Ярослава Кравченко, основательница Дикого театра, адвокат движения He For She
Проект «Шрамы» сделан, чтобы женщины увидели – о насилии можно говорить
Аудио 01.12.2020 14:42

Каждая 3-я женщина в мире в течение жизни хотя бы один раз подвергалась физическому или сексуальному насилию. Такая печальная статистика подается в отчетах ООН за последние годы.

25 ноября, в Международный день ликвидации насилия в отношении женщин, стартовала всемирная кампания «16 дней активизма против гендерно обусловленного насилия», она продлится до 10 декабря – Дня прав человека.

Украинский независимый «Дикий театр» уже 2-й год подряд совместно с ООН работает над созданием театрального проекта, связанного с этой темой.

В этом году они создали интерактивный спектакль «Новые шрамы», основанный на реальных историях, чтобы исследовать не мнимые страхи и проблемы, а проследить в театральном контексте, что же на самом деле стоит за этой страшной статистикой насилия над женщинами в Украине.

- Ярослава, в 2019 году Дикий театр показал пронзительный спектакль «Шрамы», основанный на реальных, исключительно украинских историях женщин и девушек, кототрые пострадали от насилия.

В этом году вы создали «Новые шрамы». Это будут новые героини, или новые трагедии тех же персонажей?

Во время весеннего локдауна в Украине существенно выросли показатели насилия - добавился «карантинный контекст»

- В прошлом году нами было собрано онлайн 50 историй из разных уголков страны, которые мы нашли совместно с «ООН Женщины в Украине», в этом году – собирали офлайн. ООН контактируют со многими правозащитными и общественными организациями, с теми же приютами для женщин, в которых потерпевшая может временно найти убежище, когда убегает сама или с детьми от домашнего тирана. Это такие «засекреченные» места – наш режиссер Наталья Сиваненко ездила туда и записывала эти истории, а потом обработала их с драматургом Кирой Малининой и художницей Лесей Головач. Над сценарием спектакля-игры работали Маша Ряпулова и Лида Соклакова.

Надо сказать, что, как в кино бывают сиквелы, так же мы сделали театральный сиквел прошлогодних «Шрамов». Это будут новые шрамы, потому что, к сожалению, добавился «карантинный контекст» – и существенно выросли показатели насилия во время весеннего локдауна.

- То есть, подтвердилось то, о чем в начале карантина предостерегали психологи – супруги окажутся в более тесном «замкнутом» общении и это может иметь негативные последствия?

- К сожалению. Это подтверждаем не только мы, но и Национальная полиция, МВД и ОБСЕ. За 9 месяцев 2020 года в Украине зарегистрировано 157 765 заявлений-сообщений о совершенных правонарушениях и других событиях, связанных с домашним насилием. На секундочку! За целый 2019 год их было 141 тысяча. То есть, за 9 месяцев уже на 15 тысяч заявлений больше.

Также украинская полиция за 9 месяцев вынесла 34 тысячи срочных запрещающих предписаний в отношении лиц, совершивших домашнее насилие. Статистика по миру тоже совсем не радует. То, о чем предостерегали, действительно произошло, и это подтверждено цифрами.

ПРОЕКТ "ШРАМЫ" СДЕЛАН ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЖЕНЩИНЫ УВИДЕЛИ, ЧТО ОБ ЭТОМ МОЖНО ГОВОРИТЬ

- На основании этих собранных жизненных хроник - насилие зависит от материального состояния семьи? Можно ли говорить, что вспышки насилия в отношении женщины реже случаются в обеспеченных семьях? Или это зло может появиться где угодно, независимо от семейного бюджета?

- Если говорить о статистике, то каждая 3-я женщина в мире (примерно 33 процента женщин) в течение жизни подверглась физическому или сексуальному насилию. Можем ли мы разделить весь мир на тех, кто зарабатывает мало, средне или очень много? Наверное, нет. Это будет неравное деление. Конечно, чем беднее семья, тем, теоретически, там больше предпосылок и поводов для ссоры, но утверждать я не берусь.

- Насколько женщины готовы "открываться", говорить об этом?

- Проект «Шрамы», собственно, сделан для того, чтобы женщины увидели, что об этом можно говорить. Именно это и является очень важным действием театра.

Часто человек со своими проблемами закрывается, думает, что он единственный, с кем это произошло, что это только к нему несправедлива жизнь или судьба, или что это именно он сделал неправильный выбор.

Женщины, которые видели спектакль, вставали и говорили: «И у меня так было. Откуда вы знаете мою историю?»

А когда ты приходишь в театр и видишь, что на сцене актрисы рассказывают твою историю – просто открываются глаза, и ты понимаешь, что не одна такая! И больше не надо молчать.

У нас был большой тур с прошлогодним спектаклем «Шрамы», и после каждого показа у нас было обсуждение. Я бы сравнила это с массовым сеансом психотерапии. Потому что все женщины, которые были в зале и видели спектакль, вставали и говорили: «И у меня так. А откуда вы знаете мою историю? Ведь такое произошло и с моей сестрой!».

То есть, театр помогает, во-первых, понять, что ты не одна, а, во-вторых – учит говорить. Когда мы озвучиваем проблему – это уже первый шаг к ее решению.

ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВПЕРВЫЕ В УКРАИНЕ - ЛЮДИ ИГРАЮТ В ТЕАТР, МОГУТ ЕГО МЕНЯТЬ И ПРОЖИВАТЬ РАЗНЫЕ СЮЖЕТЫ

- Спектакль «Новые шрамы» пройдет в нескольких форматах: его можно будет увидеть вживую на сцене, а также будет доступна интерактивная версия, где сюжет будет меняться по желанию зрителей?

- Да. Поскольку мы физически не можем в этом году гастролировать и привлечь как можно больше аудитории, у нас есть спектакль и для тех, кто захочет его посмотреть офлайн в Киеве, для активных пользователей Интернета есть трансляции и на Ютуб-канале ООН в Украине, и на Ютуб-канале Дикого, и на UА:Культура мы отдельно сделали телевизионную трансляцию.

С опаской отношусь к словам, когда говорят «впервые в Украине», но мы действительно поставили себе очень амбициозную цель. Есть прогрессивная команда, которая делает сериал «Черное зеркало», и там есть серия «Брандашмыг», где во время просмотра на платформе ты можешь выбирать действия героя и от этого меняется сюжет. И мы захотели сделать такой спектакль.

В видеоверсии спектакля каждый зритель может выбрать, как будет действовать герой, и изменить сюжет

С 25 ноября он доступен на сайте. Ты заходишь, смотришь – и в какой-то момент тебе предлагают выбрать: останется женщина, простит или уйдет (от этого полностью меняется сюжет спектакля), и каждый зритель и зрительница посмотрят абсолютно свой спектакль. Такой формат - новый для украинского театра, потому что зрители сами играют в театр, могут его менять и проживать разные сюжеты. Это как тест: ты можешь прожить ситуацию, которая, например, была у тебя в жизни, а можешь изменить один только шаг – и посмотреть, как могло бы быть на примере героини. Это очень интересная вещь, она игровая, абсолютно бесплатная и доступная всем.

- Интересно, а сколько возможных вариантов вам пришлось выдумать и проиграть? Или это тайна?

- Десятки вариантов! Если точнее – 29. Это достаточно сложный и специфический производственный процесс: сначала было несколько суток съемок, потом монтажей и создание конструкции, важно использовать средства кино, но и сохранить формат театра.

ДЛЯ НАС БЫЛО ВАЖНО ПРИВЛЕЧЬ НЕ ПРОСТО ХОРОШИХ АКТРИС, А ТАКИХ, КОТОРЫЕ ЧУВСТВУЮТ ПРОБЛЕМАТИКУ

- Несколько слов об актрисах, которые играют в «Новых шрамах». Состав очень классный, как по мне!

- Для нас это действительно важный проект. «Дикий» делает различные спектакли и на политические, и на социальные темы, но именно на этом проекте (который традиционно начинает подготовку к акции «16 дней активизма против гендерно обусловленного насилия») мы всегда концентрируемся, чтобы отобрать лучших актрис.

У нас играют Анна Кузина, Анна Абраменок, Анна Сердюк, Марина Сердешнюк и Римма Зюбина – они все известные и популярные. Но для нас было важно привлечь не просто хороших или звездных актрис, а привлечь тех, кто чувствует проблематику.

В промо-кампании каждая из девушек записала откровенное видео о своем опыте, о своих шрамах и о том, что они считают недопустимым в отношениях с партнерами. У каждой есть своя история.

- Жаль, что в этом году вы не сможете так массово пообщаться со зрительницами - провести им вживую сеанс массовой психотерапии…

Когда ты проговариваешь свои травмы, делишься ими, то даже старые шрамы начинают болеть меньше

- Мы предвидели, что у нас не будет возможности услышать голоса вживую после спектакля, но сделали все для того, чтобы у людей была возможность рассказать нам свою историю.

Показы во всех форматах бесплатные, но, например, для того, чтобы прийти на спектакль, который шел на сцене, надо было рассказать свою историю, выразить свое отношение к проблеме гендерно обусловленного насилия и опубликовать фотографию с оранжевым цветом (это цвет акции, который используется уже не первый год).

Сейчас, благодаря этому, у нас есть почти две сотни историй, которыми поделились зрители и зрительницы в социальных сетях и подали этим пример другим – тоже говорить.

ПОКА МАНЕВРИРУЕМ, НО ВВЕДЕНИЕ НОВОГО ЛОКДАУНА НА НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК - ДЛЯ ТЕАТРОВ ЭТО УБИЙСТВЕННО

- Будем надеяться, что с озвучивания и проговаривания этих болезненных тем у них начнутся положительные изменения и появятся уже хорошие истории.

- Мы уверены. Когда ты проговариваешь свои травмы, делишься ими, то даже старые шрамы начинают болеть меньше.

- Вы сказали, что для некоторых женщин жесткий карантин имел жесткие и болезненные последствия, которые, надеемся, потихоньку заживут и новые шрамы уже не будет появляться. Но ведь для вас, театров, карантин продолжается, в частности, карантин выходного дня. И это тоже болезненная тема. Как вы это переносите?

- Худшее, что могло быть, мы уже пережили, это – локдаун, когда нам вообще нельзя было работать. У Дикого театра нет никакой поддержки от государства, и если мы не работаем, мы фактически умираем. Наши зрители, это, собственно, те единственные люди, которые нас поддерживают. И когда работу театра остановили на три месяца, мы реально были близки к закрытию. Летом мы получили грантовую поддержку от международной программы Hilfsfonds Гете института, что дало продержаться несколько месяцев.

Сейчас трудно в том плане, что, например, «карантин выходного дня» ввели за два дня до выходного – и нам нужно было предупредить о переносе огромное количество людей! У нас был спланированный репертуар на весь ноябрь и декабрь, сейчас его надо полностью менять.

Такое ощущение, что кто-то выдвигает свои невероятные теории, а на нас их проверяют. Фактически половина украинского малого бизнеса, который связан с туризмом, общественным питанием и культурой, умрет и не сможет восстановиться – это факт.

Мы стараемся коммуницировать со зрителями, объяснять, что мы должны выполнять требования и не можем показывать спектакли на выходных. Конечно, это тяжело, потому что, как ни крути, все люди работают в будни – и в субботу-воскресенье им хочется куда-то пойти и переключиться.

Короче, пока маневрируем, как можем. Но введение нового локдауна (и если он будет неопределенным по срокам, как весной, когда сначала две недели, потом еще две, а потом еще, когда ты не знаешь, на сколько рассчитывать свои силы и где брать деньги, чтобы поддерживать команду и платить аренду) – неприемлемо. Оптимистичного варианта у меня на этот счет нет.

ОНЛАЙН-СПЕКТАКЛИ НЕ ЗАМЕНЯТ ЖИВОЙ ТЕАТР ПОЛНОЦЕННО - НИ ЭМОЦИОНАЛЬНО, НИ ПО ОТДАЧЕ, НИ КОММЕРЧЕСКИ

- Некоторые театры, и ваш в том числе, пытаются в нынешней ситуации перейти на работу в режиме онлайн.

По вашему мнению, насколько реально «заманить» и приучить зрителя смотреть театр онлайн и платить за это деньги, чтобы театры смогли выжить?

- У нас был такой опыт, мы показывали два спектакля - «Лабрадор» и «Борщи», специально созданные под онлайн. Конечно, наши благосклонные зрители их смотрели, но, я не скажу, что это могло бы полноценно заменить живой театр – ни эмоционально, ни по отдаче. Это не заменит живые спектакли - нет обмена энергией. Также я не уверена, что это может быть коммерчески выгодно.

Сейчас мы нашли вот эту форму интерактивного спектакля, которая является действенной и новой: ты меняешь сюжет, театр дает тебе возможность выбирать, какую историю смотреть, ты можешь переиграть одну историю несколько раз.

Для спектакля «Новые шрамы», который будет идти на сцене, специально писалась пьеса, а параллельно проводилась большая и совершенно другая работа для его интерактивной версии (это отдельный продакшн). Производство подобного формата - достаточно дорогое, и если бы не поддержка ООН, я сомневаюсь, что мы могли бы такой проект создать самостоятельно.

Любовь Базив. Киев

Фото: Юлия Вебер, Алексей Товпыга

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-