Слава Жила, директор-художественный руководитель театра «Актер»
Всегда интересуюсь – готова ли публика к матам и фальшивой марихуане на сцене
Видео 12.10.2019 09:30

Едва ли не самый маленький из украинских театров, который имеет в своем штате всего 7 актеров и играет свой репертуар только 2 дня в неделю, деля по-братски помещение и сцену с кинотеатром, вот-вот должен получить статус академического.

В чем секрет такого признания, и, несомненно, успеха у публики, я расспросила у директора-художественного руководителя театра «Актер», режиссера и продюсера театральных антреприз Славы Жилы.

НЕ ДУМАЮ, ЧТО СЕЙЧАС НАМ ПРЕДЛОЖАТ ПЕРЕЕХАТЬ В КЛАССНОЕ НОВОЕ ЗДАНИЕ, ОДНАКО НОВЫЙ СТАТУС – ЭТО ПРИЗНАНИЕ

- Слава, начну сразу с хорошей новости, которую вы уже в шутку назвали долгоиграющей. Совсем скоро ваш театр, который ныне носит название Коммунальное учреждение «Театрально-зрелищное заведение культуры «Актер», получит статус академического. Что вы ждете от этого, кроме, конечно, морального удовлетворения?

- Для нас это открывает новые горизонты. Во-первых, это официальное признание. Это действительно долгоиграющая история, потому что процедура присвоения статуса требует длительного времени: сначала готовится и подается целая куча документов, потом министр подписывает приказ и передает его в Департамент культуры КГГА. Далее – от КГГА идет представление в комиссию по культуре Киевского городского совета, который готовит соответствующий проект постановления и голосует за него. Вот буквально на днях было голосование, комиссия проголосовали «за» – и теперь сессия Киевсовета должна утвердить смену нашего названия. После этого мы будем официально называться Киевский академический театр «Актер». И дальше уже произойдут все изменения на уровне КГГА, в частности, департамент финансов должен увеличить нам финансирование, ведь мы уже признанный театр и наши показатели соответствуют статусу академического.

- Какие показатели учитывались в первую очередь?

- У нас бешеный рост и по количеству показов спектаклей, и по бокс-офису, и по количеству зрителей. Мы постоянно собираем аншлаги уже на протяжении трех лет. Это, конечно, сыграло решающую роль в том, что Министерство культуры признало нас и предложило нам новый статус.

- Предполагает ли статус «академический» расширение вашего творческого пространства? Ведь сейчас вы делите один зал с кинотеатром «Лира».

- Если посмотреть, то в «сухом» остатке этот статус предусматривает увеличение финансирования зарплатного фонда – небольшие зарплаты нашего супермаленького театра должны увеличиться в полтора или два раза. Мы же - самый маленький театр Киева, но приносим огромную прибыль – и это уже все признали. А еще нам, безусловно, нужны дополнительные ставки в штат, потому что у нас в штате труппы работает только 7 актеров.

- А все остальные актеры в труппе – приглашенные?

- Да, все остальные – приглашенные. На сегодня у нас в штате присутствуют и народный артист Украины Алексей Вертинский, и заслуженный артист Украины Владимир Кокотунов, а также плеяда молодых актеров, которые к нам пришли после театральных вузов.

Что касается зала, то мы действительно делим его с кинотеатром «Лира». Но я не думаю, что сейчас нам предложат: «А переезжайте в какое-то классное новое здание!». Я бы хотел надеяться, чтобы мы могли освоить больше наше нынешнее помещение по адресу Большая Житомирская, 40, потому что сейчас мы играем только 2 раза в неделю.

До моего прихода театр играл всего 8 спектаклей в месяц, а сейчас – почти 16! Количество показов вдвое увеличено, но мы вынуждены все равно втискиваться в эти 2 дня. Это очень сложная для театра математика. А еще, представьте себе, нам некогда репетировать!

- А и правда, где вы репетируете, если ваше помещение занято киносеансами?

- Мы репетируем по возможности с самого утра – с 9-ти утра до 11-ти, порой репетируем ночью – для того, чтобы вовремя выпустить все наши премьеры, которые уже нашумели и стали известными в Киеве.

Так и выживаем, но это – предлагаемые обстоятельства и здесь нет ничего такого. Я уже не очень нервничаю, лишь спокойно, по принципу океана, стараюсь это изменить.

- У вас очень интересные формы работы со зрителем. Летом, например, вы проводили читки просто на улице возле здания театра.

- К нам на читки приходило столько людей, что я уже решил следующим летом, если все, дай Бог, будет хорошо, сделать это регулярной историей и работать так каждую пятницу и субботу.

Будем проводить читки многих разных авторов: мировая и украинская классика и современная литература. Мне кажется, эта тема классно зашла.

- И тогда вы уже не будете ограничены залом, там может даже киносеанс идти, а вы здесь работаете?

- Мы будем ограничены только погодными условиями. Под дождем мы же не сможем читать, но я думаю – что-то и в таком случае придумаем!

КАЖДЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА - ЕГО ПРОДЮСЕР

- Слава, вы из театральной семьи – ваш папа режиссер, мама работает в театре, брат Александр – актер, а у вас образование продюсера. Мы привыкли, что в основном руководителями театров являются профессиональные режиссеры, но, возможно, именно в вашем образовании и кроется секрет успеха театра «Актер». Вы хорошо чувствуете – что лучше продается, на что люди пойдут, что актуально и популярно именно в этот момент?

- Мне кажется, что каждый художественный руководитель театра - его продюсер, просто у кого-то эта специальность по образованию, а у кого-то нет, и в основном это действительно режиссеры.

Когда я только возглавил театр «Актер», поставил 2 детских спектакля – сказки «Золушка» и «Щелкунчик». Это заняло у меня столько времени, сил и вдохновения, что заниматься хозяйственной деятельностью было очень сложно. В тот момент я понял, что надо сконцентрироваться исключительно на развитии театра, маркетинге, организации производства декораций, пошиве костюмов и всего прочего. И именно в это инвестировать все свое время.

К тому же я имею образование МВА и это помогло мне рационально подойти ко всем процессам и увеличить наш бокс-офис ровно в 3 раза по сравнению с показателем, который был три года назад.

- Вы возглавили театр «Актер», выиграв конкурс. Как воспринял ваш приход тогдашний коллектив?

- Театр «Актер» в 1987 году основал глубоко уважаемый мною народный артист Украины Валентин Никитич Шестопалов. Мы были хорошо знакомы: наверное, 10 лет назад я вывозил театр на гастроли в Харьков. Поэтому я лично знал всех членов коллектива, который должен был возглавить, и они очень хотели, чтобы я стал директором-художественным руководителем. Но после того, как я возглавил театр, мы с ними разошлись во взглядах. Потому что я не мог быть просто свадебным генералом, сидеть и подписывать какие-то бумажки! Я предложил актерам участие в работе театра, активную игру, предложил им всем роли. Но они были против!

Это вообще хрестоматийная история о смене руководителя. Помните, в советские времена, когда снимали Юрия Любимова и пригласили на его место в театр на Таганку Анатолия Эфроса? Тогда был огромный скандал, потому что актеры довели Эфроса до инфаркта. На эту тему даже сняли фильм «Сукины дети» (реж. Леонид Филатов, 1990 год – ред.). Потом они, конечно, жалели, что так вышло. Так вот, со мной такое не прошло.

- Вы оказались крепким орешком?

- Да. Хотя народные артисты Украины из театра русской драмы и других театров делали «забастовочки» и говорили мне: «Мы уйдем отсюда и не будем здесь играть!». Я отвечал: «Да вопросов нет! Это ваше желание. Мы живем в свободной стране и можем делать все, что угодно в рамках законодательства. Если у вас есть желание, можете играть, если нет – можете не играть». Было очень легко с ними дискутировать из-за того, что они не входили в труппу театра и все были приглашены на 0,10 или 0,25 ставки. Было довольно смешно с их стороны что-то диктовать – и они ушли.

Из той когорты остались Кристина Синельник, Михаил Жонин и Владимир Кокотунов. Мы добрали труппу и начали играть спектакли, которые сейчас известны не только в Киеве, но и по всей Украине, потому что мы много гастролируем: Харьков, Одесса, Ужгород. Недавно вернулись победителями в нескольких номинациях фестиваля «Тернопольские театральные вечера». На весну нас пригласили на гастроли в Финляндию и на фестиваль в Краков.

- Наверное, сложно собрать труппу на гастроли, когда у вас так много приглашенных актеров, которые играют в других театрах?

- Сложно не только поехать на гастроли, но и даже сыграть репертуар! У нас, например, Ада Николаевна Роговцева и Анатолий Гнатюк из театра Франко, Римма Зюбина из Молодого, Олеся Жураковская из театра на Левом берегу – и всех их свести вместе, чтобы они работали в определенные дни, довольно сложно. Но мы это делаем, и делаем заблаговременно. Поэтому я не шучу, когда говорю, что наш театр – это национальный театр. В национальных театрах репертуар формируется за 3 месяца, и мы за 3 месяца вперед формируем наш репертуар. Придумываем разные проекты, спектакли, премьеры. У нас уже почти сформирован декабрь и сейчас начинаем формировать январь для того, чтобы умело эксплуатировать весь репертуар театра.

МЫ ПОСТОЯННО ПОДДЕРЖИВАЛИ СЕНЦОВА И КАЖДЫЙ РАЗ В КОНЦЕ СПЕКТАКЛЯ «ВОСТОК-ЗАПАД» АКТЕРЫ ВЫХОДИЛИ С ЛИСТКАМИ «FREESENTSOV»

- У вас в репертуаре есть очень интересный спектакль «Восток-Запад» и так случилось, что это была первая театральная постановка, на которую Олег Сенцов пришел после своего освобождения. И именно на этом показе состоялся интересный перформанс с табличками «FreeSentsov». Расскажите, как это было?

- Я возьму на себя ответственность и скажу, что мы, скорее всего, – единственный театр, который постоянно поддерживал Олега Сенцова. Так регулярно, как мы, никто из других театров этого не делал.

Это, безусловно, благодаря Римме Зюбиной. Она с ним переписывалась и все ему рассказывала. У нас есть видео, где мы предлагали подписать петицию. Мы поддерживали всю акцию по освобождению, и каждый раз в конце спектакля «Восток-Запад» актеры выходили с листками «FreeSentsov».

И вот Сенцова освободили, он приехал в Киев и первый театр, который посетил, был именно театр «Актер». Это для нас большая честь.

Более того, я встретил Олега, провел в зал, а он говорит: «Я хочу выйти на сцену на пару слов». Я его представил и сказал: «Вы своего добились тем, что хотели, чтобы я был здесь с вами». И начался спектакль.

После показа актеры снова вышли с листками «FreeSentsov», потом собрали их и отдали Сенцову. Он их порвал – и подбросил вверх. Это было очень эпично, атмосферно и знаково для нашего театра.

После этого было очень теплое общение с ним – это удивительное и щемящее чувство, когда мы говорили с Олегом, который так долго был узником Кремля и вот он здесь у нас...

- Возможно, вы с ним, как с режиссером, будете сотрудничать? Или еще пока рано о таком говорить?

- Я с ним говорил и приглашал его на наши спектакли. Он сказал, что будет пытаться попасть к нам в свободное время. Но сейчас он очень много ездит, у него довольно много дел. Я думаю, что надо немного времени.

- Было бы интересно увидеть вас в сотрудничестве. Будем ждать его отклика на ваше приглашение.

А пока спрошу о режиссере, который ваше приглашение уже принял и работает над новой постановкой для «Актера». Что интересного с Максимом Голенко вы задумали?

- Сейчас Максим уже приступил к спектаклю, который будет называться «Дон Жуан. Коктейль» – это микс разных авторов, которые писали о нем. Наш спектакль будет о необычном, модерновом Дон Жуане и о его страхах.

У нас будет очень интересная афиша. Скандальная. Ее сделает известная в шоу-бизе художница Леся Патока, она придумала крутой сюжет европейского уровня, похоже на 18+. Потом увидите.

А сам спектакль, я думаю, Максим превратит в свой фирменный стиль. Премьера состоится 18 декабря. Будут играть 2 состава и много хороших актеров: и Михаил Кукуюк, и Александр Ярема, и Анна Кузина, и Екатерина Рубашкина, и Виталина Библив, и Владимир Кокотунов, и мой брат Александр Жила. Мне кажется, это должно быть довольно интересно.

- Так, а кто будет играть Дон Жуана?

- На роли Дон Жуана у нас Михаил Кукуюк и Александр Жила. Кукуюк - очень классный актер, который снялся в фильме «Свингеры» и имеет огромную фильмографию. Это крутой артист и у нас может получиться очень крутая постановка.

ТЕАТРАЛЬНЫХ ЗВЕЗД НЕ ХВАТАЕТ, ОНИ ПОСТОЯННО ИГРАЮТ ПО КРУГУ ВО ВСЕХ ТЕАТРАХ

- Всегда ли крутой актер – «звезда»? Кто из украинских театральных актеров соответствует звездности? Потому что о ком-то говорят – хороший артист, о ком-то - талантливый или гениальный, а о ком-то - «звезда»...

- На самом деле, у нас со звездами очень сложная история из-за того, что кино сформировало определенный ограниченный список этих звезд. Я являюсь еще и продюсером театральных антреприз и стараюсь работать со всем спектром актеров, которые являются звездами. Могу их вам перечислить. Буду стараться, чтобы они все вошли в мой список: Ольга Сумская, Виталий Борисюк, Юрий Горбунов, Лилия Ребрик, Алексей Вертинский, Анатолий Гнатюк, Антин Мухарский, Янина Соколова, Михаил Кукуюк, Александр Ярема, Виталина Библив, Анна Кузина, Римма Зюбина, Олеся Жураковская, Виталий Ажнов, Руслана Писанка, Владимир Горянский. Сейчас появилась новая звезда – заслуженный артист Украины из Тернополя Александр Папуша. На него ходит публика, его имя знают во всех городах Украины.

Вроде этот список довольно таки немалый, это - немало, но и совсем-совсем немного.

Звезд не хватает, они постоянно играют по кругу во всех театрах. С одной стороны, это формирует рынок, но порой из-за этого сложно работать.

- Все, кого вы назвали, это – звезды более старшего поколения. Из молодых разве что Ажнов и Кузина.

- Да, я их назвал звездами. Хотя, скорее, они пока молодая плеяда, которая пытается отвоевать свое место под солнышком. И это очень классно. Еще есть Ксения Вертинская.

Сейчас меня могут упрекнуть в кумовстве или родственных связях, но мой брат Александр Жила – практически прима нашего театра. Ему только 23 года, а у него уже огромный опыт! Он сыграл уже больше 300 спектаклей. И хотя не широко известный, но тем не менее – некоторые фанатки приходят именно на него.

- Мне кажется, что в театре родственные связи, о которых вы говорите, – это больше плюс, нежели минус. Это же талант, гены, которые наследуются. Разве нет?

- Это как старый анекдот, когда у военного спрашивают: Кто твои родители? Он отвечает: Военные. Это – династия. А у вас? – спрашивают у врача. – У меня – врачи. – Тоже династия. А у вас кто? – спрашивают у актера. – А у меня – актеры. – Дураки. (смеется).

Звезд в Украине не хватает, некоторые театры буквально разрывают их между собой на куски

Во-первых, с родственниками работать очень трудно. Это всегда конфликт интересов, ты понимаешь, что это родственники и не можешь перейти определенную грань, или, наоборот, – постоянно ее переходишь. Особенно трудно для руководителя играться в родственные связи.

Но на самом деле среди молодых актеров не так уж и много классных, а те классные, которые есть, – все уже разобраны по театрам. Некоторые театры делят актеров между собой, например, Дмитрия Олейника «Золотые ворота» и театр на Левом берегу буквально разрывают на кусочки.

- Я была на вашем моноспектакле «Качур. Контрабас», где в главной роли – молодой актер Игорь Качур. Вы видите в нем потенциал звезды?

- Да. Если он будет готов и дальше работать в таком темпе. Он очень классный, органичный и имеет бешеный успех у публики. Потому-то он и работает в моноспектаклях, потому что это большая ответственность – выйти одному на сцену и держать почти полтора часа внимание зрителя. Мне кажется, у Игоря это получается классно. Он работает, имеет успех, и этот потенциал – очень крутой.

- Вы сказали, что среди молодежи не много театральных звезд. А почему так: ежегодно из вузов выпускается большое количество дипломированных актеров? Они не идут в театр, а идут в кино – туда, где больше платят, или это у меня неправильное представление?

- В кино идут все! В кино действительно сейчас платят больше – и все туда идут за заработком. Но те, кто окончил актерские факультеты, не могут жить без театра, им необходимо выходить на сцену.

Профессия актера – очень тяжелая, это хуже, чем работать шахтером

Актеров действительно выпускается огромное количество, ежегодно наверное только из театрального университета выходит около 100 актеров, а еще есть университет культуры и другие вузы – как государственные, так и частные.

Но мне кажется, что проблема – не в качестве выпускников театральных вузов, а в том, что талантов вообще не так уж и много.

В ЕВРОПЕ СНИМАЛИ ТРУСЫ НА СЦЕНЕ И МАТЕРИЛИСЬ ЕЩЕ СТО ЛЕТ НАЗАД – ЭТО ТОЖЕ ПРОЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

- То есть, природой так заложено, что талантов должно быть не много, от этого они ценнее?

- Судя по всему, да. К тому же профессия актера – очень тяжелая, это хуже, чем шахтером работать, особенно летом.

- А нам, зрителям, кажется, что они купаются в овациях и цветах. Расскажите – в чем сложность?

- Представляете, жара +30°, а ты выходишь на сцену, одетый в костюм, на тебя светят прожекторы, ты выкладываешься в бешеном ритме, совершенно измученный после спектакля, а тебе еще надо приехать утром порепетировать.

Это архисложная, зависимая профессия – как с морального аспекта, так и с физического. Это действительно тяжело, я имею в виду условия работы, потому что мы еще далеки от европейских стандартов.

Театр сам по себе – это эпатаж

- И чем лучше условия в европейских театрах?

- Там выше зарплата, очень много современных технических средств, там, в конце концов, театр – это часть идеологии, а у нас нет! И даже новая власть, которая пытается быть в диалоге с нами, творческими деятелями, – в данный момент тоже не видит театр частью идеологии страны.

- Время покажет – и все изменится к лучшему. Я в это верю. Хочу вернуться к премьере спектакля «Дон Жуан. Коктейль», точнее к скандальной афише, о которой вы говорили, и к скандалам и эпатажу в целом. Существует ли в театре грань, которую нельзя пересекать, или можно пересекать все?

- Мне кажется, что театр просто сам по себе – это эпатаж. Когда актер выходит на сцену и начинает нести какие-то откровения на публику – это уже эпатажно. Обычный зритель, если он воспитанный, культурный и ненахальный, просто не может себе позволить выйти на публику и рассказывать чужие тексты, и добавлять туда частичку своих.

Сейчас в стране идут военные действия, мы все привыкли к стрессу, а борьба со стрессом – это повышение эмоционального градуса в СМИ и в искусстве. Чем ярче эмоции, тем больше они выбивают мозг из стрессовой истории. И, безусловно, мы начинаем требовать еще большего эпатажа.

Но, мне кажется, что как бы мы ни экспериментировали, – мы остаемся в рамках классического восприятия. В Европе снимали трусы на сцене и матерились еще сто лет назад. Здесь нет ничего такого, что выходило бы за рамки, это аналогичное проявление культуры, мне кажется.

Безусловно, есть классический театр, например, театр русской драмы. Когда-то там шел спектакль «Солдатики» – это был, наверное, мой первый продюсерский опыт. И в нем звучало одно нецензурное слово. На спектакль приехал ректор школы-студии МХАТ, завлит театра МХАТ Анатолий Смелянский, он посмотрел, а потом на сборе труппы сказал: «Можно в театре обойтись и без этого». Можно. Это выбор каждого.

Мне кажется, что как таковой конкуренции между театрами не существует, каждый занимает свою нишу, а зритель сам определяет – хочет он туда приходить или не хочет. Мы живем в свободной стране, где разрешается, по большому счету, все. У нас, например, на спектакле «Бойцовский клуб» гениталии показывают, а в другом спектакле «Простые вещи» – Ада Николаевна Роговцева рассказывает очень серьезную классическую историю. И это, мне кажется, очень круто.

ДАВНО МЕЧТАЮ ПОСТАВИТЬ МЮЗИКЛ – ЭТО БЫЛО БЫ КРУТО, ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО, НЕОБЫЧНО

Я всегда спрашиваю у публики – готова ли она, что со сцены будут материться или курить ненастоящую марихуану

- Так у вас баланс, у вас есть все на любой вкус?

- Я же говорю, мы – национальный театр потому, что у нас есть спектакли для любой публики: на спектакль «Ночь перед Рождеством», который играется в стиле мюзикл, могут прийти и взрослые, и дети, есть формат «18+» – спектакль «Бойцовский клуб», есть образовательный проект – мастер-класс «Великие диктаторы», где, кстати, ваш слуга дает мастер-класс по публичному выступлению.

Я всегда встречаю публику и спрашиваю – знает ли она, куда пришла, и готова ли к тому, что здесь будут со сцены материться или курить ненастоящую марихуану, потому что так предусмотрено драматургией.

Но нас за это и любят. Потому что каждый может найти что-то для себя – или классическую комедию «Здравствуйте, я ваша тетя», или послушать немножечко мата в хите нашего сезона – спектакле «Семь разгневанных джентльменов».

- Подбором репертуара занимаетесь непосредственно вы?

- Я. Безусловно, я прислушиваюсь к предложениям, которые мне дают режиссеры, но в основном всю репертуарную политику формирую я.

- Должности главного режиссера в театре «Актер»?

- Нет, нет.

- Так вы, как говорится, рожаете спектакли и вы принимаете решение – когда этот спектакль должен завершить свой век на сцене?

- Скорее, я главный врач роддома. Рожают спектакля акушеры-гинекологи – режиссеры. А еще у нас неподалеку есть кладбище, куда мы вывозим спектакли – и их там с почестями хороним.

- Вы недавно «похоронили» патриотическую трагикомедию «Патрис» – спектакль из вашего репертуара, который успешно шел и даже получал награды. Почему так произошло? Какие факторы того, что возраст спектакля на вашей сцене уже закончен?

- Этот спектакль действительно съездил на тернопольский театральный фестиваль и получил там вторую премию за режиссуру, за лучший актерский ансамбль и за сценическое решение.

Но – это очень остро-социальный спектакль, и со временем эта социальность исчезла. Там история о псевдопатриотизме, а мне кажется – у нас происходят существенные изменения в стране в направлении идеологии, векторности – и уже надо создавать новые произведения, которые будут соответствовать и отражать то, что происходит у нас в стране. К тому же у нас закончился контракт по авторским правам. Авторы спектакля «Патрис», кстати, – из Беларуси, но мы адаптировали эту историю под нас.

- Много ли у вас в репертуаре спектаклей украинских авторов?

- У нас идет спектакль «Восток-запад», который создали пять украинских драматургов-подростков. Это уникальная история о детях со спорных территорий. Из украинских – есть еще, сейчас почему-то одиозный, Михаил Булгаков – «Морфий».

- Совсем скоро должно состояться рождение нового спектакля «Ночь перед Рождеством». Когда ждать премьеру?

- Это Николай Васильевич Гоголь, которого мы уже выпускали в прошлом году. Спектакль имел оглушительный успех, и мы решили его повторить в этом сезоне. Кажется, 22 декабря будет начало марафона – мы будем играть спектакль три раза. Это немножечко принцип Бродвея, мне кажется – это крутые риски, которые будут успешны.

- Если уже заговорили о бродвейском принципе, не замахнуться ли вам на мюзикл?

- Я уже давно об этом мечтаю, но мне кажется, что в Киеве еще нет такого большого потока туристов и стабильности, чтобы мы могли постоянно играть мюзикл на большой сцене.

Хотелось бы что-то сделать, возможно – выкупить франшизу и работать по ней. Это было бы круто, экспериментально, необычно.

- Потенциально, у нас же есть актеры, которые могли бы и танцевать, и петь, и играть одновременно – с этим проблемы нет, я так понимаю?

- Да, у нас есть весьма одаренные актеры, которые работают в том же спектакле «Ночь перед Рождеством», где они исполняют и вокальные партии, и танцевальные, – выходит довольно прилично!

Кроме премьеры «Дон Жуан. Коктейль» Максима Голенко и «Ночи перед Рождеством», которую ставит Александр Жила, в планах также сотрудничество с Владой Билозоренко. Она должна ставить у нас «Женитьбу» по Гоголю. Также есть идея поставить «Пролетая над гнездом кукушки», Александр Жила сейчас думает над этой темой.

Будет классно! Также мы уже готовим к новому летнему сезону огромный проект – читки, ведь мы единственный театр, который не закрывается на летние каникулы, а работает целый год, чтобы удовлетворять эстетические и духовные потребности киевлян и гостей столицы.

Любовь Базив. Киев

Фото: Геннадий Минченко, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-