Загадка Стивена Котлера: почему то, что мы считаем “Я”, на самом деле “МЫ”

Загадка Стивена Котлера: почему то, что мы считаем “Я”, на самом деле “МЫ”

Укринформ
Как работает эволюция? Думаете, что знаете? Считайте такого себе Стивена Котлера чтением выходного дня – это остроумно, парадоксально, иронично

На Западе, особенно в Северной Америке, Стивен Котлер (Steven Kotler; 1967) – не просто популярный футуролог, писатель и бизнес-тренер для миллионеров, он – автор множества бестселлеров по версии газеты “New York Times”. А еще титулованный публицист стал основателем и исполнительным директором экспериментальной компании “Коллектив изучение потока” (“Flow Research Collective”). Его интеллектуальные книги включают несколько ярких non-fiction-произведений, начиная с изданной в 2006 году “Запад Иисуса: серфинг, наука и происхождение веры” (“West Of Jesus: Surfing, Science Аnd Тһе Origin Of Belief”) до самой свежей – “Похищая огонь” (“Stealing Fire”), это уже 2017-й год, – а также sci-fi-романы: “Азимут бегства” (“The Angle Quickest For Flight”; 1999) и “Последнее танго в киберпространстве” (“Last Tango In Cyberspace”; 2019).

Все они срывают крышу, лишая обычного взгляда на мир... Поэтому не стоит удивляться, что произведения писателя переведены на более чем 40 языков, а его печатные статьи появляются в сотне ведущих СМИ мира, таких, как “The New York Times Magazine”, “Forbes”, “Wired”, “Time”, “Wall Street Journal”, “Psychology Today”.

Бегло Стивена Котлера и его соавтора Джейми Уила (Jamie Wheal), которые написали бестселлер “Похищая огонь, или: как Кремниевая долина, морские котики и ученые компании “Maverick” революционизируют способ жизни и труда” (“Stealing Fire: How Silicon Valley, Тһе Navy SEALs, Аnd Maverick Scientists Are Revolutionizing Тһе Way We Live Аnd Work”), мы недавно упоминали в обзоре свежих футурологических теорий.

Сегодня же поговорим немного о другом: об эволюции – как оно все развивалось в этом мире, чтобы прийти к сегодняшнему STATUS QUO, а, следовательно, как оно все может пойти дальше. В этом контексте представим два эссе Стивена Котлера – “Evolution's Next Stage” (“Следующий этап эволюции”), помещенное в журнале “Discover”, и “Ты – не ты: загадка “Я” (“You Are Not You: The Conundrum Оf Тһе “Me”), напечатанное в специализированном журнале “Psychology Today”. (Другие non-fiction-статьи автора можно найти на его личном сайте).

Тему – ЭВОЛЮЦИЯ – мы выбрали не случайно.

Дуглас Адамс
Дуглас Адамс

Несмотря на стереотипы рядового интеллигента, что здесь все изучено и достигнуты однозначные научные выводы, ученые так не считают. Например, английский писатель Дуглас Адамс (Douglas Noël Adams; 1952-2001) в юмористической sci-fi-саге “Автостопом по галактике” (“The hitchhiker's Guide То Тһе Galaxy”; 1979) относительно этого на полном серьезе предупреждал:

- Многие люди все больше убеждались, что большая ошибка произошла тогда, когда все послазили с деревьев. Теперь самые горячие головы утверждают, будто сам факт, когда все начали залезать на деревья, был полной чушью, потому что никому не следовало покидать океаны.

Поэтому, мистер Котлер, не медлите – начинайте.

СТИВЕН КОТЛЕР: Следующий этап эволюции, или Полезные ископаемые в недрах земли не ведут дневниковых записей

«Эволюция похожа на поисковую систему, хотя и не очень хорошо фурычит. Заметили, мы не общаемся с “Google”... Нет, мы все-таки можем разговаривать с “Google”, но в нетрезвом состоянии, когда у нас завязаны глаза, когда мы – в травматологии, а рядом – костыли или когда ждем префронтальную лоботомию.

Вот почему Франсуа Жакоб (François Jacob; 1920-2013; французский микробиолог и генетик, лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1965 г. – “за открытия в области генетического контроля синтеза ферментов и вирусов”. А.Р.) описывал эволюцию как слесаря, а не инженера-технолога. Последние знают, куда они идут – у них есть цель, четкий план. Тем временем слесарь, или же, точнее, жестянщик лишь скрепляет две детали между собой, или доклеивает отсутствующий кусок бампера; о постоянном изучении функциональных возможностей авто в его случае речь не идет.

Франсуа Жакоб / Фото: Getty Images
Франсуа Жакоб / Фото: Getty Images

Понимание того, что эволюционная поисковая система работает вслепую – и именно поэтому постепенно – мы унаследовали от Чарльза Дарвина. Он понял: поскольку ресурсов часто не хватает, организмы всегда конкурируют между собой. В бесконечных битвах создания, которым свойственно незначительное врожденная преимущество, и в дальнейшем будут процветать и будут передавать доминанту своим потомкам. Пользуясь таким методом, Кто-то (Отец?) постепенно создал новые виды фауны – одно несовершеннон изменение в один отрезок времени. Вот почему такой процесс, как эволюция, безусловно, не состоялся быстро.

Исторически только огромный геологический сдвиг, вызванный столкновением с метеоритом или ледниковым периодом, значительно ускорил процесс. Переломные изменения становятся клином, который пробивает новые экологические ниши, создает неиспользованные ранее возможности для дальнейшей деятельности поисковой системы эволюции. В 1972 г. два американских теоретика эволюции, палеонтолога Стивен Джей Гулд (Stephen Jay Gould; 1941-2002) и Нильс Элдридж (Niles Eldredge; 1943) впервые научно оформили “гипотезу крайней неравномерности” (fits and starts hypothesis). Впоследствии она получила официальное название “теории прерывистого равновесия” (theory of punctuated equilibrium) и с тех пор помогает более-менее складно объяснять, казалось бы, внезапные появления новых видов животных в записи ископаемых работ каким-то жестянщиком.

Итак, что мы имеем в сухом остатке?

Большая часть эволюционных изменений происходит в течение небольших промежутков времени, в небольших – по сравнению с гораздо более длительными периодами эволюционной стабильности, когда все происходит, как и было до того. То есть, ничего не меняется.

Еще не забыли, что эволюция похожа на поисковую систему, которая, впрочем, не очень хорошо фурычит? Именно поэтому на один запрос – мы получаем кучу противоречивых ответов. То есть, по мнению Стивена Джея Гулда и Нильса Элдриджа, теория прерывистого равновесия выключает божественный свет и добавляет ясности относительно основных положений теории эволюции Чарльза Дарвина.

Другими словами, во время фенотипической эволюции, как и в мастерской автомеханика, ничего не происходит неожиданно. По мнению специалистов, гигантские периоды пунктуации охватывают эпоху от 50 000 до 100 000 лет. Почему сложно определить точнее? Полезные ископаемые в недрах земли не ведут дневниковых записей. Поэтому ученым, чтобы во всем разобраться, и нужны очень длительные периоды времени – от 50 000 до 100 000 лет. Потому что пока ученые столько не живут».

* * *

На самом деле, в теме эволюции, похожей на поисковую систему, которая не очень хорошо фурычит, – логично было бы поставить точку, но...

Кажется, у Стивена Котлера на лэптопе знак “точка” отсутствует. Потому что дальше он написал книгу: “Маленькая пушистая молитва: спасение собаки и смысл жизни” (“A Small Furry Prayer: Dog Rescue Аnd Тһе Meaning Of Life”; 2011). Она поднимает не менее интересную тему: куда эволюционирует человек и что до сих пор разграничивает наше “Я” с окружающим миром. А стала возможной эта книга, поскольку, в отличие от Чарльза Диккенса, Стивену Котлеру пришлось изучать собак значительно ближе и не один год.

Итак, слушайте. Стивену Котлеру исполнилось сорок лет, и его тоже накрыл экзистенциальный кризис, что сделало успешного литератора довольно похожим на каждого второго мужчину среднего возраста в Лос-Анджелесе, Калифорния. Так продолжалось до тех пор, пока он не познакомился с Джой (Joy Nicholson), «безбашенной» активисткой, преданной делу спасения собак. Чтобы наступило понимание, в первый же день она озвучила собственный принцип жизни:

- Любишь меня – люби и моих собак.

Не имея тогда лучших идей, Стивен воспринял это как духовное наставление мастера. Чтобы комфортно жилось их своре собак: сначала из восьми, затем из пятнадцати, далее – из двадцати пяти, в конце концов они вообще сбились со счета! – Стивен и Джой приобрели небольшую ферму в сельской местности недалеко от городка Чимайо, Нью-Мексико. Там они обустроили кинологическое святилище – “Ранчо де Чихуахуа” (“Rancho de Chihuahua”).

Итак, началось все как благотворительность в работе со стаей бездомных собак, а превратилось в глубокое исследование феномена: что значит посвятить жизнь пушистым и четвероногим. А закончилось? В том-то и дело, что не закончилось...

Ежедневно исследуя на себе разные аспекты отношений собаки и человека, в конце концов Стивен Котлер понял: жизнь в мире собак является лучшим способом выяснить правду о том, что на самом деле означает быть человеком. Тогда он и написал удивительное эссе “Ты – не ты: загадка “Я” (“You Are Not You: The Conundrum Оf Тһе “Me”; 2010), которое мы обещали предложить вашему вниманию.

СТИВЕН КОТЛЕР. Ты – не ты: загадка “Я”, или Любишь меня - люби и моих собак»

«Если мы, как на микробиологическом, так и на генетическом уровне, на самом деле не являемся самими собой, так может ли человек реально ответить на этот вопрос, погрузившись в себя? Если даже в собственных рассуждениях двигаться от противного, это также не помогает разгадать загадку “Я”.

Джил Болт Тейлор
Джил Болт Тейлор

Как блестяще ситуацию описывает в книге “Мой инсульт был мне наукой” (“My Stroke Of Insight: A Brain Scientist's Personal Journey”; 2006) нейроанатом Джил Болт Тейлор (Jill Bolte Taylor; 1959), теменная доля (lobus parietalis) является той частью мозга, которая контролирует человеческое “Я”, – в частности определяет, где заканчивается наше тело, а где начинается окружающий мир.

Однако, как утверждает Дж.Б. Тейлор, в современном мире эта граница оказывается слишком гибкой.

Известно, что у пациентов, страдающих повреждениями теменной доли, часто возникают проблемы с ориентацией в пространстве. Например, они не могут самостоятельно садиться, ведь не знают, где заканчивается... нога и начинается диван. Или, как это случилось 10 декабря 1996 г. с мисс Болт, когда в результате инсульта у нее полностью выключилась функция теменной доли, и больная больше не отделяла себя от других. В таких случаях человек чувствует себя единым со вселенной.

Эндрю Ньюберг
Эндрю Ньюберг

И это не только ее опыт. В начале 1990-х годов американский нейроатом Эндрю Ньюберг (Andrew В.Newberg; 1966) из университета Пенсильвании применил компьютерную томографию (SPECT, single-photon emission computerized tomography), чтобы во время традиционной “экстатической медитации” обследовать мозг монахинь-францисканок и тибетских буддистов.

И что показала тогда компьютерная томография? Тот факт, что во время дхьяны происходит полное отключение функции теменной доли человеческого мозга. Таким образом физиологически устраняется граница между телом и окружающим миром, и медитирующий человек ощущает себя “единым со всем”. Так реализуется знаменитый афоризм из Чхандогья-упанишады (6:8:7), который в свое время комментировали Лев Толстой и Артур Шопенгауэр. И знаете, как звучит одна из величайших мантр? – Тат Твам Аси (“Ты – это я”).

Михай Чиксентмихайи
Михай Чиксентмихайи

Но это все – крайности. Чтобы пересечь границу “Я” и мира, не нужно переживать инсульт или долгие годы практиковать экстатическую медитацию. В монографии “Поток: психология оптимального опыта” (“Flow: The Psychology Of Optimal Experience”; 1991) американский психолог венгерского происхождения Михай Чиксентмихайи (Mihaly Csikszentmihalyi; 1934) ввел в обиход термин “групповой поток” (“flow group”), которым описал мощное объединение коллективного сознания, когда каждый индивид усиливает возможности группы. Может, и вы замечали, что чаще всего люди испытывают счастье, когда попадают в особое потоковое состояние. Оно напоминает буддистский дзен – состояние полного единения с деятельностью и ситуацией. Именно состояние потока можно считать оптимальным состоянием внутренней мотивации, при которой человек полностью вгвинчен в то, что он в данный момент делает.

В автобиографии “Второй ветер” (“Second Wind”; 1979) бывший профессиональный американский баскетболист Билл Расселл (William Felton Russell; 1934) так это описал:

- Во время тех заклинаний я мог почувствовать, как будет развиваться ход следующей игры и куда сделают следующую передачу... Мои предчувствия всегда были точными. И я всегда чувствовал, что не только знаю наизусть всех “Селтиков” (члены команды “Boston Celtics”. – А.Р.), а всех противников. И что все они меня тоже знают.

С прогрессом современной науки стало понятно, что даже “состояние потока” теперь не нужно. Когда слепые люди утверждают, что они видят мир кончиком трости (или теннисисты рассматривают ракетку как продолжение руки; или профессиональные гонщики утверждают, что они способны почувствовать трассу шинами), – это у многих индивидов фактически действует теменная доля мозга, которая все больше расширяет границы и сенсорную функцию самости, нашего далеко еще не изученного “Я”.

А теперь – ближе к теме. Итак, вместе с женой Джой мы управляли приютом для собак с особыми потребностями “Ранчо де Чихуахуа”. Как это выглядело? Как причудливый способ сказать миру, что долгое время я делю собственный дом со стаей 25 барбосов.

По причинам, которые связаны с нашей семейной методологией исцеления, мы экономно использовали кинологическое святилище для животных, которым требуется много времени для реабилитации. Поэтому правил у нас было не много. Например, по территории фермы собаки бродили где им вздумается. Это означало, что обычно в постели с нами их хропело с десяток.

Теперь я меньше занимаюсь спасением бездомных собак, а спать со стаей не считаю естественным. Признаюсь, что первые два года, когда я руководил приютом для животных, всякий раз благодарный гавкун прыгал на меня посреди ночи, я просыпался. Поскольку ночью собаки постоянно запрыгивали на меня, ну, я долгое время не спал.

Но на втором году существования кинологического святилища случилось нечто странное: на собак я перестал обращать внимание. Я мог ложиться спать один, хотя просыпался обложенный со всех сторон барбосами, но не замечал, когда именно они приходили в кровать.

Это явление называется привыканием, оно – функция теменной доли человеческого мозга. Подобные вещи происходят везде и всюду. В частности, матери настолько привыкают к ощущению своего младенца на руках, что часто забывают, когда держат ребенка.

Что отличало нашу с женой ситуацию? У нас под ногами постоянно крутилась стая разных животных. Так что это было не один младенец, к которому вот теперь я тоже привыкаю, – а действовала схема, которая называется “собаки”.

На третий год, как мы с Джой управляли приютом для собак, я научился нырять с книжкой в руках в стаю из десятка гавкунов и не замечать, как они дружно прижимаются ко мне. Только тогда, когда я пытался пошевелиться, я чувствовал: меня загнали в тупик, только тогда замечалось присутствие животных.

Но на этом борьба за границы моего “Я” и вселенной не закончилась. Несколько недель назад я решил вздремнуть днем. И когда я начал засыпать, на ногу села муха. Она лазила и лазила по колену, что доводило меня до бешенства. Ситуация была патовой: двигаться я действительно не хотел, потому что знал, если я резко прогоню муху, то выйду из состояния полусна, но понимал и другое: если не избавиться от раздражителя, заснуть не удастся.

Спасение пришло от раздражителя. Потому что я вовремя понял – это вовсе не муха, а раздражителем был пес Дагмар. Он удобно устроился рядом, а то, что я считал надоедливой мухой, на самом деле был его хвост, дружелюбно машущий мне.

Как только я сориентировался в ситуации, ощущение дискомфорта прошло. Это было так, словно какой-то странный переключатель во мне постоянно переключался и переключался, пока не нашел нужное положение. Были мгновения, когда хвост Дагмара становился инородным предметом, который раздражал меня, а были волны, когда я понимал, что хвост принадлежит к знакомой мне, схематической категории “собаки”. Итак, раздражение исчезало только тогда, когда оно полностью включалось в мое ощущение “Я”.

Что делает эту историю интересной, так это факт, что она произошла тогда, когда мое внимание было сконцентрировано на ощущениях. И было то не бессознательное смещение границ “Я” – как это происходило, когда я спал или читал, – происходило это под контролем сознания, с моим полным фокусом на ситуации и, в принципе, тренированными эмоциями литератора.

* * *

Прочитав мои причудливые заметки, вы, конечно, поинтересуетесь главным: так где же было и осталось “Я”?

Ну, на этот вопрос трудно ответить. Но я точно понял одно: если “Я” должно олицетворять индивидуальный и уникальный опыт, то оно точно не находится в наших генах или клетках, в мыслях, чувствах и ощущениях.

На самом деле, чем дольше и основательнее мы этот вопрос рассматриваем, единственное, что становится отчетливо понятно: то, что мы считаем “Я”, на самом деле “Мы”».

* * *

В завершение сегодняшнего ментального путешествия в стиле юмористической sci-fi саги “Автостопом по галактике” Дугласа Адамса на полном серьезе отметим:

- Общеизвестный и очень важный факт: истина зачастую совсем не такова, какой кажется. Например, на планете Земля люди всегда считали, что они умнее дельфинов, потому что это они придумали так много: колесо, Нью-Йорк, войны и так далее. В свою очередь дельфины всегда только плескались в воде и резвились. Они всегда считали себя умнее людей – причем по той же самой причине.

Александр Рудяченко
Использованные источники: Discover, Psychology Today

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-