Вышить, чтобы выжить. Как медсестра из военного госпиталя восстанавливает давнюю украинскую выбойку

Вышить, чтобы выжить. Как медсестра из военного госпиталя восстанавливает давнюю украинскую выбойку

Укринформ
Что было в Украине до вышивки? Первыми были выбойка и малеванка - как писанка…

Василине Плебанович – 25. За плечами служба операционной медсестрой в 66-м мобильном госпитале (расположен в Покровске Донецкой области), много переживаний за каждого раненого и боль по тем, кого не смогли спасти. В госпитале девушка познакомилась с будущим мужем. Их дочери Диане уже три. Когда Василина ушла в декретный отпуск, говорит, два года не хотела никого видеть и ни с кем разговаривать. Ей трудно было привыкнуть к мирной жизни. Помогла выбойка. Девушка начала восстанавливать древнюю технику и сейчас делает вышиванки с орнаментами, каждый из которых, говорит, способен не просто оберегать того, кто его носит, а осуществить мечту владельца или владелицы. О том, как рукоделие стало не просто увлечением, а реабилитацией, о войне, которая не отпускает, – в новом материале спецпроекта «Укринформа» к 15-летию Всемирного дня вышиванки.

«МНЕ НЕДЕЛЮ ПАХЛА КРОВЬ ПОГИБШЕГО»

«Я была на Майдане, потом помогала армии как волонтер, но видела, какие ребята возвращаются с передовой, понимала, что должна быть там, должна быть полезной, ведь я медик по специальности. Я искала часть с лета 2015-го, мне было 18. Меня никто не хотел брать, потому что очень молодая, потому что девушка, хотя у меня хорошая физическая подготовка, не хотела сидеть в тылу, рвалась на фронт. В конце концов, в начале января 2019 мне дали отношение, и 1 апреля началась моя служба», – рассказывает Василина.

Девушка из Львова была операционной медсестрой в мобильном госпитале в Покровске. Служба давалась трудно. Много раненых, почти без сна.

«Я очень близко к сердцу принимала боль ребят, пропускала все через себя. Мне даже другие медики замечание делали: «А ты его знаешь? Это что, твой брат?» А я не могла смириться, ведь раненый воин – это чья-то поломанная жизнь, возможно, разбитая судьба».

В один жаркий день лета 2016-го они поехали на вызов в Курахово. Тогда были мощные бои возле Марьинки. Было несколько раненых, их уже оперировали. Один умер на операционном столе. Второй тоже.

«Третьего мы оперировали 12 часов, но он тоже умер. Мы очень боролись. Так хотели, чтобы он жил! Дополнительную кровь вызвали. Делали, что могли. Но у него были множественные ранения внутренних органов: легких, желудка, печени. И я в работе даже не заметила, как меня залила его кровь с простыни. Когда я приехала обратно в Покровск, пошла в душ, начала мыться – и не могла отмыться. Мне, наверное, еще неделю пахла его кровь. Я не могла отмыться от нее. Я очень хотела, чтобы он жил!» - с дрожью в голосе вспоминает Василина.

Тогда же она виделась с Сабиной Галицкой - медиком 10-й отдельной горно-штурмовой бригады, которую российские оккупанты убили 20 февраля 2018 года. Они познакомились еще в "Десне" во время выучки.

«Она очень хотела со мной поговорить. Я говорила: «Позже попьем чаю, поговорим». Ведь не виделись давно! А потом мы повезли еще одного раненого в госпиталь. Мы так и не поговорили, даже номерами телефонов не обменялись», – говорит Василина.

Она узнала, что Сабина погибла, когда была беременна. Праздновали с мужем первую годовщину брака. Он прочитал в интернете новость и не знал, как сказать жене.

«Показал мне ее фото. Мне аж плохо стало. Я не могла поверить, что так произошло! Очень-очень жаль», - с грустью говорит Василина.

ВЕРНУТЬСЯ С ВОЙНЫ

С будущим мужем девушка познакомилась тоже в госпитале. Бойца батальона «Донбасс» привезли 23 августа 2016 года с обломочным ранением ноги. Осколок, который полностью пробил бедро, извлекли.

«Он был всего в миллиметре от артерии. Видно, как артерия пульсирует, и обломок пульсирует возле нее. Это было чудо, что его довезли, что он в пути не перерезал артерию, потому что дороги плохие. И это как-то так запомнилось. Мы его зашили, я сделала перевязку. И он попросил осколок. Я перед этим всем отдавала. А тут буквально за несколько дней до того, как его привезли, вышел приказ, чтобы все обломки описывали и не отдавали, этот обломок потом должен был подтвердить ранение. Я пообещала отдать позже. У него не было ни телефона, чтобы номер записать, ничего. Как был на позициях, так и привезли. Даже паспорта не было. Его из-под обстрела вывозили», - рассказывает медик.

Вспомнила она об обещании через несколько недель. Нашла на Фейсбуке парня, отправила ему фото обломка. Начали общаться. Он долго лечился, потому что осколок перебил нерв. До сих пор, говорит Василина, нога плохо работает. Впоследствии его комиссовали.

Девушка ездила домой и навестила его во львовском госпитале.

«Мы начали общаться, и как-то оно все завязалось. Видимо, судьба. Потому что я была категорически против того, чтобы иметь отношения с пациентами или коллегами. Да и ехала на Донбасс служить, а не парня искать. 21 февраля 2017 года мы поженились. 1 марта 2018-го родилась Диана. Уволилась со службы я в прошлом году. Сперва даже продлила контракт. Но потом подумала: ну как с ребенком жить там? Для меня трудно воспринять, что дети живут на войне. Их надо оттуда забирать! Государство должно помогать семьям уехать. Дети не должны жить на войне! Это очень страшно», - говорит девушка.

Когда еще служила, говорит, хотела всем рассказать, что война до сих пор продолжается.

«Когда вернулась, прекратила вообще об этом говорить. Я не хотела разговаривать, ни с кем общаться. Наверное, это была депрессия. Даже с коллегами, с медиками, с которыми там была, с бойцами не хотела видеться. Я замкнулась в себе. Мне звонили, а я просто не брала трубку. Вспоминала раненых, погибших, мне снилась война. Так продолжалось два года. Только в прошлом году я настроила себя, что надо что-то делать. Сказала себе, что надо чем-то заниматься, иначе все будет бесполезно, что мы сделали – наша жертва, та цена, которую мы заплатили», - говорит Василина.

Она также тяжело переносила результаты президентских выборов, «усталость» людей от войны.

«Даже не хочется лишний раз показывать удостоверение участника боевых действий. Спрашивают: «А что это за удостоверение?» Стараюсь не всегда его с собой брать. Неприятно, когда на тебя смотрят косо. Помню, как ехала впервые во Львове с мамой по удостоверению. А водитель: «Купила! Что ты делала на войне, что удостоверение получила? Ты же женщина. Почему туда поехала?» А еще было, когда я беременна была, мы ехали с мужем, он опирается на палочку. Водитель тоже спрашивает: «А почему это по удостоверениям? Понятно, как ты его заработала», – и так посмотрел на мой живот. Муж его чуть не избил», - рассказывает девушка.

Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей о войне, политике, полтора года назад она начала заниматься выбойками. Хотя никогда до этого такого не делала.

РУБАШКА ДЛЯ ЛЮБВИ, БРАКА, ДЕТЕЙ

«Я начала интересоваться, что было до вышивки, о которой мы все знаем, откуда она пошла. И тут я нахожу информацию о том, что первыми были выбойка и малеванка – как писанка. Расписывали одежду. Люди варили краску из растительных компонентов, чаще всего на льняном масле, бывало, на маковом. И это было еще в ХІ веке, в какой-то момент они с вышивкой существовали параллельно. Но вышивка - это очень тяжелая работа, требующая много времени и усилий. Поэтому популярной была выбойка. Были даже специальные выбойщики, которые приходили и украшали людям одежду», – рассказывает Василина.

По ее словам, чаще всего вышивали рубашки. Юбки, запаски, даже плащи знати были украшены выбойкой. Хотя найти информацию было сложно, поскольку техника не то чтобы утрачена, но редкая.

«Я придумала классную игрушку – аиста. Шила их много, дарила друзьям. И муж видит, что у меня тяжелый период, купил машинку. А мне так захотелось пошить блузку! Начала делать, оно у меня получается, друзьям дарила. И это стало для меня реабилитацией. Ты не думаешь о плохом, просто времени на это не хватает», – с улыбкой говорит девушка.

В ее семье – все резчики. Даже храм украшали. Поэтому для Василины было несложно нарисовать узор и вырезать его на дереве. Чаще всего - на липе. Скажем, осина раскалывается, рисунок портится. Липа легкая для резьбы и наиболее долговечная.

«Очень мелкие узоры пока не делаю, потому что руку еще не набила, – говорит Василина. - У каждого рисунка свой смысл. Каждая рубашка - оберег. Я в каждую выбойку вкладываю любовь к Украине. Я создаю частичку Украины. Есть символы, которые выбиваются только в определенное время. Например, аистов можно выбивать только после Сретения и до осени, когда они улетают. Если выбивать зимой, они могут принести негатив. Аист – самый сильный символ здоровья. Если изобразить правильно, он будет приносить здоровье, положительную энергетику. Я рассказываю человеку значение каждого узора. Есть рисунки, которые используются только вдоль, есть те, которые только поперек. Я пытаюсь поговорить с человеком перед тем, как браться за дело, расспрашиваю, чего он хочет. Может, больше зарабатывать или ему не везет в отношениях. Есть специальная выбойка, чтобы найти пару, есть, чтобы выйти замуж, родить ребенка, если долго не получается забеременеть. Важны также цвета. Черный - это не всегда печаль, это еще и богатство, потому что плодородные земли».

На изготовление одной рубашки уходит почти три недели. Василина говорит, работает только в хорошем настроении, чтобы рубашка действительно была оберегом.

После покраски она сушит рубашку по меньшей мере неделю. Затем стирает, чтобы смыть лишнюю краску. Советует стирать вещь вручную. Но и машинная стирка рисунку не навредит.

Она пока рубашки больше дарит, чем продает. Планирует ближе к лету делать акцент на футболках. Не исключает, что в дальнейшем рубашки будет и вышивать.

«Мне хочется, чтобы люди знали больше о нашей традиционной одежде, как та же выбойка. И я понимаю, что нашла то дело, которым хотела бы заниматься. И которое стало для меня настоящей реабилитацией», – говорит Плебанович.

Анастасия Федченко

Фото – из архива Василины Плебанович

Читайте также по теме этого спецпроекта:

1). Вышить, чтобы выжить
2). Вышить, чтобы выжить: переселенцы возрождают подольскую вышивку

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-