛЕ «СВИНГЕРОВ»

- Вас сейчас однозначно узнают на улицах, а как вы реагируете? С какого момента вы почувствовали, что: да, наверное я – «звезда»?

- Я снимаюсь уже давно, сначала были сериалы, в основном российские, в которых я играл каких-то «типочков», поэтому поклонники у меня были такие же «типочки» и такие же «девачки».

А вот самые интеллигентные, самые благородные поклонники, как вы говорите –«звезды», у меня появились после «Свингеров».

Они меня везде узнают, говорят: «Нам очень понравилось, вы такие настоящие, смешные, играете придурков, но какая подача!», просят сфотографироваться. Это приятно.

- Но ведь фильм и покритиковали изрядно. Это вас как-то обижало, или, в принципе, вы готовы к критике?

- Готов. Знаете, я сам из Житомира и на русском мое имя звучит – Миша. Так мне говорят: «Ты Миша из Житомира и ты украинец? Ага, понятно, кто ты». И называют слово на букву «ж». А мне всегда это приятно, я думаю: «Джо Дассен, Скарлетт Йохансен, Спилберг, наш Спаситель – все были евреями. А кто с тобой, чувак?»

Те люди, из нашей профессиональной сферы, которые писали свои посты и в чем-то нас упрекали, – им просто нечем крыть. Кино – отбито, кино – смешное, и мы ни копейки не взяли из госбюджета.

К тому же, как я уже сказал, не было никакого заигрывания с Россией, все герои – украинцы, и все говорят на украинском языке.

Не в чем упрекнуть. А если же человек хочет акцентировать на теме секса, то я понимаю, что это его лично очень волнует Дед Фрейд был прав.

ЛЮБОЙ СПЕКТАКЛЬ МОЖНО СРАВНИТЬ С ПАРФЮМОМ, ГДЕ ВАЖЕН КАЖДЫЙ МАЛЕЙШИЙ КОМПОНЕНТ

- А я, по Фрейду, прицепилась к матам. Вы сказали, что сразу убрали нецензурную лексику в «Свингерах», и я так понимаю – лично были этим довольны. Но в той же «Кицюне» на мате, извините, просто говорят. Не переборщили, по вашему мнению?

- Как по мне, любой спектакль можно сравнить с парфюмом. Если разобрать на составляющие ингредиенты самого дорогого парфюма, в его составе всегда будет небольшой компонент, узнав о котором, мы будем в шоке, но без него – никак! Он добавляет пикантности, им нельзя пренебречь, но и нельзя преувеличивать!

Так же и мат (смеется). Это яркое средство выражения эмоций, но – мы и так достаточно видим на улице носителей «матерной» культуры, поэтому не должны с ними отождествляться!

Я в свое время из-за этого перестал слушать некоторые рок-группы, в текстах которых был мат ради мата.

- Кстати, о музыке. У вас же есть собственный музыкальный коллектив? Вы с ним выступаете?

- Моя группа называется «Кука та Банда» – приходите на спектакль «ГолохвастОFF», там есть наши песни. Сейчас мы переключились на фанковый синти-поп. У нас есть привет от всех хороших групп 80-х, а также добавили еще дахабраховский козобас.

- Уже в сентябре придем – посмотрим и послушаем. Говорят, что спектакль создают и актеры, и зрители, и влияют друг на друга во время действа.

Всегда было интересно: когда вы на сцене, обращаете ли внимание на кого-то в зале, чувствуете взгляды?

- Бывает, как увидишь! (смеется). Наши же люди сейчас привязаны к гаджетам, не могут их из рук выпустить; главное – пришли на спектакль, мы уже благодарны!

Но – у большинства зрителей глаз горит, это люди, которые смотрят и чувствуют.

Сегодня доминантной является эстетика рок-концерта, когда все на подрыве, хотят тоже влиять, что-то крикнуть из зала. А театральный спектакль требует атмосферы органного концерта. Лучше даже закрыть глаза – и слушать.

В большинстве случаев на сцене я абстрагируюсь, отключаюсь и погружаюсь в мир того, что играю. Когда вы с режиссером все красиво выстроили, согласовали те ступени, и если по ним ходить – все будет хорошо, ничего не отвлекает (улыбается).

МИТНИЦКИЙ СКАЗАЛ: «А СЛАБО, НАСТЯ, ВЗЯТЬ «ЗА ДВУМЯ ЗАЙЦАМИ? И БЕРИ МИШКУ НА ГЛАВНУЮ РОЛЬ!»

- Я еще в начале хотела спросить, но давайте этим закончим: как оно – работать вместе с женой? Когда жена – режиссер спектакля, в котором ты играешь, – это классно?

- Да. Она представитель более юного поколения, а оно какое-то умнее нас, интереснее. У Насти очень хорошо развито чувство вкуса. Потому что я такой парень с преувеличением. Меня даже на «Свингерах» попускали, говорили: «Чу-чу, дяденька! Ты и так лысый Кукуюк, давай – без преувеличений». И Настя то же делала на «ГолохвастОFF» – мы убрали тему жлобства, чтобы не переборщить.

Она – мой направитель, я с ней общаюсь, спрашиваю точку зрения, она иногда открывает мне кинорежиссеров, которых я раньше не знал. Мы с ней спорим, конечно, в основном – она мной руководит, и вообще...

Красивая женщина, которая пошла в режиссуру, – это вообще для меня так интересно!

Вот такой получился наш Голохвастов – не юный мальчик, а пожилой хипстер

- Она же и актриса тоже?

- И как актриса она очень интересная! Я ходил на ее абсолютно трешовые спектакли по пьесам Василия Сигарева. Понимаете, у нашего актерского поколения много штампов, а они – раскованные, открытые, у них – само построение на других принципах, это очень интересно!

Мы же хотели с ней ставить спектакль, а Эдуард Маркович Митницкий тогда сказал: «А слабо, Настя, взять «За двумя зайцами»? И давай – Мишку на главную роль возьмешь! Вот такой получился наш Голохвастов – не юный мальчик, а пожилой хипстер (смеется).

И она на это откликнулась, мы начали создавать – написали музыку, начали делать этюды. Да приходите 18 сентября на наш спектакль «ГолохвастОFF» – и посмотрите сами!

Любовь Базив. Киев

Фото: Елена Худякова, Даниил Шамкин, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-