Ксения Ромашенко, директор-художественный руководитель театра «Золотые Ворота»
Мы не можем делать только развлекательный контент, театр должен быть социально направленным
Видео 08.02.2020 09:30

Киевский академический театр «Золотые ворота» в этом году вступил в свой 40-й театральный сезон. Почтенный возраст, как для культурного заведения. Но пыли в нем вы не найдете, да и репертуар совсем не пахнет нафталином, ведь с 2014 года там поселилась молодая и активная команда, которая рьяно взялась за его реинкарнацию. Создаются новые смелые спектакли, приглашаются молодые талантливые режиссеры, возобновилась активная фестивальная деятельность.

О свежих театральных премьерах, новых средствах работы со зрителем, и конечно же – о личном, я поговорила с директором-художественным руководителем «Золотых ворот» Ксенией Ромашенко.

МЫ НЕ МОЖЕМ ДЕЛАТЬ ТОЛЬКО РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ КОНТЕНТ – ТЕАТР ДОЛЖЕН БЫТЬ СОЦИАЛЬНО НАПРАВЛЕННЫМ

- Ксения, вы уже год занимаете должность директора-художественного руководителя театра, какие впечатления от управления таким громоздким и солидным кораблем, который в этом году бурно доплыл до своего 40-го юбилейного театрального сезона?

- Мы пришли в «Золотые Ворота» в 2014 году целой командой во главе с нашим бывшим руководителем Стасом Жирковым (ныне он – директор-художественный руководитель Киевского академического театра драмы и комедии на левом берегу Днепра – ред.) и фактически начали реинкарнировать театр. Ведь с самого начала – это был экспериментальный театр, который занимался поисковой режиссурой. Со дня его основания бессменным художественным руководителем работал заслуженный деятель искусств Украины Валерий Пацунов, который вывел «Золотые Ворота» на достойное место театральной карты Киева.

Театр долго держался на мощной волне, посещал европейские фестивали, но потом со временем, конечно, возникали некоторые сложности, и в последний период своего существования перед 2014-м годом он не был уже настолько мощным. Думаю, что поэтому и возник вопрос смены руководства и нового дыхания для театра.

- Вам удалось вдохнуть новую жизнь, как вы считаете?

- Да. Мы поставили себе задачу, что театр должен концентрироваться на молодой украинской режиссуре. Затем наши границы начали расширяться и мы поняли, что кроме молодой современной украинской режиссуры уже начинает появляться еще более молодая – дебютанты. К этому прибавилось еще одно направление – европейские режиссеры – на сегодня у нас в репертуаре идут спектакли французского режиссера Жюля Одри, белорусского – Юрия Дивакова и немецкого режиссера Корнелии Кромбгольц, которой, к сожалению, уже нет на этом свете, и польского режиссера и хореографа Миколая Миколайчика.

Таким образом репертуар постоянно обновляется, а актеры имеют возможность работать с разными режиссерами, которые работают с самыми разными театральными направлениями, механизмами и инструментами. Поэтому они такие у нас крутые!

КАЖДЫЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ СЕЗОН МЫ ВЫБИРАЕМ СЕБЕ ОПРЕДЕЛЕННУЮ ТЕМУ. ЭТОТ СЕЗОН У НАС – «БЕЗ ГРАНИЦ»

- С кем из украинских режиссеров вы больше всего сотрудничаете?

- Я только год в театре как художественный руководитель, и мне очень нравится, что он уже до меня был построен таким образом, что не был авторским. Несмотря на то, что Стас Жирков – действующий современный украинский режиссер, он не создавал театр таким образом, что вот он уйдет – и вдруг все остановится. Нет! Запущенный им механизм хорошо работает и функционирует: в репертуаре как были спектакли разных режиссеров, так они и остались, в том числе и самого Стаса, и Тамары Труновой, и Максима Голенко, и Вани Урывского (который, кстати, вообще делал свои первые шаги именно в театре «Золотые ворота», и его дипломный спектакль был показан в 2014-м году именно здесь). Влада Билозоренко делала свои постановки у нас.

Сейчас уже молодая плеяда режиссеров: Юлия Мороз, Таня Губрий и другие сотрудничают с театром «Золотые ворота», поэтому у нас – широкая палитра.

Для нас театр – это диалог

- Слоган вашего театра: «Мы всегда открыты для тебя!»

- Да. Всегда открыты (смеется).

- А что имеется в виду – открыты для зрителя в любое время в прямом смысле, открыты для каких-то откровений или открытий?

- Слоган на самом деле имеет глубокий смысл, поскольку в первую очередь для нас театр – это диалог. Диалог со зрителями, с автором, с режиссером – когда мы можем общаться, говорить на важные темы, которые могут быть не всегда комфортные или приятные, они могут быть эмоциональные или неудобные, но театр должен быть социально направленным. И театр «Золотые ворота» является таким, по моему мнению.

Мы не можем закрываться от всего, что происходит вокруг нас, мы не можем делать только развлекательный контент, который бы удовлетворял один пласт потребностей населения. И ставя перед собой все эти задачи, мы поняли, что открытость и искренность – это первый шаг, чтобы развиваться, исследовать и создавать новые театральные продукты.

- И таких социально направленных спектаклей в вашем театре много? Можем говорить, что это половина всего репертуара?

- Каждый театральный сезон мы выбираем себе определенную тему. Этот сезон у нас – «Без границ», то есть мы фактически не отходим от своих принципов – это современный украинский театр и работа с режиссерами разных направлений деятельности.

Например, у нас Елена Апчел сейчас осуществляет свою постановку «Семья патологоанатома Людмилы». До этого была постановка польского режиссера Миколая Миколайчика «Miłość / Любовь», которая идет и на польском, и на украинском языке. Оба эти спектакля имеют социальный контекст.

А например, в спектакле «Папа, ты меня любил?» (автор Дмитрий Богославский, режиссер – Стас Жирков) поднимаются вопросы семейных отношений, взаимоотношений между родителями, детьми. И это тоже темы, которые касаются каждого.

Кстати, в сентябре проходил фестиваль «Open Open Open Golden Gate Theatre Festival» при поддержке Украинского культурного фонда, который посетили более 40 гостей из разных стран мира. Это были директора театров, кураторы европейских и украинских фестивалей. Мы смогли показать определенное количество спектаклей театра «Золотые ворота», которые дальше уже были отобраны на фестивали. И именно спектакль «Папа, ты меня любил?» получил больше всего отзывов, потому что в нем мы говорим на темы, которые касаются не только нас как украинцев, но и европейцев, и людей любой национальности.

- Общечеловеческие ценности, которые понимает каждый, хотя – иногда и по-своему...

- Да. Например, там поднимается вопрос любви и какой разной она может быть – истеричной, хрупкой, нежной... Она может быть – к человеку, к маме, к воздуху, в конце концов, к животному, ко всему, что нас окружает. И вокруг этой темы уже строятся и спектакль, и контекст, и все остальное.

Если говорить о социальной направленности, для нас всегда важно, с какой темой к нам приходит режиссер, и как мы можем на эту тему говорить.

ХОТЬ МЫ И СЧИТАЕМ СЕБЯ МОЛОДЫМИ, НО ПОСЛЕ НАС УЖЕ ВЫРОСЛО ДРУГОЕ ПОКОЛЕНИЕ, КОТОРОЕ ПО-ДРУГОМУ ВОСПРИНИМАЕТ МИР

- Вы открыты для новых режиссерских идей?

Недавно у нас состоялся рискованный проект – выпустили на сцену студентов 2-го курса университета культуры и искусств

- Конечно! У нас с 2014-го года есть проект «OPEN_MIND_СТУДЕНТ», который предусматривает презентацию на профессиональной сцене лучших дипломных спектаклей творческих вузов. Это именно дебютанты – студенты, которые или учатся, или уже выпускаются из вузов, и они могут попробовать свои силы именно в таком формате.

Недавно у нас состоялся еще более рискованный проект - мы попробовали выпустить на сцену студентов 2-го курса Киевского университета культуры и искусств, мастерская Стаса Жиркова.

- Вы ведь там преподаете?

- Да. И Таня Губрий – тоже преподаватель этого курса. Фактически это был показ, который перерос в спектакль и сейчас он пользуется необычайным спросом, поэтому действительно важно слышать это новое поколение!

Хоть мы и считаем себя молодыми, но после нас уже растет другое поколение, которое по-другому воспринимает этот мир и реагирует на какие-то вопросы! И мне кажется, что мы должны их слышать и понять.

- Как этот экспериментальный спектакль называется?

- Он называется «Жить в Киеве», но он не совсем экспериментальный. Спектакль состоит из двух действий: первая часть – это абсолютно реальные истории, собранные из документальных интервью людей (они обработанные, переведенные и воспроизведенные студентами). А вторая часть – это прозаические произведения Тани Малярчук, это уже более сюжетная история.

У нас много «взрослых» спектаклей, которые имеют ограничение по возрасту 18+

Но мне, как менеджеру театра, всегда интересен факт – на что идет зритель. И знаете, зрителя совсем не останавливает, что это играют неопытные артисты, у которых нет никаких званий. Готовность аудитории услышать и увидеть именно это – очень вдохновляет, потому что мы начинаем понимать, какие же у нас крутые зрители, готовые и открытые ко всему!

- В «Золотых Воротах» есть спектакли по классическим произведениям? Не все же у вас такое «молодежное»?

- Я бы даже сказала, что у нас совсем не все прямо такое молодежное, потому что у нас много спектаклей, которые имеют ограничение по возрасту 18+. У нас очень взрослые спектакли!

А вот что касается классики, то, конечно, – у нас такие есть в репертуаре: и «Фрекен Юлия», «Украденное счастье», «Гедда Габлер».

Темами сезонов у нас были и украинская классика, и современная украинская драматургия, также был сезон «Без виз», когда у нас ставили спектакли приглашенные режиссеры не из Украины.

Именно таким образом и строится наш репертуар – он разнообразный, насыщенный многими театральными языками, классическими и современными текстами и какими-то перформативными вещами, которые создаются здесь и сейчас непосредственно во время репетиций и работы.

- Вы заговорили о студентах, а я вспомнила, что у вас есть интересный проект со студентами на тему Холокоста. Вы что-то собираетесь в марте показать?

- На самом деле, это следующий этап обучения студентов, курс которых мы ведем. У них такое экспериментальное образование – часть занятий проходит в университете, а часть – в театрах «Золотые ворота» и в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. И я считаю, что им очень подфартило, потому что мы когда учились – у нас не было такой возможности!

Сейчас они работают над темой, о которой вы сказали. И довольно осознанно и по-взрослому к этому относятся. Она тяжелая и непростая, но исследовать ее надо.

У нас в театре есть такой, даже не спектакль, а реквием, который мы показываем раз в год к годовщине Голодомора. И именно на фестивале, о котором я говорила, у нас была публика более европейская, которая фактически не знакома с этой темой. Многие знают – что такое Холокост и мало кто знает – что такое Голодомор, в какие годы он проходил, какие последствия для Украины были...

Поэтому для нас было важно об этой теме поговорить еще раз. Это будет не спектакль, а показ, событие, на которое, возможно, мы будем приглашать зрителей. Пока еще не знаем точно. Это больше учебный процесс. Не стоит забывать, что это дети и это довольно сложная тема. Мы посмотрим: если они будут готовы к разговору со зрителем, то мы обязательно вас пригласим. Это будет 15 марта.

ВАЖНО, ЧТОБЫ У РЕЖИССЕРА БЫЛА ВОЗМОЖНОСТЬ СОЗДАТЬ СЕБЕ КОМАНДУ – ЭТО УЖЕ 70 ПРОЦЕНТОВ СДЕЛАННОЙ РАБОТЫ

- Об актерском составе хочу расспросить. Вот представим, у вас есть своя труппа, а тут приходит режиссер и говорит: а я хочу, чтобы в моем спектакле играл именно такой-то и такой-то. Вы никак не возразите?

- Безусловно, мы находимся в диалоге с режиссерами! У нас есть постоянная труппа театра – это 15 человек, которые работают на нашей сцене из спектакля в спектакль. Но каждый режиссер самостоятельно выбирает себе актеров, и происходит это по-разному.

Например, у нас сейчас готовится проект с литовским режиссером Андрой Кавалиаускайте, она видела некоторых наших артистов, просила их записывать видео, они это сделали – и по этому такой как бы кастинг проходил.

Украинские режиссеры, которые больше знакомы с актерами и видели их в разных спектаклях, сразу приходят с предложением того или иного артиста.

У нас в труппе нет возрастных артистов, поэтому, конечно, когда в этом есть необходимость, мы приглашаем таких.

Бывают проекты, например, как спектакль «Сталкеры», когда режиссер приходит и говорит, что именно эту роль будет играть Ирма Витовская, а эту – должна играть Виталина Библив, и здесь даже не возникает никаких вопросов «почему?».

Понимаете, очень важно, чтобы режиссер создал себе команду, с которой он потом может раскрывать свою тему – это уже 70 процентов сделанной работы.

- А кстати, почему спектакль «Сталкеры» переехал из «Золотых ворот» в театр на Левом берегу Днепра?

В марте у спектакля «Сталкеры» юбилей – 5 лет, вместе с ним мы преодолели более 18 тысяч километров!

- На самом деле, это довольно интересная история (смеется). «Сталкеры» никогда не играли в театре «Золотые ворота». Дело в том, что это действительно спектакль театра «Золотые ворота», который был сделан в копродукции с Молодым театром. Андрей Федорович Белоус поддержал эту авантюру и предоставил нам возможность, когда мы еще только начинали раскачивать этот механизм. У нас в 2014-м году еще не было даже этого помещения на Шелковичной (именно тогда происходила реорганизация театра). Была большая проблема с помещением, и сначала этот спектакль игрался в Молодом на камерной сцене, потом он перерос камерную сцену и переехал на большую сцену.

Он путешествовал по стране и миру, и в конце концов теперь он нашел свое место в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. Но все это происходило довольно естественно, здесь нет никаких конфликтных ситуаций.

Хочется, чтобы такие спектакли, как «Сталкеры» или «Слава героям», имели долгую жизнь, потому что темы там вечные

Это просто спектакль, который нуждается в более широком зрителе, а у нас средние городские залы – 55 мест. Поэтому, конечно, если есть спрос на этот спектакль у зрителей, мы стараемся искать возможности для того, чтобы реализовать эти потребности.

И, кстати, в марте у спектакля «Сталкеры» будет юбилей – пять лет. Мы подсчитали, что вместе с ним преодолели более 18 тысяч километров! Были в Чехии, Польше, Германии, поездили по Киеву, Днипру, Харькову, Львову, Херсону, Франковску, Одессе. Это очень круто!

Мы никогда не держимся за проекты и не говорим, что вот мы что-то создали – и оно должно 20 лет играть. Мы поднимаем важные, современные, актуальные вопросы и поэтому, разумеется, через некоторое время они перестают быть актуальными, современными. Но некоторые спектакли из нашего репертуара – вроде «Сталкеров» или «Слава героям» – это спектакли, которые мне лично хотелось бы, чтобы они имели долгую жизнь, потому что темы там вечные.

ГОТОВИМ ПРЕМЬЕРУ О ЖЕНЩИНЕ-ПАТОЛОГОАНАТОМЕ, КОТОРАЯ МЕЧТАЛА ПОЛЕТЕТЬ В КОСМОС, А ПОЛЕТЕЛ ЕЕ СЫН

- Так пусть и живут вечно! О следующей премьере теперь расскажите. Там такое название интересное, что-то с жизнью патологоанатома связано?

- Да, это премьера от режиссера Елены Апчел. Название спектакля «Семья патологоанатома Людмилы» – о женщине, которая мечтала полететь в космос, а полетел ее сын.

Спектакль – о довольно простых вещах, но способ существования, в котором находятся актеры, и язык, на котором они изъясняются, – довольно разрозненные и зритель, возможно, не сразу сможет осознать все темы и все проблемы, которые поднимаются в спектакле.

Премьера – 14-15 февраля. Я всех приглашаю, хотя не знаю, есть ли еще билеты (смеется), но потом можно будет еще на него попасть в марте – 3-го и 15-го.

Для меня эта работа важна еще и тем, что наши актеры могут поработать с режиссером, которая работает в другом, более исследовательском направлении.

И для Елены это тоже эксперимент, потому что она любит работать лабораторно, погружаться и целый день быть в материале, а здесь у нее есть определенные ограничения по времени. Я уверена, что показ спектакля 14-15 числа будет иметь еще только свое первое проявление, а затем он будет трансформироваться и обрастать другими вещами, будет углубляться или поворачивать в другую сторону.

- Кто играет главную роль в истории о патологоанатоме?

- Я не могу сказать, какая именно роль главная, их несколько и исполняют их: Виталина Библив, Антон Соловей, Андрей Полищук, Инна Скорина-Калаба, Анастасия Бабий, Орест Пастух, Богдан Байлук и Екатерина Вишневая.

Авторами текста являются Павел Арье и Елена Апчел. Процесс работы над спектаклем проходил не только во время репетиций, но и продлится непосредственно во время постановки. То есть, определенный текст был наработан до начала работы, а в процессе авторы вместе с актерами работают и над ним, и над сюжетом, и над смысловым наполнением спектакля.

«Семья патологоанатома Людмилы» – сложный спектакль, но тем и интересный!

- От актеров тоже какая-то импровизация будет во время спектакля?

- Конечно, там есть импровизационные зоны, которые будут отданы актерам, и они, в зависимости от реакции зрителей, будут воспроизводить. Есть и конкретная сюжетная линия. Но спектакль – не линейный, там нет прямого сюжета: тот пришел к тому, сказал то-то – и они поссорились, все, конец (смеется). Спектакль достаточно сложный по своей конструкции, тем и интересный.

- Роль патологоанатома играет Виталина Библив, я правильно понимаю?

- Да, у нее основная роль.

- А вы лично часто ходите на спектакли других театров?

- Я часто хожу, езжу и смотрю много разных спектаклей других театров. Мне кажется, это необходимый путь, поскольку у нас в театре достаточно классно и комфортно, и закрыться в такой красивой среде с такими классными людьми – очень просто! Но тогда ты перестанешь развиваться. Остановка, стоп – и ничего не происходит!

- Делаете критические замечания коллегам, если вам что-то не нравится в их спектаклях?

- Конечно, я живой человек, мне может что-то понравиться, что-то не понравиться, но во мне всегда есть внутренний цензор, и если мне что-то не очень импонирует, я должна проанализировать для себя – почему. Почему? Возможно, потому, что просто для театра «Золотые ворота» этот спектакль не подошел бы? А для другого театра он абсолютно подходит – это их контекст, контент и зритель, который требует именно такой формы или такой темы.

Для меня важны другие вещи: я смотрю на режиссеров, которых потом могу пригласить или не пригласить к сотрудничеству. Я смотрю на артистов, которые растут, развиваются или не развиваются. Я смотрю на опыт других, потому что театр – это конкурентоспособная среда, и именно конкуренция побуждает меня делать что-то еще лучше. Я очень радуюсь и вдохновляюсь, когда вижу крутой продукт, классно созданный спектакль, – и меня это вдохновляет на то, чтобы я сделала еще лучше.

- В Киевский академический театр драмы и комедии на левом берегу Днепра часто ходите?

- Да, на все премьеры!

- Я почему-то так и думала! А как же может быть иначе, если его возглавляет родной муж – Стас Жирков! Это же такой интересный феномен в театральной жизни Украины произошел, что жена и муж возглавляют разные театры. Интересно, как у вас происходит обсуждение премьер в семье? Не ссоритесь, у кого репертуар лучше?

- Мы со Стасом учились в университете вместе пять лет, потом уже на последнем курсе мы поженились и возглавляли независимый театр «Открытый взгляд», он был актером, я режиссером. Потом, когда я ушла в декрет, мы переформатировались: он стал режиссером и состоялся его дебют – спектакль «Наташина мечта».

Как видите, весь период нашего знакомства связан с профессией, которую мы оба очень любим. Конечно, возникают сложности, но у нас никогда не было вопроса относительно партнерства, поскольку, если я понимаю, что какие-то направления или идеи неуместны, я это могу выразить, так же, как и Стас. Он может посоветовать или высказать свои мысли на счет работы, но работа – это работа, а семья – это семья. Это совершенно отдельные вещи, они, конечно, пересекаются, переплетаются, но никогда рабочие конфликты или процессы не влияют на семейные взаимоотношения.

Возможно, это нас даже еще с университета к этому приучили наши преподаватели Петр Ильченко и Екатерина Пивоварова, которые всегда нам говорили, что все в этом мире и в этой жизни должно происходить одновременно – никогда не будет удачного времени для того, чтобы влюбляться, жениться, рожать или делать карьеру. Вот сейчас есть время – и делайте это сейчас, насколько у вас есть силы, вдохновение и желание!

- Очень классно, что у вас именно так произошло. Кстати, вы еще и в кино часто ходите, я вас видела на премьере фильма «Мои мысли тихие». А потом прочитала пост Стаса в Фейсбуке, где он написал, что фильм – классный, и пожалел, что это не он его снял.

Так вы семьей, кроме театра, еще и за украинским кинематографом следите? Не собираетесь попробовать себя в этом направлении, потому что Стас, смотрю, задумался над этим.

Обожаю театр, для меня это неповторимый момент, который нельзя переснять или смонтировать, это – здесь и сейчас

- Я считаю, что у украинского кино есть и будет развитие. Я счастлива и очень поздравляю создателей фильма «Мои мысли тихие», потому что это классный украинский фильм, и желаю, чтобы таких фильмов становилось все больше.

Я очень люблю Ирму Витовскую, восхищаюсь ее мастерством, ее работой как и в этом фильме, так и на театральной сцене.

Но мне кажется, что театр и кино – это разные направления искусства, и они должны полноценно и отдельно развиваться, где-то пересекаясь, где-то разделяясь. Передо мной сейчас не стоит задача кино, я обожаю театр, для меня это неповторимый момент, который нельзя переснять или смонтировать, – это здесь и сейчас, это то, что происходит и больше никогда не повторится. Уникальность этого момента – моя любовь, поэтому, говоря о кино, – нет, а Стас – пусть думает, если ему это интересно (смеется).

- Да, режиссеры очень четко разграничиваются – кинорежиссеры и театральные, но актеры часто совмещают работу и там, и там.

- По моим личным наблюдениям, актер, который активно работает в театре, может быть очень интересным и в кино, поскольку способен показать гораздо больше из своей профессиональной палитры.

Не вижу преград, чтобы кинорежиссеры пробовали себя в театре

Хотя, конечно, это совершенно разные способы и приемы существования, и все очень зависит от умения артиста «переключаться».

Сейчас в украинском кино много талантливых актеров, которые пришли из театра: и Ирма Витовская, и Виталина Библив, и Алексей Нагрудный. Сейчас вот у Ореста Пастуха вышел фильм «Экс».

Я считаю, это естественный процесс, очень хороший и для актера, и для зрителя.

Так же я не вижу преград для того, чтобы и кинорежиссеры пробовали себя в театре. Тем более, что театр сейчас стал более синтетическим и технологическим, чем это было раньше. В нем можно бесконечно экспериментировать, сочетать и делать довольно интересные перформативные вещи.

- Недавно появилось такое интересное направление – имерсивный театр – для меня, как для зрителя, это что-то такое очень странное, а как вы к нему относитесь?

- Как к одному из театральных направлений. Я не могу сказать, что в Украине это что-то новое, это просто одно из направлений, которое активно осваивают некоторые театральные режиссеры, так же, как и документальный театр.

Все зависит от того, что это за спектакль, как он построен и на что он направлен.

У нас в некоторых спектаклях тоже есть элементы имерсивного театра, например, в «Miłość / Любовь», но это – инструмент, которым пользуется режиссер.

Конечно, есть спектакли, полностью построенные на имерсивности, на полном вовлечении и погружении зрителей в атмосферу и обстоятельства, но театр «Золотые ворота» не ставит перед собой таких целей. Хотя, многое зависит от режиссера, который приходит, и от того, с какими инструментами он работает, уже и возникает тот или иной формат спектакля – или документальный, или имерсивный.

Если вы понаблюдаете за своим настроением в течение дня, то заметите, как часто оно меняется, так же и в спектаклях – важна мультижанровость. Мультиформы, которые используют режиссеры, восхищают именно тем, насколько удачно можно совместить, например, психологический театр с документальным, или с какими-то авторскими историями, или с имерсивным.

Это пазл, к которому наши зрители уже готовы. Посмотрите, как мы воспринимаем новости! Наше восприятие вселенной меняется с каждым днем все больше и больше, а если мы пообщаемся со студентами, то поймем, что у них вообще другой ритм! У них другое восприятие, другой угол зрения – и это все тоже должно влиять на развитие театра.

- Давайте теперь быстро назовите пять ваших разных по настроению спектаклей, которые вы советуете посмотреть в вашем театре?

- Я обязательно всех приглашаю на премьеру «Семья патологоанатома Людмилы», которая состоится 14-15 февраля.

Также приглашаю всех посмотреть спектакли «Miłość / Любовь» польского режиссера Миколая Миколайчика, спектакль «Отелло, Украина, Фейсбук» и «Наташина мечта» режиссера Стаса Жиркова, «Папа, ты меня любил?» и «Иллюзии» от того же Стаса Жиркова.

Это я уже сколько назвала, шесть? Я могу еще долго перечислять (смеется), поэтому – лучше просто зайти на сайт театра, выбрать любой день, в который у вас есть настроение и прийти познакомиться с нами. Мы всегда будем открыты для вас и готовы к диалогу!

Любовь Базив. Киев

Фото: Елена Худякова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-