Ольга Голубовская, инфекционист, доктор медицинских наук
Если с ответственностью у людей не сложилось, то государство должно проявить свою силу
17.04.2020 13:50

COVID-19, при всей тяжести порожденной им ситуации, имеет одну положительную сторону. Он помог нам понять, сколько у нас глубоких врачей, умных, образованных, идущих в ногу со временем, способных к самопожертвованию.

И Ольга Голубовская в этом созвездии — одна из самых ярких, она предсказала ситуацию с новым вирусом, который доберется до Украины, еще за полгода до того, как в нашей стране появился первый COVID-больной.

Укринформ обсудил с Ольгой Анатольевной последние новости и ход пандемии. 

- Ольга Анатольевна, начнем с вашего последнего поста в Фейсбуке. Вы пишете следующее: скоро у нас будет возможность детекции антител у переболевших COVID-19 методом ИФА (иммуноферментный анализ), и значит – мы сможем быстро расширить наши терапевтические возможности для тяжелых больных плазмой реконвалесцентов…

Правильно ли я понимаю, что переболевшие COVID-19 будут давать свою кровь, и мы сможем лечить новых больных? Во всяком случае, так это интерпретировали и украинские медиа. 

- Да и не только это. Помимо переливания плазмы, о котором все говорят, методы ИФА (иммуноферментный анализ) открывают совершенно другие возможности в области диагностики. Это высокочувствительные методы, которые важны не только в остром периоде, но и для тех, кто переносит заболевание бессимптомно. Ведь количество инфицированных и количество заболевших – это разные вещи. И это разные цифры – количество инфицированных можем обнаружить только путем таких вот исследований. До сегодняшнего дня у нас была возможность тестировать только вот такими быстрыми методами. Но они имеют совсем другую специфичность и чувствительность, они скорее – скрининг для самотестирования.

Методы ИФА (иммуноферментный анализ среды) позволяют тестировать переболевших пациентов и, с моей точки зрения, в будущем помогут получить специфические иммуноглобулины. Ведь пока нет ни специфического лечения, ни профилактики, и пока их не предвидится. На сегодняшний день в мире не разрабатывается ни одна формула, которая имеет специфическое действие конкретно на этот вирус. Он еще изучается. Иммуноглобулин – это уже специфические антитела строго против этого вируса. 

Конечно, к их применению есть предостережения, но, например, в случае их получения, как вариант, их можно будет использовать для профилактики в очагах пандемии, в группах риска. Для того, чтоб если люди заболеют, то болели бы нетяжело.

Безусловно, все, о чем мы думаем и все, что исследуем, является экспериментальным – ведь вирус возник совсем недавно. Поэтому мучается и ищет все человечество, и весь земной шар получает опыт и ищет решения. Но глубокий анализ возможен только когда будут расшифрованы все возможности вируса. А он изменяется, и не понятно, как поведет себя дальше. Пока спрогнозировать сложно, потому что даже самые серьезные прогнозы не сбываются.

- Ваш прогноз, напомню, был такой. 80% людей переболеют нетяжело. 20% будут иметь среднетяжелую и очень тяжелую форму заболевания, которые потребуют госпитализации.

- Уточню. 80% и даже больше будут инфицированы. Из них процентов 20 будут нуждаться в госпитализации, а 5% будут нуждаться в интенсивной терапии, около одного процента – в интубации. Но сейчас мы стоим на том, чтоб не допускать этого, поскольку смертность на аппаратах очень высокая. Во всем мире.

- Если говорить о динамике распространения болезни, Украина справляется с наплывом больных?

- С моей точки зрения, Украина справляется. Сейчас рост пациентов – приблизительно такой, как мы и ожидали. Нагрузка на систему здравоохранения колеблется между умеренной и сильной в специализированных и инфекционных клиниках, и поменьше – в других клиниках. Пока что мы выдерживаем, коллапса нет, слава Богу. 

- Но многие телеканалы устами врачей сообщают о приуменьшенной в сотни раз официальной статистике. Насколько мы можем доверять официальным цифрам?

Бессимптомные и малосимптомные формы являются основным источником инфекции

- Конечно, заболевших больше. Это абсолютный факт. Мы можем выявлять контакты вокруг больного и то – в ограниченном количестве. У нас просто нет ресурса. Как и где можно выявлять контакты? Страны, которые сохранили эпидемиологические службы, выявляют такие контакты активно, это Беларусь, Китай, Россия. У нас службы эпиднадзора были самые сильные в мире, хоть и недешевые. И в упомянутых странах, и в некоторых странах Европы больше тестирований за счет того, что они выявляют большее количество контактных лиц. Вообще, меры противодействия такому заболеванию сложны, вирус этот незаметный, такой «застенчивый», прячется, много бессимптомных форм, которые надо выявлять. Бессимптомные и малосимптомные формы являются основным источником инфекции. Если выявлять контакты, то, конечно, количество больных будет больше, а количество смертей – меньше. 

- В аптеках появились экспресс-тесты отечественного производства. Ну, вот такая самодиагностика – она помогает больному и… медицине? 

- А почему бы и нет? Если человек может себя протестировать и при положительном результате сделать высокоточный метод – это хорошо. Надеюсь, что обговариваемый выше метод ИФА появится в широком доступе и, пройдя и его, человек числится переболевшим. Замечательно, что появились тест-системы и для самоконтроля, и для выявления. Экспресс-системы определяют структуру самого возбудителя, мы же при более сложной диагностике определяем антитела. У нас пока нет экспресс-тестов на антиген, хотя есть попытки их создать.

- Сколько надо времени и крови переболевших, чтоб их создать?

- Тут зависит не от материала. Времени немного, у нас есть производство, есть ученые, разработчики. У нас нет финансирования. У частных компаний больше возможностей.

- Более точными считаются ПЦР-тесты, которые делают только в лабораториях. Насколько удовлетворяется запрос на ПЦР тесты в регионах?

- ПЦР-тесты важны для острого периода болезни, их делают в каждом регионе Украины, практически везде есть лаборатории, стали делать многие клиники, у которых есть оборудование. Доступ к тестированию расширяется. Те клиники, которые госпитализируют таких больных, тестируют всех, кого посчитают нужным.

- А у нас налажен алгоритм госпитализации? В первые дни складывалось впечатление, что госпитализируют тех, кому, извините, уже недолго осталось?

- Мы приняли немало нормативных документов, где прописаны показания к госпитализации. И эти показания гораздо более широкие, чем во многих странах Европы, где госпитализируют просто очень тяжелых больных. Мы стоим на том, что показаний к госпитализации больше, и как раз разветвленная сеть стационаров сейчас сыграет положительную роль. Потому что есть такая вещь, как врачебный мониторинг и нам надо вмешиваться до того, как больной «утяжелеет». Это дорого, но это высший пилотаж, и если больных очень много, то мы тоже бы не справлялись.

Но возвращаясь к мониторингу. В инфекционной патологии часто лабораторные критерии тяжести являются определяющими. Они появляются и меняются до того, как клиническое ухудшение становится заметным. И уже тогда надо вмешиваться. Сейчас мы госпитализируем оптимальное количество пациентов. Конечно, на местах могут быть и нюансы, и проколы, все может быть. Но я напомню, что мы действуем в разрушенной системе, где в регионах не хватает ни реаниматологов, ни специализированного, ни среднего персонала. Сейчас все мобилизованы по максимуму. 

- Италия вызвала на работу врачей-пенсионеров, а что делаем мы - берем интернов, перепрофилируем других врачей?

- Если будет необходимо, то все это будет. И будем открывать дополнительные стационары, и проводить перепрофиляцию специалистов. Конечно, мы рассматриваем все варианты. Будем широко тестировать медиков. Но все надо решать по мере поступления проблем.

- Мы все знаем, как этот вирус себя ведет? Все ли способы передачи определены?

- Мы много чего знаем, но многого и не знаем. До сих пор не утихают дискуссии о его сохранности во внешней среде. Поэтому вирус еще изучается.

- Две самые уязвимые к вирусу группы: врачи и священники. Исправлены ли ситуации?

Успех в борьбе с коронавирусом – это ведь не только ответственность правительства и медиков, это ответственность людей

- О врачах. Я бы слукавила, если б сказала, что врачи экипированы и защищены. Средств защиты не хватает во всем мире. Особенно в регионах есть проблемы. Но проблема выходит за рамки количества средств индивидуальной защиты. Проблема в том, чтобы ограничить общение врача: врачи контактируют с пациентами, которые, оказывается, контактировали с носителями COVIDа и при этом скрывают это. Нужна, например, человеку консультация либо плановая операция и он, придя к врачу, просто скрывает свои контакты с COVID-больным, подвергая таким образом опасности весь персонал.

Ну, а что касается священников... Я была сторонницей того, чтобы принимать жесткие меры ограничения и считала, что Киево-Печерская лавра должна быть закрытой при сложившейся ситуации. Большая скученность людей — просто недопустима сейчас. Абсолютно.

Этот возбудитель может укорениться в нашей популяции и вести себя, как сезонный штамм

Понимаете, успех в борьбе – это ведь не только ответственность правительства и медиков, это ответственность людей. Это должно стать четким осознанием и проблемы, и личной ответственности. Но если с ответственностью не сложилось, то государство должно проявить свою силу.

- Когда пик и вторая волна эпидемии?

- Я так не люблю давать прогнозы. Ну, я считаю, что со снятием ограничительных мероприятий будет небольшой рост, надеюсь, что летом потом будет небольшой спад. Но опять же, я надеюсь так, и я вижу, как не сбываются прогнозы. Что ждет осенью – непонятно. И пока непонятно, чем закончится. Этот возбудитель может укорениться в нашей популяции и вести себя, как сезонный штамм. И мы будем иметь иммунитет. А может и исчезнуть, как эту было с первым SARSом. 

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Укрінформ, FB

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-