Владимир Даль. 1. Открыть сундуки перед изумленными современниками

Владимир Даль. 1. Открыть сундуки перед изумленными современниками

Укринформ
Укринформ продолжает серию публикаций мультимедийного циклового проекта "КАЛИНОВИЙ К@ТЯГ"

Говорят, лингвистом, в частности – фонетиком он был от Бога. Современники вспоминали, что иногда по двум-трем сказанным словам Владимир Иванович Даль определял, откуда родом человек и точно называл, носителем какого наречия говорящий является.

Известен следующий случай:

- Будучи в гостях, вышел наблюдательный Даль воздухом подышать в палисадник, а за решетчатым забором толкуют нищие, ругаясь со сборщиками подаяния на церковные нужды. Стоит, значит, перед ним белокурый, чистотелый монах с книжкою в черном чехле с нашитым желтым крестом.

К нему-то и обратился В.И.Даль.

- Какого, батюшка, монастыря?

- Соловецкого, родненький, – ответствовал инок.

- Из Ярославской губернии, что ли? – переспросил лексикограф, зная, что “родимый”, “родненький” – одно из любимых слов ярославских простолюдинов.

Смутился монах и поникшим голосом залепетал:

- Нету-ти, родненький, тамо-ди в Соловецком живу.

- Да еще из Ростовского уезда, – лукаво улыбнулся Владимир Иванович.

Тотчас бухнул в ноги постриженик:

- Ой, не губите, барин! – Оказалось, стоял перед ним …беглый солдат, отданный в рекруты из Ростовского уезда и скрывавшийся под видом соловецкого монаха. Разумеется, не выдал лексикограф-любитель Владимир Даль служивого.

Вместе с тем, дивных умений был Казак Луганский, как сам себя писатель некогда назвал: искусно играл на разных музыкальных инструментах, слыл опытным картографом, сноровисто работал на токарном станке, увлекался спиритизмом, изучал гомеопатию, в целой Империи считался сектоведом. К спиритизму его, говорят, приобщил в Нижнем Новгороде известный мистик, публицист, переводчик, издатель Александр Николаевич Аксаков (1832-1903). Должно сказать, во второй половине 1870-х гг. на медиумических сеансах в Санкт-Петербурге, устраиваемых в доме Аксакова, с загробным миром частенько толковали Ф.М.Достоевский, Н.С.Лесков, П.Д.Боборыкин, А.М.Бутлеров, Н.П.Вагнер и другие. Близким знакомым при случае Владимир Иванович рассказывал, что однажды ему удалось вызвать дух покойного… Василия Андреевича Жуковского, задать знаменитому поэту вопрос и получить ответ, который только тот ведал.

А невянущей славой труженик на ниве просвещения народного покрыл себя, создав непревзойдённый по объёму “Толковый словарь живого велікорусского наречія русского языка”, на составление которого у нашего земляка ушло… 53 года.

*   *   *

Знаковый для распространения грамотности в Российской империи писатель украинского происхождения, этнограф и лексикограф, собиратель фольклора, военный врач Владимир Иванович Даль родился 10 (22) ноября 1801 г. на Английской улице в поселке Луганский завод (ныне – Луганск) Екатеринославской губернии. Селение то получило название такое, ибо стояло на речке Лугань и выросло вокруг сталелитейного завода, где спустя десятилетие лили пушки и ядра для войны с супостатом Наполеоном. На свет мальчик появился в семье лекаря горного ведомства и родителями был назван просто – Вольдемар-Фердинанд. Детство будущего лингвиста прошло в небольшом одноэтажном домике, окруженном казармами, халупами, землянками первых заводских рабочих литейного завода. Здесь зародилась любовь к отчему краю, которую Володя пронес через всю долгую жизнь, выбрав себе литературный псевдоним Казак Луганский.

Его отец, обрусевший датчанин Йохан Кристиан вон Даль (Johan Christian Dahl; 1764-1821), только в 35 лет принял российское подданство и на русский манер стал в 1799 г. именоваться Иваном Матвеевичем Далем. Знал он немецкий, английский, французский, русский, идиш, латынь, греческий, древнееврейский язык, богословом был и медиком. Слава филолога докатилась до императрицы Екатерины II, призвавшей иностранца в Санкт-Петербург, определив на должность придворного библиотекаря.

Позже в университете тюрингского городка Йена Иоганн Даль прослушал курс врачебного факультета и с дипломом доктора медицины вернулся в Россию. Вскоре ему выдали медицинскую лицензию ордината, которая гласила: “Иван Матвеев сын Даль 1792 года марта 8 числа удостоен при экзамене в Российской империи медицинскую практику управлять”. Что интересно, прадед Владимира Даля имел филологическое образование, знал шесть языков, в числе которых были и совсем редкие наречия, переводил на русский язык различные произведения.

В Санкт-Петербурге в 1799 г. Иоганн Даль взял в жены Ульяну Христофоровну (Юлия-Мария Фрейтаг; 1771-1859), которая прекрасно играла на фортепиано, пела как оперная дива, живо интересовалась литературой. У пары родились две дочери: Паулина и Александра, а также четверо сыновей. Младшими братьями Владимира Ивановича были: Карл (1802-1828), Павел (1805-1835) и Лев (1807-1831).

Хотя Мария Христофоровна получила достойное образование, свободно владела пятью языками, но в жизни занималась исключительно домом и детьми. Интересно, что бабушка по материнской линии В.И.Даля – Мария Ивановна Фрейтаг, была из французских гугенотов де Мальи, интересовалась литературой, даже переводила на русский язык швейцарского поэта Соломона Геснера (Salomon Gessner; 1730-1788) и немецкого драматурга А.В.Иффланда (Аugust Wilhelm Iffland; 1759-1798), тогда как дед, коллежский асессор Христофор Фрейтаг, будучи чиновником ломбарда, вслух выказывал недовольство филологическим образованием будущего зятя, заставив Владимира Ивановича получить… медицинское образование, ибо считал профессию врача “доходной, практической”.

Просуммируем. Московия должна зарубить себе на носу, кто ей создал первый толковый словарь русского языка… Нет-нет, не мата, а именно “Толковый словарь живого велікорусского наречія русского языка”. Это Владимир Иванович Даль, отцом которого был датчанин, который родился в Германии, матерью – немка французских кровей. Далее, еще интересней.

*   *   *

Жить в крупном городе большой семье было материально трудно, поэтому, когда Володе исполнилось четыре года, родители отправились в село Николаево Херсонской губернии. Именно туда отца отправили инспектором в Черноморскую врачебную управу. Начальное образование мальчик получил на дому. И оно, благодаря образованности отца и матери, которые к тому же были книголюбами, оказалось отменным.

Оба родителя не только много читали, но и ценили печатное слово, – и любовь к литературе передалась детям. Выслужив в 1814 г. дворянство, старший лекарь Черноморского флота Иван Матвеевич Даль получил право за казенный счет обучать сыновей в Морском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге.

В возрасте 13,5 лет вместе с младшим братом Карлом 1 августа 1815 г. Володя поступил в кадеты, затем стал гардемарином. В мае 1817 г. он совершил свое первое плавание на бриге “Феникс” вместе с младшим на год гардемарином Павлом Нахимовым (1802-1855) – будущим героем Синопа и Севастополя, великим адмиралом России.

Во время длительного плавания у юного Володи Даля сформировалась привычка записывать свои впечатления в “Дневном журнале”, “ведённом на бриге “Феникс”, идучи из Санкт-Петербурга в различные порты Балтийского моря”. Из казеннокоштного учебного заведения 2 марта 1819 г. выпустился 12-м по старшинству из 86-ти. Среди соучеников были – не только будущий флотоводец Павел Нахимов, но и публицист, мемуарист, декабрист Дмитрий Завалишин (1804-1892).

*   *   *

Служить молодого офицера отечество отправило на Черноморский флот, в главный российский порт Николаев, где в 28-м флотском экипаже, на 44-пушечном фрегате “Флора” и бриге “Менгрелия” ходил Владимир Даль. Позже беллетрист описал ту жизнь в повести “Мичман Поцелуев, или Живучи оглядывайся” (1841). Именно в Украине В.И.Даль, по его словам, “бессознательно” начал записывать неизвестные слова, приступив таким образом к главному делу жизни – созданию непревзойдённого по объему “Толкового словаря живого велікорусского наречія русского языка”, работа над которым продолжалась 53 года.

Вышло это случайно. В начале марта 1819 г., следуя из Санкт-Петербурга в Москву, от ямщика любознательный мичман услышал незнакомый глагол “замолаживает”. Значение слова он записал. С тех пор не проходило ни дня, чтобы записная книжка Владимира Даля не пополнилась новой пословицей, поговоркой, даже словом, непременно – с указанием смысла и места, где оно употребляется.

Топонимов на территории Империи бытовало множество, но творческий псевдоним “Казак Луганский”, под которым Владимир Даль вступил в литературный мир в 1832 г., взял он в честь родного Луганска, потому как родиной считал не Данию, а именно юг России. Летом 1817 г. во время учебного плавания на бриге “Феникс” под началом лейтенанта Павла Афанасьевича Дохтурова в числе 12 гардемаринов Козак Луганский за пять месяцев проследовал по маршруту Санкт-Петербург–Кронштадт–Рочесальм–Свеаборг–Рига–Ревель–Стокгольм–Карлскрона–Копенгаген.

Когда они посетили Копенгаген, будущий академик языка записал:

- Когда я плыл к берегам Дании, меня сильно занимало, что увижу я отечество моих предков, моё отечество. Ступив на берег, я на первых же порах убедился, что отечество моё Россия, что нет у меня ничего общего с землей моих предков.

*   *   *

Резко окончив службу на Чёрном море, летом 1824 г. молодой мичман оказался на Балтийском море. Этому предшествовала суровая гауптвахта… Поскольку с сентября 1823 г. по апрель 1824 г. разжалованный до матроса мичман Даль находился под арестом. Именно ему приписывали авторство эпиграммы на главнокомандующего Черноморским флотом, адмирала Алексея Самуиловича Грейга (1775-1845) и его любовницы Юлии Кульчинской (Лии Михайловны Сталинской; 1800-1881), дочери еврея-трактирщика, после первого брака выдававшей себя за полячку.

- В каком-то местечке меня уверяли, / что Лейку прогнали и высекли там. / Я право не верю, из зависти лгали, / наш битого мяса не любит и сам!

Морское командование назвало эти стихи “пасквилем”, “подметными письмами”. Более того, в ночь с 19 на 20 апреля 1823 г. автор расклеил листовки с эпиграммой в шести публичных местах города-порта Николаева! В них автор зло высмеял не кого-нибудь, а самого командующего Черноморским флотом. Аматорские, но достаточно язвительные вирши стали вещественным доказательством в “Деле, произведенном комиссией Военного Суда 28-го флотского экипажа Черноморского флота над мичманом Владимиром Далем за сочинение ругательных пасквилей. Начато 4 мая – окончено 13 сентября 1823 года”.

Со слов историка флота Ф.Ф.Веселаго, “это было шутливое, хотя и резкое стихотворение, но имевшее важное местное значение, по положению лиц, к которым оно относилось”. Именно по такой причине из Николаева мичмана-острослова отправили в Кронштадт.

Отслужив на флоте положенные “казеннокоштному воспитаннику” морского корпуса шесть лет (1819-1825), мичман Владимир Даль оставил морскую службу, как он сам напишет, “по причине невыносимо тяжёлой морской болезни”. Жизнь он выбрал мирную, а путь – иной. 20 января 1826 г. бывший морской офицер поступил на платное отделение медицинского факультета Дерптского (Юрьевского) университета (теперь – Тартуский университет). Жил юноша в тесной чердачной каморке, зарабатывая на жизнь уроками русского языка.

*   *   *

Спустя два года, в январе 1828 г. способного студента уже зачислили в число казеннокоштных воспитанников. Как утверждал биограф З.Стайда, вот когда Владимир Даль погрузился в атмосферу Дерпта, которая “в умственном отношении побуждала к разносторонности”. Пришлось усиленно заниматься необходимой в то время латынью. Его успехи в лингвистике быстро проявились. За студенческую работу на тему, объявленную философским факультетом, молодой медик получил серебряную медаль.

Словом, жизнь бурлила. Владимир Даль писал стихи и одноактные комедии, сблизился с поэтами Николаем Языковым и Василием Жуковским, а также с издателем журнала “Славянин” Александром Воейковым, напечатавшим в 1827 г. в своем издании первые стихотворения молодого литератора. В те годы он также подружился со старшекурсником отделения врачебных (медицинских) наук Московского университета, героем обороны Севастополя, будущим хирургом Николаем Пироговым, именем которого были названы десятки медицинских университетов и клиник.

В своих посмертных записках Николай Иванович вспоминал о В.И.Дале, как об остроумном жизнерадостном человеке и блестящем рассказчике.

- Первое наше знакомство с Далем довольно оригинально – однажды после нашего приезда мы слышим у окна с улицы странные, но незнакомые звуки: русская песнь на каком-то инструменте. Смотрим, стоит студент в вицмундире, всунул голову через открытое окно в комнату, держит что-то во рту и играет: “Здравствуй, милая, хорошая моя!”, не обращая на нас никакого внимания. Инструмент был губной органчик, а виртуоз – Владимир Иванович Даль.

*   *   *

С началом войны с турками в 1828 г. экстерном ему пришлось сдать 15 экзаменов, а учебу резко прервать – в связи с распространившейся за Дунаем чумой в действующей армии следовало усилить военно-медицинскую службу. Владимир Даль досрочно “с честью выдержал экзамен на доктора не только медицины, но и хирургии” по теме “Об успешном методе трепанации черепа и о скрытом изъязвлении почек” и тотчас же отправился в крепость Силистрию – на должность ординатора в передвижной госпиталь Главной квартиры.

По воспоминаниям его сослуживцев:

- В битве под Кулевчею Даль решительно отличился. Долгие часы он не покидал поле боя, действуя под пулями и ядрами. Он оказывал помощь сотням солдат, пока крайнее изнеможение не свалило его. Наутро он был найден крепко спящим прямо на сырой земле между убитыми и ранеными.

Орден Святой Анны III
Орден Святой Анны III

В ходе русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и польской кампании 1831 г. Владимир Даль зарекомендовал себя как высококлассный военный врач и эпидемиолог. Отличился он при переправе генерал-лейтенанта Ф.В.Ридигера через полноводную Вислу у Юзефува. За отсутствия военного инженера В.И.Даль навел мост, защищал его при переправе и затем самолично строение взорвал. От начальства герой получил… выговор (!!!) за неисполнение прямых обязанностей. А вот Николай I, прослыв о военвраче, наградил В.И.Даля на Георгиевской ленте медалью, которую, как и орден Святого Георгия IV степени, можно было заслужить только на поле боя. А вскоре служивый получил и орден Святой Анны III степени с бантом и бриллиантовым перстнем.

Что удивительно: война войной, а лексикография у Владимира Ивановича была по расписанию. В годы русско-турецкой войны, работая в полевом госпитале, блистательный хирург продолжал накапливать материал из разных губерний для будущего “Толкового словаря живого велікорусского наречія русского языка”, записывая со слов раненых “областные речения”.

Тогда же подтвердились впечатления детства.

- Речь простолюдина с ее своеобразными оборотами всегда отличалась краткостью, сжатостью, ясностью, определительностью. В ней было гораздо больше жизни, чем в языке книжном и в языке, которым говорят люди образованные.

*   *   *

Понимал ли бывший мичман с берегов украинской Лугани, за какой непосильный труд он взялся: составить толковый словарь русского языка? Простите, для кого составить?! Грамотного населения в империи было от силы 15 процентов; дворян – 1,5%, мещан – 10,7%. Из них русских, согласно данных первой переписи 1897 г. – 44,3% (55,6 млн). Притом, что большинство образованных людей общались по-французски или по-немецки, тогда как русский язык считался грубым, на котором говорить в высшем обществе считалось моветоном.

Вата и весь “руцкиймир” тупят, когда не интересуются, а кто сам язык им упорядочил? И почему именно немецкий лютеранин с Луганского завода, – не Ломоносов, не Жуковский, не Пушкин, – а некий Казак Луганский озаботился тем, что в Александрийскую эпоху живой русский язык был “втиснут в латинские рамки и склеен немецким клеем”?

Что-то весьма мощное им двигало.

На знаковый мотив В.И.Даля первым обратил внимание литературный критик Виссарион Белинский (1811-1848), узревший корень просвещенной озабоченности:

- К особенности любви Даля к Руси принадлежит то, что он любит ее в корню, в самом стержне, основании ее, ибо он любит простого русского человека.

*   *   *

С марта 1832 г. Владимир Иванович служит ординатором в столичном (российской империи – ред.) военно-сухопутном госпитале и вскоре превратился в медицинскую знаменитость Санкт-Петербурга. Русский писатель-реалист, публицист, этнограф-беллетрист Павел Мельников (1819-1883) написал о коллеге:

- Здесь он трудился неутомимо и вскоре приобрел известность замечательного хирурга, особенно – окулиста. Он сделал на своём веку более сорока одних операций снятия катаракты, и все вполне успешно. Замечательно, что у него левая рука была развита настолько же, как и правая. Такая счастливая способность особенно годилась для оператора (в свое время В.И.Даль считался вторым хирургом в России после друга, выдающегося Николая Пирогова, с которым он приятельствовал с институтской скамьи в Дерпте – А.Р.). Самые знаменитые в Петербурге хирурги приглашали Даля в тех случаях, когда операцию можно было сделать ловчее и удобнее левою рукой.

Оставив хирургическую практику, В.И.Даль не ушел из медицины. Он сохранил интерес к офтальмологии, а также заинтересовался гомеопатией, опубликовав в альманахе “Современнике” (№12, 1838) одну из первых в царской России статей в защиту альтернативной медицины – “Об омеопатии. Письмо князю В.Ф.Одоевскому”.

*   *   *

Еще в 1830 г. В.И.Даль дебютировал как прозаик, опубликовав в “Московском телеграфе” первую авторскую повесть “Цыганка”, а спустя два года издал “Русские сказки, из предания народнаго изустнаго на грамоту гражданскую переложенныя, к быту житейскому принаровленныя и поговорками ходячими разукрашенныя Казаком Владимиром Луганским. Пяток Первый”. Книга, напечатанная в типографии А.А.Плюшара, молниеносно принесла известность в литературных кругах Северной столицы.

Ознакомившись с новинкой, ректор Дерптского Императорского университета Иоганн Фридрих Паррот пригласил выпускника читать лекции на кафедре русской словесности. При этом книгу зачли… в качестве диссертации на соискание учёной степени доктора филологии. Однако, управляющий (1831-1839) III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии Александр Мордвинов 7 октября 1832 г. вскоре проинформировал шефа жандармов А.X. Бенкендорфа:

- Наделала у нас шуму книжка, пропущенная цензурою, напечатанная и поступившая в продажу. Заглавие ее “Русские сказки казака Луганского”. Книжка напечатана самым простым слогом, вполне приспособленным для низших классов, для купцов, солдат и прислуги. В ней содержатся насмешки над правительством, жалобы на горестное положение солдата и проч. Я принял смелость поднести ее Его Величеству, который приказал арестовать сочинителя и взять его бумаги для рассмотрения.

После такой “рецензии” министр просвещения Российской империи Карл Андреевич Ливен (1767-1844) также счел “Русские сказки”… неблагонадежными. Под лупой цензура проверила издание и, естественно, подобострастно подтвердила насмешку над правительством.

*   *   *

27 октября 1832 г. прямо во время обхода больных Казака Луганского арестовали и доставили в III отделение, что в годы правления Николая I считалось высшим органом политической полиции российской империи. Ладно, расстроилась запланированная свадьба полунищего ординатора с доходом в 700 рублей в год с юной дворянкой Юлией Егоровной Андре (1816-1838), вольнодумцу ссылка грозила.

От репрессий писателя спасло заступничество поэта Василия Жуковского (1783-1852), который, как наставник наследника престола, цесаревича Александра Николаевича, представил случившееся с господином Далем как сущий анекдот, совершенное недоразумение. Учитывая воинские заслуги, обвинения сняли, к вечеру арестанта освободили, хотя не распроданный тираж “Русских сказок…” из книжных магазинов изъяли, доставили в III отделение, где торжественно сожгли. Во все времена власть предержащие боялись, когда им сказки рассказывают.

Бумагу-то превратили в пепел, да душу не изничтожили.

Не случайно, свой псевдоним Владимир Иванович самолично растолковал так вот:

- Казак – вольный житель земли Русской, Луганский – уроженец города Лугани.

*   *   *

В мае 1833 г. опальный литератор женился, а спустя два месяца вместе с супругой Ю.Е.Андре отправился в Оренбург, где освободилось место чиновника особых поручений при военном губернаторе Василии Алексеевиче Перовском (1795-1857). В должности той литератор состоял последующие восемь лет. Семья разрослась, супруга подарила мужу сына Льва (1834-1878) и дочь Юлию (1838-1863). 

Находясь на Южном Урале, В.И.Даль колесил по уездам, собирал фольклорные материалы, занимался естественными науками. За представительные коллекции по флоре и фауне Оренбургского края в 1838 г. его по физико-математическому отделению избрали членом-корреспондентом Санкт-Петербургской Императорской Академии наук. На Приволжье были созданы две авторские повести: о казахах – “Бикей и Маулина” (1836), о башкирах – “Башкирская русалка” (1843).

Вот когда пригодилось знание языков. Ведь помимо русского, Владимир Даль знал еще 12 языков, например, понимал тюркские. Кто кроме украинского лютеранина смог бы собрать в Оренбурге тюркские рукописи; не зря Владимира Ивановича считали одним из первых в Российской империи тюркологов. Кстати, по образу и подобию его толкового Словаря стал составлять лексикон тюркских наречий российский ориенталист Лазарь Захарович Будагов (1812-1878).

К своему словесному собирательству Владимир Иванович Даль всегда относился крайне почтительно, ведь свято верил:

- Язык есть вековой труд целого поколения.

В 1835 г. Казака Луганского избрали член-корреспондентом первого состава Уфимского губернского статистического комитета. Он продолжал и литературные занятия, активно сотрудничая с редакцией журнала “Сельское чтение”. В 1833-1839 гг. вышли в свет “Были и небылицы Казака Луганского, часть 2”, “Были и небылицы Казака Луганского, часть 3”, “Восточные притчи и сказки”, “Были и небылицы Казака Луганского, часть 4”.

На месте непоседе не сиделось, в 1839-1840 гг. доктор Даль участвовал в неудачном Хивинском походе, экспедиции русских войск против династии Кунгратов. Армейские годы военврача нашли отражение в ряде сочинений мемуарного характера, например, в “Донской конной артиллерии”, “Письмах к друзьям из похода в Хиву”, “Рассказе хивинского пленника Федора Федорова Грушина”, “Рассказе невольника, хивинского уроженца Андрея Никитина”, “Известиях о Хиве, взятые из рассказов кизильского гарнизонного баталиона портупей-поручика Медяника, бывшего в плену у хивинцев”.

*   *   *

Затем случилась встреча, озарившая дальнейшую жизнь Казака Луганского. При посредничестве поэта В.А.Жуковского знакомство В.И.Даля с Александром Сергеевичем Пушкиным (1799-1837) должно было состояться в 1832 г., но Владимир Даль решил лично отрекомендоваться. Он так это описал:

- Взял я свою книгу и пошёл представиться поэту. Поводом были “Русские сказки. Пяток первый Казака Луганского”. Пушкин в то время снимал квартиру на углу Гороховой и Большой Морской (дом №26/14 – А.Р.). Поднялся я на третий этаж, слуга принял шинель в прихожей и пошел докладывать. Волнуясь, я шёл по комнатам, пустым и сумрачным – вечерело. Взяв мою книгу, Пушкин открывал и читал с начала, с конца, где придётся, и, смеясь, приговаривал: “Очень хорошо”.

Вы лично знали, например, что авторство одной из первых сказок вашего детства – “Курочки Рябы”, принадлежит сказочнику Казаку Луганскому, нашему земляку В.И.Далю? Пушкин так обрадовался подарку, что в ответ выхватил из бюро и презентовал Владимиру Ивановичу рукописный вариант своей новой сказки “О попе и работнике его Балде”. Даже знаменательный автограф вывел:

- Твоя отъ твоихъ! Сказочнику казаку Луганскому, сказочникъ Александръ Пушкинъ.

*   *   *

Пролетел год, и 18-20 сентября 1833 г., уже в Оренбурге в доме у В.И.Даля гостил поэт. Более того, Козак Луганский сопровождал Александра Сергеевича по пугачёвским местам, объезжая уезд за уездом. Мэтр был поражен, даже в глубинке русского чиновника простые мужики не называли иначе, как:

- Справедливый Даль.

Тем временем опытный проводник возил Пушкина в Бердянскую станицу к казакам, Александр Сергеевич-то собирал материал для повести под рабочим названием “Истории Пугачёвского бунта”. Перед поездкой в Берды Владимир Иванович много интересного поведал гостю.

Вот отрывок из воспоминаний В.И.Даля:

- Пушкин слушал все… с большим жаром и от души хохотал следующему анекдоту: Ворвавшись в Берды, где испуганный народ собрался в церкви и на паперти, Пугач ступил в церковь. В страхе все расступились, кланялись, падая ниц. Приняв важный вид, Емельян Пугачёв прошел в алтарь, сел на церковный престол и молвил вслух:

- Как я давно не сидел на престоле! – В мужицком невежестве он воображал, что престол церковный есть царское седалище.

За это Пушкин назвал бунтовщика “свиньей” и долго хохотал...

*   *   *

Тот визит в Берды, по воспоминаниям Владимира Ивановича, много шуму наделал; в сад семьи Даля, чтобы увидеть столичного поэта, две воспитанные барышни из приличных семей даже влезли на дерево.

Когда разыскали старуху, бердскую казачку, лично знавшую Емельяна Ивановича, с ней Пушкин говорил все утро. Много чего бабка поведала, даже спела. На прощанье Александр Сергеевич одарил рассказчицу червонцем и уехал.

Дальше случилось самое интересное:

- Червонец тот наделал большую суматоху. Бабы и старики не могли понять, по что было чужому человеку, приезжему господину расспрашивать с жаром о разбойнике и самозванце. Ведь в том краю с именем Пугача связано столько страшных воспоминаний, но еще менее постигали они, за что сдалось выдать червонец. Бердским казакам дело показалось подозрительным: чтобы-де после не отвечать за разговоры, не дожить до какого греха да напасти, на другой день они снарядили подводу в Оренбург, привезли старуху, сдали роковой червонец и донесли: “Вчера-де приезжал чужой господин, приметами: собой невелик, волос черный, кудрявый, лицом смуглый, подбивал под “пугачёвщину”, дарил золотом; должно быть, антихрист, потому как вместо ногтей у него на пальцах когти растут”. И вправду Пушкин носил ногти необыкновенной длины: маникюр был его причудой... Когда я написал об этом случае в письме, долго Александр Сергеевич смеялся.

Во время визита в Оренбургский край гость тоже в долгу не остался, именно от Данта России Казак Луганский узнал сюжет “Сказки о Георгии Храбром и о волке”. Когда повесть была закончена в 1835 г. и издана, в благодарность поэт прислал В.И.Далю подарочный экземпляр “Истории Пугачёва”.

*   *   *

В конце 1836 г. Владимир Иванович посетил Санкт-Петербург, и Пушкин радостно приветствовал друга, многократно навещал, интересовался лингвистическими открытиями. На вопрос Александра Сергеевича о новых начинаниях В.И.Даль мимоходом заикнулся о работе над… “запасами слов”, которых уже тысяч двадцать как он насобирал. Как тогда загорелся Дант России!

- Непременно сделайте словарь! – перебил собеседника горячий Пушкин. – Позарез нужен новый словарь живого русского языка! – и, помолчав, добавил: – Ваше собрание – не простая затея, не увлечение. Это совершенно новое у нас дело. Можно искренне позавидовать – у вас нашлась цель. Годами копить сокровища и вдруг открыть сундуки перед изумленными современниками и потомками!

Именно А.С.Пушкин укрепил Владимира Даля в вере и всецело поддержал необходимость собранные слова представить, именно как… словарь. После той встречи первый поэт империи не раз ободрял лексикографа, перечитывая вместе с составителем написанные страницы, а иногда и пополняя содержание своими дополнениями.

К примеру, Александру Сергеевичу понравилось услышанное от этнографа, ранее неизвестное слово “выползина” – шкурка, которую после зимы сбрасывают ужи и змеи.

Спустя месяц к лингвисту в гости в новом сюртуке явился Пушкин и озорно пошутил:

- Что, хороша выползина? Ну, из этой выползины я теперь не скоро выползу. Я в ней такое напишу! – пообещал Александр Сергеевич.

(Окончание следует)

Александр Рудяченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-