Александр Ярема, актер театра и кино
В моем портфолио - две женские роли
24.06.2020 17:00

В эти дни в Национальном академическом драматическом театре имени Ивана Франко должен был пройти предпоказ спектакля «Украденное счастье», премьерой которого планируется открыть новый театральный сезон. Но, к сожалению, карантинные меры снова отсрочили такую долгожданную встречу в зрительном зале.

И что нам остается делать? Продолжать говорить с любимыми актерами и пересказывать эти разговоры вам! В этот раз мне повезло попить кофе и пообщаться о жизни с прекрасным актером Александром Яремой.

Год назад, находясь под впечатлением от его блестящей игры в спектакле «Кицюня» (Дикий театр), я пообещала себе обязательно записать с ним интервью.

Он невероятно талантливый, харизматичный и является изюминкой многих хороших современных театральных постановок, среди которых: «Папа, ты меня любил?», «Королева красоты» (Театр «Золотые ворота»), «Кайдаши 2.0» (Дикий театр), «Зойкина квартира» (Театр на Подоле), «Без вины виноватые», «Шинель» (Киевский академический театр на Липках).

В 2019 году Александра пригласили работать в Национальный театр, где он уже успел сыграть в нескольких спектаклях, и сейчас репетирует одну из главных ролей в «Украденном счастье».

ЧУВСТВУЮ ЭЙФОРИЮ ОТ ТОГО, ЧТО ПОПАЛ В ТЕАТР ФРАНКО

- Александр, в последнее время так удачно складывается, что все спектакли, в которые вас приглашают играть, «выстреливают» и становятся безумно популярными.

Вот и сейчас на главной сцене страны с вашим участием готовится премьера «Украденного счастья» – спектакля, которому уже пророчат успех. Вы востребованный актер, с которым хотят работать лучшие театральные режиссеры страны. Как чувствуете себя в этой жизненной роли?

- Чувствую эйфорию от того, что я попал в этот театр, что Дмитрий Михайлович (Богомазов – ред.) пригласил меня на роль в такую мощную работу. Меня приглашали именно на «Украденное счастье», но так получилось, что из-за карантина премьера немножечко сдвинулась и я успел сыграть здесь еще в двух спектаклях: у меня роль Джека в спектакле «Лунаса» режиссера Андрея Приходько, и Степана в «Поминальной молитве» Дмитрия Черепюка.

- До прихода в Национальный театр вы долгое время работали в Театре юного зрителя на Липках, и, настолько я знаю, вам там было довольно комфортно и вы никуда не собирались. Что побудило к активному выходу на другие театральные площадки?

- Да, это произошло с легкой руки режиссера Макса Голенко! Это он (как он сам любит говорить), меня оттуда «выковырял»! (Смеется). Он меня увидел и пригласил в свой спектакль «Королева красоты, или Перед смертью не надышишься» по МакДонаху, который ставил в «Золотых воротах». Я, в принципе, до этого момента не знал этого режиссера.

- А он взял, да и открыл вас для всех нас!

- Да, у меня уже с ним семь работ.

- В «Королеве красоты» вы играете пожилую женщину – Мэг Фолан?

- Вот-вот! (Смеется). Я раньше этого МакДонаха не знал, а прочитал и думаю: Да нет! Это что-то такое выдуманное, как такие отношения между матерью и дочерью могут быть? Бред какой-то, чтобы так уж. А потом говорю себе: «Постой, Саша, а ты оглянись вокруг – это же на каждом шагу случается». Здесь все более остро, более сконцентрировано, но об этом важно говорить.

- Вас тогда, наверное, удивило приглашение на такую роль?

- Ну, конечно! Я вообще сначала не собирался соглашаться на его приглашение. Мы договорились о встрече на определенное время, а я и забыл об этом! Он звонит, а я думаю: да зачем оно мне, откажусь от этой работы, но Максиму хватило 10 минут, чтобы меня убедить.

Я возвращаюсь со встречи и говорю своим коллегам по ТЮГу: я шел туда сказать «нет», и что я сказал? «Да». Вот так и закрутилось.

В моем портфолио уже две женские роли. После «Королевы красоты» Макс мне сказал: «Обещаю, что в следующей работе вы не будете играть женщину». И вот в его спектакле-хорроре «Афродизиак» у меня снова был женский персонаж - мадам Фрашон! Я там играл две роли, одна из них - женщина.

С УДОВОЛЬСТВИЕМ БЫ СЕЙЧАС СНЯЛСЯ В СКАЗКЕ, А ВОТ НА СЦЕНЕ Я УЖЕ ЭТИХ СКАЗОК ПЕРЕИГРАЛ

- В ТЮГе вы в основном работали для детской аудитории, хотя там и взрослые спектакли есть. Не скучаете сейчас по юным зрителем?

- Честно говоря, не скучаю! (Смеется). Это сразу после института интересно еще сказочки играть. Хотя, наверное, я с удовольствием и сейчас снялся бы в сказке, а вот на сцене я уже этих сказок переиграл...

- А еще же семь лет вы проработали на телевидении в качестве ведущего популярного развлекательного телешоу «ВусоЛапоХвіст».

- Это тоже была странная история. Меня пригласили на пробы этой программы, которые затянулись больше чем на год – периодически, месяца через три снова и снова приглашали на пробы, что-то там шло не так. А потом прошло время – и все сложилось. Но каждую программу я думал, что это последняя программа, однако она продержалась в эфире 7 лет! Когда шоу вышло впервые, у нас был очень низкий рейтинг, но с каждой программой он существенно возрастал. Семь лет – это показатель.

- У вас есть домашние любимцы?

- Уже сейчас есть. Песик Харлей. Йоркширский терьер. Его привезли друзья на 8 Марта моим девчонкам. Папа щенка – Хамер, который живет у друзей, не принял своего сыночка, говорят, аж плакал от ревности, так они его к нам: пусть побудет день. А когда он у нас день пробыл, то куда уже отдавать? Остался, это – член семьи, наше самое дорогое.

- А в спектакле «Кицюня» бедного котика вам тоже, наверное, очень жалко было?!

- Ну, они же ненастоящие эти коты, то тех не жалко (смеется). А вот когда в конце уже настоящего котика мне дают (они бывают разные, их приносят специально на спектакль) – его берешь, держишь на руках, зритель радуется, а оно, бедное, дрожит, боится этих звуков, хочет вырваться. То мне очень их жалко, я так уже подхожу поближе к двери, чтобы поскорее закончить и отдать его хозяевам.

- Спектакль «Кицюня» очень классный, но местами – очень жесткий. И роль у вас там достаточно самобытная – такой суровый мужчина Донни, еще и матерящийся. В жизни, я так понимаю, вы совершенно другой человек?

- Ну, могу, конечно, выразиться (смеется). Не так, чтобы через слово, но где-то могу иногда себе позволить. В спектакле я стараюсь употреблять минимум матов, потому что там ребята – как войдут в раж, так уже целые монологи выдают матом!

Мне кажется, что нецензурные слова можно употреблять, если уже без этого слова никак не можешь обойтись. И чтобы оно было не просто для связи слов в предложении, а метким. Но лучше без него.

СПЕКТАКЛИ БОГОМАЗОВА ДЛЯ МЕНЯ БЫЛИ ВСЕГДА «О-О-О, БОМБА!», И СЕЙЧАС Я СИЖУ И ВСЕ ВПИТЫВАЮ, КАК ГУБКА

- Сейчас у вас будет большая работа по классике – вы играете Миколу в «Украденном счастье». Режиссер рассказывал, что нынешняя постановка будет довольно современной, и хотя джинсы герои не будут носить, но телевизор у них будет.

- До премьеры еще может что-то измениться, потому что у нас постоянно что-то добавляется, меняется, придумывается. Я с Дмитрием Михайловичем раньше не работал, это первый опыт работы с ним, и для меня было огромной радостью, что он где-то меня увидел и пригласил.

Спектакли Дмитрия Богомазова для меня были всегда: «О-о-о, бомба!», и сейчас я просто сижу и все впитываю, как губка, как школьник. Коллеги на меня смотрят и, наверное, думают, что я немножко «прибацаный», потому что сижу, молчу (смеется), но мне очень интересно наблюдать за процессом! Другие актеры уже раскрепощеннее, потому что они уже сработавшийся коллектив.

- Театр – это как большая семья, потому что вам приходится постоянно тесно общаться, вы буквально живете здесь. Какие-то личные отношения между людьми складываются, или не складываются.

- Пока что, слава Богу, все складывается, и я думаю, что и дальше так будет!

- Кстати, почему это вы исчезли из спектакля «Дон Жуан. Коктейль» театра «Актер»? Слава Жила у нас проанонсировал, что вы там, а потом смотрю – нет.

- Да, вот так получилось... Не успевал. Меня пригласили в театр Франко, мы только фотки на афише успели сделать, а репетировать у меня уже не получилось.

Я играю во многих спектаклях сейчас, я же говорил, что только с Максом Голенко у меня семь спектаклей: «Королева красоты», «Афродизиак», «Хомо Советикус», «Зойкина квартира», «Кайдаши 2.0», «Кицюня». И еще в Одессе у нас есть спектакль – копродукция Дикого с Одесским театром имени Василько – «Энеида ХХІ».

НЕ БРАЛ БАЯН В РУКИ СТО ЛЕТ, А ПРИШЛОСЬ В «КИЦЮНЕ» ВЗЯТЬ И ВСПОМНИТЬ, ЧТО К ЧЕМУ

- Что вам больше нравится играть? Что-то легкое, развлекательное, комедийное? Или, все же, хочется реализовываться в более серьезном и сложном материале?

- Если хороший материал, если все совпадает – видение режиссера и мое видение, да еще и аура хорошая – работать можно везде с удовольствием!

- Вам столько текстов приходится учить, как это удается – при том, когда это все происходит одновременно: и съемки в каких-то сериалах, и в кино, и в театре... Ничего не путаете никогда?

- Можно что-то забыть, упустить, а потом догнать – партнеры помогут. Они очень замечательные.

- Это точно! Во время репетиции «Украденного счастья» я видела, как ваша партнерша по сцене Татьяна Михина заботливо советовала вам, как лучше... упасть. У вас там сложная конструкция пола, под наклоном.

- Да она же видит, какой я, что если грохнусь, то могу не встать (смеется).

Мне еще по тому полу передвигаться все равно как, а вот Танюше там крутиться ого-го как приходится, кульбиты выделывать!

- Кульбиты – это для актера важно. А вы что-то такое можете?

- Да не умею я (смеется).

- Берете харизмой! Но петь умеете?

- Петь - да. Я еще до театрального окончил музыкальное училище, поэтому и музыкальное образование у меня есть – хоровое дирижирование. Немножко на баяне играю, уже не брал его сто лет, а пришлось в «Кицюне» взять и вспомнить, что к чему. Сидел дома ковырялся.

- Мне кажется, что вам удалось не стать заложником одной роли, вы нас удивляете в каждой работе, всегда разный и неожиданный.

- Ой, да ну! Может, и хотелось бы быть где-то героем, да лицом не вышел (смеется). Я же характерный актер. Хотя, вот видите, в «Папа, ты меня любил?» – у меня была совершенно не комедийная роль. Это самая любимая моя постановка. Ее Стас Жирков поставил, я ему тоже очень благодарен.

- С Жирковым у вас пока один спектакль?

- Да, к сожалению, один. Но хотелось бы с ним еще поработать.

Я ХОТЕЛ ВЕСТИ ПРОГРАММУ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ И ЗАПУСТИЛ ЭТУ МЫСЛЬ В КОСМОС. И ВОТ МЕНЯ В ПОДОБНОЕ ШОУ ПРИГЛАСИЛИ

- На телевидении больше работу не предлагали?

- Нет, но вы знаете, я счастлив, что у меня были эти семь лет. Даже если в моей жизни уже не будет телевидения, то оно у меня уже было. Я же действительно когда-то мечтал о нем. Новости – наверное, не мое, а вот такие программы, как «Три на четыре», – я хотел вести, и запустил эту мысль в космос. И вот меня в подобное телешоу пригласили!

А еще я мечтал все время о театре Франко. Видите, так получается у меня в жизни, что все происходит, хотя и не сразу, через определенное время. Все будет, главное – мечтать и хотеть.

- У вас никогда не возникало желания уехать работать за рубеж?

- Нет. Потому что необходимо знание языка, это – специфика работы в театре, если он не пластический разве что.

Без знания иностранного можно ехать только в какое-то ближнее зарубежье, куда бы мне ехать не хотелось. Раньше я участвовал в совместных проектах и сериалах, когда это еще было нормальным процессом, но сейчас уже каждый свой выбор сделал.

- Помимо театра вы активно снимаетесь в кино. Возможно, и не всегда в главных ролях, но, наверное, узнаваемость вам гарантирована, пристают на улицах за автографом? (Александр смеется и машет рукой).

- Я известная личность в узком кругу своих близких и знакомых.

- Ну, не знаю: если открыть вашу фильмографию, то там безумное количество работ. И самый свежий фильм «Номера» Олега Сенцова. Вы там играете Номер Первый?

- Да. Уже должна была быть премьера, но она перенеслась из-за карантина. У нас был очень короткий съемочный период, вообще, сняли за 10 дней. Но подготовительный период был довольно долгий, месяца два – и репетиции были, и читки.

- Журналисты спрашивают у актеров одно и то же, поэтому и я повторюсь: а где вам комфортнее работается – на театральной площадке или на съемочной?

Это невероятное ощущение, когда выходишь на поклон, понимая, что сложилось все так, как ты хотел бы

- Везде комфортно, просто другая специфика.

- Как-то вы сказали, что отличие работы в том, что в кино вы себя потом видите сбоку, а в театре – нет.  Значит, вам нравится себя потом видеть?

- Да боже упаси! Я же закрываю глаза (смеется).

- Но, тем не менее, хотелось бы еще сниматься?

- Сниматься, конечно, хотелось бы. На это мы, в принципе, и живем, потому что на съемках немножко больше оплата.

У актера внутри трепещет все время – и когда твой первый выход, и когда все уже произошло

- И кроме финансовой составляющей, когда ты снимаешься в кино, то ты, так сказать, остаешся в вечность на пленке, а в театре сыграл – и растворился в воздухе аплодисментов.

- Да, в театре все происходит здесь и сейчас. И это абсолютно ни с чем не сравнимое ощущение, когда ты выходишь на поклон, понимая, что сложилось все так, как ты хотел бы, это невероятно.

В НАЧАЛЕ ТЫ НЕ ЗНАЕШЬ, КАК КОНТАКТ СО ЗРИТЕЛЕМ СЛОЖИТСЯ — ЛИБО ТЕБЯ ЗАДАВЯТ, ЛИБО ТЫ ВОЗЬМЕШЬ ЗАЛ

- Та высшая эмоциональная точка, когда у актера все трепещет внутри – это момент выхода на поклон, или, возможно, первое появление в спектакле?

- У актера внутри трепещет все время – и когда твой первый выход, и когда все уже произошло! Но после завершения происходит настоящий контакт со зрителем, ты слышишь его реакции, потому что в начале ты не знаешь, как этот контакт сложится – либо тебя задавят, либо ты возьмешь зал.

Это магия театра, чтобы каждый зритель воспринимал все происходящее как для себя!

- А как чувствуется, что зал давит?

- Когда нет никакой реакции, когда ты чувствуешь какую-то пустоту, холод... Когда энергетика на таком уровне, что будто ничего не происходит, будто ты к ним не пробиваешся.

- А знаете, как у нас, зрителей, бывает: сидишь в зале, герой говорит свой монолог, а тебе кажется, что он прямо на тебя смотрит, и просто к тебе обращается. И вот сидишь такой счастливый и увлеченный этим, хотя, конечно, актер в этот момент конкретно в зале никого не видит.

- Конечно, не видит. Но ведь это магия театра, чтобы каждый зритель воспринимал все происходящее как для себя!

Наверное, игра в театре по ощущениям немножко приятнее, чем в кино, потому что это живая энергетика. В кино ты перед группкой людей: съемки, камера, мотор. И надо успеть войти в определенное состояние, собраться, потому что уже не переделаешь, а в театре – длительный репетиционный процесс, ты постоянно что-то ищешь.

- Сколько раз режиссер в театре может просить переиграть сцену, есть предел?

- Да нет, пока не будет так, как ему понравится (смеется).

- Вы не раздражаетесь, когда одну сцену приходится несколько раз прогонять?

Выходя на сцену, все личное надо забывать, чтобы произошла химия влюбленных, которыми являются зритель и актер

- Это нормально, это совместная работа и мы работаем на общий результат для зрителя.

Каждый спектакль – это что-то такое одновременно необъятное, хрупкое и нежное, и если ты будешь на кого-то давить, ссориться с кем-то или сердиться, оно же не заиграет! Мы все создаем нечто единое, поэтому только с любовью надо относиться и к работе, и к коллегам.

Наверное, перед выходом на сцену некоторые личные моменты надо забывать, потому что все мы люди, с каждым что-то постоянно происходит, но надо все отбросить – и выдать мощную игру, чтобы произошла эта химия влюбленных, которыми являются зритель и актер в момент, когда на сцене происходит действо.

Любовь Базив. Киев

Фото Евгения Котенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-