Владимир Борейко, директор общественной организации «Киевский эколого-культурный центр»
Экскурсии в Чернобыльскую зону - очень большой стресс для иммунной системы
Видео 18.05.2020 21:30

Несколько дней назад власти заявили об окончательной ликвидации пожаров в Чернобыльской зоне. Тысячи выжженных гектаров земли, сотни сгоревших домов и полностью уничтоженные флора и фауна – все это последствия нынешних проявлений стихии. Владимир Борейко – известный украинский эколог и зоозащитник, директор общественной организации «Киевский эколого-культурный центр». Поговорили мы с ним об основных причинах и возможных последствиях пожаров в Зоне отчуждения, неутешительном состоянии украинских рек и росте популярности эко-культуры среди украинцев.

ЛЕСНОЙ ПОЖАР — ЭТО НЕ КУЧА ГОРЯЩЕГО МУСОРА, ЧТОБЫ ЕГО ПОТУШИТЬ, НУЖНА СЕРЬЕЗНАЯ ПОДГОТОВКА

- Расскажите, пожалуйста, какова, по вашему мнению, основная причина пожаров в Чернобыльской зоне?

- Хотелось бы начать с того, что лесные пожары – это обычное явление. А необычайным оно может стать только тогда, когда в стране нет достаточно ресурсов для того, чтобы их потушить.

В Беларуси, например, тоже случаются лесные пожары, но они не такие, как у нас, потому что там существует отлаженная система тушения. К сожалению, у нас такого нет, потому что уже давно разрушена система авиационного наблюдения.

В 2014 году правительство сняло лесхозы с государственного финансирования, и сейчас у них нет средств, чтобы купить пожарные машины. У Белоцерковского лесхоза, например, вообще нет пожарных машин, так как тут тушить пожары?

Также у нас не готовят пожарных, потому что лесной пожар – это не куча горящего мусора; для того, чтобы его потушить, нужна серьезная подготовка. Из-за нехватки подготовки пожарные из МЧС и лесхозов столкнулись с тем, что они недостаточно разбираются в тушении лесных пожаров.

Я был в Житомирской области, когда горел лес, и видел, что у наших пожарных банально нет раций, а мобильные телефоны там не ловят связь, поэтому ребята даже не могут нормально дозвониться друг до друга.

Пожары в Беларуси, как правило, быстро тушат, а у нас, к сожалению, будет гореть, пока со всей Украины не доставят технику.

Если говорить о том, кто же на самом деле виноват в пожарах, то, во-первых, существует такая давняя украинская традиция – поджигать сухую траву, селяне этим занимаются постоянно. К сожалению, думаю, они будут этим заниматься и в дальнейшем.

Во-вторых, мало кто говорит о битых стеклянных бутылках, которые фокусируют солнечный свет, что провоцирует пожар. Я много раз был свидетелем случаев, когда в лесу вообще нет людей, и неожиданно начинает гореть трава.

Также у нас есть традиция искать агентов Путина или диверсантов, чтобы переложить ответственность на кого-то другого. Например, в апреле за сутки сотни пожаров — скажите, это сколько нужно диверсантов, чтобы такое сделать?

Главная причина пожаров – это безответственность, разгильдяйство и отсутствие техники.

БЫЛИ ПОЖАРЫ В 1990-Х ГОДАХ, БЫЛИ В 2008 ГОДУ, НО НАСТОЛЬКО МАСШТАБНЫЙ – ВПЕРВЫЕ

- Довольны ли вы в целом тем, как власти справились с пожарами, ведь в конце концов их удалось остановить?

- Я не доволен, потому что этот пожар стал самым масштабным за всю историю украинской независимости.

На самом деле, пожар возле Чернобыля возник еще 29 марта, а говорить о нем начали только пятого или шестого апреля. Власти говорили, что горело где-то четыре или пять тысяч гектаров, хотя под Житомиром выгорело тридцать или даже сорок, а возле Чернобыля – 60-70 тысяч.

Были пожары в 1990-х годах, был пожар в 2008 году, но настолько масштабный – впервые. Сейчас в Чернобыльской зоне леса вообще нет.

Главный вопрос к властям: почему вы не сделали ничего, чтобы лесники могли тушить пожары? Вы не выделили им денег и пожарные машины, даже больше – у пожарных не было респираторов. То есть ребята, как в 1986 году, тушили «рыжий лес» без респираторов. С 1986 года ничего не изменилось.

СМОГ ОТ ПОЖАРОВ ДОЛЖЕН БЫЛ ПРИНЕСТИ К НАМ РАДИАЦИЮ

- Хочется спросить относительно радиационного фона. Власти успокаивают, говорят, что все в норме, нечего бояться. Как вы считаете, на самом ли деле с радиационным фоном все в порядке и как он может повлиять не только на людей, но и на животных, потому что возле Чернобыльской зоны живут редкие их виды, например, лошади Пржевальского?

- Если МЧС заявило, что якобы все в порядке, то, пожалуй, это так, потому что они наблюдают своими приборами за радиацией. Но для того, чтобы сказать, что в Киеве фон нормальный, необходимо сделать не 50-100 замеров в трех-четырех местах, а примерно 10000 замеров. Но МЧС этого не делает, потому что у них просто нет для этого нормальных приборов.

Радиация падает не дождем, а пятнами. Существуют alfa, beta и gamma загрязнения, а приборы у них замеряют исключительно gamma-поток, а alfa и beta замерять не могут. В физике существует газообразное вещество – аэрозоль, в нем может содержаться очень много радиации, так как аэрозоль возникает благодаря пожарам. А у МЧС вообще нет приборов, чтобы замерять радиацию в аэрозолях.

Я считаю, что радиационный фон на самом деле существует, радиоактивные вещества на нас выпали. Смог должен был принести их к нам, потому что они не могли просто так куда-то исчезнуть. Я не утверждаю, что МЧС нам лжет, я просто говорю, что, видимо, они просто неэффективно искали.

КОГДА РОДИТСЯ 10-15 ПОКОЛЕНИЙ, МЫ СМОЖЕМ СКАЗАТЬ, НАСКОЛЬКО СИЛЬНО РАДИАЦИЯ ПОВЛИЯЛА НА ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

- Как эта радиация может повлиять на человека?

- Известный российский ученый Александр Яблоков написал книгу, которая называется «Антиатомная энциклопедия». В ней говорилось о том, что даже маленькие дозы радиации влияют не только на человека, а на любой живой организм. Он привел пример циклопа – это такие маленькие животные, которые живут в реках, они очень быстро размножаются, за 10-15 недель появляется несколько поколений. Эти циклопы живут в водах отстойников атомных станций, о которых директора станций говорят, что там существует маленький уровень радиации. И даже через него пошел процесс деформации генной структуры организма.

После Чернобыля у нас родилось только одно-два поколения. Когда родится 10-15 поколений, мы сможем сказать, насколько сильно эта радиация повлияла на человечество.

ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ПРОБЛЕМА ВСЕГДА С НАМИ

- То есть, у людей могут появиться какие-то мутации?

- Именно так. То же мы можем говорить и о чернобыльских животных. Лошадей Пржевальского завезли в 1990-х годах, прошло тридцать лет – это просто секунда для эволюции. Лошади размножаются, бегают по Иванковскому району табунами, но мы не можем сказать, действительно ли они себя там хорошо чувствуют.

У Национальной академии наук Украины примерно до двухтысячных годов были деньги на исследования Чернобыля, но потом кто-то решил: зачем нам тратить деньги на Чернобыль, когда о его опасности все забыли. Начали возить туда экскурсии, радиационный уровень вроде выровнялся, поэтому деньги на исследования были заморожены.

К нам иногда приезжали немцы с французами, чтобы проводить исследования. Но в Чернобыле должна проводиться системная работа. К сожалению, этого сейчас нет. Когда кто-то из чиновников говорит, что в Чернобыле уже все в порядке и зону можно закрыть, видимо, он просто прогуливал химию и физику в школе. Чернобыльская проблема с нами навсегда.

В 1957 году в России произошел ядерный взрыв на химкомбинате «Маяк», после этого там сделали зону отчуждения, которая действует до сих пор – и это не 1986-й, а 1957-й год! Существует радиация, река Теча полностью загрязнена радиационной пылью. Россияне не открывают эту зону и не возят туда экскурсантов.

- То есть, вы считаете, что Чернобыль все равно очень опасен?

- Да, я считаю, что он очень опасен. Я там часто бываю, замеряю огромные уровни радиации. Вообще не понимаю тех людей, которые приезжают туда с экскурсиями, потому что это очень большой стресс для собственной иммунной системы и удар по ДНК для будущих детей и внуков.

Что же касается пожаров, то нашим властям не стоит забывать, что Чернобыль горит дважды в год: апрель и август. Так почему же нельзя просто выделить достаточно пожарных машин, техники и авиации в этот период, чтобы сразу все потушить?

ЛЕС – ЭТО ГЛАВНЫЙ СТРАЖ РЕК, ГДЕ ЛЕСА НЕТ, ВОДОЕМЫ ВЫСЫХАЮТ

- В Украине довольно неутешительная статистика с высыханием рек и озер. В самом глубоком озере Украины – Свитязе стремительно снижается уровень воды. Похожая ситуация с Десной. В чем причина такого состояния украинских водоемов?

- О Свитязе надо говорить отдельно. Дело в том, что озеро находится возле Беларуси. С белорусской стороны сделали очень глубокий карьер, из-за этого снижается уровень грунтовых вод. Ученые считают, что в этом вина соседней страны.

А если говорить об украинских реках и озерах в целом, то в соответствии с Водным кодексом Украины, возле рек и водоемов государство должно создавать водоохранные зоны, где запрещается строить, пасти скот, загрязнять землю химикатами. Однако об этих зонах ничего нет в Лесном кодексе Украины, поэтому лесники имеют право рубить лес прямо возле водоемов.

Нужно немедленно принимать закон о запрете рубки леса возле водоемов

Где бы я ни ездил, постоянно вижу, что возле рек вырублен лес. Еще российский царь Петр І запретил рубить возле рек, прошло триста лет и в 2020 году люди снова это делают. Лес – это главный страж рек. Есть простое правило: там, где есть лес, водоемы живут, где леса нет – водоемы высыхают.

Именно из-за этого у нас такая ужасная ситуация. Поэтому нужно немедленно принимать закон о запрете рубки не только возле водоемов, но и возле болот, потому что если нет болота – не будет рек и других водоемов.

Если сейчас разрешается рубить, то будут рубить дальше. Я могу написать законопроект, но, к сожалению, сейчас в парламенте нет депутатов, которые бы занимались лесом.

- Вы - помощник народного депутата Александра Мариковского. Скажите, пожалуйста, над какими природоохранными законопроектами вы работаете?

- Мариковский подписал весьма важный комплексный экологический законопроект, который вносит около семидесяти поправок в десять законов: закон о Лесном кодексе, закон о Красной книге, закон об охране окружающей среды, закон об охоте, закон о животном мире, закон о растительном мире и т.д. В этом законопроекте есть пункты, которые непосредственно касаются леса, водоемов и редких видов животных.

Мы действительно боролись за этот закон. Представители Гослесагентства во главе с господином Андреем Заблоцким пришли в комитет и у нас была действительно боевая ситуация: с одной стороны экологи, господин Мариковский, председатель комитета Олег Бондаренко, а с другой – команда лесников из Гослесагентства, но мы выдержали все атаки. Наш законопроект уже принят в первом чтении, надеюсь, что в этом году он станет законом.

В МАЛЕНЬКИХ ГОРОДАХ СУЩЕСТВУЕТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКАЯ АНТИКУЛЬТУРА: ЕСТЬ ЛЕСОК – ВЫРУБАЕМ, ПЛЫВЕТ РЫБА НА НЕРЕСТ – СТАВИМ СЕТКИ

- Вы уже достаточно давно занимаетесь экологией. По-вашему, изменилась ли культура отношения украинцев к охране окружающей среды? Потому что в последнее время появилось довольно много природозащитных движений, в основном среди молодежи, эти идеи становятся все популярнее и даже приобретают признаки культа.

- Если мы берем городскую культуру, то это действительно так. В таких городах, как Киев, Харьков, Днипро и Львов в основном среди прогрессивной молодежи существует довольно серьезное отношение к экологии, и прежде всего к защите животных.

Что касается маленьких городов и поселков, там такая культура отсутствует. В маленьких городах существует исключительно потребительская антикультура: есть лесок – вырубаем, плывет рыба на нерест – ставим сетки, пришел заяц – мы его убьем, практически все браконьеры оттуда.

Я очень тесно общаюсь с зоозащитным движением в больших городах, и когда мы в прошлом году вносили лося в Красную книгу и столкнулись с довольно мощным сопротивлением со стороны охотников, именно зоозащитные организации подставили свое плечо и помогли нам с Министерством экологии все же добиться своего. Потом были суды, в которых нам помогла победить адвокат из организации «Открытые клетки» Светлана Руденко.

Десять лет назад такой культуры не было, были только женщины пожилого возраста, которые занимались защитой кошек и собак. А сейчас у нас есть действительно мощное экологическое движение, которое в основном поддерживают культурные люди с высшим образованием.

НУЖНО ЗАЩИЩАТЬ ВСЕХ ЖИВОТНЫХ, А НЕ ТОЛЬКО ТЕХ, КОТОРЫХ МЫ ВИДИМ НА УЛИЦАХ

- В одном из своих интервью в 2010 году вы назвали зоозащитные организации Украины «собакозащитными» из-за того, что они занимаются исключительно защитой бродячих собак. Какими животными эти организации занимаются сегодня?

- Действительно, я так говорил. Потом еще было много споров по этому поводу. Просто хотел указать им на ошибки. Сейчас тоже есть организации, которые занимаются кошками и собаками, но появилось много и таких, которые занимаются животными в цирках, дикими животными. Есть, например, движение против притравочных охотничьих станций, движение против того, чтобы животных использовали в медицинских исследованиях, есть даже организация, которая занимается сельскими животными, чего вообще никогда раньше не было.

Зоозащитное движение становится все масштабнее и солидарнее. Люди понимают, что нужно защищать всех животных, а не только тех, которых мы видим на улицах городов.

ЕСЛИ БЫ НЕ КАРАНТИН, ВЕРХОВНАЯ РАДА ПРИНЯЛА БЫ НЕСКОЛЬКО ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ

- Некоторые эко-активисты даже радуются тому, что карантин, потому что из-за него остановились крупные предприятия, которые обычно осуществляют выбросы опасных веществ в воздух. Конечно, это плохо для экономики, а для окружающей среды – неплохо. Как вы думаете, как долго будет сохраняться это улучшение экологической ситуации?

- Во-первых, я не знаю, когда закончится этот карантин. Скорее всего, это будет продолжаться еще несколько лет, потому что я изучал вирусологию, поэтому понимаю природу вируса.

Во-вторых, я бы не сказал, что действительно существуют какие-то заметные улучшения состояния экологии. Крупные предприятия в Украине до сих пор работают, фермеры как травили пчел, так и травят, лесоводы как рубили лес, так и рубят, как добывали в карьерах песок, так и добывают. ТЭЦ тоже дымят, машин в Киеве все равно много.

Наоборот, если бы сейчас не было карантина, Верховная Рада приняла бы несколько наших экологических законов. А так – не работает экологический комитет парламента, не работает экологическая комиссия Киевсовета, все остановилось. Но мы все наверстаем, как только карантин закончится.

А что касается экологических улучшений... Действительно, я читал, что где-то на Западе начали возвращаться дельфины, но в этих странах дельфины были и раньше, это просто журналистские преувеличения. До карантина там было так же. В Германии, например, олени заходили в города, их никто не убивал, не переезжал машинами, диких уток не ловят на удочку – к сожалению, зимой в Украине их ловят именно таким варварским способом.

ВОЗДУХ В СТОЛИЦЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗАГРЯЗНЕН

- Каждый год в Киеве появляется смог. Люди задыхаются, им нечем дышать, а в этом году все это совпало с карантином и вырисовывало довольно апокалиптическую картину. По вашему мнению, в чем реальная причина киевского смога?

- Здесь три составляющие. Во-первых, что бы ни говорили киевские власти, а воздух в столице действительно загрязнен, например, на Крещатике, потому что это — яр. На Львовской и Дарницкой площадях загрязнения в три-четыре раза превышает норму. Там так всегда, только если нет сильного дождя и ветра, потому что он все сдувает.

Во-вторых, это дым, который шел из Чернобыля и Житомира.

В-третьих, это пылевые бури, которые являются чем-то новым для нашей истории, раньше о них можно было разве что прочитать в учебниках 1960-х годов. Дождя нет, земля усыхает, мощный ветер разгоняет эту пыль.

Когда-то давно Сталин по плану Докучаева дал распоряжение высаживать лесополосы возле полей для того, чтобы они удерживали влагу и ветер не мог подняться. Эти лесополосы были подчинены колхозам. После этого у нас не было пылевых бурь. После того, как развалился СССР, эти лесополосы остались ничейными, за них не отвечают ни лесники, ни сельсоветы. В эти лесополосы начали приезжать ребята с топорами и вырубать их. Лесополосы были уничтожены. В Херсонской, Кировоградской, Полтавской и даже в Киевской областях они были вырублены на 30-40%. Вот в этом и наша проблема, отсутствовал нормальный государственный контроль.

- Что вы могли бы пожелать украинцам? Быть более осведомленными в проблемах экологии?

- Хотел бы пожелать украинцам, чтобы они поддерживали ту власть, которая имеет склонность к поддержке экологии. Это уже даже не мое пожелание, а особенность современности. У нас вообще правительство, парламент и президенты всегда не очень занимались экологическими вопросами. Возможно, только Ющенко много сделал для развития заповедников, при нем было создано около двадцати Национальных парков и заповедников. При Порошенко Минэкологии разработало около пятнадцати указов о создании Национальных парков, но все эти указы были отложены в архив, и только во время предвыборной гонки кто-то намекнул, что пора их найти, и Порошенко подписал половину из них.

Кто-то может сажать деревья, кто-то сортировать мусор, но этого мало. Нужно, чтобы у нас действительно была экологически направленные власти на всех уровнях: села, города, области, потому что именно сейчас там таких депутатов практически нет. Если человек не говорит об экологии и просто забыл о ней, мое пожелание людям – не выбирайте такого человека депутатом.

Давыденко Олег. Киев

Фото Павла Багмута и Вадима Грига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-