Олег Слепцов, заслуженный архитектор Украины
В Украине без реконструкции жилищного фонда и сетей – может быть беда
13.11.2019 19:34

Украинская сакральная архитектура имеет вековую историю, и несмотря на пережитые запреты и гонения – сегодня активно развивается. Строительство церкви требует от архитектора учитывать многие детали, следовать как архитектурным правилам, так и религиозным канонам, однако самым сложным является создание не отдельных церквей, а целых храмовых комплексов. О развитии сакральной архитектуры и секретах такого строительства, об эргономике современных городов Укринформу рассказал заслуженный архитектор Украины, лауреат Государственной премии Украины в области архитектуры, художник и музыкант Олег Слепцов, которого собственный корреспондент Укринформа встретила в Анкаре, куда архитектор приехал в рамках реализации одного из своих проектов.

КОЛОКОЛЬНЮ ПЕРЕД СОФИЙСКИМ СОБОРОМ ВОЗВЕЛИ ПО КАНОНАМ САКРАЛЬНОЙ АРХИТЕКТУРЫ

- Олег, вы исследуете довольно уникальное направление архитектуры – сакральное искусство, проектируете храмы и храмовые комплексы. Вы возглавляете кафедру, где преподаете предметы по этому направлению, в Киевском национальном университете строительства и архитектуры (КНУСА). Получается, не каждый архитектор может спроектировать храм, это особая сфера в архитектуре?

- Конечно, как и в любой профессии, в архитектуре выбирают специализацию. Реконструкция, реставрация, сакральная архитектура и инновационная архитектура – это отдельные специализации. КНУСА – единственный вуз в Украине, который специализируется на сакральной архитектуре. Я с детства мечтал строить. Это семейное, наверное, потому что стать архитектором мечтала еще моя бабушка. Уже когда учился, понял, что направление сакральной архитектуры мне очень интересно. Не знаю, как так произошло, но еще в советское время был издан мой учебник по проектированию сакральных зданий, в частности, православных церквей. Он так и остается единственным в Украине и на просторах бывшего СССР. Сам предмет преподаю почти 15 лет. Также уже издал большую монографию, она вышла в Турции на английском языке, в ней рассказывается о создании православного храмового комплекса как культурно-духовного центра.

- Вы говорите “храмовый комплекс” и отделяете это понятие от просто храма. Расскажите, в чем отличие?

- Храмовые комплексы – это такие сакральные города, где есть трапезные, мастерские, рекреационные зоны, детские площадки. Мои студенты пишут на эту тему курсовые работы. А удачные примеры храмовых комплексов – это наши лавры, это места духовно-культурного обогащения, отдыха. Места, где приятно находиться, где в основном размещение зданий, их форма, размеры соответствуют архитектурным канонам, гармоничному использованию пространства. Сакральная архитектура содержит много таких правил. Их нарушение нарушает как визуальную, архитектурную целостность, так и функциональную. Кроме того, существуют православные каноны строительства храмов.

В Турции постоянно замечаю много общего с Украиной – и не только в архитектуре

- Можете привести пример?

- Например, Владимирский собор. Он стоит неправильно с точки зрения православных канонов. Он, по архитектурному замыслу, должен был «смотреть» на бульвар Бибикова, теперь Шевченко. А по правилам, вход должен был быть с запада на восток, а не там где он есть. А вот, например, Михайловский и Софийский соборы правильно стоят. Именно по причине соблюдения правил строительства сакральных зданий, в Софиевском главным акцентом является колокольня, – заходим под нее, а затем уже в собор.

Вообще, сакральная архитектура – это очень интересный предмет, изучение которого может увлечь на всю жизнь. Как это произошло со мной (улыбается). Моя работа для меня – это Божья благодать, я не работаю – я этим живу.

- Вы сейчас приехали в Турцию, не впервые здесь. Как оцениваете местную сакральную архитектуру?

Сложно даже понять – как в 537 году можно было построить такой шедевр, как Айя София

- Когда я в Турции, постоянно замечаю много общего с Украиной – и не только в архитектуре. Это и не удивительно. Это наша общая история. Что касается старинных сакральных зданий, то в целом ничего не было особенно переработано, к бывшим православным храмам поставили минареты. А много бывших православных храмов ими и остались, и это очень приятно. Поражают своей красотой Церковь святой Ирины, Айя София. Последняя – это вообще чудо света. Мне даже сложно понять, как в 537 году можно было построить такой шедевр. Эти прогоны, эти высоты, размах – впечатляют! Представляю, насколько это было сложно. Кроме архитектурных форм, чувствую много общего в нашей и турецкой музыке. Я же еще и музыкант. Это тоже результат нашего переплетенного исторического прошлого. Слушаю мелодии, которые здесь звучат, – и они наполнены нашими «цитатками». Архитектура, как и другие виды искусства, создают связь между поколениями – должны это понимать.

ХРАМЫ В ФОРМЕ КРУГА ДАЮТ ИДЕАЛЬНУЮ АКУСТИКУ

- В отличие от Турции, где строительство мечетей в основном финансирует государство, сейчас в Украине много храмов – на этапе строительства, некоторые десятилетиями строятся. Основная причина – отсутствие средств. Сколько стоит построить храм?

- На этот вопрос почти невозможно ответить. Во-первых, потому что часть проектов действительно до сих пор – в процессе реализации. Например, из моих проектов – новый храм в Славутиче, посвященный Чернобыльской аварии. Там прошло с момента проектирования до первой службы 25 лет! На Борщаговке – проект по реконструкции 150-летнего храма – 26 лет прошло, и сегодня работы еще продолжаются. Так долго, потому что делается это за деньги людей, без участия государства. Единственный храм знаю – это на Берковцах в Киеве, возле кладбища, – построен из городского бюджета. Еще реставрация и реконструкция всех больших храмов в Киеве финансировались государством. Михайловский, Успенский, Пирогоща, Андреевская церковь, Владимирский в Херсонесе. Но храмы должны строиться, поэтому часто просто дарю свои проекты, но тем батюшкам, которым верю, что построят. Сегодня в Украине реализуется много интересных проектов, строятся великолепные храмы.

- Сейчас возрождается традиция строительства деревянных храмов. Это дань моде или есть другие причины? Ведь каменный храм все равно простоит дольше деревянного.

- Быстрее построить деревянную церковь. Почему быстрее, потому что это еще и дешевле. Но специалистов, которые строят деревянные церкви, у нас очень мало. Сама традиция давно исчезла. Быть родом с Закарпатья и разбираться в обработке дерева – этого недостаточно. Строительство церкви требует учета многих вещей – от акустики до эргономики, от религиозных канонов до архитектурных правил.

Поделюсь таким наблюдением. Раньше храмы строили в форме круга. Уже позже появились другие формы. На Полтавщине очень много круглых храмов, есть в Киеве, на Западной Украине. Задумался – почему так. Если взять храм площадью 100 кв.м. и выбирать из квадратной, прямоугольной, крестообразной и круглой форм, то последняя – самая оптимальная по некоторым параметрам. Во-первых, круглая форма в строительстве самая дешевая. Во-вторых, геометрия дает идеальную акустику. Третье преимущество – вид со всех сторон одинаковый.

АРХИТЕКТОРЫ – «РЕМЕСЛЕННИКИ», КОТОРЫЕ ВЫПОЛНЯЮТ ЗАДАЧИ ОБЩЕСТВА

- Приведете пример храма, который считаете идеальным во всех отношениях?

Алексея Щусева хотели к лику святых причислить за его сакральные архитектурные проекты

- Да, есть у меня любимая церковь – это из храмов, спроектированных архитектором Алексеем Щусевым. На Харьковщине она. Маленькая такая, рисованная церковь, очень красивая. Вообще, Щусева хотели к лику святых причислить за его сакральные архитектурные проекты. Но времена изменились и впоследствии он проектировал мавзолей Ленина, сначала деревянный, а затем каменный. И сделал его с точки зрения архитектуры идеальным. Вот такая судьба. Я по этому поводу иногда говорю, что мы, архитекторы – фактически не столько художники, как «ремесленники», потому что выполняем задачи общества. Нам заказывает работу именно то общество, частью которого мы являемся.

Архитекторы – следующие после Бога в создании мира

Возьмем, например, хрущевки – это тоже была потребность общества. И задача эта была выполнена профессионально. Закрыла немало проблем после войны, но прошло время – и надо по-другому все делать. Мы создаем искусственное пространство для существования. Господь создал мир и все мы – его преемники, поскольку постоянно создаем для себя среду, в которой живем. И место архитекторов здесь особенное. «Архитекторы – следующие после Бога в создании мира», – так говорю своим студентам, чтобы они осознавали свою ответственность.

- Когда работаете над такими проектами, как храмы, сакральные места, – чувствуете особое вдохновение? Или это уже рутина для вас?

Патриарх Варфоломей написал вступление к моей книге о православной архитектуре

- Для меня каждый проект – будь то архитектурный, или любой другой, особенный, отношусь соответственно – и это имеет свой результат.

В качестве примера расскажу такую историю. В 2015 году я встречался со Вселенским Патриархом и подарил ему свою книгу о православной архитектуре. На встречу было отведено минут 10, а общались мы гораздо дольше. Патриарх очень заинтересовался моей работой. Еще я привез распечатку шести своих проектов храмовых комплексов, которые сейчас строю, и те, которые мне очень нравятся. Он их благословил и подписал. Интересно, что после этого три из них очень стремительно начали строиться.

А еще набрался смелости и спросил – мог бы Вселенский Патриарх написать вступление к моей книге, которую издаю на английском языке. И можете представить мое безграничное удивление, когда получил не просто коротенькое вступление, а настоящее научное эссе – краткий анализ моей работы, да еще и его фото. Книгу мне впоследствии помогло издать наше посольство в Анкаре, благодаря ему также имел возможность 6 января в Стамбуле, во время вручения Томоса, передать свою книгу Его Всесвятейшеству Вселенскому Патриарху Варфоломею. Он был приятно удивлен, когда открыл книгу и увидел там свое фото. Все наши усилия и старания рано или поздно приносят свои плоды.

АРХИТЕКТУРА МЕЖЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ ДОЛЖНА СТАТЬ ВАЖНЫМ УЧЕБНЫМ ПРЕДМЕТОМ

- Вы – архитектор, преподаватель, знаю, что делаете гобелены, картины пишете, книги. Оказывается, еще и музыкант. Универсальная творческая личность...

- Да, архитектура на первом месте, потому что это «мать» всех искусств. Сюда добавляется и скульптура, и музыка. Когда-то был у меня концерт в Октябрьском дворце в Киеве. Так в фойе обязательно выставляли мои архитектурные проекты и гобелены, так же на сцене – я и оркестр, а за мной на экране – картины и гобелены. Исходя из этого, читаю лекции в комплексе: вместе со своими гобеленами и музыкой. Вот, например, когда читаю в Китае, начинаю лекцию со своего клипа на песню о родном городе «Києве мій». На видео я гуляю по Киеву со своей дочкой и рассказываю ей о городе. Три минуты, а сколько информации! Всем понятно – приехал профессор из Украины.

- Господь щедро одарил вас талантами. А где время на их реализацию берете?

- Приучил себя параллельно работать. Когда тормозится в одном, берусь за другое. Например, когда писал диссертацию, то держал возле себя сборники стихов, гитару. Тогда 20 песен написал. Если голова работает, то она может в разных направлениях работать. Прислушиваюсь к себе. Музыку писал всегда, выпустил сборник «Мелодії душі». Это стихи многих поэтов, очень и менее известных, положенные на мою музыку. Сейчас положил на музыку около 10 стихов украинского поэта Виталия Иващенко. Для меня он – украинский Омар Хайям.

- Реализацию какого своего проекта считаете самой трудной?

- Наверное, это не касается самой архитектуры. Самое трудное – это отношения между людьми, с заказчиками. Постепенно мы становимся и психологами, учимся договариваться. Я и своим детям-студентам говорю, что нельзя свое «эго» вперед выносить, надо договариваться, объяснять. Архитектура межчеловеческих отношений должна стать важным учебным предметом. Думаю, его тоже надо преподавать. Постепенно приходит мудрость, умение отложить принятие решения, относиться серьезно к проекту любой сложности. Например, казалось бы на первый взгляд, спроектировать общественный туалет – легкая и непрестижная задача. У меня два таких проекта и горжусь, ведь это не такая простая задача.

Самыми яркими своими проектами считаю Открытый международный университет развития человека "Украина", где учатся люди с ограниченными возможностями. Это единственное заведение в Украине, специально спроектированное. 100 православных церквей в Украине, Kempinski Hotel на Пальме-Джумейра в Дубае. Еще школа №177 на улице Курской, 12. Одна из лучших, как по мне. В общей сложности – это около 350 проектов в Украине и за рубежом.

- А кем из учеников гордитесь больше всего? Такой неординарный подход к преподаванию мотивирует их к обучению?

- Убежден, что надо создавать условия, чтобы люди раскрывались. У меня десятки учеников, которыми я горжусь. Но сейчас многие из них работают за рубежом. У нас, в Украине, вроде и много строится, но коммерция часто побеждает здравый смысл. Отсутствует комплексное строительство. Теперь так: участок выхватил, поставил свечку, продал – и пошел дальше. Так сейчас издеваются над Киевом, к сожалению. Мы смотрим, например, на Западную Европу. Там такое невозможно.

БЕЗ РЕКОНСТРУКЦИИ ЖИЛИЩНОГО ФОНДА И СЕТЕЙ УКРАИНЕ ГРОЗИТ БЕДА

- Действительно, некоторые украинские города понемногу превращают в каменные джунгли. Кажется, в Киеве критическая масса квартир в новостройках уже превысила спрос.

- Если проехать по Киеву, по тем районам с новостройками, то две трети, половина окон не горит. Возникает вопрос: для кого это построено? На Западной Украине дворцы стоят — пустые! Это очень сложно. Катастрофическая ситуация на самом деле.

- Вы упомянули о хрущевках и их устарелости сегодня несмотря на прежнюю успешность проекта. Как можно решить вопрос замены хрущевок?

- Есть опыт замены этих домов на новые. Как в мире, так и у нас. На Нивках так сделали, например. Но у нас так часто меняется власть, что, если и хочешь сделать, то не успеваешь. Нет передачи проектов, долгосрочного планирования. Их строили на 30 лет, они уже и физически, и морально устарели. Рано или поздно все начнет сыпаться. Пример тому – трагедия в Дрогобыче. Сегодня совсем не ведутся работы по сохранению жилого фонда. На это нужны большие средства, и не видно, куда вложил. В Украине без реконструкции жилищного фонда и сетей – беда будет.

- Вы сказали, что проектировали учебное заведение для студентов с особыми потребностями. Вообще, у нас удовлетворение таких потребностей стоит остро именно из-за неприспособленности пространства для таких людей. Как этот вопрос можно решить?

- Этот вопрос давно решен на самом деле. В нормативных документах все есть. Пандусы, лифты, остановки. Но вопрос – в том, что это не выполняется должным образом. В 2010 году мы выполнили проект здания университета «Украина». 10% студентов этого университета – люди с особыми потребностями, там все приспособлено. Но это должно быть в каждой школе, университете, общественном месте.

Ольга Будник, Анкара

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-