Сергей Жадан, писатель
Для страны, которая обороняется от агрессии, логично запрещать контент, направленный против нее
28.11.2019 19:57

Сергей Жадан уже давно не нуждается в представлении в Украине, а переводы на немецкий язык сделали его известным в Австрии и Германии. Впрочем, для франкоязычной аудитории творчество писателя остается в основном неизвестным. Тем приятнее было узнать, что его пригласили участвовать в Монреальском книжном салоне – крупнейшем событии франкоязычного литературного мира Северной Америки. Хотя в Монреаль Жадан приехал в роли солиста группы “Линия Маннергейма”, масштаб его творческой ипостаси не вмещается в один лишь микрофон.

Укринформ пообщался с писателем о состоянии современной украинской литературы, важности государственной поддержки книгоиздательства, творческих планах на будущее и многом другом.

В УКРАИНЕ КНИГА СУЩЕСТВУЕТ САМА ПО СЕБЕ

- Как оцениваете состояние современной украинской литературы?

- Она конкурентна, интересна и прогрессирует. Заполняются ранее свободные ниши, развивается постепенно рынок, литература структурируется. Вообще, происходят интересные процессы, есть за чем наблюдать и кого читать. Как по мне, в течение последних пяти лет продолжается “золотое время” украинского книгоиздательства. Как будет дальше – посмотрим, ведь речь идет не только о самом написании текстов, но и о контексте, о том, как эти тексты затем функционируют в обществе, как они проходят путь от писателя до читателя, как издаются книги, распространяются и рекламируются, как в целом существует книгоиздательское поле Украины.

- В течение последних пяти лет достаточно активно развивается украинская культура в целом, не только ее литературная составляющая. Влияет ли это на украинцев?

- На тех, кто интересуется культурой, бесспорно влияет. Впрочем, это все очень относительно. Если человек не интересуется книгами, то ему все эти литературные процессы сто лет не нужны. Они проходят мимо него. Если же человек заинтересован, то может найти достаточно ценной информации, пищи для развития и становления.

- Означает ли это, что литература существует только для узкого круга заинтересованных?

- Сейчас в мире господствует тенденция к сокращению чтения. В Украине к этому добавляется такое печальное явление, как отсутствие полноценной культурной жизни за пределами больших городов. В районных центрах нет ни книжных магазинов, ни библиотек, туда никто не приезжает, там ничего не происходит. Как следствие, жители провинции смотрят телевизор. Это обязательно нужно менять.

Чтение вообще надо популяризировать, оно нуждается в общественной и государственной поддержке. В этой сфере вмешательство государства не несет угрозу, а наоборот – целесообразное и даже необходимое. Во всех странах, которые заботятся о культурном развитии своих граждан, существует направленная на это гуманитарная политика, государственные программы поддержки культуры, издательств и популяризации чтения.

- Как заинтересовать украинцев читать?

- У нас книга существует сама по себе. Ее нет в телевизоре, на радио или в печатных СМИ. 40 млн граждан Украины – потенциальных читателей – в большинстве случаев понятия не имеют о существовании современной украинской книги. Можно придумать какие-то способы популяризации и рекламы, но этим должны заниматься специалисты. Что мы с коллегами делаем со своей стороны? Мы много ездим, выступаем, поддерживаем библиотеки и Украинский институт книги, который делает очень важную работу. Мы приобщаемся к этому процессу, но одного энтузиазма, конечно, мало.

УКРАИНСКИЕ КНИГИ ИНТЕРЕСНЫ НА ВСЕХ МАТЕРИКАХ

- Монреальский книжный салон почти исключительно – франкоязычный. Чем интересны ваши книги местной аудитории?

- Я бы предпочел говорить не о себе, а в целом об украинской литературе. То, что происходит сейчас в Украине, то, о чем пишут украинские писатели, может быть интересным везде: и в Африке, и в Австралии, и в обеих Америках. С одной стороны, у нас происходят очень важные, драматичные и особые процессы, которые могут представлять интерес для людей в других странах. А с другой, большинство этих процессов – универсальные, поэтому ситуации и сюжеты могут прийтись по нраву и франко-, и немецко-, и англоязычным.

- Доказывает ли это, что в культурном смысле Украина интегрирована в Европу и написанное нашими авторами могло быть так же создано и в, скажем, Германии?

- Не совсем. Большинство сюжетов уже давно написаны и придуманы еще Гомером, мы же только повторяем десяток-второй сюжетных линий. В то же время, есть контекст постколониальной, посттоталитарной, постсоветской Украины.

ЛИТЕРАТУРУ ЛЮБЯТ ЗА ИНТРИГУ

- Ежедневно на полках книжных магазинов появляются сотни различных изданий. Как найти хорошую книгу?

- За это мы литературу и любим: всегда есть интрига, ведь, беря книгу в руки, ты никогда не знаешь – понравится она или нет. Охота за хорошими текстами приносит огромное наслаждение читателям. Если человек любит книги, то ему знакомо чувство поиска, когда ты охотишься за своим текстом, автором, книгой. Это каждый раз интересно.

- Неужели все настолько субъективно, что нет никаких рекомендаций?

- Безусловно, все субъективно. Как вообще литература выживает в нашем жестоком циничном мире? Именно за счет своей субъективности! Каждая книга может понравиться или не понравиться. Нет книги, которая приходится по вкусу всем. Нет писателя, который нравится каждому. И это прекрасно.

- Как тогда Дэн Браун предлагает всем желающим курсы по написанию бестселлеров? Любой человек может стать писателем?

- Любой может попытаться стать писателем, а вот успешно ли – остается под вопросом. Много моих коллег в Украине тоже организовывают мастер-классы и учат, как писать книги. Это сейчас модное направление в Украине. Хорошо, когда люди хотят заниматься искусством и творчески мыслить. Даже если им не удастся стать настоящими писателями – для них это пойдет на пользу.

- Что необходимо, чтобы стать хорошим писателем: талант или навыки?

- Без таланта вряд ли что-то удастся, но образование, навыки и понимание ремесла не будут лишними.

ЛЮБЛЮ ПРОБОВАТЬ СЕБЯ В РАЗНЫХ СФЕРАХ

- Над чем сейчас работаете?

- В следующем апреле выйдет моя новая книга стихов. Я также написал либретто оперы о Василии Вышиваном. К ней уже создана музыка и в мае состоится премьера в Харькове. Сейчас я дописываю пьесу, занимаюсь переводом и думаю над новой прозой. Кроме этого, у нашего проекта “Линия Маннергейма” зимой выходит альбом, параллельно мы с “Собаками” работаем над новыми песнями. Зимой мы также планируем записать альбом с джазовым пианистом Фимой Чупахиным и второй – со львовским контрабасистом Марком Токарем.

- Чем вызван ваш “уход” в театральную сферу?

- Я бы не назвал это “уходом”. С театром я работаю регулярно уже лет 20. Обычно наше сотрудничество – инициатива режиссеров, а мне интересно пробовать разные подходы, работать в разных сферах, ведь это дает дополнительные возможности высказаться.

ЗАПРЕТ РОССИЙСКИХ КНИГ В УКРАИНЕ – ОПРАВДАН

- Вы раньше сказали, что государство должно играть большую роль в книгоиздательстве. Впрочем, есть ли в нем место для государственной цензуры, в том числе моральной?

- Для цензуры – ни в коем случае, но определенное регулирование необходимо. В условиях российско-украинской войны, когда мы являемся жертвами информационной агрессии, государственное регулирование должно быть. У нас так говорить не принято из-за скептического отношения к государству и его вмешательству в гуманитарную сферу. Однако, следует вырасти из этого подросткового восприятия собственного государства. Такое уж оно у нас есть, другого – нет. Если мы хотим и дальше оставаться отдельным обществом и иметь свою страну, то ее надо поддерживать и вместе строить.

- В последнее время государство как раз активизировало свое вмешательство, запрещая много российских книг. Не обеднел ли культурно от этого украинский читатель?

- Как по мне, для страны, которая обороняется от агрессии, довольно логично запрещать контент, направленный против нее. Если в России производят антиукраинскую литературу, справедливо не допускать ее на территорию Украины. Если российские писатели ездят на Донбасс к сепаратистам и пишут в их поддержку книги, то как эти произведения могут у нас продаваться? Это был бы признак капитуляции. Сегодня речь идет не о цензуре, а о защите.

- Должны ли деятели культурной сферы – писатели, литераторы – высказываться о политике?

- Писатели и литераторы ничего никому не должны. Они могут высказываться, а могут этого не делать. Если писателю есть что сказать, почему ему молчать? Если же нет, то лучше действительно промолчать.

- Верховная Рада - популярное место работы спортсменов, но не писателей. Намерены ли вы пойти в политику?

- Нет, я не собираюсь делать этого. У меня есть чем заняться, поэтому пока все приглашения идти в политику отклоняю.

- Какой будет ваш совет тем, кто хочет написать хорошую книгу?

- Надо любить литературу, своего читателя и жизнь как таковую. Если есть открытость к миру и восприятие, то идеи, сюжеты и герои – приходят сами.

- Вдохновение приходит само или надо, как Хемингуэй, каждый день обязательно писать несколько страниц?

- Бывает по-разному, вряд ли существует единый алгоритм. У меня нет ежедневного обязательного минимума, но постоянно ношу с собой компьютер и блокнот. Вдохновение есть не всегда и выжимать из себя метафоры не стоит.

Максим Наливайко, Монреаль

Фото: Даниил Шамкин, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-