«Схидняк» и «Толока». Два фильма о непобедимой Украине

«Схидняк» и «Толока». Два фильма о непобедимой Украине

Укринформ
Атмосфера, которая говорит больше тысячи слов

В отечественный прокат вышли две свежие украинские полнометражные ленты - «Толока» Михаила Ильенко и «Схидняк» Энди Ивы (Андрея Иванюка).

Поставленные рядом, эти два фильма интересно иллюстрируют диалектику украинского кинопроцесса, в котором у лент, созданных людьми разных поколений, опыта и взглядов, между собой больше общего, чем отличного.

Начать же стоит с общих вещей – с истории создания обоих фильмов. «Толока» была задумана еще 53 года назад, во время съемок ленты Юрия Ильенко «Вечер на Ивана Купала» – новаторской картины, которая до сих пор является одним из символов украинского поэтического кино.

Михаил Ильенко, который был практикантом во время съемок, недавно рассказывал об этом так, цитируя брата: «Вот видишь: хата. Об нее разбивалось все. Потому что после очередной войны люди собирались и отстраивали ее толокой из ничего. Глина под ногами, вода - в Днепре, тростник – и уже можно спасти семью...».

После этого начал формироваться сценарий «Толоки». В конце концов, основой сюжета стала баллада Тараса Шевченко «У тієї Катерини хата на помості». И все приобрело другое значение, хотя сам центральный образ украинской хаты и толоки никуда не делся, более того - стал центральным вместе с образом самой Катерины. Вместе это стало рассказом о непобедимости Украины.

Конечно, снимать подобные вещи очень непросто (а в советское время вообще было невозможно), поскольку тут сразу имеешь дело с чем-то на первый взгляд очевидным, но в то же время и не очень видимым многим, и даже отчасти вполне эзотерическим. Украина, которую мы видим сегодня, мало похожа на Украину, описанную Шевченко, или Украину, как мы себе ее представляем. За века изменилось очень многое, но что-то на долгое время осталось неизменным. Неизменной осталась жизнь на приграничье, в окружении соседей, которых трудно назвать доброжелательными, без собственного государства (фактически вплоть до 1991 года), «в зоне рискованного земледелия при условиях, несовместимых с жизнью» – именно так это формулирует сам Михаил Ильенко.

И стратегия, которую использует Катерина, чтобы спасти своего любимого из плена, не кажется чем-то экзотическим – она вполне понятна и оправдана. Более того, ее воспринимаешь как фактически единственно правильную, ведь Катерина делает все, чтобы соединиться с любимым, а не ищет ему замену или что-то такое.

Конечно, вся эта история не может быть кратковременной, она длится веками, поскольку веками повторяется одно и то же – войны, набеги, плен, рабство, поиск покровителей – толока, толока, толока. От всего этого можно очень устать и захотеть другой судьбы.

Лента снималась пять лет с перерывами из-за нестабильного финансирования. Она делалась совместными усилиями тысяч людей, которые привнесли в нее что-то свое, и фактически продолжает создаваться, ведь толока продолжается и украинцы всегда найдут какое-то общее дело для собственного спасения.

История украинского кино знает похожие фильмы: тот самый «Вечер на Ивана Купала» или «Колодец для жаждущих» или «Белая птица с черной отметиной» – все это фильмы Юрия Ильенко – с их густой образностью и поиском украинской правды. В последнем фильме принимал участие и Иван Миколайчук в качестве сценариста, а теперь некоторые из его рассказов можно встретить и в «Толоке».

Разница между теми фильмами и лентой Михаила Ильенко не только в радикальности некоторых антикоммунистических и антиимперских образов и в художественной бескомпромиссности, но и в том, что в фильмах Ильенко-старшего присутствует, в конце концов, превращение украинского хаоса в украинский космос; в той же «Птице» таким упорядочением занимается советская власть, которая якобы навела порядок на Буковине. В «Толоке» до упорядочения очень далеко – оно присутствует как желаемая норма и даже может быть прочитано из финальной песни, однако фильм скорее рассказывает о бесконечном процессе, чем о конечном результате, и не может заглянуть за горизонт истории.

В прошлый раз, представляя фильм «В ожидании варваров», я говорил, что интересно было бы сравнить этот фильм с «Толокой». Такое сравнение напрашивается само собой из-за определенных сюжетных совпадений - и здесь, и там речь идет о жизни на границе в постоянном ожидании вторжения варваров. Однако, если в американском фильме варвары приходят в финале, когда никто уже их не ждет, то в украинском – варвары вторгаются в Украину постоянно.

Однако есть еще одна – более важная – разница между фильмами: «В ожидании варваров» – это подчеркнуто «мужское» кино, и не только потому, что главный сюжет, главное противостояние здесь разыгрываются между мужчинами, а еще и потому, что здесь присутствует яркая милитаристская составляющая. В ленте мы видим солдат Империи, готовых к войне с соседями, а в украинском фильме перед нами простая селянка Катерина, вечная жертва, лишенная защиты мужа, который находится в плену. И она может рассчитывать только на собственную хитрость, чтобы как-то выжить и вернуть любимого. И мужчины, которых она склоняет на свою сторону, не кажутся надежными – они слишком непредсказуемы, стихийны, склонны к иррациональным поступкам. По-своему это очень показательная ситуация и для украинского кино, и для украинской ситуации в целом.

Частично об этом рассказывает другая украинская премьера – фильм «Схидняк». Лента по-своему развивает тему войны, защиты родной земли и тему самих ее защитников. Фильм снял дебютант Андрей Иванюк, который в основу ленты положил собственные воспоминания о пребывании на войне. Центральным персонажем этих воспоминаний стал местный доброволец с позывным «Барада» (не «Борода») – харизматичный мужчина средних лет, инициативный, властолюбивый, оптимистичный, склонный к анархии. Фильм рассказывает об одном дне из жизни этого самого «Барады» и его напарника «Рижисера» (не «Режиссера»), прообразом которого, вероятно, стал сам автор воспоминаний.

Однажды «Рижисер» и «Барада» отправляются в путь за командиром взвода, который застрял где-то в каком-то штабе. Этот командир должен решить насущные проблемы, которые встали перед их подразделением: речь идет, собственно, об укреплении позиций и решении множество других военных и бытовых проблем. Подразделение находится на линии соприкосновения с врагом, поэтому бойцы очень нервно реагируют на имеющееся положение вещей.

Напарники отправляются в путь и вся дальнейшая их поездка имеет целью раскрыть самих персонажей, отношения между ними, а также показать место событий, включая население и инфраструктуру. Во многом фильм с этим задачами справляется и мы видим довольно неприглядную реальность – и это касается всего – самих персонажей, с их довольно странными темами для разговоров, состояния украинской армии, а также местного населения, которое не вызывает доверия.

Есть подозрение, что во всем этом фильм «Схидняк» максимально реалистичен, и такой реализм не может не ранить. Вероятно, мы бы хотели видеть другими и нашу армию, и наших добровольцев, и местное население, но имеем то, что имеем.

Именно поэтому так трудно высказывать фильму «Схидняк» все эти претензии, которые уже много раз озвучивались после премьеры на Одесском кинофестивале в прошлом году. Действительно, здесь все разговоры сводятся к крику, а поведение главного героя, того самого «Барады», – неоправданно агрессивное, претензионное, надменное; он ведет себя со своим напарником «Рижисером» и другими персонажами абсолютно неадекватно.

Самого «Рижисера» тоже трудно понять – то он абсолютно пассивный, будто в анабиозе, то вдруг переходит на грань, а то и за грань истерики, предъявляя претензии всем вокруг и выкрикивая неизвестно откуда почерпнутые убеждения и идеи. Такова первая треть фильма, на которую просто больно смотреть, и которую трудно слушать из-за всех этих абстрактных разговоров ни о чем и фактически непонятного бесцельного передвижения в пространстве.

Мало что добавляют ленте встречи с другими персонажами, которые тоже часто сводятся к бессодержательным разговорам. И только в моменты, когда персонажи замолкают и происходит минимальное действие, в фильме появляется атмосфера, которой ты можешь проникнуться и которая говорит о положении вещей больше тысячи слов.

Таким является эпизод на СТО, где без лишних слов, только через показ персонажей второго плана, мы понимаем, в каком мире вырос и жил «Барада». Эмоционального пика фильм достигает в ночных эпизодах, где почти физически можно ощутить угрозу, которая приходит с темнотой.

Если абстрагироваться, то фильму не хватает жанра. Это и не фильм дороги, и не военная драма, и не боевик, это что-то принципиально сюжетно ослабленное и безжанровое. Сам Андрей Иванюк говорит, что хотел рассказать не о героях, а об обычных людях со всеми их возможными недостатками.

В конце концов, это не первая подобного рода украинская лента, которая рассказывает об обычных людях в необычных обстоятельствах. И таких фильмов хватает и в мировом кинематографе. Вместе с тем, вероятно, должно быть и другое кино – о героях и об осмысленных боевых действиях. Именно таких фильмов нам не хватает, потому что на седьмом году российско-украинского противостояния на Донбассе мы так доподлинно и не знаем, что же происходит на этой странной необъявленной войне.

Игорь Грабович. Киев

Фото: Imdb.com и из открытых источников

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-