Африкан Спир. Трансценденталист из-под Елисаветграда

Африкан Спир. Трансценденталист из-под Елисаветграда

Укринформ
Укринформ продолжает серию публикаций мультимедийного циклового проекта "КАЛИНОВИЙ К@ТЯГ"

Спустя шесть лет после смерти самобытного неокантианца из-под Елисаветграда (теперь – Кропивницкий) граф Лев Толстой прочитал книги бывшего сотоварища по обороне Севастополя и поразился. 1 (13) мая 1896 г. Лев Николаевич написал дочери покойного мыслителя Елене Клапаред-Спир (Hélène-Catherine-Augusta Spir; 1873-1955) восторженное письмо:

- Прошу извинить меня, что долго не отвечал и до сих пор не поблагодарил за присланные книги Вашего отца. Чтение его произведения “Мышление и действительность”, а также его “Опытов”, доставило огромное удовольствие. Я не знаю ни одного современного философа, столь глубокого и в то же время столь точного, т.е. хочу сказать: научного, принимающего только то, что бесспорно и ясно для каждого. Уверен, что учение Вашего отца будет понято и оценено так, как оно того заслуживает, а что судьба его произведений повторит судьбу Шопенгауэра, который сделался известен и оценен лишь после смерти. Труды Вашего отца не были известны даже нашим профессорам философии.

Если Бог даст мне жизни, здоровья и досуга, я намереваюсь перевести некоторые из его писаний и напечатать перевод в философском журнале (“Вопросы философии и психологии”. – А.Р.), выходящем в Москве, снабдив публикацию предисловием, в котором постараюсь изложить главные мысли или, скорей, главную мысль философии Вашего отца. Мне бы очень хотелось распространить его мысли, так как я их вполне разделяю. Не знаю, как выразить мое сожаление в том, что раньше я не знал Вашего отца и не имел с ним общения. Читая его книги, я часто испытываю желание задать автору на различные темы несколько вопросов, на которые до сих пор не нашел ответа в его трудах.

Обложка “Очерков критической философии” Африкана Спира
Обложка “Очерков критической философии” Африкана Спира

…Что удивительно, слово свое граф сдержал – и проект был реализован! Знаменитому прозаику удалось в 1901 г. получить дозволение от императорской цензуры на публикацию русского перевода “Очерков критической философии” Африкана Спира, выполненного с немецкого оригинала Наталией Брэкер.

Только одно из обещаний Лев Толстой не выполнил: он не написал предисловие к изданию. От этой мысли граф отказался по уважительной причине: решением Святейшего Правительствующего Синода от 20-22 февраля 1901 г. писатель был предан анафеме и отлучен от православной церкви. Потому Лев Николаевич опасался, что имя его послужит красной тряпкой, повредит изданию и также запишет Африкана Спира в еретики.

Не случайно, сегодня – рассказ еще об одном, незаслуженно забытом земляке.

*  *  *

Африкан Спир
Африкан Спир

Замечательный немецкий философ украинского происхождения, неокантианец, известный своим влиянием на Фридриха Ницше, Льва Толстого и Теодора Лесинга, посвятившего логике Спира докторскую диссертацию, Африкан Александрович Спир (нем. Afrikan von Spir) родился 3 (15) ноября 1837 г. в имении Шпировка близ г.Елисаветграда Херсонский губернии в семье главного врача военного госпиталя Одессы.

Херсонское губернское дворянское собрание
Херсонское губернское дворянское собрание

С 1791 г. его отец протестантского вероисповедания, Александр Александрович Спир (Alexander Alexandrovich Spir; 1771-1852) служил экстраординарным профессором по кафедре математики и физики в Московской медицинской академии. В 1812 г. за заслуги перед Отечеством хирург стал кавалером Императорского ордена Святого Равноапостольного Князя Владимира, а также был произведен в коллежские советники и члены дворянского собрания Херсонской губернии. Однако, издав оригинальное сочинение – “О достоверности в медицине” (“La certitude en medecine”), конфискованное царской цензурой, вынуждено покинул Белокаменную и навсегда отправился в провинцию, где обрел репутацию широко образованного врача. Книгу, кстати, таки удалось напечатать в 1835 г. Одну за другой Александр Александрович занимал разные должности, одно время даже служил главврачом Херсонского морского порта. Когда у доктора родился сын, отцу уже исполнилось 60 лет.

Мать – православного вероисповедания, красавица, умница, необыкновенно доброе и кроткое существо – дочь секундант-майора Елена Константиновна Пулевич, по материнской линии была внучкой греческого художника Логино, приехавшего в Россию в царствование Екатерины II, и представленного императрице Светлейшим князем Григорием Потемкиным-Таврическим. Отец Елены Константиновны, секунд-майор гвардии Константин Пулевич поселился с семьей в Елизаветградском уезде в 1798 г.

*  *  *

При случайных обстоятельствах дочь его познакомилась с Александром Александровичем Спиром, и по настоянию родителей вышла за уважаемого в губернии доктора замуж, хотя и был жених на много лет младше невесты.

У супругов родилось пятеро детей. Два сына умерли в младенчестве. Единственная дочь Харита (греческое божество красоты и радости) в 23 года погибла от несчастного случая. Старший сын Аристарх Спир был талантливым поэтом-сатириком, чью драму в свое время поставили в Москве. К сожалению, от нарыва в желудке он скончался в возрасте 44 лет, не оставив потомства.

Самому младшему в семье ребенку – Африкану – любознательный отец, как и старшим детям, дал имя, листая старинный греческий календарь. Мальчика назвали в честь христианского мученика Африкана Карфагенского, пострадавшего в годы правления (249-251) римского императора Деция Траяна, гонителя христиан.

Редко, но случается: разница в возрасте со старшим братом Аристархом у будущего философа была в 20 лет.

*  *  *

Хотя с младых ногтей воспитанием сына занималась Елена Константиновна и своей мягкостью, гуманностью оказала на мальчика самое благотворное влияние, берусь утверждать, наперекор теориям Артура Шопенгауэра: Африкан Cпир унаследовал умственные способности от отца, а характер – от матери. Физически и нравственно, как и старшая сестра Харита, Африкан походил на родительницу.

Уже в раннем детстве мальчик демонстрировал невиданные задатки в учебе. В два года ребенок запомнил азбуку, а в пять лет, сидя у ног матери, которую просто обожал, – читал Евангелие. Позже Африкан Спир вспоминал:

- Часто говорят, что все дети – поэты в душе. Я же думаю даже, что вряд ли, можно когда-либо найти в взрослом поэте такую художественную восприимчивость, какая живет в душе ребенка, не совсем нищего духом. Я говорю это на основании собственного опыта: помню, какое волшебное действие производила на меня в детстве даже убогая природа моей родины.

Здание Ришельевского лицея, на Дерибасовской, 16 А
Здание Ришельевского лицея, на Дерибасовской, 16 А

Идиллия продолжалась не долго – проза жизни взяла свое. Восьми лет от роду родители отдали Африкана в пансион в Одессе, где кроткое существо, привыкшее к ласке и материнской заботе, долго не продержалось. Затем сына послали в закрытого типа Ришельёвский лицей с пансионом, что по времени создания оказался вторым лицеем в Российской империи после Царскосельского.

Наедине с реальностью требовалась какая-то опора. Не удивительно, что, начиная с 13 лет, стала проявляться необыкновенная религиозность мальчика. Он принялся строго исполнять церковные обряды и в конце концов объявил перепуганной матери о желании постричься в монахи.

- Истинная религия есть культ идеала. Истинно религиозное возвышение духа только потому и возможно, что существует высшая природа вещей; всё лукавое, дурное, злое и низменное чуждо истинной, вечной безусловной сущности вещей. Поэтому оно анормально, значит, не должно существовать и не может быть оправдано.

*  *  *

Ужаснувшись и посовещавшись с отцом, Елена Константиновна начала лепить из подростка настоящего мужчину. Младшего сына перевели в другой пансион, готовивший в Южной Пальмире подростков к… юнкерской школе. Постепенно Африкан Спир утратил интерес к мистике и аскетизму. Особенно это стало заметно, когда в 14 лет, поступив в Николаеве в Гардемаринскую роту (в прошлом – Школа флотских юнкеров), руководимую контр-адмиралом Яковом Матвеевичем Юхариным, подросток впервые осознанно проявил интерес к философии. С тех пор его интересовали не морские походы на шхунах “Опыт” и “Абин” под началом штатных офицеров Роты, а фундаментальные вопросы бытия.

Во французском переводе Тиссо (Tisso) гардемарин прочел “Критику чистого разума” (“Kritik der reinen Vernunft”; 1781) немецкого философа Иммануила Канта, а также трактаты шотландского представителя эмпиризма, психологического атомизма и скептицизма Дэвида Юма, французского философа, математика, механика, физика и физиолога Рене Декарта, британского философа, социолога, экономиста Стюарта Милля.

Как позже философ утверждал, все “они такие ясные и убеждённые”. Таким же ясным и убежденным вырос и Африкан Спир, настоящий самобытный поэт от классической философии:

- Поэзия – это та же религиозность, но не прямая; она отличается от религиозности непосредственной тем, что в известном смысле относится к вещам мира сего и соприкасается с ними. Поэзия – это чувство, которое косвенно открывает человеку божественное в вещах этого мира; и чувство это пробуждается раньше, нежели чувство непосредственного откровения Божества в самой душе человека.

*  *  *

18 августа 1853 г. по указу Его Величества Государя Императора Александра Николаевича, самодержца Всероссийского и прочая и прочая 16-летний гардемарин был произведен в звание мичмана. Бесстрашно он участвовал в битве Севастополя, защищая весной 1855 г. на Малаховом кургане во время осады тот же Мачтовый бастион (№4), что и 26-летний подпоручик 3-й легкой батареи 14-й артиллерийской полевой бригады Лев Николаевич Толстой (1828-1910).

В условиях напряженной боевой жизни молодой граф испытывал огромный душевный подъем, прилив творческих сил и витальной энергии. В перерывах между вахтами он работал над повестью “Юность” и сочинял первый севастопольский рассказ – “Севастополь в декабре месяце”. Тем временем молодой мичман, в перерывах между атаками неприятеля, как преданный неокантианец, погружался в “Критику чистого разума”.

- Что есть истина? Вот знаменитый старый вопрос, которым предполагали поставить в тупик логиков и привести их или к жалким рассуждениям, или к признанию своего неведения, а, следовательно, и тщетности всего искусства логики... Умение ставить разумные вопросы есть важный и необходимый признак ума или проницательности. Если вопрос сам по себе бессмыслен и требует бесполезных ответов, то кроме стыда для вопрошающего он имеет иногда еще тот недостаток, что побуждает неосмотрительного слушателя к нелепым ответам и создает смешное зрелище: один (по выражению древних) доит козла, а другой держит под ним решето.

Оплошность взрослые заметили скоро. И по настоянию начальника штаба Черноморского флота, вице-адмирала Владимира Корнилова (1806-1854), по молодости лет, мичмана с несколькими товарищами, отправили в Николаев:

- Им не воевать, а учиться надобно.

Только характер есть характер, в 1855-1856 гг. Африкан Спир снова принимал участие в Русско-турецкой войне, за мужество был дважды награжден: серебряный орден Святого апостола Андрея Первозванного, бронзовый орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Получив заслуженные боевые награды, он не изменился. Исходя из врожденной скромности и воспитанной интеллигентности, поручик по адмиралтейству, вслед за отцом, перестал даже использовать аристократические приставки к фамилии – ни немецкое “фон”, ни французское “де”. Признавать благородное происхождение похвально, выпячивать – позорно.

- Моральность и имморальность, добро и зло не имеют смысла, если не сопровождаются ощущением удовольствия и неудовольствия чувствующих существ.

*  *  *

По смерти матери 11 июня 1856 г. младший сын, раненный в боях, но не плененный, отказался от блестящей, но не соответствовавшей его наклонностям карьеры, и мичман 30-го флотского экипажа взял длительный отпуск. Мыслей в голове вилось много, а решений не появлялось, пока 9 марта 1859 г. по указу контр-адмирала с зачислением в Императорскую Свиту, главного командира Николаевского порта, военного губернатора Николаева и Севастополя Г.И.Бутакова Африкан Александрович Спир вовсе вышел в отставку по морскому ведомству.

Бывший офицер поселился в отцовском имении – в Шпировке, где сосредоточился на изучении философии. Настало время себе это позволить.

- Стоит человеку сознать, в чем истинный закон и подлинный интерес его естества, и он, согласно с этим, будет управлять и своим поведением. Это его право и его долг.

Напомню, еще в 1852 г. Господь призвал его отца, поэтому Африкан Спир вступил в наследство: ему досталось родовое поместье, ведь старший брат Аристарх скончался еще в 1841 г. Мыслитель жил не радостями кабинетного ученого, а воспитывал себя как практикующий человеколюбие философ.

Он увидел и письменно ухватил двойственность Великой Иллюзии.

- Жизнь наша проходит или в труде для удовлетворения насущных нужд, тогда мы живем для того, чтобы работать и работаем для того, чтобы жить, что представляет собою сіrculus vitiosus (лат. порочный круг. – А.Р.), – или же, если наша жизнь материально обеспечена, мы проводим ее в погоне за внешним успехом, которому никогда не соответствует внутреннее удовлетворение. Ибо настоящее внутреннее удовлетворение сделало бы невозможным и ненужным всякие дальнейшие стремления и действия.

Да, требовались убедительные поступки. И за два года до того, как 19 февраля (3 марта) 1861 г. в Санкт-Петербурге император Александр II подписал Манифест “О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей”, бывший флотский офицер освободил своих крепостных, наделив вольноотпущенных пахотной землей – по 6 десятин на ревизскую душу, снабдил на первое время деньгами и материалами на постройку изб, три последующие года платил за них в казну денежные повинности.

*  *  *

В 1862 г. “вольнодумствующий барин” покинул Елизаветград, и, “дабы лучше понять материю разума”, на два года отправился в путешествие по Западной Европе. Столько хотелось узнать! В старейшем в Германии Гейдельбергском университете, земля Баден-Вюртемберг, в качестве вольнослушателя он внимал немецкой профессуре, представляющей домарксовский либерализм.

математик, логик, психолог и философ Мориц Вильгельм Дробиш

математик, логик, психолог и

философ Мориц Вильгельм Дробиш

В частности, 25-летний студент из Украины слушал лекции математика, логика, психолога и философа Морица Вильгельма Дробиша (Moritz Wilhelm Drobisch; 1802-1896), физика-акустика, физиолога и психолога Германа Гельмгольца (Hermann Ludwig Ferdinand von Helmholtz; а 1821-1894), изучал ботанику у Вильгельма Гофмейстера (Friedrich Wilhelm Benedikt Hofmeister; 1824-1877), а временами – просто напитывался духом и временем классической философии. Именно в Гейдельберге два года (1816-1818) преподавал Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Временами казалось, в пустой, как мироздание, аудитории он слышит гулкий голос покойного наставника:

- Истина рождается ересью, а умирает предрассудком.

Обложка первого трактата Истина, 1867 г.
Обложка первого трактата Истина, 1867 г.

- Ответ на вопросы, которые оставляет без ответа философия, заключается в том, что они должны быть иначе поставлены.Именно здесь, в Гейдельбергском университете, в 1866 г. Африкан Спир напечатал свой первый труд, философский трактат “Истина” (“Die Wahrheit”): робко, как воистину кроткое существо, еще под псевдонимом Праис (анаграмма от А.Спир). Однако, уже второе издание того произведения, опубликованное в Лейпциге в 1867 г., появилось под собственным именем. С той поры мыслитель всегда подписывался четко, но сокращенно – А.Спир.

*  *  *

Дабы положить конец разночтениям: Спир или все же, по-немецки Шпир – замечу следующее. В свое время в одном из заседаний Философского общества при Санкт-Петербургском университете, как рассказывали очевидцы, даже спор вспыхнул об орфографии самой фамилии – Спир. И тогда некий благолепный старец поднялся и аргументированно доложил: профессор Александр Спир и его старший сын Аристарх, напечатавший в Одессе в 1860 г. сборник басен, писали фамилию Шпир, тогда как младший сын и философ – Спир. И полемике конец, а кто слушал молодец.

- Нельзя служить одновременно двум господам, как нельзя одновременно двигаться в двух противоположных направлениях.

Когда в 1864 г. в результате несчастного случая погибла старшая сестра Харита, брат как раз вернулся в Российскую империю. Закончив хлопотать на счет похорон и предав земле близкого человека, Африкан Спир впервые задумался о судьбе. Продолжить странствия теперь не представлялось возможным: как единственный оставшийся в многодетной семье сын, он должен был побеспокоиться о матери-вдове. Только время неумолимо…

Елена Константиновна также вручила Богу душу. И тогда по смехотворно низкой цене Африкан Александрович продал поместье и раздал имущество, чтобы в 1867 г. покинуть Украину навсегда.

- Во внутреннем мире человека мы знаем три главных элемента: волю, интеллект и чувства. Один из этих трех элементов должен быть органом Божественного в нас, и вместе с тем и во всём остальном мире опыта.

*  *  *

светская львица и дворянка Лу Саломе, философ-позитивисто Пауль Рэ и Фридрих Ницше
Светская львица и дворянка Лу Саломе, философ-позитивисто Пауль Рэ и Фридрих Ницше

В 1867 г. Африкан Спир поселился в Лейпциге. Что интересно, в местном университете выходец из Украины впервые прочел курс лекций по философии, в то время как там в студентах числился 23-летний Фридрих Ницше (Friedrich Wilhelm Nietzsche; 1844-1900). Мне не удалось выяснить – встречались ли они в аудиториях. Известно, что в Лейпцигском университете Ницше учился у выдающегося немецкого… филолога Фридриха Вильгельма Ричля (Friedrich Wilhelm Ritschl; 1806-1876), ради лекций которого студент бросил Боннский университет и в Лейпциг последовал за наставником. Впрочем, это тема для опытных историков философии.

Немецкий издатель, историк масонства и писатель Иосиф Финдель

Немецкий издатель, историк

масонства и писатель Иосиф Финдель

В Лейпциге Африкан Спир сблизился и подружился с издателем, историком масонства, писателем Иосифом Финделем (Gottfried Joseph Gabriel Findel; 1828-1905), опубликовавшим большую часть философских трактатов нашего земляка. Первым из философских трудов свет увидела авторская монография, переработанная и переизданная в 1869 г: под названием “Поиски достоверного в области познания действительного” (“Forschung nach der Gewissheit in der Erkenntniss der Wirklichkeit”). Сочинение было направлено против материализма и позитивизма и в эпоху господства этих направлений пришлась “не ко двору”; на него не обратили надлежащего внимания.

Обложка книги Мышление и реальность - попытка обновления критической философии, 1873 г.
Обложка книги Мышление и реальность - попытка обновления критической философии, 1873 г.

К месту замечу, не вдаваясь в рецензию: главный труд неокантианца Африкана Спира – классическая книга “Мышление и реальность: попытка обновления критической философии” (“Denken und Wirklichkeit: Versuch einer Erneuerung der kritischen Philosophie”) была опубликована в 1873 г.

Второе издание появилось в 1877 г., до конца жизни трактат хранился в личной библиотеке автора Заратустры и теперь находится в архиве Фридриха Ницше в Веймаре (Nitzsche-Archiv).

- Наивысшей нормой в области познания служит закон тождества. Вся природа представляет собой аномалию, систематически организованный обман, ибо в ней ни один объект не тождествен абсолютно самому себе, но являет иллюзорную множественность и изменяемость. Только то, что абсолютно просто, несложно, составляет настоящую природу вещей. “Все сложное пусто и тленно”, – совершенно справедливо заметил уже Будда.

*  *  *

Негоже истинному философу Сиднем Карачаровским торчать на одном месте. В 1869 г. Африкан Спир переехал в Тюбинг, земля Баден-Вюртемберг, а в 1871 г. отправился в Штутгарт, земля Баден-Вюртемберг. Именно здесь, в бывшей столице Курфюршества Вюртемберг мыслитель встретил свою любовь, а 30 января 1872 г. в местной православной церкви повел под венец Элизу Гаттерних (Elise Sophie Adelaïde Gatternicht; 1850-?), которая 14 февраля, на день Святого Валентина в Штутгарте подарила супругу дочь Елену.

Со следующего года стали появляться зрелые работы автора, вошедшие в состав полного собрания его сочинений, из которых самой капитальной считается “Мысль и действительность, т.1 и т.2” (“Denken und Wirklichkei, Bd. 1. Bd.2”).

- Если человек дерзнет, говорит Гёте, дать миру новую истину, противоречащую утвердившемуся, долголетнему credo, люди делают всё возможное, чтобы придавить такого человека... зачастую очень долго приходится ждать, пока новая истина увидит свет Божий.

Только представьте, в какое тягостное положение в Западной Европе угодил наш земляк. Он был не только неизвестным чужаком, но и, по представлениям Старого Света, неучем, не имевшим университетского диплома. Дальше – еще неприятней.

По прирожденной скромности и сдержанности Африкан Спир сознательно даже не пытался выпячивать или продвигать себя, формируя правильное паблисити. Это был сознательный выбор того, кто мудрость ставил выше знания.

- Корни эгоизма – ничто иное, как корни и основы индивидуальности человека, и эгоизм – необходимый и единственно возможный основной закон, управляющий индивидуумом, как таковым.

*  *  *

Понятно, что в среде германской науки последней четверти XIX столетия рекомендации, протекция, титулы, звания играли первостепенную роль. Потому никто сломя голову не бросился оценивать самобытные философские доктрины мыслителя из Российской империи, из Украины. С горечью Африкан Спир признавался родным:

- С радостью я принял бы и нападки, но ведь даже их нет.

Ситуацию усугубил и тот факт, что по своей предельной скромности, а вследствие – по причине глубокого отвращения ко всякого рода рекламам, самобытный философ даже запретил своему лейпцигскому издателю Иосифу Финделю давать любые биографические сведения о себе.

Он зрел в корень:

- Я вовсе не желаю, чтобы другие обращали внимание на меня, этого у меня и в мыслях нет. Для человека, понявшего сколь суетно все индивидуальное, слава не имеет никакой ценности. Ценно только одно: делать добро.

Нет же, он не сидел сложа руки и не писал исключительно в стол. В попытке быть прочитанным более широкой аудиторией, Африкан Спир написал на французском языке популярные “Очерки критической философии” (“Esquisses de philosophie critique”), впервые опубликованные в 1887 г. в Париже.

Но даже упрощенное издание для массовой аудитории осталось незамеченным. Следующую попытку пришлось ждать более сорока лет; только в 1930 г. последовало второе переиздание “Очерков критической философии”, предисловие к которому написал профессор Сорбонны, французский философ Леон Брюншвик (Léon Brunschvicg; 1869-1944), приложивший руку к популяризации во Франции нашего второго великого философа, бывшего киевлянина Льва Шестова (собственно: Иегуда Лейб Шварцман; 1866-1938), одного из крупнейших мыслителей ХХ столетия.

*  *  *

Что важно, Африканом Спиром интересовался не только Фридрих Ницше, считавший нашего земляка “выдающимся логиком”, чьи книги возымели на знаменитого немецкого философа “длительное воздействие”.

Я все время читаю Спир, а чтение вызывает массу мыслей, - Лев Толстой, май 1896 г. АА
Я все время читаю Спир, а чтение вызывает массу мыслей, - Лев Толстой, май 1896 г. АА

Трансценденталистом из-под Елисаветграда увлекался русский религиозный философ Лев Толстой. Графа пленяли ясность, четкость критического феноменализма бывшего сослуживца по обороне Севастополя. Действительно, всю жизни выходец из Украины оставался строгим последователем Иммануила Канта, исходной точкой философии считал “непосредственные данные сознания”. При этом, разделяя принципы трансцендентализма, Африкан Спир не боялся принимать реальность “вещей в себе”, как “скрытой основы эмпирических явлений”. Да, они непознаваемы, но, как чистый трансценденталист и последователь “критической философии”, Африкан Александрович утверждал “родственность” “действующего, формирующего принципа природы с нашим существом”.

Кроме того, он полагал, что мир, как система явлений (Geschehen), имеет “анормальный способ существования” (“abnorme Art des Existieren”) – именно в силу того, что здесь все изменчиво. Правда, отсюда следовало, что никак нельзя выводить сферу явлений из “подлинного бытия”. Он писал:

- Безусловное есть норма, а не основание бытия (явлений).

Обложка Основы морали и религии
Обложка Основы морали и религии

Употребляя религиозные термины, автор убеждал, что Бога нельзя мыслить ни как Творца, ни как Владыку, а лишь как идеал, и решительно различал такие фундаментальные понятия, как Бог (“Безусловная сфера”, что вовсе не есть “причина мира”, а лишь идеал) и “действующий принципом Природы”.

- Если же мы в Боге видим ничто иное, как достаточное основание всех вещей, и если мы вдобавок представляем себе Его как бы эмпирическим объектом, да еще похожим на человека, то, последовательно рассуждая, придется дойти и до отрицания анормальности мира и радикальной противоположности между добром и злом, между нормой и анормальностью. Тогда придется признать, что в сущности нет ни добра, ни зла, ни права, ни отсутствия права; понятие верховной нормы, понятие безусловно-доброго разрушаются; у совести не оказывается внутренних устоев, у моральности и религиозности нет основ в нашем собственном существе.

*  *  *

Подхватив инфекцию лёгких и страдая от запущенной пневмонии, в 1878 г. Африкан Спир по совету врача переехал с семьей в пригород Лозанны, Швейцария, где провел пять последующих лет. В 1884 г. наш земляк попросил императора Александра III аннулировать российское гражданство.

- Нельзя разрушать свободу и надеяться, что в будущем у вас будет возможность утвердить справедливость.

Желание удовлетворили, и документы были поданы на получение свидетельства о регистрации по месту жительства в Бельмонт-сюр-Лозанне (Belmont-sur-Lausanne), район Лаво-Орон, кантон Во. Чтобы иметь возможность пользоваться услугами более крупной, – в данном случае: частной библиотеки, – “Общества чтения” (“Société de Lecture”), в 1886 г. Африкан Спир перевез семью в Женеву.

Кстати, знаете, куда первым делом записался старик Крупский, когда и себе в 1903 г. пожаловал в Женеву? В то же самое “Общество чтения”, где была собрана не только громадная библиотека, но и созданы великолепные условия для работы. В распоряжении скромного вождя мирового пролетариата оказалась масса газет и журналов на французском, немецком и английском языках. В частной библиотеке было очень удобно заниматься. Члены “Общества чтения” – по большей степени пожилая профессура – редко посещали читальный зал, посему в распоряжении Ильича оказался целый кабинет! В итоге он сочинял такую заумь как “Материализм и эмпириокритицизм”, метался из угла в угол, обдумывал революционные статьи, и свободно брал с полок любую книгу.

…В Женеве все шло своим чередом, и в установленном законом порядке, без лишних напоминаний чиновникам 17 сентября 1889 г. бывшему украинцу, его супруге и дочери федеральное правительство Швейцарии предоставило гражданство. Между тем, всё было так, как в романе Заир описывает Пауло Коэльо:

- Хуже, чем в убогом одиночестве бродить по Женеве, – это быть рядом с человеком и вести себя с ним так, что он чувствует, будто не играет ни малейшей роли в твоей жизни.

*  *  *

Хотя большую часть своей жизни Африкан Спир прожил как профессиональный писатель-философ, после Лейпцига он никогда не занимал должности ни в каком из европейских университетов, а потому труды самобытного мыслителя оставались относительно неизвестными и непризнанными на протяжении всей его жизни.

- Конечную цель бытия можно понимать двояко; и не следует смешивать эти два понимания. С одной стороны, под конечной целью бытия разумеют конечную цель, которую могла бы иметь в виду сила, якобы вызвавшая человека к бытию. С другой же стороны, разумеют конечную цель, которую человек сам должен поставить себе в жизни.

Достойным человеком Африкан Александрович Спир родился и вырос, а вот классическая философия воспитала в мыслителе непоколебимый дух. Буквально за несколько дней до смерти, держа за руку плачущую супругу, в своей спальне на улице Петито, 6 (rue Jean-Petitot), муж сказал Элизе:

- Не знаю, отчего люди так боятся смерти? Отрадно умереть, исполнив свой долг в этом мире.

Умер немецкий неокантианец украинского происхождения в Женеве, Швейцария – в девять часов вечера 26 марта 1890 г. в возрасте 52 лет, храня мужество и спокойствие. Причиной стала банальная для нашего времени инфлюэнца (грипп), свирепствовавшая в ту пору в Европе. Ослабленный организм не вынес болезни, ведь последние 12 лет Африкан Александрович страдал от мучительного хронического кашля – последствия перенесенного на ногах воспаления в легких.

Похоронили покойного на кладбище Сен-Жорж (Сimetière Saint-Georges).

*  *  *

Не могу не рассказать еще об одной просто фантастической идее, рожденной именно нашим земляком и предварившей появление новомодных ашрамов и хиппи-коммун. Некогда Африкан Спир мечтал не о построении коммунизма в одной шестой, отдельно взятой части Земли, а лелеял в грёзах идею создать коммуну, объединяющую свободных людей, воодушевленных единой идеей и стремящихся жить простой, гармоничной жизнью, полезной, как для каждого члена, так и для всего сообщества.

Разработанный в мелочах проект он опубликовал в 1869 г. в Лейпциге. Это был шестой трактат в библиографии автора, и называлась работа “Предложение друзьям по рациональной организации жизни” (“Vorschlagan die Freunde einer vernü nftigen Lebensfü hrung”). Согласно замыслу философа, все члены коммуны должны были считаться друзьями-братьями, а значит – брать на себя обязательство помогать друг другу, отдавать в общественное пользование все материальные средства и заработки, а излишек употреблять на полезные дела и благотворительность.

Члены коммуны виделись совершенно независимыми друг от друга индивидуумами, ибо каждый мог выбрать деятельность по вкусу и способностям, – будь то труд интеллектуальный или физический. По собственной воле члены коммуны должны были подчиняться заранее установленным правилам, разработанным ими же и соблюдаемым в целях лучшего и более успешного процветания сообщества.

К сожалению, в германском обществе второй половины XIX столетия инициатива Африкана Спира не нашла ни поддержки, ни практического воплощения.

*  *  *

Однако, любопытно, что несколькими годами позже Фридрих Ницше так же безуспешно пытался реализовать нечто подобное, когда в 39 лет решительно покинул должность преподавателя университета и вышел на пенсию. Почти слепой, бедный, с изнурительными приступами мигрени, 40-летний Ницше начал новую жизнь. Он отправился в Италию, взялся за перо – и влюбился.

Луиза Густавовна фон Саломе
Луиза Густавовна фон Саломе

Вместе с другом, немецким философом-позитивистом Паулем Рэ (Paul Rée; 1849-1901) он объединился с харизматичной красавицей и умницей, светской львицей и русской дворянкой Лу Саломе (Луиза Густавовна фон Саломе; 1861-1937)… в коммуну. И они стали жить втроем. Неформальные коммунары спорили, писали стихи, сочиняли музыку – в общем, занимались всем, чем угодно, кроме секса.

Правда, долго такую форму эстетствующего сожительства не выдержали. Впрочем, отпечаток она отложила на всю дальнейшую жизнь каждого участника эксперимента. Черты бесподобной Лу Саломе проявились в философском романе “Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого” (“Also sprach Zarathustra. Ein Buch für Alle und Keinen”; 1883-1885), хотя от предложения руки и сердца со стороны Фридриха Ницше петербурженка отмахнулась.

На практике только последователи Льва Толстого создали в России несколько успешных общин в подобии толстовских земледельческих коммун, члены которых старались жить на неудобьях, “на голом месте”, согласно заповедям литературного старца из Ясной Поляны. Их устав озвучивал простые истины:

- Членами коммуны могут быть трудящиеся, достигшие 18-летнего возраста, занимающиеся, а равно приступающие к занятию сельским хозяйством или связанным с ним промыслом; разделяющие взгляды Л.Н.Толстого, отрицающие всякое убийство не только человека, но и животного, а также отрицающие употребление дурманов: водки, табака и др., а также мяса.

*  *  *

После скоропостижной смерти Африкана Спира земля с орбиты не сошла, а жизнь продолжалась, хотя гениев на земле оставалось всё меньше и меньше. После усилий, предпринятых французским философом Леоном Брюншвиком, крупные европейские авторитеты стали потихоньку обращать внимание на творческое наследие нашего земляка. Теперь на Западе имя Африкана Спира практически известно всем, кто занимается современной европейской философией.

Достаточно сказать, творческое наследие самобытного неокантианца неоднократно становилось темой докторских диссертаций. Перечислю известных мне авторов: С.Шпицер из Вюрцбурга, Т.Лессинг из Гиссена, А.Шенарди из Милана, Г.Гюан из Парижа; среди них мелькнул русский исследователь, Андрей Захаров, защищавший в 1910 г. диссертацию на тему “Философия Спира”, правда, в Иенском университете.

И – ни одного украинца.

Стоит напомнить, что, например, в Англии о самобытном неокантианце написал основательную статью английский филолог немецкого происхождения, специалист по общему языкознанию, индологии и мифологии, знаменитый Макс Мюллер (Friedrich Max Müller; 1823-1900), с 1875 г. всецело посвятивший себя сравнительному религиоведению и изданию священных книг Востока.

- Как бы мы ни мыслили Бога, как норму, или как первопричину, или-же как основу всех вещей, – всегда Он остается нам недоступным, непостижимым, если мы подходим к нему опытным путем. Понимание Божества не ведёт к знанию Бога, понимание Бога – это лишь противоположность пониманию мира.

Cтупайте с Богом, Vaya Con Dios. Или: с миром – как кому удобно.

*  *  *

Что представляет собой национальная идентичность?

Непоколебимое усердие в самосознании. Африкан Спир указал вектор:

- Наше существование неразрывно связано с самосознанием, – или, вернее говоря, самое наше существование ничто иное как самосознание. Мы только потому и существуем, что сами себя сознаём.

К сожалению, не украинские ученые предприняли шаги, чтобы осмыслить и популяризировать творческое наследие оригинального мыслителя в Западной Европе и мире. Поэтому, нечего удивляться, что в марте 1940 г. весь личный архив отца, а именно: рукописи, документы, переписка, фотографии, книги – дочь Элен Клапаред-Спир передала дирекции Женевской библиотеки (Bibliothèque de Genève; в свое время – Bibliothèque Publique et Universitaire de Genève), где творческое наследие составило “Фонд Африкана Спира”, открытый для ознакомления.

Часть недостающих документов, касающихся жизни и творчества нашего земляка, храниться в Библиотеке Гарвардского университета (Harvard University Library).

- Истина, не смотря на свой серьезный и отчасти печальный характер, все-таки – самое высшее, что доступно человеку. И пока человек не достиг истины, не усвоил ее, нельзя сказать, что он исполнил свое истинное назначение на земле, что он приблизился к конечной цели жизни. Но до какой степени немощно и слабо то возвышение духа, которое опирается на иллюзии и нуждается в эгоистических побуждениях!

Р.S. Для тех, кто желал бы познакомиться с идеями неокантианца украинского происхождения, а затем окунуться в метафизику, – скажу:

- Учение Африкана Спира, как цельная философская система, было изложено автором в наиболее полном виде в книге “Мысль и действительность, т.1 и т.2”. Кроме того, на русском языке имеется популярный очерк авторской философии, выполненный самим мыслителем.

Определяйтесь: вы с миром или с Богом?

Александр Рудяченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-