Андрей Чебыкин, художник-график, президент Национальной академии искусств
В сборнике Франко “Увядшие листья” всего 12 иллюстраций, а в голове я их вырисовывал 3 года
05.08.2020 18:38

Андрей Чебыкин уже почти десять лет живет в солнечном камерном Мукачево. Удается ли ректору Академии искусств балансировать между столицей и крайним украинским западом, чем интересно для него Закарпатье, будет ли жить Закарпатская школа живописи — об этом говорим в Мукачевском дворце культуры, в котором Чебыкин стремится создать городскую художественную галерею.

А еще Андрей Чебыкин рассказал о том, как карантин повлиял на украинских художников, почему, применяя диджитализацию в художественном образовании, украинцам стоит брать пример с китайцев и как найти баланс между творчеством и преподаванием.

ЗАКАРПАТСКИЕ ХУДОЖНИКИ ВСЕГДА ВЫДЕЛЯЛИСЬ, ЗДЕСЬ ДАЖЕ СОЛНЦЕ ДРУГОЕ

- Андрей Владимирович, знаю, что вы уже больше 10 лет мукачевец...

- На самом деле, чуть меньше. Хотя с Закарпатьем связан давно и плотно, главным образом благодаря дружбе с Тиберием Сильваши (украинский художник-абстракционист — авт.) и светлой памяти Золтаном Мычкой (народный художник Украины — авт.). Впервые попал сюда в 1964 году, тогда меня привозил как раз Сильваши — я впервые увидел действующий костел, местную архитектуру, природу - и прикипел. Потом очень часто бывал здесь на пленэрах, в последние годы оценивал конкурсы - “Серебряный мольберт” в частности. Ну, а купить дом в Мукачево уговорил таки Золи (Мычка - авт.). Хотя я сначала отказывался — кто же здесь будет жить, когда аж 700 километров ехать! Но жена тогда категорично заявила: “Как кто? Я буду жить!” Вот так мы и стали мукачевцами. Живем уже восемь лет здесь.

- А эти расстояния между двумя городами действительно не мешают?

- Абсолютно. Во-первых, много курсирует поездов, вечером сел, а утром ты здесь, это удобно. Если надо что-то привезти — есть машина. Я доволен: здесь есть где посидеть, порыбачить, подумать, друзья, творческие группы... Правда, когда Мычка умер, пусто как-то стало. Он был центром всего.

- Что касается среды, то здесь с вами не поспоришь: Закарпатье — это край художников, все-таки.

- О, да! У Закарпатья всегда было свое лицо. Это очень колоритный край для художников, и это доказала история такими именами, как Эрдели, Бокшай, Коцка, Манайло. Их ученик Владимир Мыкыта сейчас продолжает работать, это очень выразительный художник, имел честь в прошлом году открывать его авторский музей в замке Паланок. Ну и Закарпатская школа живописи была характерной всегда. Даже при Советском Союзе — работы закарпатцев в Москву на выставку всегда брали, минуя Киев, потому что очень колоритно, неповторимо.

- Интересная деталь.

- Так и было! В Украине есть и другие регионы, которые выделяются — вот, взять хотя бы одесских художников, но именно Крым и Закарпатье всегда больше отличались. У закарпатцев что не картина, то она связана с людьми, образом жизни, с традициями, а в основном здесь доминирует, безусловно, пейзаж, портрет в пейзаже и — неповторимая колористика. Здесь очень насыщенный цвет, потому что, если возьмем Крым, то там все перламутровое, прозрачный свет такой, солнце сквозь дымку, а здесь, на Закарпатье, когда солнце светит, то оно натруженное, особенно осенью эти желто-багряные и красные такие пейзажи. Поразительно! А еще — масштаб гор, соотношение домиков, пасущихся коровок, и великаны-горы, хотя они здесь на самом деле не такие уж и высокие, но в пейзаже эти пропорции очень выразительные.

Я ЗДЕСЬ ОЧЕНЬ МНОГО СНИМАЮ

- На вашем творчестве эти закарпатские моменты отражаются каким-то образом? Много здесь рисуете?

- Определенно отображаются! Хотя не скажу, что я очень много рисую на Закарпатье, но я здесь очень много снимаю. Кроме живописи и графики, у меня есть и фотоработы, на последней выставке “Визии” выставлял их.

- Вот, что касается Закарпатской художественной школы. Старые закарпатские художники порой говорят, что она теряется, мол, модерновые работы молодого поколения все менее отчетливы. Каково ваше мнение по этому поводу и как художника, и как ректора академии?

- Не сказал бы, что теряем. Хотя объяснить это можно: знаете, на старости многим из нас кажется, что раньше и зима была холоднее, и снег белее, и лес стоял другой... Я считаю, что на Закарпатье сегодня работают достойные наследники Закарпатской школы живописи. Например, Атила Коприва, тот же Шони Андялоши. До сих пор работает классик - Владимир Мыкыта, хотя его работы в последнее время тоже модерновые, есть целый ряд абстрактных работ очень интересных, и видно, что это не фиглярство, а именно ощущение художника. Ну да, сейчас нет Коцки, нет Эрдели, Бокшая. Но есть другие. Поэтому Закарпатская школа живописи живет. Просто, возможно, она тоже трансформируется сейчас, как и весь мир, глобальные веяния влияют и на карпатских художников тоже. Здесь, по моему мнению, главное, как писал Шевченко, «і чужому научайтесь, й свого не цурайтесь».

ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С КАРАНДАША И ЛИСТА БУМАГИ

- Вы, кстати, впускаете этот глобальный мир в свое творчество? Вы известны как "король графики". Пользуетесь, скажем, какими-то гаджетами в работе, отбросив стандартный уголь, карандаши...

- Этого никогда, знаете, не отбросишь. Ведь что бы вы не делали, все начинается с карандаша и листа бумаги, поскольку мысль быстрее всего можно передать именно карандашом. Этот набросок даже ценнее фотографии, он точнее передает идею, за которую художник ухватился. Просто бывает, что нет возможности зарисовать, потому что едешь в автомобиле или на поезде, ну, в таком случае уже снимаешь. Но когда ты зарисовываешь карандашом, там вроде и той картинки нет, но есть твое впечатление. Набросок - это формула того, что ты увидел.

Но я не боюсь техники, много работаю с компьютерными программами, обрабатывая фото. Сейчас вот осваиваю технологию рисования на планшете. Рисую на нем запросто, нравится, что там очень много возможностей, потому что можно тот же штифт превратить в уголь, можно его сделать тоненьким, а можно - корпусным, прозрачным...

Техника дает больше средств для выражения?

- Просто я осваиваю новые возможности. Знаете, последние 20 лет я часто ездил в Китай. Меня всегда волновала и вдохновляла графика Китая, традиционная китайская живопись, в Японии — гравюры. Когда я увидел инструменты, как они это делают, этот фетр, на котором лежит ручной работы бумага, которая совсем по-другому впитывает тушь... И моя графика стала другой, я очень этим обогатился. Я этого китайского стиля не стеснялся, потому что хотел научиться это создавать, как они, — ударом руки. Там нет того вырисовывания, как у нас, это артистизм, они даже по-другому кисточку держат! Я, по сути, иллюстрации к сборнику Франко «Увядшие листья» сделал китайской кистью, правда, на плотной бумаге. И за эту книгу получил Шевченковскую премию. Очень долго над ней работал, там всего 12 иллюстраций, но в голове я их вырисовывал почти 3 года, хотя воплотил на одном дыхании затем за неделю, по сути.

- Одним ударом, как китайцы?

- Меня вдохновил Александр Быструшкин: он тогда к юбилею Франко издал диск «Увядшие листья», начитал стихи на музыку Михаила Чембержи. Этот диск меня привел к воплощению идей относительно иллюстраций Франка.

КАК ДИДЖИТАЛИЗИРУЕТСЯ УКРАИНСКОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

- Верну вас к художникам и техническим средствам — вот чтобы подытожить: бояться этого, отбрасывать или...

- ...этим надо пользоваться! Главное, чтобы это все шло не искусственно, а естественно.

- А как эту грань почувствовать? Вот ваш совет, молодым художникам, таким, которые с планшетом больше, возможно, работают, чем с карандашом. Как не потерять себя?

- Понимаете, это внутреннее ощущение. Оно вечно - неважно, на компьютере ты рисуешь, палочкой или куском кирпича. Иногда кирпичом нарисуют так, что знаете!

Главное, чтобы была идея. Ведь самое страшное, когда ты знаешь, что студент получил академическое образование, но работает посредственно и видно, что он невежда: не чувствует ни композиции, ни колорита, ни пластики...

- Еще один акцент — современные дети сначала в руки берут гаджет, а уже потом карандаш. Как думаете, повлияет ли это на будущие поколения художников? Ведь еще несколько лет и они придут к вам поступать...

- Очевидно, что они будут другими. Здесь надо чувствовать грань и прежде всего родителям. Можно брать пример с тех же китайцев: у них, несмотря на компьютеризацию, обязательна традиционная каллиграфия, причем как в вузах, так и в школе.

- К слову, в Украине традиционное художественное образование диджитализируется?

- У нас требования достаточно традиционные, и это не меняется. Хотя, вот новый министр пришел, ну, его уже убрали, правда, - господин Бородянский, так он постоянно намекал, что надо меняться, заниматься новыми формами искусства, создавать новую школу. Ну, я им говорил, что без традиции вы не построите школу. Мы в Академии изобразительного искусства и компьютер изучаем, и технологии, особенно на дизайне, на графике. Но никакой компьютер не передаст тонкости живописи. Это уже дар Божий.

- То есть, тренды-трендами, а традиции должны быть.

- Конечно! Потому что, если из-под дома вырвать фундамент, дом развалится. Это законы жизни.

ДЛЯ МЕНЯ ПЕРИОД КАРАНТИНА - КАК ЧЕРНАЯ ТУЧА!

- Как на художниках сказался карантин, на вас в частности? Ведь прошло 4 месяца с тех пор, как мы вошли в новую реальность, и все говорят, что выйдем не такими, как были.

- Начну о себе. О других узнаем позже, когда будут разрешены выставки и т. д., когда мы уже полноценнее будем общаться, обсуждать все это, а не в системе онлайн. Так вот, когда начался карантин и все остановилось - все какой-то такой черной тучей легло, а еще больше потому, что много говорили о факторе 60+. Даже из министерства звонили — просили не выходить на работу, но я все равно ходил в Академию 2-3 раза в неделю. Затем начали проводить ректораты в формате онлайн. Наловчились. Защиты провели блестяще. За студентом была его работа, он показывал фрагменты, рассказывал. Плюсом стало то, что была параллельно публичная трансляция и поэтому студенты получили много отзывов, взяли большую аудиторию.

- То есть, такой некий “плюс” в этой ситуации был.

- Да, неожиданно. Но лично для меня этот период — как черная туча. Мне показалось сначала, что это же так много времени будет — все доделаю! Но ничего не шло. Я, правда, много прочитал в эти дни, сделал с десяток новых акварелей. Начал работать над иллюстрациями к поэзиям Овидия, это украинский перевод Содоморы. Видите, четыре месяца - это не так уж и мало.

- Прогнозируете, что после карантина будет бум художественных выставок? Все возьмутся показывать, что нарисовали?

- Да это уже началось! Осенью стоит ждать художественный бум. Еще один “плюс” - интернет- выставки. Я для себя отметил очень интересных художников во время таких онлайн-событий. Это уже начало новой системы работы. И это хорошо в том смысле, что у тебя больше информации, ведь художники часто делают очень интересные выставки, но о них никто не знает, или не успеваешь прийти. Поэтому, думаю, эта практика онлайн-выставок уже с нами останется и мы привыкнем к ней.

В АКАДЕМИИ СТЕНЫ НАМОЛЕННЫЕ, ОНИ "УЧАТ" СТУДЕНТОВ

- А как насчет новой формы обучения — дистанционной? Подошло ли это художникам, интересно? Вы в свое время говорили о том, что в Академии “намоленные стены”, которые помогают, вдохновляют студентов...

- Мы действительно часто пользуемся этой фразой: “В академии стены учат”. Аура, особенно в старых заведениях, остается, здесь преподавали и учились великие, здесь все залы в репродукциях. Ну и студенты учатся друг у друга, это, знаете, момент, когда локтем чувствуешь товарища. Или пришел профессор, делает замечание одному, а другие учатся, на консультациях вы анализируете не только свою работу, но и коллег... Вот это и есть та "намоленность". Но самое главное, что профессор не учит, у него надо учиться. Потому что, когда профессор красиво говорит, любуется своими словами, а не чувствует, что студенты его поняли, это плохой профессор. Когда тебе студент приносит работу, ты должен почувствовать, что он тебя понял и пошел дальше. Постепенно такой студент становится художником — это уже его образ жизни. Он будет на пляже или в футбол играть, но в этот момент он будет художником.

Когда сейчас эту намоленность использовать невозможно в силу обстоятельств, потому что карантин, то как без нее? Остается переждать до лучших времен?

- Ну, переждать нельзя. В каждых обстоятельствах ищешь свое. Бывало, что кроме онлайн-обучения, мы организовывали занятия и в Академии во время карантина — у нас большие аудитории, площадь позволяет.

А вообще, карантин - это возможность многое пересмотреть, проработать. Я часто говорю студентам, что художнику не обязательно брать кисть в руки и сразу рисовать. Есть очень хорошая штука, она в том, что пока ты образ этот не увидел, нечего и карандаш брать. Для чего ты будешь что-то там калякать? А вот когда увидишь, то уже сам рвешься к бумаге.

А иногда бывает по-другому: когда с натуры рисуешь, есть так называемое “сопротивление белой бумаги”. Очень трудно сделать то первое прикосновение к белому холсту или бумаге, начать. Вот даже иногда надо набрать в грудь воздуха и почувствовать, что вот оно, пошло. Потому что, если начнешь работу с того, что все время будешь исправлять, дела не будет. Как говорил Дали в трактате “50 советов живописцу”, работу надо вести так, чтобы она была уже после первого прикосновения красивая, и все время ее надо улучшать. Не исправлять, а именно улучшать.

КОГДА ПРЕДЛОЖИЛИ ПРЕПОДАВАТЬ, СКАЗАЛ: ВЕДЬ Я - ХУДОЖНИК!

- Знаю, что у вас целая плеяда учеников, вы часто о них вспоминаете и среди них есть закарпатцы, вы не раз отмечали Тараса Ковача и Надежду Пономаренко.

- Надежда очень выразительный график, у нее уникальные цветные офорты. А Тараса я открыл, когда был здесь на Закарпатье председателем ГЭКа в колледже и он выставил свои дипломные работы. Я тогда ему предложил поехать в Киев учиться, ко мне в мастерскую. Его диплом на украинском триеннале графики сразу получил гран-при. Сейчас он старший преподаватель в Академии, мой ассистент.

- Андрей Владимирович, как в вас уживается учитель с художником? Многим творческим людям это не удается, они принципиально не берут учеников. Как вам удается удержать этот баланс: и творить, и воспитывать учеников?

- У меня несколько сотен выпускников непосредственно из моей мастерской (речь о Мастерской свободной графики Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры, действует с 1985 г. — авт.). Процентов 60 из них — это прекрасные художники. И я этим горжусь. Хотя в юности сам был из когорты тех, кто считает, что невозможно совмещать преподавание и рисование. Когда мы были студентами, думали, что тот, кто хороший художник, тот рисует, а кто неудачник в искусстве, тот идет в искусствоведы или в преподаватели. И вот, когда мне предложили преподавательскую работу сразу после учебы, я Чичкану говорю, мол, извините, но я же художник! “А я что, по-твоему, — не художник?!” - вспыхнул он. Я его тогда очень обидел. Молодежь, она такая, знаете, иногда бывает жестокой. Но работать с ними очень интересно.

Татьяна Когутич, Ужгород-Мукачево

Фото: Сергей Гудак, Туча Родион

Справка Укринформа. Андрей Чебыкин — художник-график. Действительный член, президент Академии искусств Украины, народный художник Украины, лауреат Национальной премии Украины им. Тараса Шевченко. Работы Андрея Владимировича хранятся в Национальном художественном музее Украины (г. Киев), в Третьяковской галерее (г. Москва), других музеях и частных коллекциях Украины и мира. Преподает на кафедре графических искусств Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры с 1970 года, с 1985 — профессор, с 1989 - ректор академии.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-