Пийтер Матл, скульптор, организатор Карпатского скульптурного симпозиума
Что заложишь в скульптуру, то и будет множиться в пространстве, поэтому никогда не закладываю в работу агрессию, зло... и пустоту
22.07.2021 20:54

Мы встречаемся с мастером в его родовом доме в Мукачево: мало кто из современников может похвастаться усадьбой, где в течение века живет его семья. Наша история в ХХ веке редко кого побуждала к этому, большинство вынужденно или от больших чувств покидали прадедовские гнезда.

Усадьбу Матлов в центре Мукачево до сих пор делят семьи мастера, его брата и сына, которые ходят друг к другу на обеды или ужины, вместе пьют кофе и работают. Этот старый дом известен в городе, он когда-то принадлежал легендарному историку и археологу Тиводару Легоцкому (исторические исследования которого до сих пор цитируют ученые, и чья частная коллекция в ХХ веке стала основой для крупнейшего на Закарпатье музея), и Пийтер Матл в свое время почтил его память: сделал и разместил на фасаде мемориальную доску, посвященную Легоцкому. Ну, и фотопортрет историка висит у Матлов на стене в гостиной Среди фотографий предков.

Но о Легоцком мы еще вспомним. Разговор же начинаем со знакомства с работами маэстро. Хоть в саду за домом и находится с десяток его работ (сюда иногда водят экскурсии детей из мукачевской "художки"), Матл в первую очередь демонстрирует нам виртуальную выставку на рабочем компьютере. Это работы разных лет, об идее и сути которых мастер может рассказывать часами. И даже сложно сказать, что интереснее: рассматривать эти скульптуры или слушать истории о том, как они материализовались из дерева или камня их-под рук Пийтера Матла.

Его недаром называют гениальным. Во время общения с художником постоянно ловлю себя на мысли, насколько все фразы Матла просты и правдивы – до гениальности! О храмах, о религии, о семье, о смысле работы, о патриотизме... Разговор наш наполнен этими смыслами! Наименьшее, что вам захочется после него - сесть в авто или на бицигли и проехаться взглянуть на его скульптуры в разных локациях Закарпатья. А наибольшее – заглянуть внутрь себя и задать себе те же вопросы, что и художник: кто я, откуда мои корни, что я несу потомкам?

СЕЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ СЕГОДНЯ ДОЛЖНА НЕСТИ МОДЕРНОВУЮ ЭСТЕТИКУ

Большинство работ последних лет у Пийтера Матла связаны с церковной скульптурой. Впрочем, он не просто делает иконостасы для церквей или памятники во дворах храмов. Мастер пытается привносить в церковную скульптуру модерновую эстетику. Самое трудное здесь, говорит - убедить общину, что именно так стоит украшать храм: художественно и по-современному.

- У нас очень много церквей строится на Закарпатье, немало зданий вернули церкви в процессе реституции, и все эти здания пусты, их надо чем-то наполнять. Тесно сотрудничаю с греко-католической и римско-католической общинами Закарпатья. Началось все с первого современного алтаря для церкви в Четове (Виноградовский район). Я выполнил его таким образом, что по канонам он был пригоден для использования как римо-, так и греко-католикам. Позже в церкви в Великом Бычкове выполнили в дереве всю алтарную часть, они потом сами застелили то овечьими шкурами – получилось невероятное сочетание, хотя сначала говорили церковники: ты что, хочешь нам из церкви колыбу сделать?! В этом же храме сделали баптистерий (чаша для крещения – авт.) в форме скалы в память о Потопе, когда человечество впервые очистилось водой. В Джублике (греко-католическая святыня на месте, где детям было явление Богородицы – авт.) я делаю скульптуры с тех пор, как там основан монастырь, там, можно сказать, уже моя художественная галерея, – улыбается Матл. - Мне самому было в Джублике явление Божьего чуда, когда по большой 3-метровой скульптуре, которую я Богородице делал, пошла трещина в форме креста прямо в сердце...
- Модерновые алтари и скульптура, – объясняет скульптор, – не просто копирование образов святых по существующим канонам (то, что называется "культовым искусством"). Я пытаюсь показать, что вот есть дерево, созданное Богом, у него уже особая структура, стоит просто подчеркнуть ее – и уже можно молиться на это совершенство. Но для понимания таких вещей надо воспитывать священников и убеждать общину в современной эстетике. Это долгий процесс. И тяжелый. Обычно я делаю макет, презентацию и 1,5 часа рассказываю церковной десятке или двадцатке, почему так необходимо. Они боятся современной скульптуры.

ЕСЛИ ЛЮДИ В ЦЕРКВИ ВИДЯТ КИЧ, ТО И ДОМА У НИХ ТОЖЕ КИЧ

- Какие аргументы находите?

- ХХІ век, в котором мы живем, должен нести свои формы, смыслы. Мы не можем мыслить так, как в XVII веке или в Средневековье. И если церковь сам культ меняет, осовременивает (например, формат мессы, ее время, продолжительность, чтение на местных языках), то хорошо было бы и скульптуру в церкви тоже осовременить. Был случай, когда селяне хотели меня на вилы взять после такой лекции, – смеется, вспоминая, художник. – Но священники мне верят, они понимают, что именно имею в виду.

Ну, и стоит сказать, что эта католическая церковь в Четове сейчас в туристическом путеводителе именно благодаря своей современности как в архитектуре, так и в скульптуре. Поэтому те селяне, которые меня в 2003 году прогоняли из храма, теперь хвастаются: мол, а ведь это у нас Матл сделал ту самую уникальную скульптуру!

- И еще важный момент в этом деле, о котором хотел бы подчеркнуть, – отмечает Пийтер Матл. - На Закарпатье для сельских людей церковь до сих пор играет ключевую роль в воспитании эстетики (в селах нет музеев или галерей). Почему? Потому что это то здание в селе, где всегда параднее всего (красивее всего – диал.). И если в храме люди видят кичевую эстетику, то и домой себе несут кич. А если в церкви они видят модерн, что-то складное, эстетическое, то сначала этого не понимают и боятся, но впоследствии несут эти идеи и в свои дома. Так воспитывается культура.

КТО ТАКОЙ ЛЮЦИФЕР СЕГОДНЯ? ЭТО ВОР ВРЕМЕНИ

Но одно дело – внутреннее убранство храма, другое – уличные, парковые скульптуры.

- Сейчас как раз работаем над скульптурой Богородицы для храма в Виноградове – она будет в форме тюльпана. Но одна из моих любимых работ такого плана - это модерновая подача памятника Архангелу Михаилу, который побеждает Сатану. Есть канон на Михаила и Люцифера, где они изображаются в бою, как рыцари. Я не хотел изображать их борьбу и победу Михаила классически. Стал думать. Что такое Люцифер сегодня? Как мы его сейчас представляем? В средние века его изображали рыцарем в панцире, во времена Возрождения – воином с мечом. А кто Люцифер сейчас? Какое самое большое зло в наше время, которое надо побеждать? Решение нашлось в моей семье, оно, как всегда, очень простое. Я сотни, тысячи раз пробовал бороться с этим злом – и у меня не получилось (может, получится у детей, на это моя надежда). А понял я такое: у моего деда было на меня очень много времени. У отца - уже меньше. У меня и на родителей, и на детей своих было и есть еще меньше времени – и это меня тревожит. Хотя у моих детей на меня времени еще меньше, чем у меня на них. Ну, а внуки даже слышать ничего не хотят, им лишь бы сидеть в планшете. То есть, Люцифер сегодня - это вор времени! Если нет времени – нет любви, общения, ничего нет...

Скульптура получилась огромная, 5-метровая. На памятнике я сделал циферблат с пикселями, которые переходят на тело Люцифера, которого побеждает Михаил – на том циферблате 2/3 времени у нас уже украдено, но все равно треть еще осталась, ее еще можно отвоевать у Люцифера. Ее надо не упустить, потому что от этого зависит наша личная победа над злом. Этих точек нет на Михаиле, он органичен, его крылья похожи на листья тополя. Но вопрос был: как сделать лицо Михаилу, потому что он убивает. Эмоция, с которой убивают - это агрессия. А если изобразить его таким – он в тот же миг сам становится Люцифером!

СКУЛЬПТУРА УМНОЖАЕТ В ПРОСТРАНСТВЕ СМЫСЛ, ЗАЛОЖЕННЫЙ ХУДОЖНИКОМ, ПОЭТОМУ ВАЖНО НЕ ЗАКЛАДЫВАТЬ ТУДА НЕГАТИВ И ПУСТОТУ

- Я много наблюдал за человеческой агрессией. Например, когда дискутируем на церковную тематику, когда меня убеждают в правильности каких-то правил или догм, вижу: если не поддаюсь, люди становятся сразу злыми, агрессивными, хотя мы говорим о Боге. На это страшно смотреть, и я всегда думаю: ну, вот ты говоришь со мной о Боге, убеждаешь меня в правильности пути к нему, почему же ты при этом выглядишь вот так? Поэтому нашел для Михаила другое решение, его лицо без агрессии, без негатива.

Решил идти именно в таком направлении: я приумножаю добро. Это сакральное

А что касается негатива в скульптуре... У меня такое мнение: художник – не просто неординарная профессия, это очень ответственная работа. Потому что ты воспитываешь людей. Тем более это важно, если ты парковый скульптор или монументалист: потому что в выставочный зал кто-то пойдет, кто-то нет, а в парке мимо твоей скульптуры ежедневно будут проходить зрители, у них будут возникать какие-то мысли. Надо себя готовить к этой работе не только на уровне идей, но и вкладывать туда определенную энергетику. Ведь если я был зол, когда работал, агрессивен или раздражен, – это все будет в камне. Негатив умножится и постоянно там будет вибрировать на природе, такие скульптуры будут вредить людям. А если там будет заложен позитив, добро, – оно так же будет приумножаться и хорошо влиять на людей. И еще одно важно: если ты ничего туда не заложил, просто сделал очередную работу, потому что хотел заработать денег, ты этим умножишь пустоту. А сейчас очень большая часть художников ни о чем не говорят. Пусто. Ноль.

И я когда-то решил для себя, что буду не просто создавать скульптуры, потому что это мой способ заработать деньги. Решил идти именно в таком направлении: я приумножаю добро. Это сакральная штука такая. Стараюсь придерживаться этого правила уже годами, - говорит скульптор.

ЗНАЛ, ЧТО ВЕРЕЦКИЙ ПЕРЕВАЛ - МЕСТО НЕОДНОЗНАЧНОЕ, ПОЭТОМУ В ПАМЯТНИК ЗАЛОЖИЛ МОЩНЫЕ ДРЕВНИЕ СИМВОЛЫ

Впрочем, наиболее узнаваемые в Украине скульптуры Пийтера Матла – это Илона Зрини с сыном Ференцем Ракоци II на одном из бастионов Мукачевского замка (ведь это - самый посещаемый туристический объект на Закарпатье), это памятник патриотизму, бесстрашию и отваге женщины, которая защищала Отечество сколько было сил и вдохновила на это сына. Ну, и памятник перехода венгров через Карпаты на Верецком перевале. Именно последний стал визитной карточкой скульптора и принес ему мировую славу. Хотя это, пожалуй, самая скандальная скульптура в Украине: радикалы постоянно обливают краской стелу, венгры со своей стороны ежегодно устраивают там политические митинги и культурные акции. И для закарпатских венгров, и для венгров из Венгрии Верецкий перевал является культовым местом, ведь по легенде – именно отсюда открылся вид их племенам на обетованную Родину в Дунайской низменности. Ну, а для украинцев это место траура: здесь в конце 1930-х годов после событий, связанных с провозглашением в Хусте независимости Карпатской Украины, венгры передали полякам карпатских сечевиков, которые затем были расстреляны.

В разговоре со скульптором мы не говорим о политике этого места (хотя она всегда на уме), но когда Пийтер Матл озвучивает мне глубину идеи, которую он здесь, в этом месте, воплотил, поражаюсь! Насколько аккуратно, удачно этот памятник вписан в природу. И я согласна подписаться под известным утверждением о том, что искусство для того и существует, чтобы примирять.

Ты – продолжение своих предков, это надо осознавать

- Я долго искал идею для этой скульптуры. Перед любым художником сегодня примеры предшественников, идеалы и образцы того, как не надо делать. И я начал думать: а где между ними я? И не находил ответа. Тогда обратился к первоначалам, до символам, самым первым формам искусства, которые создало человечество. Я изучал орнаменты в библиотеках, фондах, архивах. Поскольку я этнический венгр, изучал именно венгерские орнаменты. Мне надо было знать о своих корнях: откуда я, почему такой, что я несу дальше? Ведь нет такого ничего в мире, чтобы возникло с нуля. Ты – продолжение своих предков, это надо осознавать.

И вот я погрузился в мир народных легенд, сказок, музыки. Понятно, что те начальные художественные формы идут на уровне символов, импульсов. Вот крест или звезда Давида - это не просто знак, он дает нам определенный импульс. И я решил такой знак - но о венграх - поставить на конкурс. В конкурсе на создание памятника перехода венгерских племен через Карпаты на Верецком перевале, объявленном Венгрией в 1995-м году, принимали участие скульпторы со всего мира.

ЗВЕЗДА С КАРПАТСКОГО ЛИЖНИКА, ТУРУЛ, БОГИНЯ И ЕЛЬ

- То, что это место провокационное, я знал с самого начала, говорит Пийтер Матл. - Даже если бы я там поставил просто кусок дерева или камень - это бы всегда кому-то резало глаза. И я тогда подумал: а положу-ка я в саму форму скульптуры такой орнамент, который есть у нас в Карпатском бассейне у всех народов – и у украинцев, и у румын, и у венгров. Это звезда, она всем хорошо известна по верховинским и гуцульским лижникам. Если эту звезду перерезать пополам – получится форма моего памятника. Так и сделал. Я отправил свои эскизы в Будапешт - и выиграл конкурс. У меня тогда еще не было имени, был неизвестен как скульптор. И это была большая победа. Однако история скульптуры оказалась долгой. Из-за политики 12 лет надо было ждать, чтобы эту работу мне разрешили воплотить, – говорит Пийтер Матл.

- Сама легенда об обретении венграми земель в Карпатском бассейне связана с орлом-Турулом, эта птица вела их. Орел – это солярная птица, и если посмотреть на сам памятник, то внешняя его сторона напоминает орла, взлетающего в небо: четко видно голову и крылья. А если взглянуть внутрь, там у нас "негатив" - это рустический знак, женская фигура: голова, плечи и расставленные две ноги - это символ плодородия, земля. То есть, в моей скульптуре сочетание солнца и земли. Солнце, оплодотворяющее землю. Ведь древняя венгерская легенда как раз об этом: у Емеше, матери легендарного вождя венгров Алмоша, был сон, что орел забрал ее на небо, оплодотворил и сказал, что все ее потомки станут венгерскими королями.

Сейчас искусство превратилось в нечто потребительское: что тебе положили в рот, то ты и ешь. Я же хочу подвигать людей!

А еще эта скульптура имеет форму алтаря - это символ жертвы.

Такую символику я туда вложил, хотел, чтобы она была общей для всех, - подчеркивает скульптор.

Еще один важный момент относительно этого памятника: там на перевале чудесная природа, невероятные пейзажи! И первое, о чем я подумал, когда зашла речь о скульптуре на том месте: нельзя его осквернить. Надо либо красивее сделать того, что там есть (а это даже близко невозможно), либо подчеркнуть. Там тогда было еще больше елей (сейчас лес вырезали) – ну, и на стелу если посмотреть, то она словно крона ели, только из камня.

Скульптура вписалась туда абсолютно! Наибольшая похвала была, когда кто-то сказал, что такое впечатление, будто она там все эти две тысячи лет простояла. То есть она там органична. Вот о чем я хотел бы, чтобы думали те, кто приходит на это место. Я как художник всегда был за то, чтобы зритель не просто приходил на выставку и получал эстетическое удовольствие. Важно для меня, чтобы он дальше как сотворец додумывал, думал, потому что сейчас искусство превратилось в нечто потребительское: что тебе положили в рот, то ты и ешь. Я же хочу подвигать людей!

- Но этот памятник настолько заполитизирован, вокруг него никогда не бывает тихо: его обливают краской постоянно, митинги проводят... Как это вам наблюдать как автору?

- Ну, как, как?.. Отец любит, когда бьют его ребенка? Так и мне. Но - "против лома нет приема". Я в этой ситуации радуюсь одному: это не мертвый памятник. Он живет. Да – живет! Одни к нему ходят и молятся, а другие – краской обливают и поджигают. Но никого он не оставляет равнодушным!

ВЕРЮ, ЧТО БЛАГОСЛОВЕНИЕ ЛЕГОЦКОГО ОБЕРЕГАЕТ НАШУ СЕМЬЮ

- Как вам живется в этом семейном гнезде? Всегда восхищалась тем, когда роды поколениями живут на одном месте и передают от деда к внуку вещи, мебель, дом...

- Старый дом не так выглядел, как сейчас, он был немного перестроен дедушкой и бабушкой. Да, это дом Тиводара Легоцкого, наша семья купила его у семьи легендарного историка сто лет назад. Во времена "советов" дом у нас забрали и нашей семье оставили в нем одну квартиру: "уплотнение", все все понимали, и никто ничего не мог сделать. Мы были венграми, таких высылали в Сибирь. Да еще и до прихода советов были проблемы: бабушку забирали в Гестапо за то, что она прятала евреев. Ну, а мой дед был депутатом парламента Венгрии - понятно, что наша семья сразу была на учете в КГБ. Бабушка всегда говорила, что деду очень повезло, что он в 1943-м умер (у него был рак горла), потому что иначе – Сибирь и тюрьма. Да и без него, начиная с 1947-го года (с приходом советской власти на Закарпатье – авт.) в нашем доме обыски были каждую ночь. Бабушка рассказывала, что поздно вечером приходили "кагебисты" и все перерывали – оказывали такое психологическое давление. Бабушку не забрали в Сибирь, потому что она на тот момент уже была очень больна. А других знакомых и друзей забрали...

Пийтер Матл показывает и рассказывает нам о своих предках по портретам на стене.

- Но фамилия у вас не венгерская. Матл – это что-то другое... Чешская?

- Немецкая. Предки были моравами. Мой прапрадед родился возле Граца в маленьком селе, был лесником, и граф Шенборн привез его в Нижние Ворота, а позже они попали в Мукачево. Очень интересна вот эта фотография, это прадед с маминой стороны, там серьезные дворяне были, родной брат деда был в составе высшего командования войска Австрийской монархии. Ну, а моя бабушка в 1932-м году была "Мисс Одесса", она была замужем несколько раз: дед умер рано, а надо было жить и детей растить.

А моя жена Сирануш - "печена", как у нас говорят, армянка, вот тут на стене справа и ее предки (жена скульптора – известная актриса, одна из лучших актрис Мукачевского драматического театра – авт.). Всех мы тут вспомнили, никого не забыли, даже Легоцкого - как же без него? Кстати, от Легоцкого дома имеем благословение сквозь века.

- Как это? - решаю уточнить.

- Во время ремонта в прошлом веке домашние нашли под подоконником на кухне шкатулку с запиской. В ней - благословение всем, кто будет жить дальше в этом доме. "Эту кухню в 1868 году я пристроил к этому дому, который получил в наследство от Дебрентеи Имре, моего тестя, мы здесь проживаем с Марией (вторая жена Легоцкого – авт.) и просим Божьего благословения на наш дом, нашу семью, нашу Родину и на всех тех, кто здесь дальше будет жить". Это, я вам скажу, было в самом деле, как клад найти! Я верю, что человеческие чувства и энергия, которую люди вкладывают в свои слова – будь то добро или зло – идут дальше и передаются другим. Верю, что это благословение оберегает мою семью.

ПОЧЕМУ НЕ УЕХАЛ? ПОТОМУ ЧТО МОЯ МИССИЯ: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРЕД ПОТОМКАМИ

- У вас есть имя, роботы, которые говорят сами за себя... Художники, получив такую славу, обычно не остаются в провинции. Очевидно, что вам не раз предлагали уехать – хоть бы и в Будапешт. Почему вы до сих пор здесь, в Мукачево?

- Я вам скажу, что в молодости очень этого хотел – уехать, заработать европейскую карьеру, славу, деньги... Будете смеяться, потому что те, кто меня тогда от этого отговорил в 1990-х, давно уже живут за рубежом: в Канаде, в Лондоне... Хотя потом, в 2000-х годах, был такой момент, что мы хотели семьей выезжать в Венгрию, у меня были там друзья, местные депутаты, они делали постоянные заказы, я был такой себе предвыборный художник: у них, как и у нас, перед выборами принято ставить памятники в громадах, чтобы за тебя голосовали активнее. Это в районе Балатона, там в городах и селах много моих парковых скульптур. Мне давали служебную квартиру, заказ. Все шло замечательно. Мы даже начали уже делать документы, переводили дипломы. Но настал момент, когда мне Боженька сказал: "Ану, марш домой!" Однажды, когда я в очередной раз приехал в Мукачево, младший сын, который меня тогда почти не видел, сказал мне "дядя". Я тогда бросил эти "заработки" сразу. Сказал себе: какой смысл, что где-то в парках будет много моих скульптур, если моя молодая жена и мои дети меня не будут знать?

Поэтому сейчас Арпаду (сын Пийтера Матла – авт.) говорю: будь счастлив тому, что даже если ты не много денег зарабатываешь, ты возле своей семьи живешь. Потому что я в такое время ездил по миру и вас не видел. И сожалею об этом.

Тогда из-за этого моего решения мы остались без денег. Очень тяжело было какое-то время, пока не пришел как-то к нам Имре Пак (известный бизнесмен из Мукачево, который эмигрировал в США, меценат – авт.). У нас в гостиной тогда были такие потрепанные кресла, старый коврик на полу, еще бабушкин – а это американцы, богачи! Мне было стыдно, и он это видел, поэтому сказал: "Пийтер, давать подачки художнику не принято, придумай что-то, и я тебе заплачу за работу". Он после ужина дал 16 долларов моим детям на конфеты, это была почти месячная зарплата тогда, малые не знали, где себя деть от радости! Я тогда сделал эту мемориальную табличку Легоцкому, что сейчас на доме, И знаете – после этого как-то пошли заказы. Правда, в основном из Австрии и Швейцарии, но была работа, я был дома с семьей и был счастлив. Поэтому я это воспринимаю так, что, видимо, такая моя миссия:  ответственность за прошлое перед потомками... Хотя у нас власть имущие смеются над культурой, она не финансируется. Но кто-то должен здесь это делать. Мы должны что-то оставить потомкам.

СКУЛЬПТУРНЫЙ СИМПОЗИУМ НА ЗАКАРПАТЬЕ ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК РЕШИЛ СЕБЯ УМНОЖИТЬ В НЕСКОЛЬКО РАЗ

- Собственно, делаете вы немало, ведь благодаря скульптурному симпозиуму, который проходит каждый год на Закарпатье, у нас много сел и городов, где появляются прекрасные современные работы известных художников – в целом установлено уже 50 современных скульптур. Это ваш способ что-то оставить потомкам?

- Это в моем случае – попытка себя умножить в несколько раз. Наше объединение "Про Арте Мункач" и наш ежегодный Карпатский скульптурный симпозиум на Закарпатье. У меня очень много знакомых художников по всему миру и среди них есть много таких, кто может на две недели приехать сюда и сделать готовую скульптуру. Качественную работу, высокой марки!

Мы начинали с 4-х скульпторов, сейчас на симпозиум до десяти художников приезжает, я везу две фуры камней – и мы работаем. Каждый раз в других локациях: работали в Свалявском, в Береговском, в Хустском районах. В целом провели уже 8 скульптурных симпозиумов. Это художественное событие мирового уровня - у нас работают художники из Европы, Индии, Китая... Если из мира приезжает скульптор, то он то, что здесь видит, несет потом домой. Я стараюсь показывать им позитив. Приглашаю также украинских коллег, наша постоянная участница – дочь известного украинского скульптора Алешкина. Интересно, что некоторые украинские коллеги приезжают с таким негативным восприятием венгров через масс-медиа. Киев, Харьков, Львов, Тернополь. Я их веду в венгерские семьи, разговариваем с венгерскими священниками – и люди понимают, что все не совсем так, как они это видели по телевизору у себя дома. То есть, прокладываем и такие культурные межэтнические мосты.

Но самое главное - это то, что современная эстетика, скульптура появляется на Закарпатье в селах. На сегодня мы установили 58 скульптур, это очень много. Мы придумали такую концепцию, что будем ставить скульптуры в селах, но при условии, что местные власти проведут там благоустройство, сделают скверик или площадь. Так в громадах появляются культурное пространство и модерновая эстетика, на ней уже воспитываются сельские дети. Мы ставили скульптуру в таком селе, где даже Ленин никогда не стоял! И делаем это специально, потому что Закарпатье не очень концентрируется в городах, у нас здесь значительное большинство населения – сельское. Ну, и в городе это будет одна из многих скульптур, а в селе – единственная.

Интересно, что по нашим скульптурам уже разработана карта для путешествий – это может быть велотуризм или путешествия на своем авто. Охватить все памятники можно за два-три дня, радуюсь, когда вижу в соцсетях людей, которые ездят по этому маршруту. Это значит, что мы работаем не зря. Для художника очень важно чувствовать, что ты создаешь не зря, что это кому-то нужно. И что все вложенное тобой в скульптуру находит резонанс еще в чьем-то сердце…

Справка. Петр Евгеньевич Матл / Peter Matl (1960 г. р.) – художник, скульптор. Лауреат областной премии им. И. Бокшая и А. Эрдели. Лауреат Закарпатской областной художественной премии им. Шимона Холлоши, лауреат Международной премии «За Венгерскую Культуру». Член Национального союза художников Украины (1999), член Общества венгерских художников Закарпатья им. Имре Ревеса (1995). Обладатель почетной грамоты за успехи в художественном творчестве (2000), лауреат Ордена Креста второй степени Венгерской Республики (2006), Ордена премьер-министра Венгрии.

Родился в Мукачево в семье учителей. С 12-13 лет посещал пленэры с участием известных педагогов и художников (Василий Бурч и Антон Кашшай). В 1979 г. окончил Ужгородское училище прикладного искусства. Во время учебы кумиром молодого художника был английский скульптор-монументалист Генри Мур и лидеры русского авангарда Владимир Татлин и Александр Родченко. До 1985 года работал в Закарпатском художественно-производственном комбинате художником-отделочником. С 1985 по 1988 г. - преподаватель художественной керамики в Мукачевской гимназии. Живет и работает в Мукачево.

Петр Матл работает с камнем, деревом и бронзой. Создает публичные статуи, фонтаны, религиозные алтари и скульптуры. Среди скульптур больше всего работ посвящено теме семьи, много работает на религиозную тематику, имеет ряд работ на тему сталинских репрессий.

Петр (Пийтер) Матл – председатель ОО «Про Арте-Мункач» и организатор многочисленных международных симпозиумов. Участник национальных и международных художественных выставок и симпозиумов. Лауреат международных и всемирных симпозиумов по скульптуре, которые проходили в Венгрии, Франции, Австрии, Швейцарии, Бразилии и Японии. Работы художника хранятся в частных коллекциях Украины, Венгрии, Австрии, Чехии, Швеции, Франции, Японии, Германии и США.

Татьяна Когутич, Ужгород-Мукачево

Фото Сергея Гудака, Юрия Крыловца и из архива Пийтера Матла

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-