Виктория Задорожная, профессор, эпидемиолог
Как эпидемиолог, я понимаю, что приостановить распространение коронавируса можно только путем полного локдауна
27.11.2020 21:02

Полгода назад мы разговаривали с профессором, доктором медицинских наук, членом-корреспондентом НАМН Украины Викторией Ивановной Задорожной. И тогда директор Института эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л. В. Громашевского НАМН Украины, которая одновременно заведует отделом эпидемиологического анализа и вакцинопрофилактики и является ключевым национальным специалистом по COVID-19, печально констатировала: «Коронавирус – надолго. Человеческой цивилизации придется приспосабливаться к нему».

Прошло полгода, вопросов к эксперту не стало меньше.

Впрочем, теперь они, эти вопросы, совсем другого калибра, а учитывая бурное развитие ситуации с мировой пандемией, прогнозы еще более неутешительные.

НАДЕЕМСЯ, ЧТО СВОЙСТВ ПОЖИЗНЕННОЙ ПЕРСИСТЕНЦИИ КОРОНАВИРУС НЕ ИМЕЕТ

- Виктория Ивановна, предлагаю: начнем с того, на чем в апреле 2020-го мы закончили разговор. Что лично вам придает сил в ситуации с коронавирусом?

- Очень трудный вопрос, потому что сил вообще почти нет (голос у собеседницы усталый, но собранный. - А. Р.)... Но попробую перечислить. Во-первых, то, что в конце концов мы открыли отделение для лечения больных COVID-19 в нашей клинике. Во-вторых, то, что теперь можем вести научные исследования клинических проявлений, патогенеза, лечения этой болезни, отдаленных ее последствий, длительности специфического иммунитета, а значит – нарабатывать собственный опыт. В-третьих, то, что нами накоплены собственные знания относительно эпидемиологических особенностей этой инфекции – хотя еще изучать и изучать! - и в отношении тех препаратов, которые обладают антивирусным действием. В-четвертых, это то, что ученые мира сплотились в преодолении этой новой "чумы", поразившей человечество, и совместными усилиями мы ее преодолеем..

- Как за эти полгода изменились национальные признаки пандемии COVID-19? Уточнены ли возрастные группы риска?

Мы наблюдаем "помолодение" болезни, чаще начинают болеть дети младшего возраста, и – с тяжелым течением

- О каких-то особых национальных признаках пока не следует говорить. На данный момент в мире мы наблюдаем "помолодение" болезни. Чаще начинают болеть дети, в том числе и младшего возраста, и – с тяжелым течением. Следует отметить, в целом в Украине летальность ниже, чем в странах Западной Европы. Что касается смертности в разных возрастных группах, то ее уровни остаются почти такими, как были в начале эпидемии, еще в Китае. Каждый месяц мы сравниваем цифры, они почти не меняются.

- А именно?

- В группе риска – люди старше 60 лет, а еще те, которым больше 70-ти. Фактически с повышением возраста на десять лет в каждой следующей возрастной группе риск летальности возрастает почти вдвое. Когда пациенту 85 лет и больше, летальность – более 20 процентов.

- Нашел свое подтверждение факт, что больной человек может стать пожизненным носителем вируса SARS-CoV-2?

- Нет, этот вопрос исследуется. Пожизненным носителем вряд ли, поскольку вирус SARS-CoV-2 репродуцируется не в ядре клетки, а в цитоплазме. По крайней мере, это вселяет надежду, что пожизненной персистенции (длительное сохранение возбудителя в организме. - А. Р.) не будет. Хотя, кто его знает.

- Что вы имеете в виду, Виктория Ивановна?

- Если у человека есть нарушения в иммунной системе, здесь что-то предсказать невозможно. Ведь если экстраполировать ситуацию на вирус полиомиелита, который также имеет РНК-составляющую, – у людей с иммунодефицитом в единичных случаях наблюдалась персистенция этого вируса в течение 10-20 лет, хотя обычно после инфицирования он выделяется за 15-30 дней. Что будет в случае с COVID-19, пока неизвестно. Надеемся, что пожизненной персистенции коронавирус не имеет.

- А дважды заболеть коронавирусной инфекцией можно?

- Должно быть, вы читали о таких случаях – как у нас, так и за рубежом. Диагнозы ставили – где по клиническим признакам, где по данным ПЦР-тестов, но есть задокументированные факты, когда у одного пациента возбудитель COVID-19 выявляли и во время первого, и второго заболевания.

- Такие данные научно достоверны?

- Александр, есть и другие сообщения. Когда на основании молекулярно-генетических исследований, которые позволяют выявлять генетическое родство вирусов, было доказано, что это – разные (на слове "разные" подчеркнуто акцентировано. - А. Р.) вирусы. То есть, это не тот самый вирус, который во время первого заболевания тестировался и остался в организме человека, а совсем другой штамм, который попал в него из другого источника... Таким образом, все указывает на то, что имеем дело с повторным заражением. Такое, кстати, случается при любой инфекции и не является признаком исключительно коронавируса. В частности, при заболевании корью тоже имеют место случаи, когда при определенных обстоятельствах пациент может дважды болеть.

- По самым смелым прогнозам, если в декабре этого года официально в продажу поступит первая вакцина против COVID-19, в Украину она раньше второго квартала 2021-го не попадет? Что нам делать в очереди? Ведь для семи миллиардов жителей Земли необходимы минимум пять миллиардов доз?

-Это самый трудный вопрос... Пока коммерческого препарата против COVID-19 официально еще нет. А уже выстроились очереди, определяются цены ($25 = 1 доза. - А. Р.), устанавливается процент, который будет отпускаться населению той или иной страны. На мой взгляд, этот вопрос на широкую общественность выносить рано, хотя стране к этому готовиться стоит. Когда на рынок попадут официальные коммерческие препараты, и мы, врачи, будем знать, что они – действительно лицензированные, безопасные и эффективные, – тогда можно будет продолжить тему.

- Появилось сообщение, что ВОЗ готова предоставить только 20 процентов доз вакцины, необходимой Украине... Есть какие-то планы относительно того, кто в первую очередь ее получит?

- Да. Сейчас над этим работает Национальная техническая группа экспертов по вопросам иммунопрофилактики (НТГЭИ – постоянный независимый совещательный орган, который предоставляет по запросу Министерства здравоохранения Украины рекомендации по вопросам формирования и реализации политики в сфере иммунопрофилактики. - А. Р.). Разрабатываются сами подходы, определяются приоритеты, кого иммунизировать в первую очередь.

- То есть, наибольшие группы риска среди населения?

- Правильно. Но 20 процентов – это тот объем вакцин, который Украина планирует получить от Фонда глобального доступа к вакцинам против COVID-19 (сокращенно: COVAX; его возглавляют Gavi, Коалиция по вопросам инноваций относительно готовности к эпидемиям (CEPI) и ВОЗ. - А. Р.). Такая система создана для поддержки тех стран, которые вакцину не производят и другим способом ее получить не смогут. Это действительно предусмотрено на уровне Всемирной организации здравоохранения для более или менее равномерной вакцинации населения планеты.

- Кажется малообнадеживающим…

- Согласна, но обеспечить целый мир вакциной одновременно несколько производителей не смогут, как бы они ни старались. Как это будет функционировать, когда вакцины, которые на данный момент рассматриваются в качестве кандидатов, получат статус коммерческих препаратов, то есть тех, которые будут разрешены к использованию, – покажет время. И смогут ли производители сразу обеспечить те 20 процентов, о которых идет речь, или это будет растянуто во времени, увидим. Дальше надо будет планировать коммерческие закупки. Это будет непросто. Но самое главное - чтобы вакцины были безопасными и эффективными.

- То есть, подобный подход к странам третьего мира не стоит рассматривать, как определенную медицинскую дискриминацию?

- Наоборот. Речь идет о том, чтобы избежать какой-либо дискриминации. Чтобы в распределении вакцин для таких стран обеспечить равномерность. Если говорить о группах риска, то это в первую очередь – медицинские работники, которые обеспечивают функционирование самой медицинской инфраструктуры. К большому сожалению, у нас уже около 35 тысяч таких заболели COVID-19 и более 300 умерли.

ПОВЕРЬТЕ, МНЕ ИЗВЕСТНЫ МНОЖЕСТВО СЛУЧАЕВ, КОГДА ПАЦИЕНТЫ С COVID-19 НЕ ВОШЛИ В ОФИЦИАЛЬНУЮ СТАТИСТИКУ

- Эти полгода показали: к сознанию части украинцев, чтобы они придерживались противоэпидемических и профилактических мер, – не достучаться. Это племя имени Фомы неверующего должно вымереть или измениться?

Ничто не может сдержать распространение коронавируса, кроме самых простых мер – ношение масок, социальная дистанция, тщательная обработка рук

- Александр, почему вы задаете самые болезненные вопросы? (Долгая, долгая пауза. - А. Р.) Ничто не может сдержать распространение коронавируса, кроме самых простых мер, о которых мы с вами говорили полгода назад.

- Прошу, еще раз назовите ради COVID-скептиков?

- Это ношение масок, социальная дистанция, тщательная обработка рук (мытье или санитайзеры). Пока нет эффективной вакцины, ничего другого придумать человечеству не удалось. Если бы все украинцы сознательно этих простых правил придерживались, страна не поднималась бы так стремительно в рейтинге стран по уровню заболеваемости COVID-19, занимая 17-е место среди 218 стран мира, в которых зарегистрировано заболевание. А сейчас, когда еще и сезон для распространения коронавируса более благоприятный, из-за таких людей сдержать распространение вируса уже невозможно.

- Да, ежедневно количество больных увеличивается. Почему именно Украина ставит печальные рекорды?

Медицинский персонал работает уже на грани истощения, смены длятся по 12-15 часов...

- Потому что, в первую очередь, таково сознание наших граждан. Во вторую очередь, это отсутствие должного контроля со стороны государства за соблюдением противоэпидемических и профилактических мер, утвержденных на самом высоком уровне. Если мы этого сегодня не сделаем, завтра никаких коек не хватит. Медицинский персонал работает уже на грани истощения, смены длятся по 12-15 часов... И те, кто не верит в существование вируса SARS-CoV-2, пусть сжалятся над своими близкими и врачами.

- Да! Легкомыслие подвергает опасности не только себя, но и окружающих!

- По собственному опыту знаю, медицинские работники в Украине работают на грани полного физического истощения. Если бы COVID-скептики хоть раз увидели то, что вижу я каждый день, и знали, сколько людей уже умерли от коронавируса, в том числе – знакомых мне врачей, – они бы такого не делали, а легкомыслия поубавилось бы…

- Вместе с тем на государственном уровне вы лично, Виктория Ивановна, считаете серьезной рекомендацией "карантин выходного дня"? Разве штрафами полиция способна победить пандемию?

- Действительно, таким образом победить пандемию невозможно. Но сдержать распространение и уменьшить количество смертей – да. Как эпидемиолог, я понимаю, что приостановить распространение коронавируса можно только путем полного локдауна. И вы знаете, что такие жесткие меры применяются в европейских странах: Франция, Германия, Великобритания, Испания, Италия, Чехия. Если из-за экономических проблем какая-то страна не в состоянии ввести полный локдаун, то пусть хотя бы "карантин выходного дня". Но он должен полностью выполняться! Чтобы удержать медицинскую инфраструктуру.

- Специалисты утверждают, это незначительным образом уменьшит распространение…

На фактах доказано: ресторан, кафе, клубы и спортклубы являются очагами, в которых вспыхивают пожары распространения вируса

- Александр, не заигрывайтесь в популизм. Еще в начале пандемии было на фактах доказано и не в одной стране: заведения питания (рестораны/кафе), спортклубы (клубы) являются очагами, в которых вспыхивают пожары распространение вируса COVID-19. Посетители, а тем более завсегдатаи, там находятся без масок, так они привыкли. Более того, после употребления алкогольных напитков они теряют ощущение опасности, что способствует распространению вируса.

- Можете привести убедительные цифры, что после закрытия увеселительных заведений на прошлых выходных эпидемиологическая ситуация улучшилась?

К уменьшению количества заболеваний в нынешних условиях может привести только локдаун

- Эти цифры я не приведу по объективным причинам.

- Почему?

- Потому что их никто не приведет. Мы, эпидемиологи, и не увидим этого уменьшения, потому что лишь такими мерами эпидемию не остановить. Как работает эпидемия? Десять человек инфицируют/заражают примерно 12-14 других. Тенденцию роста случаев карантин выходного дня все равно не остановит. Он может ее замедлить.

- По какой причине мы не увидим достоверного уменьшения?

- Еще раз подчеркиваю, уменьшения не ожидаем. К уменьшению в нынешних условиях может привести только локдаун. Кроме того, надо принимать во внимание тот факт, что в Украине, как и по всему миру, фиксируются лишь случаи инфицирования, подтвержденные ПЦР-тестами. Вы, надеюсь, знаете, что сегодня в украинских городах очереди стоят, чтобы пройти тесты и получить результат?! Будем откровенными: то, что по количеству зарегистрированных случаев мы видим сегодня, подается как сумма тестов за несколько дней. Иногда - недельной давности. Это - во-первых. Во-вторых, ПЦР-тест не всегда подтверждает диагноз. В-третьих, пациенты с легким течением коронавируса вообще могут не обращаться, или их даже не направляют на ПЦР-тест из-за перегруженности лабораторной системы в городах, а в маленьком городе или селе не всегда вообще есть такая возможность. Поэтому в официальной статистике подобные пациенты попадают в раздел "ОРВИ, грипп". В-четвертых, если пациенты, у которых был отрицательный тест ПЦР или которые не обследовались вообще, по собственной инициативе обследуются методом ИФА и подтверждают наличие у себя специфических антител к SARS-CoV-2, то есть подтверждают диагноз COVID-19, – в статистику они не попадают. Поверьте, мне известно множество случаев, когда по многим причинам пациенты с COVID-19 не попали в официальную статистику. Поэтому с коронавирусной статистикой, в том числе и карантина выходного дня, стоит обращаться очень осторожно.

- Говорят, после любого карантина, а тем более – локдауна, наблюдается скачок эпидемии. Потому что в большинстве своем напуганные граждане все-таки сидят дома, а потом, после снятия блокады, бросаются делать неотложные дела, а значит – количество контактов резко скачет.

- Такой точки зрения я не разделяю. Вы сами видели, при той бешеной плотности населения и том темпе жизни в Китае полный локдаун в КНР за месяц позволил остановить эпидемию. И это - самое убедительное доказательство эффективности. Так произошло, кстати, и в Австралии, где также побороли нынешнюю эпидемию COVID-19.

ЕСЛИ В НАЧАЛЕ ЭПИДЕМИИ БОЛЬНЫХ С ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМ РЕЗУЛЬТАТОМ ПЦР-ТЕСТА ОБСЛЕДОВАЛИ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА РЕЗУЛЬТАТ НЕ ПОЛУЧАЛИ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ, ТЕПЕРЬ НА ОСНОВАНИИ КЛИНИЧЕСКОГО ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ И СРОКА ОТ ПЕРВЫХ ПРИЗНАКОВ COVID-19 – ИЗМЕНИЛИСЬ САМИ ПОДХОДЫ

- За последний год коронавирус изменил мир. Изменилась ли Украина?

- Очень изменилась. В начале большинство медработников вообще отказывались работать с такими больными. Теперь проблема почти решена, хотя из-за беспрецедентного количества больных медицинских работников катастрофически не хватает. Люди, с одной стороны, привыкли к кризисной ситуации, преодолев психологический барьер. С другой стороны, заметно усилилась личная защита медработников. Учтите, не только Украина, вообще ни одна страна мира не была готова к пандемии такого уровня.

- А обвинения в том, что у нас оказалось маловато аппаратов ИВЛ?

- Александр, разве в таких объемах они раньше были нужны? Так же, как ПЦР-тестирование. В экстренном порядке на государственном уровне теперь делается все, чтобы приспособиться к чрезвычайной ситуации. Но самое главное: изменилось психологическое отношение к COVID-19 медицинских работников. Среди моих подчиненных и среди коллег других медицинских институтов больше нет страха перед категорией таких больных, что наблюдалось в начале эпидемии... Создаются новые отделения, наработан протокол лечения, который постоянно уточняется. Теперь каждый, надеюсь, медработник знает, что такое коронавирус, а большинство знают, какую помощь следует срочно оказать потенциально инфицированному, а главное – как ее оказать, чтобы не подвергнуть опасности себя и тех пациентов, которые находятся рядом.

- За это время, Виктория Ивановна, появилась ли у нас национальная стратегия борьбы с эпидемиями? Или мы до сих пор бегаем с ведром и просто заливаем водой там, где возникает новое место возгорания?

- Понимаете, в происходящем вокруг хаосе создать стратегию, когда все включены в преодолении пандемии, – трудно. Накануне пандемии, год назад, 27 ноября 2019 года (№1416-р) на своем заседании Кабмин Украины утвердил Стратегию обеспечения биологической безопасности и биологической защиты по принципу "Единое здоровье" на период до 2025 года и план мероприятий относительно ее реализации... Создана она была еще при предыдущем правительстве. Вместе с академиком Сергеем Васильевичем Комиссаренко, председателем Комиссии по биобезопасности и биозащите при СНБО Украины, директором Института биохимии имени А. В. Палладина НАН Украины, мы отмечали, что это нежизнеспособный документ. Пандемия это подтвердила. Две недели назад, появилось решение о создании рабочей группы по разработке проекта Стратегии биобезопасности и биологической защиты... Мы уже начали работать. Несмотря на эпидемическую ситуацию в стране, где все везде пылает.

- Это обнадеживает. Готовится ли в Украине "дорожная карта по снятию карантина"? В Соединенных Штатах такая подана правительству в апреле 2020-го.

- На этот вопрос пока ответить вам я не могу, потому что, откровенно говоря, сама не знаю, готовится ли такая карта в Министерстве здоровья Украины... Но уверена, что о подобных вещах еще рано думать. Нам надо пережить зиму 2020/2021, когда количество заболеваний COVID-19 юудет стремительно увеличиваться.

- За последние полгода какие новые поведенческие признаки COVID-19 стали известны?

- Здесь, слава Богу, есть такой инструмент, как Интернет! Потому что, как только появляются новые исследования, они мгновенно становятся доступными для всех. Правда, надо быть осторожными с фейковыми материалами и недостоверными сообщениями. Что касается новых поведенческих признаков, то будем надеяться: на известные особенности COVID-19 новейшие мутации вируса существенно не повлияют, а те вакцинные препараты, которые разрабатываются на основании генетических признаков штаммов вируса, выделенных ранее, – будут эффективными.

- Настораживает эпидемия норок в Норвегии. Говорят, вирус у них очень изменен.

- Вот пример, когда сообщение появилось, но научной информации, что этот вирус просеквенованный (протестированный на специфичность, – А.Р.) и доказано, что есть генетические изменения, которые влияют на защитный антиген (к которому вырабатываются антитела, нейтрализующие вирус), – пока нет. Пока говорится о снижении нейтрализации вируса антителами в сыворотке крови переболевших на COVID-19. Исследования продолжаются. Будем ждать результат, чтобы можно было что-то точнее комментировать.

Теперь о поведенческих признаках, о которых вы спросили выше. Хотя они касаются не самой болезни, а алгоритма обследования пациентов. Если в начале эпидемии больных с положительным результатом ПЦР-теста обследовали до тех пор, пока результат не получали отрицательный, теперь на основании клинического выздоровления и срока от первых признаков COVID-19 – изменились сами подходы.

- Что имеется в виду?

- Теперь для того, чтобы выписать пациента или считать его выздоровевшим, ПЦР-обследование не обязательно. Считается, если у человека в течение трех дней нет признаков острого респираторного заболевания и прошло по меньшей мере 10 дней от начала этих симптомов или 10 дней от положительного теста ПЦР, – такой человек уже не может инфицировать окружающих. Правда, в научной литературе по этому поводу пока не существует единого мнения, а исследования продолжаются.

- В отношении сообщений, мол, больные якобы выделяют вирус с фекалиями и таким образом COVID-19 попадает в сточные воды.

- В этом вопросе дискуссия тоже продолжается: может ли человек заразиться через такую воду, которая впоследствии попадает в реки, водопровод и все такое? То есть реализуется ли фекально-оральный механизм передачи возбудителя? Пока научных данных, которые бы это полностью опровергали, - нет.

Знаете, Александр, в некоторых случаях вопросов больше, чем ответов. И - что касается клинического течения болезни. Активно увеличиваются данные относительно того, как протекает ход заболевания COVID-19. То есть, теперь врачи ориентируются не на классические признаки, а наоборот – увеличиваются знания о разнообразии клинического течения этой болезни. Имеем дело с так называемым полиформизмом (способность некоторых организмов существовать в состояниях с разной внутренней структурой или в разных внешних формах. - А. Р.) клинического течения, когда нельзя сказать, что вот только такие признаки точно есть, а других – точно не должно быть.

- То есть, о коронавирусе только продолжается набор информации?

- В том-то и дело! По сравнению с весной 2020-го появились более детальные данные, но их постоянно уточняют и расширяют новые и новые сообщения. К сожалению, все, что касается COVID-19, еще трудно свести воедино. Да, теперь мы знаем определенные медицинские особенности, но даже точно определить максимальный инкубационный период не в состоянии. В среднем он длится четыре – пять дней, самая длинная его продолжительность, официальная - вроде 14 дней. Но то, что следует из наших научных исследований или специальной литературы, – конкретно не позволяет определиться даже с этим сроком. Особенно это касается случаев бессимптомного течения инфекции.

ДЕТСАДЫ И ШКОЛЫ - МЕСТА РИСКА, ГДЕ МАССОВО ФОРМИРУЕТСЯ ПЕРЕДАЧА ВИРУСА, КОТОРЫЙ ВПОСЛЕДСТВИИ ПОПАДАЕТ В СЕМЬИ

- Как и остальные страны, Украина вошла в сезонный подъем заболеваемости ОРВИ. Накладываясь на штамм гриппа, может ли, Виктория Ивановна, COVID-19 мутировать в новый для человеческой популяции вирус?

- Да, мы вошли в то время года, когда характерен сезонный подъем ОРВИ и гриппа. Но в этом сезоне вирусы гриппа, как и другие респираторные вирусы, в нашей стране еще не выделены ни от кого. Это объясняется тем, что карантинные меры против COVID-19 активно влияют и на другие респираторные вирусные инфекции, включая грипп. Поэтому будем надеяться, что в этом году подъем ОРВИ не будет таким сильным. Сейчас анализируются особенности таких болезней, и мы видим, что по эпидемиологическим признакам большинство случаев, зарегистрированных как ОРВИ и грипп, на самом деле являются... недиагностированными COVID-19.

- Эта сезонная картина, типичная лишь для Украины?

- Нет, в соседних странах за счет карантинных мер также не наблюдается интенсивный подъем гриппа и ОРВИ. Если посмотреть, как прошел эпидемический сезон гриппа в южном полушарии (то есть весна-лето 2020, обычно, когда у нас спадает эпидемия гриппа, там заболеваемость растет), мы увидим: за прошлый сезон вирусов гриппа там было выделено значительно меньше, чем в предыдущие сезоны. Кроме того, и подъем заболеваемости был незначительным.

- Так надо или нет в этом году вакцинироваться от гриппа?

- Обязательно! То, что подъем заболеваемости гриппом, надеемся, не будет таким интенсивным, как обычно, само по себе не защищает... В некоторых европейских странах уже отмечается циркуляция вируса гриппа. Для того, чтобы быть защищенным, следует вакцинироваться. Трудно представить, как будет протекать болезнь при одновременном инфицировании двумя вирусами – SARS-CoV-2 и гриппа, или как человек, переболев гриппом, в дальнейшем перенесет COVID-19 или – наоборот. Лишний раз не надо рисковать.

- Хочу обратить внимание на то, где вопиюще не дорабатывает государственная информационная профилактика, ведь никакие материалы до молодых мамочек не доходят. Сам был свидетелем – в супермаркете беременная мама (в маске) стоит в очереди, а рядом играет девочка лет трех – без защитной маски…

- Да, Александр, это для меня тоже болезненная тема. Когда вижу подобные ситуации, я вмешиваюсь, пытаюсь исправить, хотя тебя не всегда понимают.

- Возможно, на государственном уровне следует решать такие вопросы: сделать для центральных телеканалов специальный видеоспот или сообщение?

- Граждан необходимо регулярно предупреждать об опасности. Если в детсадах и начальной школе (1-4 классы) детям разрешено быть без масок из-за невозможности другое обеспечить физически, то это не значит, что для детей коронавирус не страшен, что они не могут заболеть или заразиться и потом заразить родителей и родственников (к сожалению, именно так сейчас и происходит). Но некоторые мамочки убеждены, что для их детей коронавирус не представляет опасности. В магазины и другие общественные места детей вообще желательно не брать с собой или, в крайнем случае, они должны быть в маске.

- Просто недопустимое легкомыслие!

- Я с вами совершенно согласна. И говорю нашему руководству об этом при первой же возможности. Так же я говорю, что надо на государственном (!!! мог бы – поставил три ударения. - А. Р. ) уровне обеспечить соблюдение принятых законов относительно современной национальной медицины, соблюдение и неукоснительное выполнение всех нормативных документов. Если в Украине принимаются неотложные решения, для всех без исключения они должны становиться обязательными к выполнению.

- В свое время рожденных в 1986-м году называли "чернобыльскими" детьми. Будут ли называть детей, рожденных в 2020-м, – "ковидными"? И чем они будут отличаться от малышей, которые на свет появились в другие годы?

- Очень, очень хотелось бы, чтобы такого не произошло, Александр. Но как оно будет – мы не знаем. Опять же, вопрос влияния возбудителя COVID-19 на течение беременности, его трансплацентарная (внутриутробная, – А. Р.) передача, воздействие на сам плод, - это требует тщательного изучения. Не буду прогнозировать, но беременные женщины сегодня должны быть внимательными к себе, прилагая все усилия, чтобы не заразиться.

К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ ТОЛЬКО УКРАИНА, А БОЛЬШИНСТВО СТРАН МИРА УЧИТЫВАЮТ РЕКОМЕНДАЦИИ ВОЗ, А НЕ ПРИСЛУШИВАЮТСЯ К СОВЕТАМ НАЦИОНАЛЬНЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ

- Теперь понятно: коронавирус будет циркулировать, пока естественным или искусственным способом 80 процентов украинцев не получат коллективный иммунитет. Что лучше: переболеть в легкой форме или первым вакцинироваться?

- Очень, очень трудный вопрос. К сожалению, популяционный иммунитет полностью не остановит циркуляцию вируса, лишь положит конец пандемии. Сколько продлится приобретенный иммунитет то ли после перенесенной болезни, то ли после вакцинации, – неизвестно. Есть одно сообщение, которое дает надежду на защищенность после заболевания в течение восьми месяцев. Однако это - период наблюдения. А может быть и больше. Однако следует понимать, что не у всех течение болезни происходит одинаково. У кого-то антитела могут исчезнуть раньше.

- Объясняются ли повторные заболевания COVID-19 тем, что у больного исчезли антитела?

- Мы пока не знаем. Будет ли существовать иммунологическая память, как при течении других болезней, когда в организме якобы нет антител или их уровни низкие, но при повторном попадании возбудителя они начинают интенсивно продуцироваться и его нейтрализовать – до конца мы тоже не знаем. Недавно появилось сообщение о существовании иммунологической памяти организма на COVID-19. Но на практике мы в этом убедимся только со временем. Точно так же мы не знаем, какой период будет защищать вакцина. Не знаем, с какой частотой пациенту следует ревакцинироваться? И будет ли вирус в дальнейшем иметь мутации? Надо ли постоянно заменять в вакцинах штаммы так же, как сейчас происходит при вакцинации против гриппа. Мы всего этого, Александр, еще не знаем... А если человек переболел, то как будет протекать болезнь при повторном заражении? Единичные разрозненные данные, собранные сегодня, свидетельствуют: одни болеют тяжелее, другие – легче. Много открытых вопросов необходимо изучать.

- Дела…

- Что касается вопроса "Что лучше: переболеть в легкой форме или вакцинироваться?" - однозначно ответить трудно. Никто не знает, в какой форме будет протекать болезнь, каких следует ожидать осложнений, какими станут отдаленные последствия? Что касается эффективности будущих вакцин... Достоверный показатель можно будет определить по широким послемаркетинговым (!!!) наблюдениям.

- Если пошел такой откровенный разговор, скажу: мне лично кажется, наше Министерство здравоохранения проводит ложную информационную политику. Ежедневно отчитываются о количестве заболеваний COVID-19, тогда как надо ориентироваться на количество обследованных, в частности – на количество пациентов, которые проверены сертифицированными ПЦР тест-системами. И смотреть прогрессию…

- Сделаем уточнение: надо ориентироваться и на разных пациентов – которые были зарегистрированы после прохождения ПЦР-теста и диагноз точно определен, и у которых ПЦР-тест отрицательный, но есть наиболее характерные клинические признаки COVID-19 (атипичная пневмония, потеря обоняния, вкуса и т. д). Надо учитывать и тех, кто только обследуется и у кого еще нет результатов ПЦР-тестов. Да, ежедневно подается информация о том, сколько граждан обследовано, но эти сведения, мягко говоря, неинформативные. Отдельно сообщается, сколько пациентов обследовано методом ПЦР-теста, сколько методом ИФА, но не указывается, сколько среди них положительных и сколько на основании этих результатов включено в официальную статистику.

- Действительно, Виктория Ивановна, а где те граждане, которые контактировали с больными, но не пошли на обследование? Где те больные, которые после лечения обследуются повторно, чтобы убедиться: не являются ли они носителями вируса?

- При том огромном количестве заболевших, которое мы имеем на данный момент, и тех, кто с ними контактировал, эпидемиологические расследования, как это предусмотрено для особо опасных инфекционных болезней и как делалось в начале пандемии, – не проводятся. Только сознательные граждане добровольно идут на самоизоляцию. Если они обследуются, то, главным образом, за свой счет. Притом далеко не всегда в сроки, определенные эпидемиологическими показаниями. И если они даже получают положительные результаты, то не факт, что в дальнейшем попадут в официальную статистику. То есть, вопросов относительно объективной информационной картины дня – множество.

- Как ведущий национальный специалист, директор Института эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л. В. Громашевского, к тому же – заведующий отделом эпидемиологического анализа и вакцинопрофилактики, какую систему определения распространения заболевания предложили бы вы?

- В этом хаосе предложить систему трудно. Однако... Если вернуться к пандемии гриппа 2009-2010 годов или любой другой эпидемии, например, эпидемии кори, которая бушевала в течение трех предыдущих лет, – следует начать с постановки диагноза. Лабораторного подтверждения требовали случаи в начале эпидемии и когда диагноз нуждался в дифференциации, то есть исключении другой причины заболевания. В других случаях диагноз ставился по клинической картине и на основании эпидемиологического анамнеза (контакта заболевшего в течение инкубационного периода с больным этой инфекцией. - А. Р.). Такие случаи официально регистрировались, а больных – лечили. При эпидемии кори выявляли контактных, при необходимости вводили противоэпидемические и профилактические меры. Массового тестирования никогда не проводили.

- А почему?

- Это очень затратный и трудоемкий процесс. А еще он... кардинально не влияет на тактику лечения. Это все касается COVID-19, особенно, учитывая, что на данный момент контактных фактически не выявляют и с ними должным образом не работают. Кроме того, отрицательный результат не всегда является залогом отсутствия болезни. Надо четко определиться с показаниями к обследованию – то ли метод ПЦР, то ли ИФА. Это в разы уменьшит нагрузку на лаборатории и будет иметь гораздо большее информационное значение для здравоохранения.

- Почему тогда на массовое тестирование нацелены некоторые европейские страны?

– По масштабам и особенностям нынешняя пандемия - такая, какой мир не видел, по крайней мере, в течение последних ста лет. Поэтому в первые месяцы после выявления коронавируса даже Всемирная организация здравоохранения демонстрировала... противоречивые подходы: сначала – "Маски не носить" (хотя каждый эпидемиолог понимает, что носить необходимо), потом – "Все внимание сосредоточить на тестировании, а маски – обязательны". Между тем изначально было понятно: увеличить тестирование до планетарного масштаба, чтобы охватить всех обитателей планеты, – невозможно. А если организовывать тотальное обследование населения, то надо понимать зачем. За этим должны стоять четкие дальнейшие действия, направленные на надлежащую изоляцию инфицированных, чтобы прекратить передачу вируса. Потому что, если только выявлять инфицированных, а они будут продолжать ходить за медицинской помощью, в аптеки, ездить в транспорте и т.д., – это положительно не повлияет на эпидемическую ситуацию.

- Между тем некоторые страны такие обследования организовывали: Китай, например, Чехия.

- Какая у них стояла цель? Во-первых, прервать передачу вируса, во-вторых, у них такая возможность была. В Украине ежедневно выполняется только 45 тысяч обследований ПЦР. Чтобы с такой пропускной способностью обследовать население страны, понадобится больше двух (!!!) года. Поэтому надо определяться с диагнозом, в первую очередь - по клинической картине и эпидемиологическому анамнезу. Когда наблюдается связь между заболеваниями: поставлен первый подтвержденный диагноз, а дальше – заболели члены семьи пациента, тогда однозначно – это COVID-19. Вот так, поэтапно, надо ставить диагноз. И только такие больные должны попадать в официальную статистику COVID-19, а не больные ОРВИ.

- При таком подходе врачи смогли бы охватить большее количество украинцев.

- Ситуация в Украине очень сложная... Если легкий случай течения коронавирусной инфекции – врачи даже не направляют больного на обследование. А когда легкий случай перейдет в тяжелую форму, ситуация станет досадной... Теряем ли время. Когда в конце концов такой больной направляется на обследование, в его организме вирус уже может не определяться, вместе с тем – больной остается с диагнозом "пневмония".

- Виктория Ивановна, какой выход?

- Ставить диагноз по клинической картине. Если мы, например, отчетливо видим острую пневмонию, типичные ее составляющие, – значит, это ковидная природа. Подобный подход уменьшил бы не только человеческие страдания, потому что помощь оказывалась бы вовремя, но и заметно разгрузил бы медицинские лаборатории, которые захлебываются от ПЦР-тестирования. Это значительно увеличило бы количество зарегистрированных случаев COVID-19, то есть приблизило статистику к реальной ситуации, а пациенты получали бы бесплатное лечение.

Что-то свое, национальное с точки зрения современной фармакологии разрабатывать мы должны. Это престиж государства, это наш маркер для целого мира…

- Почему-то в Украине перестали говорить об отечественных производителях, которые имеют собственные ПЦР тест-системы: научно-производственная компания “Диапроф-Мед”, ООО “Биокор Текнолоджи ЛТД”. Ждать ли нам здесь прорыва?

- Прорыв можно ждать в условиях, если есть надлежащее финансирование. В частности, еще в начале этого года, в феврале 2020-го, когда в мире только начал распространяться коронавирус, а в Украине еще не было случаев, Институту молекулярной биологии и генетики Национальной Академии наук было предложено разработать тест-системы на основе ПЦР для его определения. Специалисты за свой счет справились с важным заказом. Но чтобы начать производить тест-системы, должна быть государственная поддержка, которую, к сожалению, я не слышала, чтобы они получили... Что касается НПК “Диапроф-Мед”, то эта компания создала отечественные тест-системы ИФА для определения специфических к SARS-CoV-2 иммуноглобулинов M и G, которые в настоящее время широко используются. Кроме того, есть и другие отечественные производители. Может, о них говорить перестали, потому что уже забыли, что есть не только иностранное, но и наше, отечественное.

- Какие последние новости из сферы лабораторных разработок украинской вакцины против COVID-19? Об этом можно говорить серьезно?

- Это вопрос не ко мне, потому что наш институт такими разработками не занимается. Но я очень счастлива, что у отечественных ученых есть идеи, что они начинают реализовывать задуманное, что они получили обнадеживающие результаты, пусть пока на лабораторном уровне. Будет ли это реализовано, появится ли финансирование – я не знаю. Но работать в этом направлении мы обязательно должны и должны иметь поддержку государства. То, что это - престиж государства, я уже не говорю. Украинские ученые должны иметь возможность реализовывать свой интеллектуальный потенциал, который никак не меньше, чем у зарубежных ученых, но у последних финансовые и технические возможности несравненно больше. Надо понимать, что если в государстве развивается наука, то и население будет богаче и здоровее. А вообще, лично я пока что отношусь ко всем вакцинам против COVID-19 с опаской.

Ученые мира все силы объединили вокруг вызова человечеству, поэтому с вакциной, будем надеяться, будет настоящий прорыв в медицине

- Почему, Виктория Ивановна?

- У меня, как у ученого, очень-очень много вопросов относительно свойств самого вируса, который еще недостаточно исследован, к патогенезу болезни, которую он вызывает, к особенностям иммунного ответа. Понимаю, насколько трудно получить вакцину, тем более в такие сжатые сроки, определить ее безопасность и эффективность... В этом глобальном процессе принимают участие более 200 производителей. Некоторые заявляют, что находится на финишной прямой. Поэтому дождемся готовых коммерческих препаратов с доказанным качеством, вот тогда и поговорим о конкретных вакцинах. На данный момент ученые мира все силы объединили вокруг очередного вызова человечеству, поэтому будем надеяться, что получится не просто что-то путное, а что это будет настоящий прорыв в медицине.

- Еще один "неудобный" вопрос ... Может ли рекомбинантная вакцина, как утверждает министр Максим Степанов, стоить государству 150 миллионов гривен? Такую разрабатывают украинская компания "Диапроф-Мед", американская компания "DiaPrep System Inc" и отечественные ученые из Института микробиологии и вирусологии НАН Украины. Вместе с тем шести крупным фармакологическим компаниям, считая и "Gilead Sciences", власти США летом 2020-го выделили $9,2 млрд на разработку и поставку вакцины. Неужели мы что-то способны сделать в полторы тысячи раз дешевле!?

- Вопрос не ко мне. Здесь я ничего не отвечу.

- Второй риторический вопрос... Меня удивил факт, что американскую фирму "DiaPrep System Inc" возглавляет... бывший украинец из города Гайворона Кировоградской области, 67-летний доктор медицинских наук Михаил Фаворов, ныне – житель Атланты, штат Джорджия. Вместе с тем в свое время он был заместителем гендиректора Международного института вакцин при ООН. Это хороший специалист?

– Это тоже некорректный вопрос, по крайней мере, ко мне. Лично я просто его, как специалиста, не знаю.

ТАКИЕ БОЛЕЗНИ ЦИКЛИЧНЫ: ПЯТЬ-ШЕСТЬ ЛЕТ УМЕРЕННАЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ, А ЗАТЕМ СНОВА ПОДЪЕМ

- Понимаю, никто не сделает прогноз, какой будет модель пандемии COVID-19 в 2021-м. Проведу параллель с эпидемией "испанки", которая началась в мире в 1918 году. В Украине, правда, тогда учет не вели: кого-то застрелили, а кто-то умер от гриппа, тогда как в Соединенных Штатах статистика есть. Так вот, после 1918-го, первого года пандемии "испанки", эпидемия 1919-го совершила скачок в пять раз выше. Чего украинцам ждать в 2021-м?

В Украине официально переболели около 1,5%; если умножить те числа на 10 – таковы наши данные! Получится 15 процентов

- Это одному Богу известно... Согласно тем статистическим данным, которые есть в доступе, COVID-19 в США официально переболело около четырех процентов населения, в Бельгии и Чехии – около 5%, во Франции – 3,3%, в Украине – около 1,5%. Это официально. Если умножить те числа на 10, – таковы наши данные! - получится 15 процентов.

- В десять раз?! Это опираясь на какие данные?

- Летом мы, Институт эпидемиологии и инфекционных болезней имени Л. В. Громашевского НАМН Украины, провели методом ИФА-тестирования выборочное исследование в Киевской области, определяя специфические иммуноглобулины. После обработки данных выяснилось, что у около четырех процентов людей уже были антитела, то есть они уже переболели коронавирусной инфекцией. Проводилось это в июне.

- Какова, по-вашему, картина на сегодня?

- Думается, примерно 10-15 процентов, тогда как у медицинских работников – еще в июне! – было 20. Правда, наша выборка в отношении медицинских работников была небольшой. Но увеличение прослойки тех людей, которые уже имеют антитела, продолжается. Если даже 80 процентов населения в Украине будут иметь иммунитет за счет вакцинации, а также за счет того, что вирус интенсивно циркулировал, – это отнюдь не означает, что вирус сам исчезнет.

- Интересно, а что с ним произойдет?

- Он будет продолжать циркулировать. И искать тех, кто без иммунитета. Или у кого снизилась его напряженность. Такую прослойку восприимчивых будут формировать дети, которые будут рождаться, но не будут вакцинированы. Думаю, что вирус SARS-CoV-2 прочно и надолго войдет в нашу жизнь, но в дальнейшем при наличии вакцины - массового распространения, как сейчас, не будет. Будут фиксироваться отдельные вспышки заболевания, с более выраженными подъемами в осенне-зимний период.

- Так будет, пока сто процентов украинцев не переболеют COVID-19?

- Такого не бывает, чтобы во время эпидемии переболело сто процентов населения. Возьмите ту же корь. Если бы мы вовремя не иммунизировали детей, то до сих пор имели бы такие же подъемы, как и в довакцинальный период. Такие болезни цикличны: пять лет более или менее умеренная заболеваемость, а затем снова эпидемический подъем…

- Я в растерянности. На что тогда надеяться?

- Если вакцина, которую ждет человечество, окажется эффективной и длительное время будет защищать человека... Если антитела в человеческом организме будут сохраняться год (лучше два), а еще лучше – будет формироваться иммунологическая память... Если будут построены в Украине промышленные мощности по производству вакцины, и мы не будем зависеть от иностранных производителей... Если противоэпидемических и профилактических мер население массово будет придерживаться... Если мы достигнем стабильной ситуации и будем контролировать этот эпидемиологический процесс. Такой в своих надеждах я вижу ситуацию. Однако, как она на самом деле будет развиваться, – посмотрим.

ПУСТЬ КАЖДЫЙ COVID-СКЕПТИК ХОТЯ БЫ ПОЛЧАСА ПОРАБОТАЕТ ВОЗЛЕ КРОВАТИ ТЯЖЕЛОБОЛЬНОГО

- Читал мнение американского вирусолога, мол, через пять-десять лет коронавирус будет вызывать у нас разве что легкий насморк, на который человек и внимания не будет обращать. Такова закономерность всех зоонозных инфекций?

Появится вакцина - вирус SARS-CoV-2 тоже начнет приспосабливаться, чтобы самосохраниться

- Пока я не вижу каких-либо оснований для такого предположения. О закономерностях этого вируса говорить рано. Их надо изучать, и они могут меняться. Возникла новая паразитарная система, которая состоит из взаимоотношений между человеческой популяцией и популяцией вируса SARS-CoV-2. Формирование этих взаимоотношений еще не завершилось... А еще добавляются норки, кошки, собаки, другие животные. Насколько вирус укоренится среди них? Не станут ли они дополнительным резервуаром для него? Будем приспосабливаться. Но помните: появится вакцина - вирус SARS-CoV-2 тоже начнет приспосабливаться, чтобы самосохраниться. Да, он станет менее вирулентным, но для определенной группы пациентов он останется таким же опасным, как и сейчас.

- Не один раз видел, как, заходя в метро, нехотя люди надевают маски. Между тем минимум пять лет в Южной Корее – в метро и других общественных местах – все граждане носят маски, потому что профилактические меры продлевают их здоровье.

Каждый COVID-скептик пусть наденет костюм защиты, специальные очки, в которых работают медработники, и хотя бы полчаса поработает возле кровати тяжелобольного

- Там это возможно, потому что они законопослушные. Это нормированная этика социального поведения. Это воспитание. Этому корейцев учат с детства – и дома, и в школе, в телевизоре... Я не устаю повторять: пусть каждый COVID-скептик наденет костюм защиты, маску, специальные очки, в которых работают медработники, и хотя бы полчаса поработает возле кровати тяжелобольного. Убеждена, тогда бы он понял – что значит "неудобно", что значит "маска", Что значит работа возле самой смерти.

- Виктория Ивановна, сейчас вы можете лично обратиться к тем людям, которые, подобно Фоме неверующему, не верят в реальность... Говорите.

Подумайте о ваших родных и близких, гарантируйте им безопасность простым способом - носите маску

- Опомнитесь! Подумайте в первую очередь о ваших родных и близких. Гарантируйте им безопасность простым способом - носите маску. Еще 70 лет назад академик Лев Васильевич Громашевский, основатель эпидемиологии как науки, который в свое время преодолевал эпидемии чумы и холеры и чье имя носит наш институт, утверждал: "Если бы в период подъема гриппа люди надели маски, этого подъема не произошло бы"…

- Благодарю вас за разговор. Убежден, он будет полезным для читателя.

- Спасибо и вам. Желаю здоровья!

Александр Рудяченко. Киев

Фото Геннадия Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-