Мирослав Дочинец, писатель
Формула победы над ковидом закодирована всего в четырех словах
04.11.2020 16:00

Разговор с "золотым писателем Украины", лауреатом Национальной премии имени Тараса Шевченко Мирославом Дочинцом о пандемии, страхе и восприятии, поиске смысла в жизни, тяжелом 2020-м, о карпатском мудреце Андрее Вороне и о задуманном путешествии по Украине от села к селу.

ЭТА ПАНДЕМИЯ - НЕ САМОЕ СТРАШНОЕ, ЧТО ПРИХОДИЛОСЬ ПЕРЕЖИВАТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

- Мы во время этой пандемией столкнулись с таким опытом, которого до сих пор у нас не было. Как вам процесс приобретения этого опыта?

- Ну, как не было — мир с этим каждые 100 лет сталкивается.

- Ну, сто лет опыта не у каждого есть, согласитесь!

- Я бы, отвечая на этот вопрос, начал с того, что надо отталкиваться от двух основных базовых вещей в этом мире. Это душа человека и душа мира, они взаимосвязаны и взаимоорганичны. Когда между ними происходит разлом и теряется гармония, тогда начинают проявляться различные катаклизмы — как в политическом, так в социальном, финансовом, природном мире.

- То есть, вы эту ситуацию сводите к вот этому закону бытия?

- Это единственный закон мироздания, просто человек в маленьком измерении своего я, эго, не хочет, не умеет его видеть. Все человеческие проблемы отсюда, от нарушения этого баланса. Это разрыв между иллюзиями и реальностью. Сообщество хочет одного, а мир на самом деле дает по заслугам. Вот второй закон бытия, очень важный. Все в этом мире надо заслужить — это тот же закон сохранения энергии: сколько вложил, столько и вернется. То есть, чтобы что-то иметь, надо какую-то энергию вложить. И вот эти катаклизмы, как их называют, — циклические процессы, возникающие время от времени, это проявления души мира. Посыл нам, знаки, чтобы уразумить нас, остановить и вернуть из иллюзии в реальность.

- "Останови меня, опомнись и опомни" своего рода?

- Скорее, вернись к тому корню, из которого все начинается и где все заканчивается. Поэтому эта пандемия — не самое страшное, что приходилось переживать человечеству.

ВИРУСЫ ДРЕВНЕЕ, МУДРЕЕ И ЖИВЕЕ НАС, ОНИ НЕ ХОТЯТ НАС УНИЧТОЖИТЬ

- Не чума, тут я с вами согласна.

- А была еще проказа - почитайте историю, это страшная вещь, которая считалась карой небесной и не знали, что с ней делать. Но пришло время - и ее побороли. Чума, холера косили половину народов, вирусы, бактерии были всегда — они древнее нас, мы созданы ими с Божьей помощью. Это тоже надо помнить. И они мудрее и живее нас, и самое интересное, что они не хотят нас уничтожить, они не для этого. Паразит не хочет убить хозяина, потому что погибнет сам, помним это. Поэтому должны эту данность принять сейчас и научиться с этим сосуществовать. Почему именно этот вирус - никто никогда не узнает, будут разные версии, как и разные вакцины. Но все в конце концов встанет на свои места. Это вызов людям и внимание к нам Природы, чтобы кое-что нам снова объяснить: мы тут собрались на Марс лететь, мы — цари природы, и при этом нас может остановить и даже убить малюсенькая невидимая частичка природы…

- То есть, "колокольчик" такой предупредительный?

- Понять это трудно, на самом деле, можно трактовать только. Но эта поветрие разбередило, парализовало мир... Еще Сковорода советовал во всем видимом искать сущность невидимого. Не все нам понятно и не все подвластно. Мы, люди, менее организованы, чем клетки, из которых состоим. В науке физиологии есть понятие – «адаптивная самоорганизация». Она является основой построения эмбриона и функционирования человеческого организма. Ею никто не управляет извне, система сама управляет собой. Центр контроля есть в каждой клетке. Разве не целесообразно отдать в руки этой мудрой системе то, на что мы не можем повлиять?! Это на уровне физиологии, а философы используют другое понятие – сингулярность. И доказывают, что исторически стихийные бедствия, войны, эпидемии имели гораздо больше положительного эффекта на развитие человечества, чем линейный прогресс. Они приходят как деструктивные сингулярности, дают сильный толчок к эволюционному развитию и инновациям. Сначала порождают страх, затем неизвестность, а затем появляется адаптация и поиск вариантов выхода из трагического тупика, новых путей и смыслов. То есть - это импульс прогресса. Возможно, стоит так же трактовать и нынешнюю пандемию.

ОЖИДАНИЕ БУРИ ВСЕГДА СТРАШНЕЕ БУРИ, НО ОНА УЖЕ НАЧАЛАСЬ

- У нас сейчас такой момент в Украине, как перед бурей. Растет заболеваемость, умирают люди, не хватает кислорода для аппаратов, коек, врачей. Такие ощущения, как когда ты видишь грозовые тучи, уже где-то гремит, и ты в ожидании бури...

- Ну, любой украинский момент всегда интересен. Те 10 тысяч инфицированных ежедневно, которых мы со страхом ждем, уже сейчас помножьте на десять-двадцать, мы просто не знаем реальной статистики. У специалистов она другая, нежели официальная. Это насчет угрозы той "бури". Она не проходит, она уже началась.

Ну, а что касается ожидания, то оно всегда страшнее самой бури. Люди боятся самого страха. Люди боятся не смерти, а боятся, что она наступит. Это нагнетание, испуг, это нормальная реакция медицины, которая боится не за людей, а того, что наступит коллапс системы, поэтому заболеваемость желательно растянуть во времени. Переболеет большинство, даже при наличии вакцин. Это законы вирусологии.

- А какие, собственно, у вас ощущения сейчас, перед бурей?

- Ну, испуга точно нет (смеется). Ощущение реальности: я не могу повлиять на эту ситуацию, не могу повлиять на волю природы, Бога. Вот беречь себя я могу – это и делаю, и буду, но никакой гарантии того, что уберегу, у меня нет. Потому что умирают молодые и здоровые.

Я процитирую нашего мудрого Андрея Ворона. В 60-годах прошлого века вспыхнула на Закарпатье какая-то инфекционная болезнь. Его спрашивали, как вы смотрите на эту заразу. "Ну что сказать — это всего-навсего зараза". Ну хорошо, но ведь это опасная болезнь. — "Да, всего-навсего болезнь". Но она может вызвать смерть. – "Да, всего-навсего смерть, а мы все смертны".

Это философия и юмор, но зерно такое: береги себя, а Божий промысел сам распорядится – как, когда и что.

Я недавно встречался с одним известным врачом из Ужгорода. Он попал в больницу с обострением желудочной болезни, ему сделали серьезную диагностику и сообщили, что у него антитела к коронавирусу. А он все это время почти не выходил из дома, гулял только в саду... Не мог понять: как, где заразился, почему даже не подозревал о болезни?

Говорил великий Авиценна: зараза цепляется к тем, кто смеется над ней, и к тем, кто ее страшно боится.

То есть, болезнь надо уважать, потому что это часть природы. Уважай, остерегайся, но панически не бойся!

ДЛЯ УКРАИНЦЕВ ЭТОТ ГОД НЕ ТЯЖЕЛЫЙ, БЫЛИ И ТЯЖЕЛЕЕ

- Вы наверняка слышали тезис о "тяжелом 2020-м"...

- Конечно. Но это не апокалипсис. Тем более для украинцев, у которых "легких" лет не было отродясь. У нас были действительно страшные годы — когда истреблены большие части населения репрессиями, войнами, голодоморами...

- Хотите сказать, что не нам бояться этого тяжелого 2020-го?

- Хочу сказать, что не могу вспомнить, когда у нас был год без потрясений, год покоя, расцвета или благодати. Мы всегда были притесненные, неполноценные, приунылые - у нас почти все песни начинаются или заканчиваются на "Ой!"

- Ну, не скажите, потому что есть еще и немало таких, которые начинаются на "Гэй!"

- Есть, да. Но мы такая интересная нация — людей эмоций, а не разума. Мы руководствуемся эмоцией, иллюзией, мечтой — даже в таких важных моментах, как выбор президента или партий. Мы даже слово «мрия» для этого придумали — 200 лет назад это сделал Старицкий.

Но хуже всего, что мы - нация бессистемная, мы развиваемся так, как в свое время козацкое войско: стихийно, авантюрно, романтично. Это не плохо, мы именно этим и интересны миру. Но получается, что сами от этого страдаем, потому что не можем никак добиться успеха. Как те же козаки: они поражали своим воинским искусством всех, но не дошли ни до Москвы, ни до Варшавы. Не хватило воли и желания.

А мы потомки этих людей. Потомки степняков, чумаков, которые придумали такую прекрасную профессию, форматом которой были постоянные странствия, ночи под звездами, кулиш, калгановка и протяжные песни. Эти мужчины не могли дождаться, когда оставят ненависный плуг, жену, детей и хозяйство – и двинутся в путь. И это была тогдашняя предприимчивая элита. А мы здесь, на Закарпатье, потомки чабанов, пастухов...

- ...которые полгода жили под открытым небом на полонине, а хозяев считали гайналамы — теми, кто тратит свою жизнь на хозяйство?

- Видите ли, все это генетически у нас заложено, мы не немцы и не шведы, хотя когда-то благодаря Мазепе и были их союзниками. Надо это понимать.

ЕСТЬ ПРОСТАЯ ФОРМУЛА ДЛЯ ЭТИХ ВРЕМЕН, ЗАКОДИРОВАННАЯ ВСЕГО В ЧЕТЫРЕХ СЛОВАХ

- Была ли для вас пандемия неожиданностью?

- Для меня было бы неожиданностью, если бы внуки начали запоем читать книги или жена завела кур. Пандемия начиналась очень ласково: 20 человек заболело, 30, 50. Это не было шоком. Наоборот, было смешно и грустно одновременно, когда у нас в Мукачево все набросились на бабку, которая первой заболела — подцепила ковид в церковном хоре. Пока не приобретем коллективный иммунитет, это будет реальностью жизни. А потом вирус на некоторое время исчезнет — так же внезапно, как когда-то холера или чума. Почитайте Декамерон, там все написано. Это все живая природа, со своими циклами и законами. Поэтому пандемия не была неожиданностью. Это все мне интересно, но, как сказано в Священном Писании, не все мне полезно. И не все меня сильно должно пугать. Давайте быть оптимистичными реалистами, прагматичными людьми. Если не можем на это повлиять, зачем гробить себя заранее? Можем повлиять на свою маску, на чистоту рук, социальную дистанцию и умеренный образ жизни — вот и хорошо. А то, чего не можем изменить - прекратить войну, сделать другим Путина, мудрее наш народ, отменить пандемию... Для этого нам сверху дана универсальная формула, закодированная в четырех словах.

- Что же это за слова?

- А их все знают. Из молитвы, Единой молитвы авторства Бога. "Да будет воля твоя". Поверьте, эта инстанция всегда распорядится лучше всего - и войной, и историей, и пандемиями, и прочими кризисами.

У МЕНЯ ГОД БЛАГОДАТНОГО ПОКОЯ

- Мирослав, у вас какие-то "плюсы" от пандемии были?

- Ну, конечно. У меня год благодатного покоя, не езжу на фестивали, форумы, презентации, конференции, потому что мои последние годы – это сплошные поездки по стране и зарубежом.

- А я как раз хотела вас спросить, соскучились ли вы по этим тусовкам окололитературным? Наблюдала за вами недавно на Книга-фесте в Ужгороде: возле вашего стенда постоянно толпы народа, преимущественно женщин, кстати. Неужели это не нравится?

- Ну, я же не фронтмен, как некоторые наши молодые авторы, мне это не очень нужно. Скорее, наоборот. Я непубличный человек, поэтому для меня это вынужденная часть жизни. А женщины - это нормально, это лучшая и самая активная часть человечества. Во всех смыслах.

Я стою на том, что люди должны читать книги, потому что это развивает критическое мышление и дает внутреннюю свободу. Но читателям мало этого, они ищут что-то между строками, хотят маленького шоу от автора, общения. Нас этому еще в школе учат, припоминаете: "Что писатель хотел сказать своим произведением, что олицетворяет его герой?" Ну, что хотел сказать? Он сказал то, что хотел, а чаще всего — он сам не знал, что хотел сказать. Я не всегда знаю, как поведут себя мои герои через десять страниц, мне самому это интересно наблюдать в процессе. Они как вирус — вернусь снова к нашей теме разговора – сами решат, как поступить. Писательство - это в некоторой степени метафизика, мистика, магия видимого и невидимого.

- Выросла ли ваша популярность в Фейсбуке за время карантина, с тех пор, как мы перешли к определенному онлайн-способу общения?

- У меня около 20 тысяч фолловеров, они следят за постами на странице, пишут отзывы. Почему я контактирую с читателями в сети? Понял, что слово надо нести людям, его надо защищать. И в этом еще одна сакральная вещь: когда открываешься со своим словом, если ты его не стесняешься, если его принимают, значит, оно востребовано, оно служит. Для меня публичные выступления – как камертон. Смотрю, как воспринимают, какие отзывы, комментарии, какие эмоции. Это подсказывает мне, как двигаться дальше.

ОНЛАЙН-КУЛЬТУРА - ЭТО ВЫЗОВ ИЛЛЮЗОРНОГО МИРА

-А как вы восприняли это карантинное ноу-хау - культура онлайн: зум-конференции по круглым столам, онлайн-презентации, выставки и концерты...

- Это вызов современного мира, который все больше становится иллюзорным. Это то, о чем говорил Сковорода.

- "Мир ловил меня и не поймал" — имеете в виду?

- Да, мы все знаем эту фразу, но понимаем ли? Я долгое время не понимал. А мир нас ловит на каждом шагу, причем мир синтетический, коварный: это телевидение, политика, реклама, рутинный труд, начальство, окружение, которому от нас что-то нужно... Они нас ловят, возможно, не все с плохой целью, но все чего-то хотят от нас, они нарушают, расшатывают наш автономный внутренний мир. Это уже какая-то зависимость. Такие пророки, как Сковорода, от этого отказывались ради внутренней свободы, ради целостности души.

Фейсбук, знаете ли, очень хорошая штука, но он является формой нездорового иллюзорного уединения. Рассказывает мне один приятель-писатель: мол, в сети мы каждый день с друзьями дискутируем, обмениваемся мнениями и впечатлениями, а встречаешь кого-то на улице, то даже не здороваетесь, чтобы лишний раз не переходить улицу. Это и есть синтетика, эрзац отношений.

- Как вы, в частности, в этом синтетическом мире существуете?

- Во-первых, я не жертва Фейсбука, он для меня инструмент. Меня там находят читатели со всего мира, происходят быстрые контакты и обмен важной информацией, заказ книг. И еще я использую эту платформу, чтобы определять реакцию читателей. Книжку пишешь год, а пока она пишется, можно бросить в сеть какой-то эпизод или мысль – и проследить, как его принимают, какая реакция, отзывы.

- Как найти этот баланс между иллюзорным миром и реальным?

- Как и в потреблении пищи и питья, как и в сексе, в искусстве, игре, в политике – это ощущение нормы, разумный предел. Как говорил Андрей Ворон, когда его спрашивали – пить или не пить: если сомневаешься, то не пей. "А какая тут норма?" – "На стебель. Но как - поставить этот стебель или положить в стакане, - это уже сам выбирай, потому что у каждого своя норма. Пей вино до тех пор, пока ты его пьешь, а если уже оно тебя начинает пить — останавливайся".

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НЕ ПОВЛИЯЕТ НА НАШЕ ОБЩЕСТВО

- Такой момент: во время пандемии мы столкнулись с таким явлением, как дистанционное образование...

- Понимаю, о чем вы, но не делаю из этого проблемы, потому что образование дает багаж знаний, а самообразование дает интеллект, живые знания. Ты углубляешься выборочно, тебе не насаждают эти знания. Все гении пришли к успеху благодаря самообразованию. Сначала должен узнать, что в той или иной сфере создал мир, а дальше создавать свой продукт.

Я не думаю, что дистанционное образование сильно нарушит сумму знаний у украинцев — нет! Тот минимум критически мыслящих украинцев в обществе будет всегда - те 25%, пассионарно мыслящих еще меньше — 15%. Этого достаточно, чтобы в нужной ситуации организовать Майдан или добробаты, или волонтерское движение. Это ядро всегда будет. А остальные к нему присоединятся. Посскольку это инстинкт самосохранения нации.

- Многие творческие люди говорят, что пандемия - это время для творчества. Много написали за время карантина?

- Ценность вещей я не измеряю количеством. Есть качество и есть количество. Качество произведения зависит от энергии, которую ты в него заложил. Пандемия — это время одиночества, размышлений, наблюдений, осознания. А все лучшие вещи, как известно, создаются в одиночестве. Да, я издал за этот год две книги – «Дети папоротника» и «Золотое время». И они хорошо расходятся, как на карантинный режим.

ПОЧЕМУ-ТО В ТАКОЕ ВРЕМЯ ВСЕГДА ДУМАЕШЬ О РОДИТЕЛЯХ И ДЕТЯХ

- Для чего, по вашему мнению, вообще в каком-то духовном смысле эта пандемия? Очевидно, какой-то урок, епитимья...

- Очевидно. И хотя многие видят в ней конец света, некий апокалипсис, мне хочется возразить: А чему, собственно, конец? Может, она ведет к какому-то новому началу, новому уровню, новым смыслам? Чтобы остановить нас в суматохе. Почему болезнь больше всего поразила в Европе итальянцев, испанцев, французов, этих суетливых людей, которые бегают, тусуются в ресторациях, целуются, тратят много времени на пустые разговоры и развлечения? Потому что это богатый мир, они могут себе это позволить!

- Какие самые черные мысли приходили в этот период?

- Самое худшее - это угроза для наших близких, родителей и детей, и грусть от того, что не можешь на эту ситуацию повлиять, не можешь их защитить. Вот почему-то в самое черное время всегда думаешь о родителях и детях. За себя не боишься. Это очень хорошо, это победа над эгоизмом, оздоровление души. Может, мир хочет нас сейчас к этому подвести?! Находи для родных больше времени, внимания, радости! Будь с ними, пока не поздно. Не суетись, не хлопочи, не порхай над жизнью, а проживай ее в радости со своими близкими.

- В такое время каждый для себя ищет духовную опору. Подскажете, где ее искать?

- Вот почему-то люди ищут всегда этих личностей где угодно. Не задумываются, что все мы из одной глины. Кстати, наш Вернадский доказал, что у нас одно атомное строение с космической пылью. Мы - оттуда. Мы присутствуем в этом мире и это великое благо. Ищем кого-то, когда есть Бог, а самое главное - что он присутствует в нас самих. Просто мы так слабы, что опираемся на авторитеты. А это надо искать в себе. Давайте заглядывать в себя, изучать свой мощный скрытый ресурс. «Ищешь Бога – находишь себя», – говорил Сковорода.

Вот в чем смысл жизни?

- Много разных версий, но большинство склоняется к мнению, что как такового смысла нет.

- Нет, он есть! Первое - это почувствовать, найти свое предназначение в этом мире. Очень важно. Тот же Сковорода упоминал "сродный труд". Это не работа, которую мы делаем, это труд, который нас создает. Второе - это проявление своего предназначения. То есть честно, жертвенно, радостно служить своему таланту, рано или поздно он нас по-царски вознаградит. И будет нам счастье.

Вот эти две вещи, я считаю, и есть смысл жизни. А все остальное - производное.

Я ЭГОИСТИЧЕН: ПРИСВОИЛ ВОРОНА. И ОН МЕНЯ ТОЖЕ

Это всего-навсего ковид, один из шансов умереть. А их у нас ой как много

- Вы уже в разговоре сегодня упоминали карпатского мудреца Андрея Ворона. Если бы спросить его о пандемии,что бы сказал?

- Что это всего-навсего ковид... Один из шансов умереть. А их у нас ой как много. Такие вещи не требуют столько внимания и столько страха, на самом деле. Это лакмус нашей зрелости. Если ты человек самодостаточный, не будешь себя изнурять, разрушать страхом, просто будешь следовать предписаниям. А все остальное ... Как говорят украинцы, не бедствуй, пока беда не пришла.

- Как дела с экранизацией фильма об Андрее Вороне?

- Экранизируется (улыбается). Там уже в третий раз перекупили права, процесс продолжается.

- Вы как-то говорили, что фильм снимает Заза Буадзе?

- Он готовил сценарий, ездил со мной выбирать натуру. Потом с другими режиссерами заключили контракт. Это коммерция. Меня не интересуют сроки. Моя бабушка говорила: капуста должна выкиснуть. Все должно созреть само собой.

- То есть, фильм выйдет вовремя - тогда, когда нужно?

- Я продал на него права и не переживаю, специально это сделал, чтобы не быть в той суете. И потом — вдруг мне не понравится интерпретация текста, сущность образа Вечника? Потому что я его представляю так, а они его, очевидно, сделают другим. Это же кино. И, может, это будет лучше, чем я представляю. А может... Признаться, даже страшно будет идти на этот фильм.

- В самом деле?

- Ну, конечно. И я уже понял, что они тоже боятся. Андрей Ворон — это невероятный образ, и киношники это тоже чувствуют. Меняют сценаристов, режиссеров, подбирают артистов. Один польский режиссер сказал, что ему этот материал показался сильнее, чем в их фильме «Знахарь».

- Словом, еще капуста не выкисла.

- Да, и пусть киснет. Потому что меня лично не слишком радуют последние экранизации наших писателей, живых и неживых.

- А что с памятником, он должен был быть установлен в Мукачево, но почему-то до сих пор нет? Тоже капуста?

- Именно так. Политики зажигаются идеей и так же быстро остывают, занимаясь выборами. Но памятник будет, это я знаю точно. И в Мукачево, и во Львове. Возможно, еще где-нибудь. Есть группы инициаторов.

- Должна напоследок спросить вас еще о таком. Вот несколько раз слышала от разных людей, что, мол, не было никакого Ворона в Карпатах – на самом деле, Дочинец его выдумал. Скажите, Мирослав: был ли Ворон, или вы его выдумали? И на сколько книг вам еще хватит его мудрости?

- На сколько нужно, на столько и хватит, этот источник бездонен. А слухи - это ведь тоже выдумки, не так ли? Я эгоистичен в этом плане, присвоил Ворона — да! Я открыл его, он открыл меня, в разных смыслах. Это историческая личность, человек из тех мудрецов, которые себя не афишировали и не имели из этого выгоды. Но я рискнул (пятнадцать лет это обдумывал) подать эту личность не документально, а через художественный образ. Может, поэтому он такой «живучий», убедительный, близкий каждому. Ведь объединяет земные и небесные ценности, то, что вечно ищем в этом мире.

- Вас, кстати, уже с ним ассоциируют, становитесь понемногу Вороном?

- Знаете, Шевченковская премия, Золотой писатель Украины, Большая премия диаспоры, премия за самые высокие тиражи в Украине, президентская Лучшая книга года и много всего остального — они все не за Ворона, а за мою прозу. А что касается ассоциаций, то в каждом из нас есть часть того, о ком мы пишем. Но Дон Кихот всегда останется Док Кихотом, а Сервантес – только в его тени…

ЗАКАРПАТЬЕ - ЭТО ПОЛУУКРАИНА

- Пандемия - такое время, когда закрыты границы, но и время для того, чтобы больше изучить свое родное. Что вы открыли в Украине за это время?

Наша страна - это букет с различными благовониями ментальностей, обычаев, ценностей, языков, кулинарий. Поэтому изучать ее очень интересно!

- Я открываю для себя Украину уже семь лет подряд, с тех пор, как меня книги повели в мир. Не я с ними шел, а они меня вели. Мы не знаем Украины совершенно!

Закарпатье – это, конечно, Украина, но очень странная, своеобразная, это полуУкраина. В смысле украинскости, понимания национальных ценностей. Мы не знали Украины — были веками рутенами, руснаками, русинами, потому что так нас называли чужаки, потом в конце 40-х ХХ века стали руськими, потом стали зваться укрАинцами. Закарпатцы Украину знали в том смысле, что ездили туда на скирдование, на свеклу, на заработки. Это не значит, что мы более примитивная, ущербная ее часть, менее культурная или интеллектуальная. Мы немного другой, отличный край, в конце концов, как и все регионы. Наша страна - это букет с различными благовониями ментальностей, обычаев, ценностей, языков, кулинарий. Поэтому изучать ее очень интересно!

С людьми никто не разговаривает уже тридцать лет, только перед выборами, и то в основном лгут

Я Украину изучаю вдоль и поперек. Сначала областные центры, потом районные, теперь пошел от села к селу. Встречался недавно с читателями в Трускавце, и один мужчина, бывший председатель РГА на Львовщине, сказал: «Знаете, у меня есть фонд, я бы нанял вас на год, чтобы вы ходили от села к селу и рассказывали людям то, что вот здесь рассказывали нам». Тогда, говорю, мне надо заказать себе саквы и дорожный посох... Шутки шутками, но он прав. С людьми никто не разговаривает уже тридцать лет, только перед выборами, и то в основном лгут. Люди в провинциях растеряны, они лишились ориентиров, а им надо знать – где они, кто они, что они и куда движутся. Поэтому я задумал себе такое путешествие - по селам. Пройдет карантин, загружу книги в машину, сяду и поеду по селам. Там самые благодарные и терпеливые слушатели.

- На Закарпатье?

- Нет, это будет не Закарпатье и не Галиция, где-то посередине страны, что-то среднее между западом, центром и востоком. И буду ходить от села к селу. Это было бы красиво. Хочу надышаться тем воздухом, насмотреться на людей, наслушаться их и написать об этом книгу. Такую "некнижную", сугубо человеческую, житейскую книгу.

Татьяна Когутич, Ужгород

Фото Сергея Гудака

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-