ZINAIDA, украинская художница
Монумент Родина-мать может быть символом, таким, как статуя Свободы в США
Видео 16.02.2021 20:43

Призабытые древние украинские символы, разбуженные дыханием современности, могут не только открыть нам давно забытую могучую силу, но и воссозданные современными средствами – приобрести новые смыслы и аккумулировать энергию для преодоления нынешних проблем.

Украинская художница ZINAIDA (Зинаида Кубарь) работает в разных медиях искусств, для создания и демонстрации которых используются современные информационные и коммуникативные технологии, но черпает она вдохновение в наших корнях, национальных архетипах и традициях.

Это очень интересное объединение энергий прошлого с будущим: древние символы орнаментов, рисование которых гармонизирует психологическое состояние бывших военных, материнская ласковость в монументальных чертах Родины-матери, зафиксированная на видео первичная энергия женщины без самой женщины.

- Зинаида, ваше художественное творчество настолько широкое по своим направлениям - от создания орнаментов до съемок видео-арта о сущности женщины, что я даже не знала, с чего именно начать разговор, потому что все интересно! Поэтому, предлагаю начать... с кино – ведь весной при поддержке Госкино и «Дивись українське» должен выйти документальный фильм «Город, который исчезает», креативным продюсером которого выступили вы. Чем именно вас заинтересовала эта тема?

Для нас Киев - как собственное тело, ведь художники черпают вдохновение в земле, на которой воспитывались

- Благодарю за такое начало интервью, потому что эта работа действительно одна из моих самых важных. Я родилась в 5-м поколении киевлян, поэтому считаю, что сохранение Киева - моя определенная миссия. Тем более, что первое высшее образование я получала в Киевском строительном институте, и работала в Киевском научно-исследовательском институте теории, истории памятников архитектуры города Киева.

В моем роду много творческих людей, и архитекторов, и художников – и для всех нас Киев – как собственное тело, ведь художники черпают вдохновение в земле, на которой воспитывались.

Более 7 лет назад особенно остро встала тема исчезновения старых зданий – порой исторические архитектурные памятники, имеющие большую художественную ценность, исчезали за одну ночь. Тогда я начала фиксировать оставшиеся просто на фотоаппарат и создавать условную информативную справку.

Таким образом, у нас сложилась большая база и появилась идея каким-то образом привлечь к этой проблеме внимание людей, которые сегодня живут в Киеве, но, возможно, еще не понимают важности этого города не только для Украины, но и для Европы. Конечно, лучшее средство донесения информации - это кино, потому что визуальная картинка работает лучше всего. Так собралась команда людей, которым это тоже небезразлично – присоединились украинский режиссер Виктор Придувалов и кинопродюсер Андрей Ризоль. Мы начали работать над документальным кино, и на сегодня это уже готовая работа, которую, надеюсь, мы презентуем весной, а дальше будем продолжать снимать интервью на фоне важных исторических зданий с важными для Киева людьми, такими как композитор Валентин Сильвестров или художник Владимир Мельниченко. Коротенькие диалоги-портреты людей, которые являются иконами этого города.

- В фильме будет использован ваш фотоархив исчезнувших исторических зданий?

- Для фильма использовались мои совместно наработанные материалы вместе с Валерием Сопилкой (архитектор-градостроитель, ученый, профессиональный исследователь архитектуры и памятникоохранного дела, член международной ассоциации профессионалов ICOMOS и главный специалист отдела историко-градостроительных исследований Киевского центра охраны, реставрации и использования памятников истории). Но съемка для фильма делалась отдельно Виктором Придуваловым на широкопленочный фотоаппарат "Киев 89". Кино получилось сакральным, ведь там есть и образы, и символы, и живые люди, и здания, и фотографии. Это микс из важных элементов, которые являются энергией этого города.

Я УБЕЖДЕНА, ЧТО ТРАДИЦИИ ДОЛЖНЫ КАК-ТО ТРАНСФОРМИРОВАТЬСЯ

- Я так понимаю, что вы продолжите сотрудничество с кино, потому что уже уверенно шагаете в этом направлении: в 2020 году вы стали режиссером замечательного совместного клипа групп «Вопли Видоплясова», «Божичи» и Нины Матвиенко на песню «Купалочка».

- Да. Был такой опыт. Это прекрасная операторская работа известного украинского кинооператора Сергея Михальчука. Я очень уважаю всех музыкантов, которые приняли участие в записи клипа, конечно – и Нину Матвиенко, и Олега Скрипку, который всегда старается держать фокус на важных для Украины традициях.

Люди не уделяют внимания деталям, им нужны эмоции, переживания, шоу

Но я убеждена, что традиции должны как-то трансформироваться. Это не был просто воссозданный обряд Купала, который можно свободно посмотреть в Интернете. В нашем клипе появлялись некоторые необычные образы, хотя и присущие этому празднику. Например, колесо. Оно там было, но показано по-другому немножко – в колесо смотрел мальчик, который напоминал Кришну, играющего на флейте. То есть, мы капельку изменили привычные и ожидаемые вещи, чтобы человек по-новому воспринял символы этого праздника. Колесо - это солнце, именно поэтому его пускают на Купала, но мало кто об этом знает. Люди не уделяют внимания деталям, им нужны эмоции, переживания, шоу, а я уже устала от этого, поэтому я обращаю внимание на какие-то детали, в которых есть смысл.

КОГДА ЦВЕТОК РАСТЕТ, ОН ЖЕ НЕ ДУМАЕТ, НРАВИТСЯ ЛЮДЯМ ИЛИ НЕТ. ГЛАВНОЕ - БЫТЬ НАСТОЯЩИМ

- Не боитесь ли вы, что если люди ждут шоу, а вы им его не даете, то, возможно, к вашему творчеству будет меньше внимания?

- Я уже много лет вообще не думаю, как будут воспринимать меня мир или люди, поймут меня или не поймут (смеется). Когда цветок растет, он же не думает, нравится он людям или нет. Главное – быть настоящим, нести то, во что веришь, и показывать, как ты это понимаешь. Если ты это делаешь с энергией, то ее почувствует любой на любом уровне. И не надо будет спрашивать, нравится, не нравится, твою энергию почувствуют – и все.

- За собственной творческой энергией вы ездите в экспедиции, в которых и исследуете наши традиции. Как это происходит? Едете в забытые уголки Украины и прямо ходите по хатам и собираете их?

Когда ты чувствуешь свою силу и предназначение здесь, в стране, у тебя нет желания куда-то ехать и что-то искать

- Я понимаю ваш вопрос (улыбается). Конечно, это может казаться странным. Даже мои родители поначалу удивлялись, особенно мама, потому что они киевляне, и я выросла на асфальте, здесь, на Ярославовом Валу. В детстве я не ездила в село, у меня не было возможности прикоснуться к быту украинцев. У горожан и тех, кто живет на земле, совершенно разный быт и привычки, но у меня едва ли не с рождения была огромная любовь к природе, к чему-то чистому, обычному. У меня всегда было большое желание зайти в сельскую хату и посмотреть, как живут люди, какие предметы быта у них существуют, потому что как художник я люблю декоративно-прикладное искусство – это мой фокус, а аксессуары и костюмы – это одно из моих направлений.

Впоследствии у меня сложились хорошие отношения с этнографами, фольклористами, антропографами благодаря тому, что их знания имеют большую силу, несут большую мудрость и любовь к нашей земле, к нашей стране. Это то, что объединяет нас, позволяет почувствовать силу, а когда ты чувствуешь свою силу и предназначение именно здесь, в стране, у тебя нет желания куда-то ехать и что-то искать, потому что все есть здесь.

- В этих экспедициях вы ищете что-то конкретное или, скорее, там срабатывают какие-то ощущения, вдохновение, внушение, интуиция - когда идеи приходят неожиданно?

- Неожиданно. Конечно, иногда есть избранный фокус, когда я чувствую, что хочу узнать о какой-то конкретной традиции, связанной то ли с бортничеством, то ли с погребением, рождением ребенка, календарными праздниками, выпеканием хлеба или колодцами. Сначала расспрашиваю этнографов или исследователей, которые занимаются этой темой, общаюсь, читаю, иду в библиотеку, нахожу какие-то ресурсы, а потом предлагаю экспедицию – собираю команду, и мы едем в место, где есть носитель, который еще может что-то рассказать или показать, например, где есть действующие борти – колоды на высоких деревьях в лесу.

- Бортничество – сбор меда от диких пчел?

- Да. И эта информация порой меня настолько вдохновляет, заходит в сердце, находится там, а потом у меня рождается какая-то работа в современном видении, которая передана современными методами искусства и современным языком искусства.

ЭТО БЫЛО НАСТОЛЬКО МИСТИЧЕСКИ: НА ОДНОМ ХОЛМЕ – ЖИВЫЕ ЛЮДИ, НА ДРУГОМ - ТОЛЬКО ПТИЦЫ И УМЕРШИЕ

- Когда вы говорите "современный язык", что имеете в виду? Видео-арт? Вы сказали о традициях погребения, а я сразу вспомнила вашу работу «Белый гроб». Это нечто очень мистическое.

- Это моя давняя работа. Во время одной из поездок по Украине, в селе Пистынь возле Шешор (Ивано-Франковская область), я встретилась с невероятным фактом: на одном холме расположено село, а на другом – кладбище, где хоронят его жителей. От одного холма к другому была натянута конструкция из троса для переправки гроба, а под ними – мост, по которому ходят люди. Селяне объяснили, что с помощью той конструкции по воздуху на кладбище переправляют... гроб. Это было настолько мистически, даже трудно представить, на одном холме – живые люди, на другом – только птицы и умершие, а внизу – бурная, как сама жизнь, река. Это так образно – как представление из мифов, которые мы знаем о рождении и смерти – при погребении человека обмывают, переносят через воду, а здесь все происходит естественным способом. Сейчас люди это делают автоматически, по привычке, но ведь когда-то решение об именно таком погребении в той местности появилось! Три года спустя, как я увидела ту воздушную переправу, мы ждали, в селе все было хорошо, люди были здоровы, а потом внезапно умерла женщина, уроженка этого села (она умерла в Италии, но ее последним желанием было быть похороненной там, где она родилась). Священник дал мне "добро" снять эти похороны, это не постановочная съемка. Это произошло как раз, когда у нас в стране начались печальные события, война, и когда мы снимали, я себе представила, что это – символическое ощущение Украины и того, что с ней происходит – гроб, который плыл по небу. Работа была вовремя снята и показана на моей дебютной выставке 4.5.0 в Нью-Йорке. Она стала знаковой для меня.

- Так это было снято тоже как документальное кино?

- Этот жанр искусства называется видео-арт. Немного похоже на документальное кино, но я не позиционирую себя как режиссер кино, ведь у меня нет такого образования. Я художник, я нахожу различные средства, как я могу выразить и трансформировать свою идею с помощью художественных средств: это может быть инсталяция, это может быть фильм, это может быть рисование, это может быть перформанс, сценография, но прежде всего я делаю это как художник.

НАДО РАССКАЗЫВАТЬ МИРУ, ЧТО МЫ ОТДЕЛЬНАЯ СТРАНА, ЧТО У НАС ОТДЕЛЬНАЯ КУЛЬТУРА С МОЩНЫМИ КОРНЯМИ

- Очень знаковой считается ваша видео-инсталляция "Трансформация". Она была представлена на Первой Киевской международной биеннале современного искусства "Арсенал 2012". Ее знаковость заключается в том, что после нее, собственно, мощно развилась ваша карьера?

- Знаковость ее была во всех смыслах. Во-первых, это первая биеннале современного искусства, которая проводилась в Киеве. Во-вторых, это было мое первое видео, до этого я не снимала. В-третьих, я смогла все знания, которые накапливала относительно нашей украинской культуры, ее основных символов, которые случаются в течение жизни с человеком, - каким-то образом рассказать.

Все события, самые важные в нашей жизни, запечатлены в символах

Работа снималась в течение девяти месяцев, и у нас после фильма забеременела половина команды (смеется), то есть, даже в этом она была мистической и знаковой.

Иностранцев, которые попадали на показ, настолько «включало», что они плакали, даже мужчины. Оно трогает любого, кто смотрит, потому что там есть наша символика, там заложены основные сакральные цвета – белый, черный и красный. Все события, самые важные в нашей жизни, запечатлены в символах.

- Ваших работ много за рубежом в коллекциях, они есть и в Америке, и в Испании. У вас были выставки даже в Перу, там широкая география. То есть, вы презентуете традиции нашей страны в мире. Вас можно считать культурным дипломатом?

- Спасибо, пожалуй, да. Честно говоря, уверенности в том, что я делаю все правильно, мне добавили кураторы, когда, перебирая мои работы, которые они приобщали к групповым выставкам, говорили: нет, это неинтересно, а эта работа – интересная. Им были интересны только те работы, которые несли что-то именно об Украине, о нашей культуре! Это мне придало уверенности, что фокус именно на исследование культуры, который я держу, интересен в мире.

Почему бы не показать природную Украину немножко необычной, не ожидаемой?

Об Украине знают не всегда хорошо, в частности, и из-за политических событий, в положительном аспекте – разве что благодаря спорту. Однако надо рассказывать миру, что мы отдельная страна, что у нас отдельная культура с мощными корнями.

Так почему не показать вот такую природную Украину немножко необычной, не ожидаемой? Конечно, мы хотим быть частью Европы и являемся ею, но немножко опаздываем, чтобы технологически показать уровень нашей культуры в современном плане. Но ведь можно показать глубинные корни, силу и мощь в людях, которые находились на этих территориях, даже трипольцы – это наша айдентика.

- Вы с фэшн начинали, а затем ушли в другие направления. Тем не менее вас в фэшн тянет – в прошлом году на украинской Неделе моды вы представили интересную коллекцию платков «Матуся», в которой главным символом стал монумент Родины-матери. Не жалеете, что когда-то ушли из мира законодателей моды?

- Я была художником с пяти лет: училась в студии, и мой путь всегда был как художника. И на фэшн-платформу я вышла тоже как художник – разрабатывала принты, узоры, конструкции, которые повторяли мои работы. У меня нет образования дизайнера. Мне больше интересно исследовать декоративно-прикладное искусство и фэшн, это, скорее, было средством или инструментом, благодаря которому я показала свои работы большему количеству людей.

Считаю, что монумент Родина-мать, к которому многие относятся критически, может быть символом, таким, как статуя Свободы в Америке

А коллекция платков "Матуся" как раз объединила темы Киева и орнаментов (которые я обожаю, создаю, рассматриваю, коллекционирую на рушниках, на рубашках, на коврах). Это был и перформанс, и средство объединить мои исследования и идеи на платках.

Памятники культуры советского периода, в том числе и монумент Родина-мать, не очень пользуются популярностью – люди поколения моих родителей вообще критически относятся к ней, а я считаю, что она может быть хорошим символом, как статуя Свободы в Америке. То есть, я стараюсь немножко обратить внимание людей на якобы привычные вещи, которые нас окружают.

ТО ЛИ ВЫШИВАНКА, ТО ЛИ ВЫШИТЫЙ РУШНИК В ДОМЕ - ЭТО ВЕЩИ, КОТОРЫЕ РАБОТАЮТ ДЛЯ АККУМУЛЯЦИИ ЭНЕРГИИ

- Возвращаясь к орнаментам. Вы сказали, что каждый символ имеет значение. Можно, например, «прочитать» украинские рушники? Расшифровать, что в них было заложено мастерицей?

- Конечно. Я изучала семантику узоров и сакральную геометрию, и как все оно работает в пространстве. На этом даже разработала методику своих волонтерских занятий с военными и с детьми, у которых были расстройства аутизма.

Есть много ссылок о том, какое значение имеет каждый символ - они универсальны, потому что так люди отражали стихии природы, привносили эти элементы в одежду, в предметы быта, чтобы они символически работали на них.

То ли вышиванка, то ли вышитый рушник в доме - это вещи, которые работают для аккумуляции энергии. Именно на этом я и построила свое видение орнамента. На рушниках мы видим повторяющиеся символы, - это орнамент, но у меня символы существуют в своем хаотичном пространстве, они очень энергетические. Я сама их рисую, сама создаю и сочетаю, конечно, они по-своему работают. И те платки, которые вы увидели в коллекции «Матуся», у каждого была своя энергия – то ли регион, который меня вдохновил, то ли время года. Но это - мои любимые геометрические орнаменты.

ИСКУССТВО ДОЛЖНО РАБОТАТЬ НА ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ НЕ РЕШАЮТСЯ ПОЙТИ В МУЗЕЙ, ПОТОМУ ЧТО УБЕЖДЕНЫ, ЧТО НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮТ В ЭТОМ

- Сейчас все платки есть в коллекции? Потому что я знаю, что вы как-то делали акцию, когда бесплатно раздавали свои произведения искусства. Обычно художники продают свои работы, а вы – раздарили. Некоторые сейчас даже в театрах хранятся.

- Это был действительно странный манифест от меня. Не знаю, почему так произошло, но я почувствовала, что необходимо это сделать. У меня было несколько причин: во-первых, это такой протест против того, что искусство может быть только в галереях и музеях, и только для избранных людей. Обычно туда приходят кураторы, искусствоведы, те, кто разбирается в искусстве. Я же считаю, что искусство должно работать на людей, которые не решаются пойти в музей, потому что уверены, что ничего не понимают в этом. Мне захотелось раздвинуть ограничения, чтобы люди поняли – к искусству можно прикоснуться, с ним можно взаимодействовать.

Искусство должно быть духовное, потому что материальные вещи уже накоплены в музеях и коллекциях, а мир загрязнен предметами

Я подумала, что у меня есть некоторые вещи, которые хранятся в мастерской, но уже «отработали» свое – я их нигде не показываю, они просто лежат и ни для кого не работают. Собрала их – и отдала тем, кто захотел, и некоторые театры вызвались: «Актер», «Киев модерн-балет».

И еще одна причина: я почувствовала, что необходимо двигаться дальше и дематериализовать искусство. Искусство должно быть духовное, а материальные вещи уже накоплены в музеях, в коллекциях этого уже много, мир уже загрязнен предметами, объектами. Мне кажется, надо это отпустить и уйти в другое искусство. И это еще один мой посыл.

МЕНЯ ПРИГЛАСИЛИ В ГОСПИТАЛЬ И Я СРАЗУ ОТКЛИКНУЛАСЬ, ПОТОМУ ЧТО ОЧЕНЬ ХОТЕЛА ПОМОГАТЬ, НО НЕ ЗНАЛА КАК

- Кроме того, что вы бакалавр по истории искусств, вы еще и бакалавр психологии. Помогает ли это вам в вашей волонтерской работе? В частности, в добровольной инициативе ArtRehub, где вы через арт-терапию, через искусство оказываете психологическую помощь людям?

- Когда началась война, я задумалась, чем я могу помочь? Среди моего окружения тогда было уже много волонтеров, люди активизировались, начали помогать на фронтах. Но первые военные, которые возвращались, нуждались и в психологической помощи, адаптации к мирной среде. И я, как художник, решила им помочь, потому что по себе знаю, как искусство может гармонизировать психологическое состояние, снять психологические блоки, помочь сделать важные шаги в жизни.

Поскольку у меня уже до этого была практика работы с детьми с расстройствами аутизма, меня пригласили в госпиталь. Я сразу откликнулась, потому что очень хотела помогать, но не знала как.

Я исследую орнамент, знаю, как работает символ, как его можно создать, чтобы он помогал аккумулировать энергии – вот я и разработала методику «Красная нить», которая «включает» человека во время рисования или создания символа, активизирует его творческий ресурс, который помогает избавиться от страхов, стрессов и дисгармоничных состояний, с которыми они приходят на эти занятия.

Я создала команду психологов и художников, которые овладели экологичностью работы, ведь очень важно, какой ты приходишь к людям – надо быть вдохновленной и нести свою энергию. Я научила их упражнениям, которые необходимо делать, чтобы работать с блоком на физическом уровне, как разговаривать, как одеваться. Это была такая маленькая армия, которая работала по разным госпиталям и внедряла эту методику.

Психологическое образование мне, конечно, помогает в общении с людьми, но, если честно, то я разочарована в психологии (может, это просто была еще советская методика обучения). Например, мне психологи делали замечания, что красный цвет провоцирует агрессию, не рисуйте красным с ребятами, говорили они, когда я работала с военными. Но красный - это энергия жизни! Она не провоцирует агрессию, а как раз «включает» энергию жизни, огонь, желание что-то делать, действовать. Здесь он по-другому работает: когда человек рисует красным цветом, он утверждает себя.

- ArtRehub работает и сейчас?

- Мы сейчас работаем, но только с детьми из семей ветеранов или детьми, в семьях которых кто-то погиб на войне. Из-за карантина сейчас занятия проходят в онлайн-режиме.

Я ПОДАЛА РАБОТУ "БЕЗ ЖЕНЩИН" НА ВЕНЕЦИАНСКУЮ БИЕННАЛЕ В 2022 ГОДУ. ОНА ВАЖНА НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ МЕНЯ, НО И ДЛЯ ВСЕХ - И МУЖЧИН, И ЖЕНЩИН

- В своем творчестве вы много внимания уделяете раскрытию женских символов, архетипов, смыслов, а вот ваша новая (еще не презентованная публике) работа называется «Без женщин». Как так?!

- (смеется) Это как раз работа о женщине! Она создана на интересном исследовании: как мужчины, которые пасут коров и овец на пастбище, по 4 месяца живут там абсолютно без женщин. А женщины в это время остаются и живут без своих мужей и делают всю работу по хозяйству.

- То есть, вы через отсутствие женщины показали ее важность в жизни мужчины?

- Мне хотелось показать не так важность, как саму сущность существования женской энергии в быту тех мужчин. Во всем, что они делают в обычной жизни, есть энергия, которую они тратят на взаимоотношения с женщинами, на совместную жизнь – она аккумулируется, сублимируется, и выражена почти во всех их действиях, когда женщин рядом нет.

Это настолько красиво и чисто, что порой, когда где-то видишь, как мужчины разговаривают с женщиной, хочется закрыть уши и вспомнить эту видеоработу, вспомнить образ того мужчины с полонины, который сосуществует с женской энергией на духовном уровне.

Я подала ее на Венецианскую биеннале, которая пройдет в 2022 году. Мне кажется, что «Без женщин» – это очень важная работа не только для меня, но и вообще для всех - и мужчин, и женщин – для духовного обогащения и глубокого понимания друг друга.

Любовь Базив. Киев

Фото Владимира Тарасова и из личного архива художницы

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-