Познание «совка», гэбэ, национальные архетипы и прекрасные актеры

Познание «совка», гэбэ, национальные архетипы и прекрасные актеры

Укринформ
Избранные впечатления от прошедшего Рижского кинофестиваля-2020

В воскресенье завершился очередной Рижский международный кинофестиваль. Полторы недели интереснейших конкурсных и тематических показов (15-25 октября). И особо ценно, что это уже в ковидную эпоху, когда живое общение и кино на большом экране ценится вдвойне, втройне.

При этом время проведения фестиваля совпало со второй волной коронавируса. Но отменять мероприятие не стали. Разве что ввели обязательные маски, поставили дезинфекторы у входа, а также дали возможность семь фильмов Riga IFF посмотреть онлайн в Сети.

УКРАИНСКАЯ ЧАСТЬ ФЕСТИВАЛЬНЫХ ПОКАЗОВ

Обидно, но по сравнению с прошлыми годами украинская программа фестиваля показалась узкой, очень ограниченной. Частично это связано с тем, что раньше в рамках Riga IFF проходил фестиваль Виталия Манского «Артдокфест», на котором  всегда было несколько сильных украинских фильмов (нередко именно они получали Гран-при). Теперь же «Артдокфест» будет проходить в Риге отдельно (26.11 – 01.12.2020).

Но независимо от этого, кажется, что раньше и в других программах Рижского кинофестивался лент с украинским участием и украинской тематикой привозили побольше. Теперь же было лишь два таких фильма.

Прежде всего, это «Невидимый» (2019) литовско-украинско-латвийско-испанской копродукции (он недавно был в конкурсной программе Одесского кинофестиваля). Эта психологическая драма шла в программе Home Made и была принята «на ура» – по окончании сеанса зал аплодировал. О второй картине «Дау. Наташа» (2020) российско-украинско-немецкого-великобританского производства в Украине также хорошо знают. (Причем отношение к ней у нас неоднозначное).

И всё. Повторюсь, очень досадно, что так мало – в Балтии к нам во всех сферах жизни относятся по-прежнему с большим интересом.

ФАВОРИТЫ КОНКУРСА: ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРИЛЛЕРЫ

Как обычно, на фестивале было много впечатлений – эстетических, этических, политических. Но на мой вкус и взгляд, самыми острыми и ощутимыми оказались две смежные темы: критическое осмысление опыта советскости с его самым страшным проявлением – чекистско-гэбистским, а также попытка понять, что происходит сегодня с Россией, и откуда что в ней взялось.

Всякий взгляд, конечно, субъективен, но мне показалось, что из восьми фильмов конкурсной программы фаворитами были ленты именно об этом. Это картины молодых 30-летних режиссеров – «Исаак» (2019) литовца Юргиса Матулявичюса и «Конференция» (2019) Ивана Твердовского.

«Исаак» – работа удивительно точная и сильная. Начало картины – 1941 год, когда немцы вошли в Литву и начался Холокост. Один из главных героев Андрюс, только что выпущенный из советской тюрьмы, ошалевший, неожиданно для себя самого убивает Исаака, который, как он думает, донес на него «советам». Затем события переносятся в 1964 год. Из эмиграции в Советскую Литву возвращается известный кинорежиссер Гутаускас. За ним следит КГБ… И дальше начинается исторический триллер, в котором развязка остается непонятной до самого конца. Но трагический исход, похоже, неизбежен. Гибнет Гутаускас. Посажен в психушку Андрюс, всю жизнь мучимый совестью. И в финале он мысленно, метафорически ложится в лужу крови рядом с убитым им Исааком. А торжествуют кагэбисты, которые преследуют, пытают и убивают своих жертв так же спокойно, хладнокровно, безжалостно, как и нацисты.

«Конференция»
«Конференция»

«Конференция» – первая картина, художественно осмысливающая теракт 2002 года на мюзикле «Норд-Ост». Режиссер и сценарист Твердовский нашел интересный прием, когда события теракта не показаны, но изображена его незаживающая рана в пересказах бывших заложников. Главная героиня в 2002-м, была вынуждена бежать из захваченного здания, оставив в плену сына, дочь и мужа. Сын погиб, муж остался калекой. Это терзает ее и она собирает на конференцию в зал «бывших заложников», чтобы «выговорить» это горе. Она вообще уверена, что в России, где боятся «выйти на улицу», где опасаются сказать и обдумать до конца нечто неприятное, обречены на бесконечное повторение драм и трагедий.

В итоге Гран-при Riga IFF получил фильм Твердовского.

ГОСБЕЗОПАСНОСТЬ ПРОТИВ «ШАРЛАТАНА» И «СЛУГ БОЖИХ»

Замечательный польский режиссер Агнешка Холланд после важного для Украины фильма о Голодоморе «Цена правды» (Mr. Jones) продолжила исследование тоталитаризма – в фильме «Шарлатан» (2020). На этот раз, взяв за основу жизнь другого исторического персонажа – чешского травника и целителя Яна Миколашека. Некоторые критиковали режиссера за отход от исторических реалий при «конструировании» своего героя. Но вряд ли это справедливо. Двухчасовой фильм получился увлекательным, зрелищным, страстным. Исторический блокбастер, байопик, сделанный уверенной рукой мастера. При этом по окончании его есть смысловое пространство, «воздух» для размышлений. Ну и также нельзя не отметить очевидные параллели в работе в Чехии нацистских и советских «органов». И те, и другие преследуют своих жертв произвольно, в соответствии с какими-то своими идеологическими и ситуационными понятиями.

Шарлатан (в тюрьме)
«Шарлатан»

Сюжет фильма 2020 года, снятого словацким режиссером и сценаристом Иваном Острочовским «Слуги» (в некоторых странах лента шла под более однозначным названием «Семинаристы») разворачивается в начале 1980-х годов в Братиславской семинарии. В нее поступают два друга – Юрай и Михал. Они пришли туда с искренней верой в Иисуса и хотят отдать жизнь Богу и людям. Но оказывается, что в стране соцлагеря нужно еще служить и атеистической власти. В семинарии существует подпольная группа, печатающая листовки с критикой системы, в которой служба священников Богу – не главное. Чехословацкая госбезопасность, пример жестокости которой нам был показан изначально, угрожает закрыть семинарию, если отцы-наставники не помогут раскрыть «заговорщиков».

«Слуги»
«Слуги»

Черно-белый фильм прекрасно снят, саспенс, страх здесь физически ощутимы, при том, что ничего особо страшного режиссер, в общем-то, не показывает. Ну и фокус автора – на нравственном выборе героев.

ЗАМОРОЖЕННАЯ РОССИЯ – СПЯЩАЯ И ФИЛОСОФСТВУЮЩАЯ

Еще два фильма – об осмыслении современной России и ее истоков. Причем без левоинтеллигентских комплексов.

В конкурсной программе прошел фильм российского режиссера и сценаристки Марии Игнатенко «Город уснул» (2020), «In Deep Sleep» в международном прокате. С этой картиной произошла какая-то удивительная вещь. Всё время просмотра не оставляет ощущение, что это глубокомысленная, но при этом бестолковая, затянутая курсовая работа студентки с примитивным монтажом и убогими диалогами. 70 минут картины – 7 эпизодов по 5 минут и еще 14 фрагментов по 2,5 минуты. Но по окончании фильма вдруг чувствуешь, что смысл в нем есть. Странным образом у автора получился точный образ нынешней России – «подмороженной» и беспробудно сонной, обессмысленной.

«Мальмкрог»
«Мальмкрог»

Зимой происходят события и другого фильм с российским наполнением – «Мальмкрог» (2020). Это совсем другой вариант – картина большого мастера, одного из основных деятелей «румынской новой волны» Кристи Пую (самый знаменитый фильм – «Смерть господина Лазареску», 2005). Пую взял за основу для сценария работу философа Владимира Соловьева «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории со включением краткой повести об антихристе» (1899). Пую разложил ее на компанию русских дворян-интеллигентов, собравшихся в немецком селении Мальмкрог в прекрасных трансильванских горах. Действие также проходит зимой, в морозец, впрочем, большую часть фильма герои общаются в салонной атмосфере на языке русского дворянства – французском. При этом соловьевские рассуждения о «конце истории» оказываются современными не менее, чем статья Фукуямы о том же. И часто – столь же ошибочными. При этом нужно предупредить, что три часа непрерывного философствования – это кино на любителя. Но обращение к такой теме – и снова восточно-европейского режиссера – само по себе показательно.

1

«БЕРЛИН, АЛЕКСАНДЕРПЛАЦ» И «МАРТИН ИДЕН» СЕГОДНЯ

Прием смены декораций в классическом сюжете, прямо скажем, не нов. Но из-за обилия сюжетов и контекстов обновления – вечный. В последние годы довольно часто берут сюжеты книг ХХ века о социальных потрясениях и помещают их в современные декорации Европы.

Есть тут варианты откровенно спекулятивные. Как, например, было с немецко-французским фильмом 2018 года «Транзит» Кристиана Петцольда (тоже был в программе Riga IFF) по одноименному роману коммунистки Анны Зегерс с Францем Роговским в главной роли. События 1941-1942 годов в оккупированной нацистами Франции, разыгранные в реалиях современного Евросоюза, очевидное соотнесение нелегальных мигрантов с жертвами Холокоста, а нынешних властей и силовиков ЕС – с расистами-нацистами и эсэсовцами-гестаповцами не просто глупо, но и деструктивно, провокационно (при этом картина была благожелательно принята критикой). Нынешние волнения во Франции – тоже во многом следствие подобных работ и настроений.

«Берлин, Александерплац»
«Берлин, Александерплац»

В этом году на RIFF был показан фильм куда более точный и интересный. Роман Альфреда Дёблина «Берлин, Александерплац» (1929) всемирно известен благодаря классической экранизации Фасбиндера (1980). И вот немецкий режиссер афганского происхождения Бурхан Курбани разыграл этот сюжет в реалиях современной Германии, сделав главного героя беженцем из Гвинеи-Биссау. Получился трехчасовой фильм, от которого невозможно оторваться. И дело не только в том, что в сюжете – криминал, торговля наркотиками, проституция, измены, калеченье, смерти, месть. Главное – что в картине есть душа, любовь и стремление к чистоте. Рекомендую.

Интересен также и итало-французский «Мартин Иден» (2019), снятый по мотивам одноименного романа Джека Лондона (1909). Социальные проблемы США, перенесенные в Италию 1960-1970-х, выглядят вполне естественно, актуально и интересно. Ну и прекрасен исполнитель главной роли Лука Маринелли, получивший за своего Идена приз Венецианского кинофестиваля за лучшую мужскую роль.

САМОПОЗНАНИЕ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ АРХЕТИПЫ

Были фильмы в том же духе, но с акцентом на углубленное национальное самопознание. На входе в зал при демонстрации «Ундины» (2019) уже упоминавшегося Кристиана Петцольда стояла интеллигентного вида женщина. Слегка смущаясь, она раздавала гостям-зрителям подарки – бутылку немецкого белого вина в фирменной сумочке «Института Гёте».

«Ундина»
«Ундина»

Итак, героиня фильма – ундина по имени Ундина Вибё. Она живет в немецкой столице и работает фрилансером в некоем учреждении, где проводит историко-архитектурные экскурсии перед макетом современного Берлина. Это придает ленте социальный подтекст, делает более ощутимой связь современности и истории. Что касается мифа о немецких наядах-русалках, то ключевой для режиссера-сценариста Петцольда стала та деталь, что ундина должна убить любимого мужчину, изменившего ей. И далее в ленте изящно разыгран любовный треугольник, главные углы которого – самый популярный ныне немецкий актер Роговский и великолепная Паула Бер («Серебряный медведь» за лучшую женскую роль на Берлинале-2020). Вообще, стоит отметить, что во всех немецких фильмах, показанных на фестивале, наличествует прочный, острый, лихо закрученный сюжет.

А вот совсем другой вариант самопознания, сопряженный с воспитанием и воспроизводством идентичности – латвийский мультсериал для маленьких «Ka Lupatini… / Как Лупатини…». Но тут нужно небольшое отступление.

«Ka Lupatini… / Как Лупатини…»
«Ka Lupatini… / Как Лупатини…»

Все знают, как дети любят мультфильмы. И сколь вредна анимация в большом количестве, как для здоровья, так и для психики. Но ведь так просто, когда много дел, оставить ребенка на полдня у телеэкрана… Есть проблемы и с контентом. Скажем, популярный российский мультсериал «Маша и Медведь» остроумно и ненавязчиво воспроизводит совковые стереотипы, любуется ими, популяризует их. С другой стороны, международные корпорации выпускают тоннами конвейерно сделанные красочные сериалы, абсолютно бездушные и бессмысленные.

Латвия с 2010 года запустила проект по мотивам сказок Инесе Зандере о приключениях Lupatini («тряпочек»). Это Перчаточка, Платочек, Носочек и Подушечка. На RIFF-2020 были показаны три новые серии «Ka Lupatini…». Любимые детские герои в них путешествуют, не выходя из дома, учатся считать время и вместе завтракают. Важно отметить, что образ «тряпочек» был избран не случайно – надо знать, с каким интересом, любовью относятся в Латвии к национальным узорам, старинным тканям. У нас есть подобные анимационные проекты («Книга-мандрівка. Україна», «Моя країна Україна»). Но и ознакомление с латвийским проектом было бы полезным (укрсериал для маленьких с куклами-мотанками?). 

ЭКЗИСТЕНЦИЯ ПО-КИТАЙСКИ И БУРЛЕСК-САТИРА ПО-КАНАДСКИ

Напоследок хочется рассказать о другом варианте самопознания: сугубо современном, актуальном и блистательно выполненном художественно.

«Облако в ее комнате»
«Облако в ее комнате»

Фильм китаянки Чжэн Лю Синьюань «Облако в ее комнате» (2020), принципиально черно-белый, показывает современный – в широком смысле слова – Китай. Урбанистический, широко строящийся, ломающий ветхие здания. Но это лишь фон. Главное – рефлексии молодой женщины, приехавшей в родной город на встречу китайского Нового года. Родители в разводе, она сама в непростых отношениях с бойфрендом… На Роттердамском кинофестивале-2020 этот фильм взял Гран-при. При том, что два предыдущих года там же уже побеждали именно китайские фильмы и тоже черно-белые. Если с чем-то сравнивать «Облако», то можно вспомнить старое кино «французской волны»: Годар, Шаброль, Трюффо, «Мужское-женское». «Красавчик Серж», «400 ударов» и т.д.. В чем-то похожее по атмосфере, но другое по взгляду, современному и… глубинно китайскому.

Двадцатый век
Двадцатый век

Трудно сдержаться от восторгов и говоря о дебютном фильме «Двадцатый век» 40-летнего канадского режиссера Мэттью Рэнкина. Это юмор, это сатира уровня «Монти Пайтон»! Но если в случае с лентами «питонов» сюжет – условность, клеящее средство для соединения набора гэгов, трюков и скетчей, то Рэнкин сделал цельный и стилистически безупречный фильм – абсурдную историческую буффонаду. Ее действие происходит в 1899 году. Режиссер-сценарист берет реальных исторических персонажей. Всё перевирает, огрубляет и осмеивает. Но в итоге общество не оскорбляется на такую картину, а смеется вместе с автором. И получает противоядие к излишнему самолюбованию, завышенному самомнению.

Нужно быть очень сильной, успешной и уверенной в себе страной, чтобы пришло время таких фильмов. И в этом смысле в XXI веке «Двадцатый век» Рэнкина тоже очень современен. Так что даже по-хорошему завидуешь Канаде, стране для нас тоже не чужой.

Олег Кудрин, Рига
Фото Риты Болотской, скриншоты с трейлеров

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-