Правы ли в Книгарне

Правы ли в Книгарне "Є" и есть ли будущее у украинской книги?

Укринформ
Украинские книгоиздатели и писатели прокомментировали решение Книгарни "Є" не ограничивать долю русскоязычных книг

14 сентября на своей странице в Фейсбук Книгарня "Є" разместила пост, который многими был воспринят так, будто бы эта сеть в дальнейшем планирует увеличить количество русскоязычных книг.

"Є" объяснили, что на протяжении последних 13 лет создавали надежный рынок сбыта для украиноязычного продукта и открывали возможности для украинских издателей, несмотря на существование в искусственно монополизированной российскими структурами книжной среде.

Но сегодня пришло время подвести черту под важным периодом деятельности их сети, поскольку стало совершенно очевидно, что забота о формировании полноценного и успешного украинского книжного рынка – «это функция государства и задача всего общества, а не отдельной сети магазинов».

Такое решение уважаемой книжной сети (которая своей кропотливой и упорной работой в итоге доказала, что большинство наших граждан все же готовы покупать украиноязычную книгу), вызвало шквал неоднозначных эмоциональных реакций в социальных сетях.

Действительно ли заслуживает осуждения и негативных реплик их решение, или все же стоит понимать ситуацию глубже, мы спросили у украинских издателей и писателей.

ЛЮБАЯ СЕТЬ КНИЖНЫХ МАГАЗИНОВ, КОТОРАЯ ОГРАНИЧИВАЕТ СЕБЯ УКРАИНСКИМ АССОРТИМЕНТОМ, БУДЕТ ПРОИГРЫВАТЬ КОНКУРЕНТАМ, ЕСЛИ ГОСУДАРСТВО ПЛЕВАТЬ ХОТЕЛО НА СОБСТВЕННЫЙ КНИЖНЫЙ РЫНОК

Виталий и Дмитрий Капрановы, издательство "Зелений Пес":

- История с Книгарней "Є" подтверждает простую истину: не может одна организация самостоятельно сделать то, что должно делать государство. Это государство должно заботиться, чтобы в Украине продавались украинские книги, это государство должно защищать рынок от информационной войны со стороны России. А любая сеть книжных магазинов, которая ограничивает себя украинским ассортиментом, будет проигрывать конкурентам, если государство плевать хотело на собственный книжный рынок.

Пока экономика развивалась нормально, Книгарня "Є", конечно, могла кое-как выживать и развиваться, но как только объявили карантин и этим остановили экономику, Книгарня "Є" не выдержала. И это вполне предсказуемо.

Если государство не будет защищать границы, добровольцы сами не смогут этого сделать. Тот же закон действует и в информационном пространстве. Ну, а возмущение людей должно быть направлено не на Книгарню "Є", а на Гостелерадио и Институт Книги, которые представляют государство.

МОСКОВСКИЕ ИЗДАТЕЛЬСТВА СОСТАВЛЯЮТ КОНКУРЕНЦИЮ УКРАИНСКИМ, ЗАСТАВЛЯЯ НАС БЕЖАТЬ БЫСТРЕЕ И ПРОИЗВОДИТЬ КАЧЕСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ ОПЕРАТИВНЕЕ

Антон Мартынов, издательство "Лабораторія" (бывший совладелец издательства "Наш формат"):

- Можно еще долго обсуждать пост и саму Книгарню "Є", но лучше посмотреть в корень проблемы и выработать варианты выхода из ситуации.

Точный размер рынка мы посчитать не можем. Книжная Палата ведет учет только количества изданных книг (метод учета — ручной, автоматизация отсутствует, количество ошибок великовато = доверять этим данным можно максимум наполовину). Сводного учета продаж по стране нет ни у кого, ведь с кассовыми аппаратами работает только незначительная часть книготорговцев. Путем экспертного опроса – мы выходили на цифры 50-60 млн долларов без учебной литературы и 80-120 млн – с учебной литературой. Доля украинской книги на рынке оценивается сегодня в 50-60%.

На пике, в 2006-2008 годах, рынок был в 3-4 раза больше в денежном измерении, но «украинский голос» был малозаметен из-за контроля рынка и дистрибуции российскими сетями и малой доли рынка в 10-20% украинских издателей у себя дома.

Российская книга будет здесь еще очень долго. Ситуация не изменится за год или пять. Это игра в очень долгую. Московские издательства составляют конкуренцию украинским издателям, заставляя нас бежать быстрее и производить более качественный продукт оперативнее. Не слабый такой тренажер для мышц укриздателя - четвертый в мире рынок по количеству опубликованных тайтлов после китайского, американского и британского.

Вопрос в том, что присутствие российских книг на украинском рынке постепенно снова начало расти, и мы должны контролировать ситуацию, ведь это вопрос интеллектуальной безопасности, если хотите.

И последнее. Книга - это преимущественно эмоциональная покупка. В правильном книжном магазине зарождается эмоция и импульс к книгам, подкрепляется желание и мода на чтение. Сеть книжных магазинов – очень важный механизм передачи знаний и очень важный элемент издательской индустрии, который мы не можем потерять.

Если средний чек и количество транзакций не позволяют содержать книжный магазин, основанный на украинском ассортименте – необходимо описать модель поддержки книжных магазинов обществом или государством за счет того же общества. К этому нужно добавить вопрос деструктивных скидок, которые убивают бизнес. Нужны правила fair play и, работая над ними, очевидно, придется выходить из зоны комфорта.

Глобально по отрасли. Если мы сами не можем оценить проблемы рынка, - нужно скидываться деньгами и выбирать профессионалов не из издательской среды, которые способны исследовать вопросы, промодерировать основных игроков, выписать драйверы и деструкторы рынка, а также кристаллизовать нынешнее и желаемое состояние. Нужно взрослеть.

ИДЕАЛЬНЕЕ ВСЕГО БЫЛО БЫ СОЗДАНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ДВИЖЕНИЯ "СОХРАНИТЬ КНИЖНЫЕ МАГАЗИНЫ", КОТОРОЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫ УВЕЛИЧИТЬ ПОСЕЩЕНИЕ КНИЖНЫХ МАГАЗИНОВ И ПОКУПКУ КНИГ

Анатолий Ивченко, издательство "Урбіно":

- Украинцы свято веруют, что негатив повлечет позитив. Но так не бывает. Негатив всегда порождает негатив. Что меня всегда удивляет в украинцах, так это страсть к срачам. На этот раз его начал молодой переводчик Евгений Лир по поводу увеличения, по его мнению, предложения российских книг на сайте Книгарни "Є". Нравится ли это мне? Нет! Нравятся ли мне бесконечные скидки и Интернет Книгарни "Є"? Нет!

Но с первых книг нашего издательства – это наш важнейший торговый и рекламный партнер уже 10 лет. Без Книгарни "Є" мы точно бы не смогли стать не очень большим, но успешным издательством.

Книгарня "Є" - это не только миллионы гривен за проданные книги нашего издательства, это сотни презентаций с участием наших авторов и переводчиков. В последние два года нашим вторым важным партнером стало ЯКАБУ. Именно без этих двух партнеров мы бы остановились во время карантина. Именно благодаря им мы смогли напечатать во время карантина несколько новых книг.

Удивляюсь, что люди увидели в ответе Книгарни "Є" на срач ортодоксальных патриотов содержание, которого в объяснении нет. А речь идет о ситуации на рынке. На 14 сентября, по данным Книжной палаты, тиражи украиноязычных книг в Украине изданы только 23,5 процента из года в год. По названиям нет и половины названий с прошлого года. Дураку понятно, что в книжных магазинах увеличится количество названий из России, потому что у них падение совсем маленькое, каких-то 5 процентов.

Наиболее идеальным вариантом было бы создание общественного движения "Сохранить книжные магазины", которое должно было бы увеличить посещение магазинов и покупку в них книг как для собственных нужд, так и для пополнения местных библиотек. Здесь было бы важно привлечь и органы местного самоуправления, которые могли бы сделать сверхплановые закупки книг для местных громад.

Важна также позиция политических партий, которые должны больше внимания обращать на культурную политику, в частности, на книгоиздание. Индивидуально стоит больше писать о книгах и книжных магазинах своего города.

Было бы круто, если бы мэры городов хотя бы раз в неделю рассказывали о какой-нибудь прочитанной книге или о чтении в семье.

НАДО УЧИТЬСЯ УВАЖАТЬ РАБОТУ ДРУГИХ И ХВАЛИТЬ ЗА УСПЕХИ, А НЕ ОБЛИВАТЬ ГРЯЗЬЮ, ДАЖЕ ЕСЛИ ТЕБЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ЧТО-ТО СДЕЛАНО "НЕ ТАК"

Николай Кравченко, издательство "Нора-Друк":

- Право сети Книгарня "Є" менять свою маркетинговую стратегию безоговорочное. Любой бизнес провозглашает свою миссию (а также социальную ответственность) и также имеет право ее менять или трансформировать.

Как по мне, в этой конкретной ситуации проблема в другом: пиарщик (smm-щик или тот, кто готовил заявление от имени сети) немного «пережал» с акцентами, и читатели восприняли месседж немного эмоционально и персонифицировано.

Я лично понял основную идею так, что поскольку государственные институты в трудном положении до сих пор не уделяют внимания сфере украинской книжной торговли, то мы, сеть, после стольких лет борьбы за «украинскую книгу» вынуждены «ослабить» свою активность в этой области. Это все. Нет повода для хайпа, мне кажется.

Да, полки книжного магазина не резиновые, и если на некоторые из них будет выставлена российская книга, то, соответственно, оттуда снимут украинскую.

Обсуждение заявления Книгарни "Є" на более широкий круг вынесло две основные проблемы: государственные учреждения (Министерство культуры и информполитики, Гостелерадио, Институт книги) до сих пор серьезно не занимаются стратегическими вопросами книгораспространения и популяризации украинской книги, стимулированием покрытия отечественными издателями всех тематических и жанровых ниш книжного рынка, а, с другой стороны, наши участники рынка не могут сформулировать отношение к элементарным вещам, которые бы существенно на него повлияли, например, эмбарго на книги, изданные в стране-агрессоре.

В завершение добавлю, что нам всем еще надо учиться уважать работу других и обязательно хвалить за успехи, а не обливать грязью, даже, если тебе кажется, что что-то сделано "не так".

СУЩЕСТВЕННЫЙ "ТОРМОЗ", КОТОРЫЙ БЛОКИРУЕТ РАЗВИТИЕ КНИГОИЗДАТЕЛЬСКОГО ДЕЛА, - ЭТО ПИРАТСТВО, КАК БУМАЖНОЙ КНИГИ, ТАК И ЭЛЕКТРОННОЙ

Александр Афонин, президент Общественного союза "Украинская ассоциация издателей и книгораспространителей":

(На мою просьбу высказаться относительно ситуации вокруг Книгарни "Є", Афонин ответил, что не комментирует действия бизнес-субъектов издательского дела, если они не выходят за рамки действующего законодательства, а тем более, когда они вынуждены это делать для сохранения себя как бизнеса. Однако разрешил процитировать его эссе о судьбе украинского книгоиздания, чтобы понять, что является первопричиной происходящего).

- На протяжении 29 лет отечественное книгоиздание рассматривалось властями и, к сожалению, рассматривается в дальнейшем как некий необязательный социально-производственный атрибут, а не ключевая отрасль, от которой, с точки зрения властей цивилизованных стран мира, в огромной степени зависит моральное, культурное и духовное состояние общества, подготовка высокопрофессионального и креативного кадрового ресурса, развитие науки, техники и технологий, современного производства, экономики и обороноспособности страны. В Украине же какое видение, такое и отношение.

С начала времен независимости ни один президент и ни одно правительство нашего государства даже не пытались сохранить, а в дальнейшем достичь хотя бы печально известного, определенного странами ЕС "деградационного порога" по производству не менее 2,5 книги на одного жителя страны. А зачем? Сколько напечатали, столько и напечатали. Украинскую власть никогда не интересовали размеры ежегодного "наследия" отечественной книгоиздательской отрасли.

Ни разу со стороны руководителей государства мы не чувствовали обеспокоенности тем, что в Украине печатается лишь от 0,4 до 1,6 книги на душу населения, а не 2,5 или 3, или 4. К тому же единственным жанром, который влиял на колебания ежегодного суммарного тиража, была учебная литература для учащихся общих заведений среднего образования, то есть для школьников. Все зависело от количества учеников, для которых печатались учебники по государственному заказу.

Власти занимаются только этим сектором книгоиздания, ведь обеспечение учеников учебниками - конституционная норма, да и, в конце концов, детей надо же научить читать.

В то же время никого не волновал тот факт, что население всего мира по-настоящему учится не за школьной партой, а после того, как покинет школьные стены. Именно тогда люди выбирают свой жизненный путь и профессию, овладевают навыками профессионального мастерства, открывают новые научные горизонты, выдвигают креативные идеи, усваивают технические и технологические знания, которые вдохновляют и побуждают на действия, направленные на совершенствование социальных, культурных, индустриальных и постиндустриальных процессов для улучшения жизни людей, сохранения их здоровья и продления срока их активной жизнедеятельности».

«На первый взгляд, в Украине очень большое количество литературы для младшей категории наших граждан. Хотя, на самом деле, это не так. У нас мало литературы для взрослых. И если бы сейчас государство выделило средства на уже упоминавшиеся 5% для пополнения фондов библиотек, то фактически библиотеки должны были бы скупить почти всю изданную в течение года литературу в жанровых нишах художественной литературы для взрослых, изданий для детей и юношества и досуга, независимо от ее качества. Собственно, выбор невелик.

Самое страшное, что последние 20 лет у нас фактически исчезли жанровые ниши, такие как литература по вопросам инженерии, технологий, научная по естественным наукам, медицины, особенно в области генетики, биохимии, биофизики и вирусологии, которые стремительно меняются и прогрессируют в развитии. К тому же речь идет как о трудах отечественных авторов, так и переводных изданиях по всем научным, техническим и технологическим отраслям, которые полностью исчезли с нашего рынка из-за отсутствия у отечественных издательств финансовых возможностей издавать эту априори убыточную и малотиражную литературу, да еще и слишком дорогую в производстве».

«Тридцать лет назад в Украине насчитывалось около 4 000 стационарных книжных магазинов государственного предприятия «Тесей», Укоопсоюза, общества книголюбов и местных исполкомов. Собственно, не оставалось не только больших и малых городов, где бы ни было книжных магазинов, а даже более или менее значимых поселков городского типа и сел. На сегодня же на пальцах можно пересчитать населенные пункты, где книжные магазины есть, хотя учет этот уже давно никем не ведется. Поэтому вопрос восстановления системной книжной торговли стоит в перечне с тремя предыдущими стратегическими задачами.

Конечно, никто не ждет, что государство вдруг начнет собственноручно восстанавливать книжные магазины, однако перенять опыт европейских стран или хотя бы ближайшей к нам Польши не мешало бы».

"Остается еще один существенный "тормоз", который жестко блокирует развитие книгоиздательского дела. Это пиратство как в области традиционной бумажной книги, так и электронной. Но ликвидация этого "тормоза" должна быть реализована только при условии тесного сотрудничества МКИП, Гостелерадио и правоохранительных органов.

Все эти задачи и стратегии вполне реальны при наличии у руководства страны понимания незаурядной значимости отечественной книги для формирования личности современного украинца и политической нации, развития государства и его экономики, а также политической воли на решения, которые позволят ликвидировать проблемы, мешающие сегодня развитию отечественной книги".

КНИЖНЫЙ РЫНОК УКРАИНЫ ПАДАЕТ ОЧЕНЬ БЫСТРО, И ВСЕ БОЛЬШЕ КНИЖНЫХ МАГАЗИНОВ ЗАКРЫВАЮТСЯ ПОД ДАВЛЕНИЕМ БЕЗДЕНЕЖЬЯ

Издатель Александр Красовицкий (издательство "Фоліо") опубликовал на своей странице 10 тезисов о розничной книжной торговле:

1. Существуют ли проблемы с розничной торговлей книгами в Украине? Да, рынок падает очень быстро, и все больше книжных магазинов закрываются под давлением безденежья.

2. Должно ли государство срочно вмешаться? Нет. Государство должно отработать систему адресной поддержки местными властями на аренду книжных магазинов (сумма должна зависеть от площади и места книжного магазина, а не от статуса владельца помещения – частный или государственный).

3. Какие проблемы привели к такому состоянию? Отсутствие скоординированной политики государства в книжной отрасли - с библиотеками, издательствами, электронным, бумажным пиратством и контрабандой.

4. Поможет ли книга из России поддержать книжную торговлю в украиноязычном книжном магазине? Нет, не поможет настолько, чтобы существенно поднять объемы продаж. Она просто заменит часть книг украинских издателей, но вряд ли добавит новых клиентов.

5. Что нужно срочно сделать для книжного рынка, чтобы все звенья заработали прибыльно? Провести библиотечную реформу, наполнить библиотеки новыми книгами согласно международным нормам, благодаря этому существенно поднять ассортимент на рынке. Заставить работать социальные нормативы по книготорговым услугам для населения (да, принятые Кабмином Яценюка). Принять антипиратское законодательство, которое действует в Евросоюзе или России.

6. У нас преимущественно русскоязычный спрос? Так было до 2013 года, когда не было массового предложения на украинском языке (75% книг из России, 80% книг на русском). Теперь я бы оценил судьбу книг на рынке из России в 25%, включая старые остатки, книги на русском – в 40%. Думаю, спрос на русском выше на 10%, чем предложение.

7. Победят ли интернет-магазины книжный оффлайн? В течение ближайших 5 лет в крупных городах – нет. В населенных пунктах менее 100.000 уже победили.

8. Достаточно ли названий книг издается в Украине? Нет, это примерно треть того, что минимально должно быть в стране такого уровня. Александр Афонин предложил стратегию поднятия уровня издания книг с 1 до 2,5 на душу населения в год.

9. Читающая ли у нас страна? Да, мы сохранили читательский потенциал, но предложение современных и классических книг гораздо меньше, чем даже в странах уровня Финляндии или Словакии.

10. Существует ли украинская массовая литература, без которой нельзя создать настоящий массовый рынок? Да, за последние 20 лет сделано много. Но это примерно 1/5 от рынка собственной массовой литературы в Польше.

НАША ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ - КАЧЕСТВЕННЫЕ КНИГИ, КОТОРЫЕ ПЕЧАТАЮТСЯ В УКРАИНЕ

В издательстве "Book Chef" на мое обращение ответили: "Это – позиция сети, наша же главная цель – качественные книги, которые печатаются в Украине. Поэтому мы от комментариев воздержимся. Спасибо за понимание".

Я решила узнать мнение известных украинских писателей.

ЗАПЛАНИРОВАННОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ РЫНКА "ПЕТРОВКА" ТОЖЕ ПОДТОЛКНУЛО КНИГОТОРГОВЫХ МЕНЕДЖЕРОВ К МЫСЛИ, КУДА ПОЙДУТ ЛЮДИ В ПОИСКАХ РОССИЙСКОЙ КНИГИ

Андрей Курков, писатель:

- Думаю, что если бы "Є" не бойкотировала по политическим или иным причинам книги издательств "Фоліо" (с 2016 года), "КМ букс", "Видавництво Києво-Могилянської академії" и других, то сегодняшняя ситуация не возникла бы.

Теперь похоже на то, что российские издательства для книжного магазина "друзья" больше, чем некоторые украинские. С другой стороны, государственная политика и экономическая ситуация в стране не лучшие для книжной торговли и издательств.

В цивилизованном мире в странах с "частично общим языковым рынком" все организовано так, что в США невозможно продавать в книжных магазинах книги Австралии, а в Великобритании невозможно продавать в магазинах напрямую книги, изданные в США.

Есть отдельные процедуры, которые всегда защищают национальный книжный рынок. Хотя издательские корпорации и ставят на задней обложке цены в американских и канадских долларах и фунтах, это не означает, что то же издание продается везде. Оно печатается в каждой стране отдельно.

Запланированное уничтожение книжного рынка "Петровка" тоже подтолкнуло книготорговых менеджеров к мысли о том, куда пойдут люди в поисках российской книги, которую раньше покупали на "Петровке". Поэтому здесь еще и свежие возможности принять участие в конкуренции с умирающим рынком и частично переманить к себе тех, кто годами покупал книги там.

КАРАНТИН ПОДКОСИЛ КНИЖНЫЙ БИЗНЕС. "СПАСТИ" ЕГО МОЖЕТ ЛИШЬ ПОДДЕРЖКА ГОСУДАРСТВА И... ЧИТАТЕЛЕЙ

Ирен Роздобудько, писательница:

- Сеть Книгарни "Є" с начала основания в 2007-м году позиционировалась, как "книгарня украинской книги".

В этом была ее "изюминка" и уникальность. Карантин подкосил в том числе и книжный бизнес. "Спасти" его может лишь поддержка государства и... читателей.

Поскольку о культуре, к сожалению, в это время вообще на государственном уровне речь не идет, а читатель "забыл дорогу" к "духовной пище", заботясь о еде – книжный бизнес должен выживать самостоятельно. Все это очень обидно, больно и тревожно.

Я люблю Книгарню "Є" именно из-за большого украинского контента и теплой атмосферы, которая создавалась годами. Вопрос "быть или не быть" – философский на все времена. Он, вероятно, сейчас остро встал и в отношении книжных магазинов. А вот "быть", как по мне, зависит и от нас – тех, кто хотя бы раз в месяц зайдет в книжный магазин и купит УКРАИНСКУЮ книгу!

НУЖЕН ЗАКОН, ЗАПРЕЩАЮЩИЙ ТОРГОВЛЮ ЛЮБЫМИ ТОВАРАМИ ИЗ РОССИИ - ОТ КНИГ ДО ЗУБНОЙ ПАСТЫ

Андрей Кокотюха, писатель:

- Я не могу влиять на бизнес-политику ни Книгарни "Є", ни на чью-либо другую. Но есть очевидный факт: Россия выпускает в разы больше книг во всех сегментах.

Эти сегменты или не представлены или мало представлены украинскими издателями. Меня интересует, например, актуальный зарубежный детектив, кроме российского, конечно.

Часть такого сегмента - европейский, в частности, представлен в Книгарне "Є" давно. Подчеркиваю: у книг этих такие же небольшие тиражи, как и у украинских украиноязычных в Украине. И в них нет антиукраинского содержания. Какое антиукраинское содержание может быть во французском или шведском нуаре?

История с "Є" - это не про ассортимент, а про возможность сотрудничества с Россией. Однако товары, изготовленные в России, есть не только в украинских книжных магазинах. А попробуйте найти в Киеве курсы чего-либо, где преподают на украинском языке!

Нужен закон, запрещающий торговлю любыми товарами из России - от книг до зубной пасты. И контроль за исполнением. Пока этого нет, граждане не подменят собой государство. А частные структуры ничего не нарушают.

ТЕ, КТО ВЫБРАЛ ПОЗИЦИЮ РАДИКАЛЬНОГО НЕПРИЯТИЯ РЕШЕНИЯ СЕТИ, КАЖЕТСЯ, МОЛНИЕНОСНО ЗАБЫЛИ ОБО ВСЕМ, ЧЕМ НАШ ЛИТПРОЦЕСС - НА ПРОТЯЖЕНИИ ЛЕТ-ОБЯЗАН "Є"

Марианна Кияновская, писательница:

- Расскажу одну историю. В 2001 году умер один человек, украинец, который после Второй мировой оказался в Канаде. Его внук рассказал мне, что его дед, по специальности – плотник и резчик, пытался покупать почти все украинские книги, издававшиеся в диаспоре. Хоть далеко не все читал. И это продолжалось почти полвека. Это была такая деятельная любовь к украинскому. Это была последовательная поддержка украинского: он просто покупал украинские книги.

Сегодня мне проявлений именно такой любви к украинскому очень не хватает. Я за последние полтора года была свидетелем нескольких крупных случаев травли в украинской культурной среде. Нескольких крупных и многих малых. Следствие - уничтожение репутаций не только отдельных людей и институтов, но и всего, что на них держится. Эта череда уничтожения репутаций кажется мне чередой почти диверсий.

В случае с Книгарней "Є" те, кто выбрал позицию радикального неприятия решения сети относительно расширения продаж российских книг, кажется, молниеносно забыли обо всем, чем наш литпроцесс – на протяжении лет – обязан "Є".

Ведь "Є" - это не только книжный магазин, не только площадка для выступлений, это большая сложившаяся среда. И она не может быть дискредитированна. Она должна уцелеть - ради всех нас.

У меня тоже, возможно, есть аргументы, почему "Є" не стоило принимать это решение, оно мне кажется неоптимальным, но в 2020 году я не имею морального права на упреки в сторону сети, потому что впервые в жизни купила с начала года у них всего 4 книги.

Для сравнения: в 2019 году я купила в "Є" где-то под сотню книг. И еще один аспект. История с Книгарней "Є", по-моему, связана с последними президентскими выборами. Не только потому, что изменился уровень поддержки культуры со стороны государства. И не только потому, что жизнь в принципе хаотизировалась.

Мне кажется – в нашей среде (малой - околокнижной и большой - на уровне гражданского общества) исчезла взаимная моральная ответственность. Мне хочется вернуться к нормальности.

Поэтому я не буду травить Книгарню "Є", а попробую сделать, как тот старый плотник-украинец из Канады, то есть снова буду покупать в сети каждый месяц по несколько украинских книг. И тогда у меня появится право сказать "Є": все-таки вы ошиблись.

ОБ ИЗМЕНЕНИИ ЯЗЫКОВОЙ ПОЛИТИКИ РЕЧЬ НЕ ИДЕТ. КНИЖНЫЙ МАГАЗИН БЫЛ И БУДЕТ САМОЙ БОЛЬШОЙ ПЛАТФОРМОЙ ДЛЯ ПРОДАЖИ УКРАИНСКИХ КНИГ

Андрій Домаранський / Фото: gre4ka.info

Андрей Домаранский / Фото: gre4ka.info

Директор по развитию Книгарни "Є"Андрей Домаранский прокомментировал мне ситуацию так:  "Цель нашего книжного магазина много лет подряд - всячески способствовать и защищать украинскую книгу. Чтобы достичь этой цели, мы не только понимаем сами, но и считаем своим долгом донести это понимание к другим: защитить украинскую книгу должным образом может только ДЕЙСТВЕННАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА (усилий патриотического частного капитала, патриотических издателей и патриотических покупателей для этого не хватит, не те масштабы внутренних ресурсов). Это и было основным содержанием нашего недавнего поста". Он подчеркнул, что об изменении языковой политики или стратегии формирования ассортимента речь не идет. Книгарня была и будет самой большой платформой для продажи украинских книг и авторов, но в тех условиях, которые сейчас созданы при отсутствии надлежащего государственного климата в книготорговле, делать это будет все сложнее, даже таким ответственным сетям, как наша.

Любовь Базив. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-