Светлана Чунихина, политический психолог
Вера в теорию заговоров – это свойство нашего ума
19.01.2021 16:04

Толчком к обсуждению этой темы стал штурм Капитолия. На предшествовавшем ему митинге, равно как и других подобных собраниях, вы не могли не увидеть людей с плакатами и футболками со словом QAnоn. Если верить новейшей истории заговоров, нынешний – некий всемирный педофильный, где злоумышленниками являются демократы, саудиты и Сорос, и противостоять которому должен был Трамп. Но мы решили обсудить с одним из самых известных сегодня политических психологов Светланой Чунихиной не только американскую теорию заговоров. В Украине подобных – тоже пруд пруди.

ТЕОРИИ ЗАГОВОРОВ – ЭТО ЧАСТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НОРМЫ

- Светлана, теория заговора QAnоn, в которую верили сторонники Трампа, уже заслужила свое место в истории и Википедии. Как вышло, что, в общем-то, в демократическом, продвинутом обществе эта идея смогла овладеть умами?

- Дело в том, что американское общество легко входит в теорию заговора. И даже не протоколы сионских мудрецов были первыми. У них долгая история заговоров, которые приобретали порой всякие экзотические формы. У них же, в связи с борьбой за независимость, были теории заговора, связанные с Канадой – что Канада, дескать, хочет отвоевывать у них какие-то территории. Потом было длительное противостояние с католиками. Им все казалось, что католики – это такая зловредная сеть заговорщиков, которые тоже мечтают поработить. И, кстати, Ку-клукс-клан возник именно из этой теории заговора, и так объясняются их белые одежды. То есть, они настолько хотели противостоять этой злой силе, что стали частично подражать ей.

- Уточним, что Ку-клукс-клан – ультраправая расистская организация, которая в разное время боролась то против темнокожих, то против католиков, то против коммунистов.

QАnоn далеко не новая по психологическому наполнению теория, циркулирующая в американском обществе

- И одно время была озабочена мыслью, что католики действительно стоят за всеми закулисными кознями и хотят поработить народ. Так что QАnоn новая по содержанию, но не новая по психологическому наполнению теория, циркулирующая в американском обществе.

- Почему люди вообще ищут такие конспирологические объяснения явлениям?

Есть когнитивные настройки, которые делают нас предрасположенными к тому, чтобы поверить в теорию заговора

- Современный психологический взгляд на это исходит из того, что теории заговора – это не отклонение, это часть нормы. Мы в той или иной степени подвержены теории заговора. Даже есть американское исследование, согласно которому 63 процента опрошенных признали, что они в ту или иную теорию заговора верят. Даже самый здравомыслящий человек склонен в нее поверить. То есть, это не болезнь глупых, необразованных, параноиков, это свойство нашего ума. Есть какие-то когнитивные настройки, которые делают нас предрасположенными к тому, чтобы в какую-то из теорий заговора поверить. Когда мы обсуждали будущее интервью, ты сама полушутя заметила, что, возможно, заговоры существуют.

- Я действительно шутила только наполовину. Так что это за настройки, отвечающие за теории заговора?

В той или иной степени мы все параноики. Нам всем хочется видеть тайные закономерности в том, что с нами происходит

- Во-первых, самая базовая вещь, которая лежит в теории заговора, – это стремление контролировать окружающий мир. Ощущение того, что с нами происходит нечто случайное, не закономерное, которое невозможно просчитать, к чему невозможно подготовиться, чему невозможно противостоять, потому что это не персонифицированная угроза – психологически плохо выносимо. И поэтому люди ищут всякие способы субъективно увеличить ощущение того, что мы контролируемы.

Теории заговора – это осмысление бессмысленности, осмысление хаоса

И теория заговора – это очень удобный способ дать нам такое ощущение, что мы признаем: что-то происходит. Мы знаем, кто за этим стоит, мы приблизительно понимаем, как этому противостоять. Даже если мы не понимаем, что этому противостоять невозможно, но само ощущение знания того, что случайности не случайны, оно приносит психологическое облегчение. Оно делает мир более осмысленным. То есть, теория заговора – это осмысление бессмысленности, осмысление хаоса.

И в той или иной степени мы все параноики. Нам всем хочется видеть тайные закономерности в том, что с нами происходит. Мы предрасположены к тому, чтобы в ту или иную теорию заговора поверить или хотя бы допустить, что в этом есть какой-то смысл. Просто потому, что мы люди. Просто потому, что мы социальные существа, и просто потому, что мы мыслящие существа.

То есть, если перефразировать Декарта: я мыслю, следовательно – я верю в теорию заговора в какой-то мере. Невозможно жить в мире, который полон случайностей, которые невозможно контролировать. Это совершенно невозможно. То есть, мы себя обманываем, в первую очередь только для того, чтобы полноценно функционировать. Такие вот мы загадочные существа.

Теперь что касается обоснованности. Вот это моя самая любимая часть. Дело в том, что существуют действительно исторические свидетельства о том, что заговоры существуют. И этому есть миллион исторических подтверждений. Есть заговоры удавшиеся, о которых мы узнаем. И наверное есть какие-то удавшиеся и не удавшиеся заговоры, о которых мы не узнаем. Но то, что заговоры существуют – это совершенно точно. В том числе эти заговоры могут быть совершенно фантастическими.

Вот я приведу несколько примеров. Есть знаменитая совершенно меня убившая ситуация про «шпионский камень». В 2006 году в Москве пресса начала писать, что западные спецслужбы следят за какими-то московскими политиками или еще непонятно кем с помощью камня. Как бы есть камень шпионский, он лежит в центре Москвы и там происходит какая-то слежка. Ну, все естественно посмеялись, достаточно вычурная история, пока в 2012 году бывший сотрудник, кажется, британских спецслужб признался, что действительно – в центре Москвы была конструкция, стилизованная под камень, спецтехника замаскированная, и там действительно было вмонтировано прослушивающее устройство. Кто бы мог подумать, что это может быть! Это была правда.

Еще один пример достаточно хрестоматийный. Тут заговор подтвердил существование реальностью. Так называемая операция «Нортвудс» в 1960-х годах. Даже то, что на слух звучит как бред, может оказаться частью реальности. Американские военные на полном серьезе планировали атаковать американский военный корабль и провести операцию с жертвами (обязательно американскими) с тем, чтобы спровоцировать конфликт, обвинив Кубу в атаке на американский военный объект. При этом совершенно осознанно пойдя на жертвы среди собственных сограждан. К счастью, на каком-то этапе последних согласований американская администрация сказала: мы этого делать не будем, потому что это совершенно неприемлемо. Этот заговор мог иметь шансы воплотиться, и неизвестно как потом бы общественное мнение его восприняло. В общем-то, таких ситуаций на самом деле можно приводить множество.

СТОРОННИКАМ ТЕОРИИ ЗАГОВОРОВ ПРАВДА НЕ НУЖНА

И вот теперь вопрос: а как мы можем быть действительно уверены в том, что теория заговора – это теория заговора, а не реальный злой умысел? И на этот вопрос есть совершенно четкие ответы, мы теперь снова возвращаемся, вступаем на территорию психологии.

Дело в том, что политики, сильные мира сего используют заговор, теневые действия, секретность как инструмент для достижения целей – это совершенно однозначно.

Как ЦРУ ловило Бен Ладена? Они в Пакистане под видом вакцинации обследовали жителей, собирали ДНК у жителей определенных регионов, где они знали, что Бен Ладен может быть, и вычисляли родственников его – и таким образом они его как бы вычислили. Но это было все под видом вакцинации против гепатита. Не знаю, помогло ли это в поисках Бен Ладена или нет, но следствием этого совершенно точно стала антипрививочная кампания в Пакистане. Жертвой которой стали врачи, вакцинировавшие детей от полиомиелита, их изничтожали как носителей смерти, и теперь Пакистан – одна из немногих стран с непогашенной эпидемией полиомиелита.

Любая теория заговора никогда не нацелена на поиск правды как таковой

В принципе, страшные вещи случаются, злонамеренные вещи случаются, неравенство существует, одни более сильные люди, страны, корпорации, круги бессовестным образом эксплуатируют более слабых, вводя их в заблуждение намеренно, злостно, – это все существует.

Но теория заговора чем отличается, скажем, от реальной ситуации, в которой разоблачается реальный замысел? Теория заговора никогда не нацелена на поиск правды как таковой. Есть люди, которые придерживаются теории заговора и, встречаясь с фактами, они не хотят от нее отказываться – просто потому, что им не нужна правда, им нужно совершенно другое.

- Что им нужно?

- Ощущение, что ты сохраняешь этот контроль, владеешь этими фактами, ты определяешь – что правда и что неправда. И второе: ты сохраняешь убежденность, что мир не такой, как кажется на самом деле, и что ты-то принадлежишь к тем немногим, которые видят истинную правду. Цель «исповедования» теории заговора – не знать правду, которая скрыта, а знать, что правда – это не то, что кажется.

- А каков психологический и политический инструментарий таких вот сообществ, это напоминает тоталитарные секты?

- Это не очевидный вопрос. Все-таки там другая подоплека у секты, у сект другая психологическая цель, в секты приходят люди, которые страдают от изоляции, от разорванных социальных связей, от низкой самооценки, туда идут за любовью, за заботой, за связанностью. Но поскольку тоталитарные секты инициируют и возглавляют как раз люди, которые склонны и одержимы контролем, чувством превосходства, то они продуцируют собственное вот это параноидальное мировоззрение, и поэтому люди, которые приходят за любовью, они и присваивают себе это мировоззрение – просто потому, что иначе ты эту любовь не получишь. Это одно из условий: ты должен выполнять в том числе когнитивные, мировоззренческие требования.

ПОЛИТИКИ, ЯВЛЯЮЩИЕСЯ РУПОРОМ ТЕОРИИ ЗАГОВОРОВ, ИНОГДА И САМИ В НИХ ВЕРЯТ

- Татьяна Ворожко из «Голоса Америки» писала, что в QАnоn действовала такая система убеждений – как бы тебя подводят к этим выводам путем подбора фактов. И вот это, по-моему, все же осознанная работа, рука политиков.

- Опять же, если мы воспринимаем теорию заговора как промывку мозгов, то тогда – возможно. Но я все-таки считаю, что теория заговора – это не совсем промывка мозгов. Теория заговора в принципе вкусна сама по себе, то есть, когда ты начинаешь исповедовать теорию заговора, ты не даешь никаких клятв, не берешь на себя никаких обязательств, ты ничего никому не должен, ты просто веришь или не веришь.

И поэтому, вот это и момент манипуляции или какого-то насильственного обращения в эту веру, мне кажется, здесь он не присутствует. Хотя для Трампа это было важно. То есть, ему было проще убедить людей, которые верят в теорию заговора, служить его политическим целям. Но все-таки, отчасти политики, являющиеся, в общем, рупором этих теорий заговора, они иногда и сами в них верят.

- Трудно поверить, что в Америке все произошло без организованных, квалифицированных действий.

Тайные заговоры – как любовь, в одни мы влюбляемся и они как пожар, в другие – нет

- Это может быть и совершенно случайно. Меня больше интересует вопрос, почему одна история получает распространение, а другая нет. Есть же теории заговора экзотические, которые разделяет небольшое количество людей, а есть – которые распространяются мгновенно, как пожар. Этот вопрос, с моей точки зрения, требует дальнейшего исследования, и я думаю, что это невозможно спрогнозировать.

Это часть магии – почему в одних мы влюбляемся, а в других нет, почему одни актеры становятся популярными, а другие нет. То есть, можно, конечно, постфактум какие-то придумать критерии, но мне кажется, это все происходит абсолютно спонтанно.

Дело в том, что теория заговора, она всегда цельная, она как бы связывает разрозненные факты в какое-то цельное повествование – и поэтому она психологически комфортна.

Ты не живешь в ситуации, когда у тебя миллион сто тысяч непонятных вопросов, на которые нет ответов. Ты попадаешь в ситуацию, в которой у тебя есть глобальный ответ на все вопросы. Почему все так плохо? Потому что есть люди, которые едят детей или пьют кровь младенцев, или педофилы, или под видом пиццы что-то распространяют, или под видом 5G распространяют вирус. То есть, как один сюжет овладевает массами, а другой – нет, я не знаю, мне кажется это все совершенно случайно.

ТЕОРИЮ ЗАГОВОРА ПРО «17 МИЛЛИОНОВ УКРАИНЦЕВ» ПИТАЕТ ИСТОРИЯ НАШИХ ЗЕМЕЛЬ

- Ок. Перейдем к украинской теории заговоров, что нас должно остаться 17 миллионов. Ее распространяет Лариса Скорик, которая говорит, что слышала ее от Збигнева Бжезинского.

- Дело в том, что эту историю я слышала не только от Ларисы Скорик. Это действительно наша, украинская теория заговора, она наследуется разными поколениями. Я, в общем, с ней, по-моему, сталкивалась еще лет пятнадцать назад. Многие люди в это искренне верят.

Дело в том, что под этой теорией есть фактологическое основание. Я недавно читала Тимоти Снайдера «Кровавые земли»: это реальный факт – нацистский режим действительно планировал перекраивать Европу демографически по своему вкусу, в том числе сокращать как бы бесполезное население, оставлять только минимум «полезного».

То есть, в этом есть фактологическая основа. Просто это было давно, но это настолько травмирующий факт, что он продолжает воспроизводиться через поколения. Мы живем в обществе, которое продолжает травмироваться об эту гитлеровскую идею до сих пор, хотя уже и Гитлера нет, и против фашизма уже, в принципе, противоядие мир более-менее выработал.

- Голодомор не мог повлиять на воспроизведение этой теории?

Опасность теории заговора в том, что она – абсолютно неконструктивный ответ на ситуацию

- У Тимоти Снайдера совершенно четкое представление о том, что Украина, Беларусь, Польша, Литва, Прибалтика в ХХ веке прошли мощный, травмирующий период. Украина была зажата между двумя кровожадными империями, совершенно жестокими, людоедскими, которые попеременно буквально соревновались в истреблении тех или иных народов.

Это ХХ век, и действительно – мы это еще не пережили, не изжили, мы не выработали для этого противоядие. И это ощущение беспомощности перед жестокой внешней силой, которая превосходит тебя во много крат, мы как общество не переработали, поэтому мы обречены, пока мы не выработаем противоядие (как, например, еврейский народ), и будем постоянно наталкиваться на эти теории заговора.

Теория заговора заставляет людей действовать вхолостую

Почему это однозначно теория заговора? Сейчас уже нет тех сил, которые преследуют подобные цели совершенно откровенно. Но нам кажется, что мировая политика такова, что нас должно остаться в ее результате 17 млн.

Еще раз – я хочу эту мысль сказать четко – существуют психологические объяснения по теориям заговора. Существуют фактологические, реальные основания думать, что они есть в мире глобального неравенства и политической подлости. Но опасность теории заговора в том, что она – абсолютно неконструктивный ответ на это неравенство.

Теория заговора заставляет людей действовать вхолостую, это комфортный способ противостоять чему-то страшному в своем воображении и не делать ничего. То есть, теория заговора искажает для тебя реальность таким образом, чтобы тебе не нужно было взаимодействовать именно с этой реальностью.

В этой Вселенной существуют бедность, неравенство, эксплуатация, а мы действуем совершенно в другой, выдуманной Вселенной, в какой-то фантазийной Вселенной. И эти вселенные не пересекаются, и в этом опасность теории заговора. Не столько в том, что люди теряют собственное «я», теряют собственную волю, это другая история; опасность теории заговора – в том, что люди уходят от адекватного взаимодействия с реальностью, адекватного ответа, они ничего не могут противопоставить этому и не хотят. И в этом их деструктивное влияние.

- Коронавирус породил две теории заговора: первое – что его создали в лабораториях США, и вторую теорию (даже стыдно признаваться, что она мне кажется логичной) – что есть мировая закулиса, которая воспользовалась вирусом для улучшения экологического климата, наших всех экосистем, ну, и чтобы сократить количество населения, которое слишком хорошо живет в старости. Как ты это прокомментируешь?

- Ну, на самом деле, коронавирус породил многократно больше этих теорий заговоров. В том числе и эту знаменитую историю с вышкой 5G. Ну, если стоять на рельсах научного мировоззрения, то в принципе самый логичный и самый простой ответ – что вирус просто возник естественным путем, как возникают все прочие вирусы.

Cомнительно, что его вывели в лабораториях, потому что иммунитета нет ни у кого. Это факт, ведь те же люди, которые якобы создали этот вирус, они же от него могли бы и пострадать. То есть, вирус – он очень непредсказуемое, плохо контролируемое оружие.

Есть ли соблазн воспользоваться этой ситуацией для извлечения каких-то выгод? Безусловно, есть. Есть ли силы, которые используют это? Однозначно есть.

Самое простое – это очевидное неравенство в доступе к вакцинам. То есть, есть вакцины дорогие, с высокой степенью доказанной эффективности для стран первого мира. Есть – не поймешь что – для стран третьего мира, и элиты стран третьего мира, наверное, будут как-то манипулировать этим. Это неравенство будет поражать в правах, причем в преднамеренном введении в заблуждение. Люди, которые имеют возможности манипулировать доступом к вакцинам, будут это делать скрытно.

Есть ли там какие-то скоординированные действия по поводу того, чтобы перекроить мир в плане перехода в онлайн? Я думаю, что здесь больше действуют образцы. То есть, разные крупные компании или разные правительства пробуют разные ответы на этот кризис, предлагают разные инжиниринговые решения по отношению к собственным обществам. И уже все остальное мировое сообщество будет смотреть, какое решение там сработало лучшим образом в их ментальных интересах – и могут этим манипулировать.

Ну, то, что мировые лидеры договариваются – однозначно. Но, мировые лидеры – это же лидеры с разными все-таки интересами. Они действительно принимают миллион решений, которые консервируют это неравенство, которые обеспечивают неприкосновенность их высокого статуса, тут даже не надо ходить к теории заговора. Я не знаю, зачем им еще что-то, какие-то экзотические решения, зачем им коронавирус, у них и так есть все необходимые рычаги для того, чтобы обеспечивать монополию своего положения. Это монополия нерушимая, неравенство растет, не надо никакого коронавируса, они справляются с этим и так.

Но коронавирус – совершенно новая угроза, она невидимая. Это как радиация, ее невозможно увидеть, ее невозможно пощупать, но, при этом она потрясающе оказывает исключительно сильное влияние на жизнь каждого. Кто еще мог бы заставить нас сидеть дома и носить маски каждый день, не снимая? Никто. А какой-то вирус, маленький вирус, который, еще неизвестно, есть он или нет вообще, и что это такое – он нас заставил изменить жизнь.

Конечно, людям хочется себе думать, что это не вирус, а какие-то плохие люди нам это все придумали, «усилили», «распространили».

Мы не можем приписать намерения вирусу потому, что вирус вне психики, но мы можем приписать намерения людям. Вот поэтому и приписываем намерения людям. Это просто фокус ума, обманка. Это ум нас так обманывает, чтобы делать мир более понятным.

- Как работать с теориями заговоров, чтобы не допустить такие вещи, как штурмы правительственных зданий?

- Я думаю, что тут первопричина не в теории заговора. Теория заговора – это скорее, даже следствие, просто сопровождение и орнамент. Причина в том, что в Америке кризис на более глубоком уровне. И количество людей, которые чувствуют себя выброшенными на обочину жизни, растет. И перспектив изменить это свое положение у них немного. И это неизбежно тянет за собой тяжелые последствия.

То есть, Америка сталкивается со структурными проблемами, судя по всему, которые ей придется решать. Можно, конечно, кинуться «чинить умы» этих несчастных людей, но не в этом же проблема.

То есть, если они перестанут верить в одну теорию заговора, то они поверят во что-нибудь другое. Потому что есть этот ресентимент, что мы выброшены на обочину, что жизнь движется по другой колее, чем мы, что мы застряли на запасном пути, а поезд жизни движется куда-то, кем-то ведомый, какими-то плохими людьми...

- Есть ли корреляция между мировыми катаклизмами и погружением в сон разума?

- Абсолютно все ситуации, которые множат чувства неопределенности и уязвимости, способствуют развитию теорий заговоров. Вот, когда уходит почва из-под ног, когда не понятно – на что опереться, когда привычные условия, привычная жизнь куда-то уходят; то, что ты ценишь – куда-то растворяется, то требуется какая-то дополнительная психологическая защита. И теория заговора – одна из этих защит. Из всех защит она более-менее, кстати, безобидная. Ну, просто потому, что она отвлекает людей, заставляет сфокусироваться на этой выдуманной реальности. Люди спорят, выдвигают гипотезы, в общем – целая жизнь происходит, и она фантазийная, это уход на самом деле от реальности.

То есть, не факт, что теории заговора вредны, они выглядят странно, стрёмно, создают впечатление совершенно болезненного разворота массового сознания, и какого-то ощущения, что мир сошел с ума и люди сошли с ума. Но, бывают гораздо более страшные психологические защиты – в том числе проекции, переадресация агрессии.

- А как вести разговор с теми, кто подсел на конспирологическую теорию? Или – вообще не вести?

- Ну, в зависимости от того, что ты хочешь от этого общения. Если ты хочешь человека переубедить, то вряд ли тебе это удастся. Потому что, скорее всего, он воспримет это как атаку на собственную целостность, укрепит оборону – и будет только укрепляться в этом своем представлении выдуманного.

Но опять же: мы все люди, мы все заблуждаемся, но не знаем – в чем именно. И не факт, что в данном случае они не правы, а мы правы – что они считают, что QAnоn существует, а мы считаем, что он не существует. А вдруг обнаружится – это «шпионский камень» или обнаружится эта «пицерия», или там, допустим, снова встанет вопрос с «вышками» (хотя вирус вряд ли передается по этим волнам).

Кстати, как еще вернуть себе твердую эпистемологическую почву под ногами. Один физик из Оксфорда разработал математическую модель, которая проверяет достоверность теорий. Он проверяет связь количества вовлеченных в заговор людей и продолжительность лет, в течение которых эта тайна может сохраняться. Он говорит, например, что если в ситуацию посвящены 2 500 людей, то они смогут сохранить эту тайну, максимум, в течение пяти лет, потом обязательно кто-то проговорится.

Как помочь разоблачить, например, «лунный заговор»? Помнишь, в начале 1970-х существовал «лунный заговор»: американское общество пытались убедить, что НАСА не проводило высадку на Луну, а фальсифицировало космическую программу. Ну, так вот, чистая математика помогла опровергнуть эту теорию.

Это тоже для нас один из инструментов для проверки реальности на прочность и достоверность.

- Православные не шутят над такой историей, как чипизация людей. И это может казаться мракобесием, но такие эксперименты есть, и мы видим прямую аналогию с тем, что пишет Апокалипсис...

- Смотри. Я человек нецерковный и поэтому буду рассуждать без точных цитат из Библии. Возможна ли в будущем чипизация? Выглядит так, что да. Сделает ли это человека рабом чипа? Я не думаю.

- Но вера в Христа предполагает и веру в приход Антихриста. И ничто не предвещает другого сценария, в том числе чипизация, когда мы действительно можем потерять контроль над своими решениями. Мы не можем гадать, какими будут последствия вживления чипа, мы просто не хотим его вживлять.

- А ты не думаешь, что Антихрист – это метафора? И нам надо больше опасаться цифровой диктатуры? Ты читала о том, какой тотальный контроль организован над мусульманами-уйгурами в Китае? Тотальная видеослежка, на каждом шагу сканирование зрачка, идентифицирующие QR-коды, если человек покупает даже кухонный нож. Отслеживаются сообщения в мессенджерах, и можно получить тюремный срок даже за толкование Корана. Если христианство – это про свободу, то надо пытаться понять, какие угрозы может принести цифровой контроль. Просто, чтоб думать над тем, как на это отвечать.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Юлия Овсянникова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-