Олекса Негребецкий, переводчик, режиссер дубляжа
И через 30 лет у нас те же дискуссии - быть или не быть Украине украинской
28.08.2021 16:49

Первые дублированные на украинском языке фильмы в кинотеатрах независимой Украины появились летом 2006 года. Тогда в широкий прокат вышли: анимационный фильм «Тачки» и художественный – «Пірати Карибського моря: Скриня мерця» (переводчик и автор синхронного текста – Олекса Негребецкий). Прошло полтора десятка лет, и уже даже сложно представить, что когда-то целесообразность звучания украинского языка на широком экране была темой для жарких дискуссий.

Но этим летом тема дубляжа ... снова на слуху. Немного в другом аспекте - необходимости дублировать на украинском языке русскоязычную телепродукцию.

С 16 июля 2021 года вступила в силу норма закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», которой определено, что языком распространения и демонстрации фильмов в Украине является государственный язык. Оказалось, что телеканалы не были готовы к ее выполнению, и уже 23 июля один из крупных каналов объявил, что будет транслировать фильмы и сериалы на языке оригинала (то есть на русском), поскольку украинский дубляж якобы не нравится зрителям.

Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания заявил, что «вещатели не готовились к переходу на вещание на государственном языке два года, которые отвел на это законодатель – сделали это в последний момент небрежно, примитивно и формально» и назвал «категорически низким» качество озвучки, что резко оттолкнуло даже ту часть аудитории, которая хотела смотреть на украинском языке.

Вот об этом мы и решили поговорить с Олексой Негребецким, которого называют крестным отцом украинского дубляжа.

- Олекса, вы как человек, который стоял у истоков зарождения украинского дубляжа и долгое время держал его на своих плечах, как оцениваете происходящее сегодня?

Дублирование русскоязычных сериалов - это проявление нашей неопределенности, ведь могли же их сразу снимать на украинском языке

- Этот вопрос философский и уходит корнями довольно глубоко. Почему так получается? Слабость государства. Смотрите, 30 лет независимости Украины. Что было в Советском Союзе через 30 лет после революции? 1947-й год, голод, колхозное рабство и т.д., однако советский режим победил немцев, победил японцев, добивал бандеровцев, прибалтийских лесных братьев, создал империю на половину Европы, создавал атомную бомбу, ракетную технику. А у нас что? Я категорически не воспринимаю советских методов, но, знаете, не очень хорошо, что мы за 30 лет до сих пор решаем те же проблемы, не очень хорошо, что до сих пор у нас те же беды, которые были в начале, и до сих пор дискуссии – быть или не быть Украине украинской.

И дублирование русскоязычных сериалов - это отдельное проявление нашей неопределенности, нерешительности, страха выжать из себя советского раба. Вместо того, чтобы сразу снимать их на украинском языке здесь, а затем дублировать на русском (если вы хотите продавать их в Россию), они снимают их на русском! Это настолько цинично, а особенно, когда еще убирают из кадра все признаки принадлежности к Украине, к украинскому государству: спарывают с военной или полицейской формы украинские эмблемы и опознавательные знаки, а то и вообще – российские флаги наклеивают. Мое откровенное мнение, что это делают просто предатели Родины, идеологические враги.

ВСЕ ПОНЕМНОГУ ВОЗРОЖДАЕТСЯ, ИЗВРАЩЕНЦЕВ СТАНОВИТСЯ ДОСТАТОЧНО, И НАДЕЕМСЯ, ЧТО КОГДА-НИБУДЬ, РАНО ИЛИ ПОЗДНО, ПОЯВИТСЯ ВОЖДЬ

- Кто должен следить за этим? Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания, власть, общественность?

- Некому следить. В Нацсовете, по моему мнению, не хотят этим заниматься. Это должна была бы делать общественность, а ее нет, она расколота Фейсбуком и властью, которая мало что умеет эффективно делать, а вот раскалывать общество научилась. Даже самые маленькие объединения раскалываются очень профессионально и быстро. Я еще с конца 1980-х был участником различных общественных групп и объединений и наблюдал, как это проводится, какие у них агенты, методы и приемы. Так и теперь: украинцы - в атомизированном состоянии. Нет ни одной общественной организации, которая бы вызвала пусть не всеобщее доверие, а хотя бы большой процент доверия!

Иногда, конечно, мы, даже атомизированные, можем кое-чего достичь – когда кто-то бросит в массы лозунг, который находит отклик, тогда мы объединяемся, сходимся, стучим кастрюлями и добиваемся чего-то.

- Может, такая объединяющая общественная сила когда-нибудь все-таки появится?

- Для объединения нужны инициаторы, организаторы, лидеры. По-простому – вожди. И вот нет у нас вождей. Это, опять же, философия, потому что вождями становятся лица, так сказать, немного не в своем уме (этому посвящены целые тома фрейдистских объяснений), а украинцы – всегда была здоровая селянская нация, в ней мало было индивидов с генетическими аберрациями определенного типа, мало было извращенцев. А поскольку вождями могут становиться только извращенцы, то у нас – некому ими стать! Теперь ситуация понемногу меняется, извращенцев становится достаточно, и надеемся, что когда-нибудь, рано или поздно, появится вождь масс (смеется).

Я ПОСЧИТАЛ, ЧТО ДУБЛЯЖ ОДНОЙ МИНУТЫ ЭКРАННОГО ВРЕМЕНИ У МЕНЯ ОТНИМАЕТ ЧАС РАБОТЫ

- Возвращаясь к заявленному "категорически низкому" качеству дубляжа телесериалов. Мы же вроде всегда славились своим дубляжом, а тут такое... Неужели технологически дублировать телесериальную продукции сложнее, чем полноэкранные или же анимационные фильмы? Есть ли существенное отличие?

- Отличие в том, что экран в кинотеатре 16 метров – там только губы 4 метра! И каждое движение этих губ должно соответствовать украинским звукам. Этого очень трудно достичь. То есть дублировать телесериалы даже легче.

Если между нами, то я дубляж ненавижу (смеется), потому что это очень тяжелый малооплачиваемый труд, который накладывает на человека большие психические и даже физические нагрузки. Я посчитал, что одна минута экранного времени у меня отнимает час работы.

- Ничего себе!

- Поэтому я люблю «страшилки», где все только дерутся, воют и хекают - там никто не говорит и нет больших планов с губами.

Дублировать сериалы – это работа тоже тяжелая и, главное, ненужная: раньше их делали закадровой озвучкой на 2-3 голоса, и этого хватает. Дубляж совершенно лишний!

Однако начальники телевидения увидели, как красиво, когда кино дублированное и: «А давайте и мы так сделаем!». Это называется, когда бедные хотят жить, как Вандербильдиха – дочь американского миллиардера. Помните из «12 стульев» сцену про Эллочку-людоедку и позолоченное ситечко? Вот тот самый случай.

Расценки же на дубляж сериалов еще меньше, чем в кино, просто позорные, а у людей работы нет, и они должны соглашаться даже на это.

БОЛЬШОЙ МОНОЛОГ, КОГДА ЧЕЛОВЕК МНОГО ГОВОРИТ, ЛЕГЧЕ УЛОЖИТЬ, ЧЕМ КОГДА ОН ГОВОРИТ ОДНО-ДВА СЛОВА

- Надо же! Но вы – гуру в этом, и я все же расспрошу. Вот мне всегда было интересно – часто украинская премьера зарубежных киноновинок совпадает с мировой. То есть, переводчикам и актерам дубляжа эти фильмы должны попасть гораздо раньше?

- Да, нам дают видео и обязательно сценарии. Иногда есть сопроводительное письмо, в котором объясняется, какие именно голоса должны быть, какие есть нюансы речи, надо ли ее делать жаргоном или может надо придерживаться военной лексики (если, например, там полковник какой-то в кадре). Менеджеры распределяют, кто будет переводить, или кто из переводчиков свободен, или кто больше склонен к такой тематике.

Переводчик начинает работать, а фильм тем временем продолжают снимать! Чаще всего переводчик работает с черновым вариантом. Сначала - это вариант Р1, а потом приходит Р2, Р3... Больше всего у меня было, кажется, 9 вариантов! И, представляете, человек сидит и переделывает, переделывает.

Я до сих пор не могу понять, почему нельзя сделать все окончательно, дать текст по всем странам, чтобы его перевели, сдублировали, а тогда во всем мире объявлять премьеру? Но делают так, как делают, и порой бывает, что мы дублируем раньше, чем они там у себя закончат наносить все штрихи. Тогда у нас допремьерный показ.

- Выходит, работа переводчика очень кропотливая и порой бесполезная?

- Работа не всегда приятная, потому что ты сидишь, смотришь на то видео – все фразы перевел, а потом пробуешь их в губы вложить, а оно не укладывается! Потому что по твоему тексту рот должен быть раскрыт - там гласная, а на экране у Джонни Деппа какого-нибудь – рот закрыт. Или даже если рот раскрыт, то все равно на гласные А, О – губы растягиваются по-разному.

Когда-то у меня был случай, что одна знаменитая актриса говорила во весь экран: «Оооооо, мааааай гаааад!"с двухсекундными паузами между словами. Я целый день укладывал эти три слова, придумывал то то, то се! Разумеется, читатель, особенно если он переводчик, захочет знать, что же я такого придумал. Но я не скажу – сами думайте, это полезно (смеется).

И такое случается со многими предложениями, причем, что самое интересное, большой монолог, когда человек много говорит, порой легче уложить, чем когда он говорит одно-два слова. Хотя я не могу вам передать, как сложно было вложить в губы киношному адвокату такой текст: «Після ретельного розгляду суд оголошує вирок, що ґрунтується на визнанні присяжними вини підсудного, відповідно – по кожній статті обвинувачення. На підставі вердикту "винний по всіх статтях" підсудний переходить у відання генерального прокурора Сполучених Штатів для утримування під вартою у федеральному закладі на визначений йому термін 30 років».

В ДРУГИХ СТРАНАХ ЭТО РАЗДЕЛЕНО: ЕСТЬ ПЕРЕВОДЧИК И ЕСТЬ АВТОР СИНХРОННОГО ТЕКСТА, А У НАС ИСТОРИЧЕСКИ СЛОЖИЛОСЬ, ЧТО ЭТО ОДИН ЧЕЛОВЕК

- А разве это работа переводчика – вкладывать текст в губы актера? Я считала, что после переводчика начинается работа автора синхронного текста?

- Вообще, в других странах, где делают дубляж, эти роли разделены – есть переводчик и автор синхронного текста. У нас переводчик и автор синхронного текста – почему-то один человек, так исторически сложилось. А я часто работал в студии еще и режиссером дубляжа. И это был лучший вариант: сам перевел, сам мог с актерами на месте переделывать текст, допасовывать к видеоряду, к темпу речи, дыханию, особенностям произношения нашего актера. Потому что когда другой человек, который, мягко говоря, не в материале, который не понимает, почему переводчик прибег к тому или иному решению, который не знает украинской орфоэпии, работает с чужим для него текстом, то довольно часто в результате получаем аудиоспектакль по мотивам фильма, а не адекватный дубляж. С моими переводами иногда такое делали, такие «шедевры» вставляли в текст, что я на двух или трех премьерах выходил из зала, потому что не в состоянии был слушать уродство, звучавшее из динамиков кинотеатра.

- А что вкладывают в термин «адаптация фильма»? Имеется ли в виду адаптация чего-то, о чем говорится в фильме, к реалиям нашей страны? Как далеко разрешается заходить? Может ли переводчик изменить цитату, например – там упоминают о Марке Твене, а он – раз, и об Остапе Вишне вставил?

- Это недопустимо. А вообще слово "адаптация" запустил я, еще когда на ICTV работал. Поляки все, что переводят и озвучивают, называют адаптацией, то есть – это просто перевод и озвучивание. Я тогда много смотрел польских телеканалов, и это слово применил, а люди почему-то начали его понимать по-своему, как разрешение перекручивать и переделывать оригинальный текст произведения.

Хотя я в начале 1990-х вынужден был делать такие фокусы, чтобы сохранить юмористический эффект: мы ведь тогда еще не знали многих мировых и американских (потому что фильмы и сериалы переводили преимущественно американские) реалий. И чтобы передать их юмор, я иногда должен был это делать. Но это требует чутья и гибкости. Ну, нельзя взять скрипку, со всей силы пилить смычком поперек и считать, что прозвучит гармония сфер! Нет! Надо знать ноты и уметь тем смычком орудовать.

Мы не знали тогда, что такое «хот-дог», а те хот-доги в фильмах часто упоминались, и что мы переводим: а вы едите горячих собак? Надо было как-то обыгрывать.

Или был у меня сериал: там были «маффины», а у нас их еще не было. Теперь же они продаются в каждом ТРЦ (смеется). Сейчас, когда осведомленность общества велика, этого делать вообще категорически нельзя, тем более – не имея вкуса. Однако люди отважно это делают.

- В современных фильмах стало гораздо больше (даже в сравнении с прошлым десятилетием) вульгарной, нецензурной лексики, матерных слов. Разрешается ли в переводе что-то опустить, облагородить текст?

- Еще с 1990-х годов всех почему-то интересовало, как же бедному переводчику справляться со сленгом и с матерными словами? Во-первых, у разных американских студий разная политика на этот счет. Одни говорят: смягчайте нецензурные слова, а другие – не надо ничего цензурировать, только самые грубые – на «х» или на «п».

Это зависит от студий и от переводчика в значительной степени, но в целом мой подход таков, что можно все это легко обойти, сохранив общий стиль.

Я СМОТРЮ ТОЛЬКО ТРЕЙЛЕР В СЕТИ, И МНЕ ПОНЯТНО - Я УЖЕ В КИНО НЕ ПОЙДУ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО ПРОСТО НАБОР ШТАМПОВ

- Еще лет 5-7 назад украинский дубляж славился своей свежестью и отсутствием штампов. Подкосила ли уже его эта "болезнь"?

- Штампы у нас уже есть, уже плывут потоком. Бывает, я только трейлер смотрю в сети и мне понятно – я уже в кино не пойду, потому что это просто набор штампов. Переводчик, как и каждый человек, склонен к экономии своих усилий, зачем же выдумывать что-то, если есть готовый штамп?

Вот, говорят "What the fuck?" и все переводчики почему-то переводят: «Якого біса?». Хотя я перевел бы, грубо говоря, «Що за хе*ня?». Это же логично и правильно.

Еще одна переводческая беда – дословный перевод, потому что большинство людей не владеют украинской фразеологией, поговорками, оборотами - и штампуют вот это чисто американское.

У нас же никто не говорит, когда кого-то где-то встретил: «Що ти тут робиш?», скажут: «Чого ти тут ходиш?», «Що таке?», «Що тебе привело?». Вот когда в дверь кто-то постучал, человек открывает и не говорит же: «Що ти тут робиш?», а спрашивает: «Ви щось хотіли?». Надо же думать! Ситуация совсем другая! Нет, механически везде переводят: «Що ти тут робиш?». Оно настолько дико, бывает, звучит…

Или еще момент: если сохранять английский порядок слов, иногда предложение получается, как у мастера Йоды из «Звездных войн»: «Що хотів сказати цим ти?». Я и сам так делал, честно скажу, для дубляжа, потому что этого требовал синхрон, липсинк. А потом, когда дорос, уже понял, что на самом деле на губы, когда они не на весь экран, никто из зрителей не смотрит. Если это хорошая актриса, смотрят на что-то другое, если это зомби или воин с автоматом – смотрят на ситуацию. Поэтому лучше пренебречь липсинком, чтобы не было фраз, как у мастера Йоды.

В украинском языке, в фольклоре тоже есть инверсии, например – «Годі знести серцю тугу» – пел покойный Дмитрий Гнатюк. Но ведь эту инверсию актер должен подать и выделить интонационно логическое ударение... К сожалению, актеры дубляжа, даже самые талантливые (их есть с десяток), не осилят эту инверсию. Поэтому ее лучше не делать.

Я ЗНАЮ БЛЕСТЯЩИХ АКТЕРОВ ДУБЛЯЖА, КОТОРЫЕ НА СЦЕНЕ НЕ МОГУТ ИГРАТЬ - ЭТО ОСОБАЯ СПЕЦИФИКА ПРОФЕССИИ

- Каждый ли хороший актер способен качественно продублировать фильм?

- К сожалению, нет. Это особая специфика, особая профессия, я бы так сказал. Потому что я знаю блестящих актеров дубляжа, которые на сцене не могут и не хотят играть, а есть такие, что и совмещают.

Когда появился дубляж, а не только закадровый перевод, который существовал значительно дольше, то пришло много театральных актеров (хотя в начале студийные производители говорили ни за что не звать театральных актеров, потому что они якобы в кино плохо играют, так как подают голос как на галерку, чтобы все слышали, а в кино это воспринимается как искусственность, вымученность). Так же не хотели актеров с большим опытом закадровой озвучки для телевидения – потому что у них, мол, слишком ровные, слишком хорошо поставленные голоса.

Теперь пошел обратный процесс – я вижу, что люди из театра начали сниматься в кино, овладели спецификой работы киноактера, и теперь текст, который надо донести нормальным голосом, они шепчут – потому что в фильмах уже научились такому и думают, что это круто. А оно ведь не слышно, потому что это – дубляж, здесь совсем по-другому надо подавать голос.

- Звезды, певцы, телеведущие, которых приглашают дублировать фильмы, действительно способны сделать это профессионально и, возможно, лучше театральных актеров?

- Не получается у них лучше, и я не знаю, почему их приглашают. Говорят, что это продается лучше... Я когда-то делал один фильм со звездами, там были Ольга Фреймут, Дзидзьо и Андре Тан. После того, как я с ними поработал, я даже шутил: «Андре, а теперь я приду к вам – и пошью вип-клиентам брюки. Для равновесия». Его роль все-таки удалась, но это были большие мучения, поскольку люди других профессий, разумеется, в этой области не профессионалы. Конечно, лучше работать с нормальными актерами дубляжа, которые настолько профи, что актер на экране еще не договорил реплику, а они уже интуитивно услышали ее заранее и сказали буквально одновременно с ним, с теми же интонациями.

АКТЕРЫ ИЗ КУКОЛЬНЫХ ТЕАТРОВ ХОРОШО ДЕЛАЮТ ДУБЛЯЖ, ПОТОМУ ЧТО УМЕЮТ СДЕЛАТЬ РОЛЬ ГОЛОСОМ

- Я общалась с актрисой Антониной Хижняк (знаменитая Мотря из сериала «Поймать Кайдаша»), говорю ей: «Поздравляю с дебютом в большом кино!». А она смеется, говорит: "Да я в большом кино уже давно, просто вы никогда меня на видите, я – за кадром кучу ролей озвучила". А она же по специальности актриса кукольного театра – то есть голосом училась работать.

Сейчас развелось много самодеятельных курсов, где актеры, которые в массовках едва работали, теперь ведут курсы, обучают

- Кстати, это так - именно актеры из кукольных театров хорошо делают дубляж, потому что понимают, что их не видно и умеют хорошо сделать роль голосом.

Сейчас развелось много самодеятельных курсов, где актеры, которых я помню, что они в массовках едва работали, теперь ведут курсы, обучают.

- Ну, наверное, обучать легче, чем самому что-то реально делать.

- Не знаю, кому как (смеется).

- Вы не ведете авторские курсы, никого своему мастерству не обучаете?

- Одно время были у меня курсы украинского произношения. Где-то два-три набора было, а потом... Знаете, это неблагодарное дело, потому что только ты начинаешь делиться своим опытом, своим пониманием, налетает множество, как теперь говорят, хейтеров – и тебя заплюют, заклюют. На фига это мне надо?

Я понимаю, что я, возможно, один из десятка последних могикан, который что-то там еще где-то знает в смысле произношения, в смысле лексики, но никому это не нужно, может, единицам. А тех, кому не нужно и кто хочет это задавить в зародыше, просто из любви к искусству давления, значительно больше. Я устал бороться.

КОНЕЧНО, Я НЕ ВСЕ УДАРЕНИЯ ЗНАЮ, ПОТОМУ ЧТО ЭТО НЕВОЗМОЖНО, И ПЕРИОДИЧЕСКИ ОТКРЫВАЮ КАКИЕ-ТО ТАКИЕ ЧУДЕСА

- Признайтесь честно, вы действительно знаете все правильные ударения в украинском языке? У нас в Укринформе есть рубрика «Просто слушай», где мы начитываем отрывки из разных хороших книг, и это мой страшный сон, что когда-то позвонит Негребецкий и скажет: Что ты там за странные ударения понаставляла?

- Конечно, я не все ударения знаю, потому что это невозможно, и периодически открываю какие-то такие чудеса, что сам диву даюсь, как: «РЕйк’явік», «НюрнбЕрг» (смеется). «ФОльгу» и «планЕр» – это уже знаю. И слава, как говорится, сути вещей, что уже не надо говорить «югУрт», а сделали «йОгурт», потому что «югУрт» вряд ли кто-то мог выговорить.

Есть еще несколько таких причудливых ударений. Мне сильно повезло, что я родился в той местности, где ударения в основном совпадают с литературными. А, скажем, бедным галичанам я искренне сочувствую. Тем, кто хочет работать на общеукраинском уровне.

- Вы же родом из Черкасской области. Там, наверное, и суржика много?

Люди интересно воспринимают литературный язык и порой суржиком считают исконно украинские слова

- Суржика много... Теперь его немножко вытесняет литературный язык. Не знаю, так ли это сильно хорошо, потому что люди его интересно воспринимают и порой суржиком считают исконно украинские слова. Это такая проблема, когда выбрасывают все, что хоть немного, по их мнению, похоже на русское. Это очень сокращает инструментарий.

- У меня недавно была смешная ситуация на эту тему: я чуть не поссорилась со знакомой – убеждала, что «чудо» – это не украинское слово, надо говорить «диво».

- Вы убеждали? (смеется) Позор вам, это нормальное слово: «чудо», «чудасія», «чудотворець».

- Да я уже потом поняла, когда начала проверять в словаре! А ведь была уверена, что это россиянизм и лучше так не говорить.

- В этом и проблема, что люди считают, что «то и то – россиянизм», а оно ведь вовсе и не «то». Между тем есть замечательный метод спора или вообще дискуссии: когда я чего-то не знаю, я тихо промолчу, дома посмотрю словарь, а потом так, как бы между прочим, где-то упомяну. Это работает всегда.

"ПАРОВОЗ ТОМАС" БЛЕСТЯЩЕ ПЕРЕВЕДЕН, САМ СЕБЯ ХВАЛЮ, А ЗА "АЛЬФА", КОТОРЫЙ ВСЕМ ПОНРАВИЛСЯ, ИНОГДА СТЫДНО

- Кстати, вы биолог по специальности, а как получилось, что пошли переводить? Насколько я знаю, взялись за это даже не совсем в совершенстве владея английским языком?

- Еще после «перестройки», до Независимости, я начал работать в революционных газетах (первая была руховская газетка «Спостерігач»), потому что журналисты с профессиональным образованием, которые работали в разных «Правдах України», не могли себе позволить писать того, что требовало общество. Они боялись уходить из редакций, а если кто-то уходил, то это были порой такие алкоголики, что могли невесть что нагородить. Пришлось нам, любителям, браться за р-революционную журналистику.

Потом появилась Международная коммерческая телерадиокомпания, которая теперь называется ICTV, и меня туда буквально по блату позвали редактором. Оказалось, что я, хоть ничего профильного и не заканчивал, неплохо справляюсь с редакторской работой.

А еще тогда было мало переводчиков, потому что те, которые переводили для «Всесвіту», для издательств, не хотели идти в такое непонятно что, не верили в будущее какой-то новой авантюрной телекомпании. Где мы только не искали новых редакторов и переводчиков – приходили люди совершенно непригодные, а ведь сетка вещания требует, то я понемножку и начал переводить. Сначала фильм какой-то перевел, потом мультипликационный телесериал «Паровоз Томас та його друзі», потом был «Альф».

- «Альф» – это вообще знаковый для вас и для всего украинского киноперевода сериал!

- Знаете, что я вам скажу? Вот смотрю я "Паровоз Томас та його друзі" – блестяще переведен, сам себя хвалю, а за «Альфа», который всем понравился, мне иногда стыдно. Потому что я где-то поленился в словарь заглянуть, где-то каких-то вещей в словаре не было. Конечно, там прекрасная подача, исполнение, актеры хорошо сработали, – это все важные факторы.

Просто это такой закон восприятия публикой – я уже несколько раз убеждался. Например, выходит книжка и становится популярной, допустим, не только у нас, а везде в мире. Перевод просто "на уровне школы", никудышный, но все его хвалят и вообще не видят, что он плохой! Здесь то же самое – «Альфа» все любят, хвалят и ошибок не видят, а к тем переводам, которые я считаю, что мне удались, что они прекрасны, безупречны – к тем придираются. К тому, к чему совершенно не надо придираться, потому что это художественный прием, художественное средство, а не недостаток.

- Переводить книги сложнее, чем переводить фильм?

Теперь «буржуйские» сериалы классные, интересные, увлекательные, а фильмы – ну просто никудышные

- По-всякому бывает. В фильме только диалоги, особенно в нынешних, которые преимущественно тупые, потому что вся творческая сила из полнометражного кино перешла в сериалы.

Теперь «буржуйские» сериалы классные, интересные, увлекательные, а фильмы – ну просто никудышные. Поэтому их переводить легко, потому что там в основном: «гей», «ґоу», «хелло» - и все, больше ничего нет. А в книгах лихо закрученные предложения, описания, диалоги иногда вообще отсутствуют – бывают такие мастера слова, что без диалогов пишут – тогда сложно.

Но это вызов, с которым интересно столкнуться, с которым интересно поработать.

Еще одно: если это перевод фильма, то мало таких зануд, которые, услышав что-то не то, придут домой, скачают пиратскую копию, переслушают и скажут: «Боже, что он там перевел?». А о переводе книги каждый тебе напишет: "О, что же это ты там сделал?». Вместо того, чтобы посмотреть в словарь и самому убедиться, что так и надо, оно тебе обязательно какую-нибудь гадость напишет.

ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ ЗАВЕДУЮЩИМ КАФЕДРОЙ ИЛИ ДЕКАНОМ ФАКУЛЬТЕТА, Я БЫ ВВЕЛ КУРС "РАБОТА СО СЛОВАРЯМИ"

- В одном из ваших давних интервью вычитала, что вы обеспокоены отсутствием в Украине приличного, как вы сказали, тысяч на 250 слов англо-украинского словаря. Тогда вы говорили, что с радостью взялись бы за его составление.

- Это тогда, теперь уже не взялся бы. Потому что нужно иметь финансирование такое, чтобы человек мог только этой работе посвятить свое время. Надо за что-то жить, а экономическая ситуация такая нынче, что люди вынуждены за копейки переводить даже «Сватов», чтобы выжить.

- Есть ли доверие к онлайн-словарям?

- Если бы я был заведующим кафедрой или деканом факультета, я бы ввел курс «Работа со словарями». Со словарями надо уметь работать. Теперь вот бытует такое профанское мнение в спорах, будто «словари придумали коммунисты». А ведь они в свое время работали добротно, на прочной платформе, и если делали что-то не так, то партбюро их «обувало».

А теперь люди гонят халтуру, все равно переписывают из тех старых, «коммуняцких» словарей, только цитаты меняют. Где была газета «Колгоспне село», просто меняют название газеты, или вообще берут примеры из русского языка и самостоятельно их переводят.

Поэтому я верю только в старые словари, даже советские, потому что они, повторюсь, сделаны добротно и профессионалами. Но пользоваться словарями надо уметь, еще раз скажу. Смотришь, кому принадлежит цитата с этим словом: если Коцюбинский – хорошо, Панас Мирный – хорошо, а вот газета «Червоний урожай» – уже думаешь, сомневаешься. Такой себе «вышивкой шелком» эта работа получается.

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РЕЖИССЕР - ЭТО ПРОФЕССИЯ, КОТОРУЮ, МОЖЕТ, НАДО И ЗАПРЕТИТЬ

- Кроме книг, вы переводите также пьесы.

- Ага, 5 или 6 штук перевел. Вот этого ирландского драматурга Мартина МакДону переводил: «Усікновення руки в Спокані», «Людина-подушка», «Королева краси з Лінана», «Самотній Захід».

- В театре «Золотые ворота» идет спектакль «Королева красоты» режиссера Максима Голенко в вашем переводе. Вы его видели?

- Я так и не дошел посмотреть, еще не дополз (улыбается). А с другой стороны, если честно, я боюсь идти в театр и смотреть спектакли, потому что театральный режиссер – это профессия, которую, может, надо и запретить. Преувеличение с моей стороны, конечно, но все же.

Раньше актеры, до какого-то там века, играли вообще без режиссеров, сами ставили. Нынешние украинские режиссеры считают, что они умнее драматурга, начинают вносить какие-то изменения, свое «видение». Если МакДона написал пьесу, в которой играют только мужчины, то почему какой-то режиссер решила, что надо соблюсти гендерно-джендерное равенство (или не знаю, чем она руководствовалась) и сделала, что половина актеров – женщины? (Речь идет не о театре "Золотые ворота" - Л. Б.)

Или был еще спектакль молодого режиссера (правда, всего один сезон и без успеха шел на малой сцене одного театра). Так она выбросила кульминацию! Все до этого шло дословно, актеры точно воспроизводили текст, а самые важные части режиссер выбросила, – там, где развязка, где выясняется, кто, почему и как – и только конец оставила. Получился такой сюр - с какой радости? Зачем?!

Я понимаю, почему так происходит: самому с нуля что-то создать или нарисовать трудно, а когда ты видишь готовое – рученьки чешутся что-то «доделать». А в результате получается изображение арабского скакуна, нарисованное коллективом художников – тот мазок сделал, тот мазок, и получили портрет верблюда. Драматург написал, а вы, будьте добры, воплощайте, не дописывайте, не переиначивайте в соответствии со своим хуторским видением!

Если так хочется, напиши сам, ты знаешь как, ты знаешь, что именно публика встретит одобрительно. Напиши, ставь и тешься, почивай на лаврах! А они ведь что делают? Выискивают в пьесе, где можно вставить матерное слово.

Предлагаю термин – «тиктоковость мышления» – это когда люди не могут удержать в голове сюжеты длиннее 20 секунд

- Публике такое нравится.

- Существует театральное выражение, что «публика – дура». К сожалению, похоже, что в этом высказывании определенный резон есть. Зрители даже на трагических сценах хотят хохотать, не понимают трагического и не хотят понимать, не воспринимают.

Я в Молодом театре собственными ушами слышал, когда народные артисты Украины говорят со сцены «бл@дь», а зал просто в трансе, хохочет. Наверное, от того осознания, что публика – дура, и надо танцевать драматургу... Или это только украинская публика такая?

В свое время, в начале 1990-х, на радио «Культура» в программе у госпожи Леси Ворониной я не раз употреблял термин «клиповость мышления» – что люди способны смотреть и более или менее осмысливать только клипы. Вот заявляю авторские права на этот термин. А теперь запускаю через вас термин «тиктоковость мышления» – люди не могут удержать в голове сюжеты длиннее 20 секунд. Потому что клип все-таки требует какого-то мышления, вызывает какие-то ассоциативные связи, а Тик-Ток – нет: 20 секунд – «га-га», 20 секунд – «га-га». Все.

- Мои дети постоянно сидят в Тик-Токе. Я говорю, неужели вам интересно?! Интересно, сидят и смотрят. Ну, не знаю...

- Да весь мир уже в нем сидит! Признаюсь, и я перед сном тоже втыкаю в Тик-Ток и сразу засыпаю (смеется). Поэтому, думаю, хотим мы или не хотим, а надо приспосабливаться к этому явлению, к этой новейшей психологии восприятия – такие пьесы писать, фильмы снимать, такие политические речи произносить, чтобы до тик-токеров доходило.

С РУССКОГО ЯЗЫКА Я ТЕПЕРЬ ПЕРЕВОЖУ ТОЛЬКО ДЬЯЧЕНКО, ПОТОМУ ЧТО КОГДА-ТО ДАЛ ИМ СЛОВО, ЧТО БУДУ ПЕРЕВОДИТЬ ИХ КНИГИ

- С каких еще языков, кроме английского, вы переводите? С русского языка у вас ведь тоже есть переводы?

- С русского языка я перевожу только Дьяченко. Я когда-то дал им слово, давно, лет 15 назад, что буду переводить их книги. Вот и сейчас как раз сижу и работаю над переводом Дьяченко для издательства «Фолио».

С польского переводил фильмы: когда-то давно, еще для ІСТV, перевел целый сериал «Справи Кепських». Для кинопроката – фильм «Катинь», о расстреле польских офицеров советами в Катыни. Очень серьезный, сильный фильм.

Книги иногда перевожу. Вот для одного хорошего человека персонально перевел «Футурологічний конгрес» и «Щоденник, знайдений у ванні» Станислава Лема. Жаль, что из-за купленных определенным издательством авторских прав эти переводы прочитал только этот один человек.

У НАС ТАКИЕ ПИСАТЕЛИ, КОТОРЫЕ МОГУТ ПИСАТЬ ТОЛЬКО ОБ АЛКОГОЛЕ, НАРКОТИЧЕСКИХ ОПЫТАХ И СОМНИТЕЛЬНОЙ ЭРОТИКЕ

- Вы ведь выступаете еще и в качестве литературного редактора?

- Вы имеете в виду Доржа Бату?

- Да. Мы недавно записывали с ним интервью, он очень тепло вас вспоминал, даже сказал, что без Негребецкого его произведения были бы не так интересны. Я спросила: а как вообще получилось, что сам Негребецкий согласился работать с автором – на тот момент еще никому не известным? Он рассказал, теперь этот же вопрос и вам задаю. Чем он так вас заинтересовал?

- Он хорошо пишет и на интересные темы, которые совсем не присущи украинской литературе. Потому что я, бывает, зайду в книжный магазин «Є», раскрою любую книжку, и вижу: пишут авторы без жизненного опыта, без знания человека. Они могут писать только, извините, о дефекации, мастурбации и больше им не о чем написать. Я называю такую литературу одним словом – «карподереш» – там наркотические опыты, какая-то эротика такая сомнительная и не очень гигиеничная. И тут вдруг появляется автор, пишущий на темы, которых никогда у нас не было: космос, спутники, совсем другая жизнь. Это было очень интересно, и я ему сказал: напишите книгу, я ее берусь редактировать.

Дорж оказался плодовитым писателем. Есть определенные тактические ошибки в продвижении книг – я ему говорил из второй «Франчески» делать две книги, чтобы была трилогия. Три книжки - это совсем другое. Ты выпустишь одну книжку, потом через какое-то время – вторую, потом третью - внимание читателя совсем по-другому работает.

Но он хорошо сделал, что переключился на совершенно другую тематику, написав «Моцарт 2.0», а потом еще раз в корне сменил тему – я о «Таємниця старого лами». Это очень интересно, когда писатель дает все время новое и новое – новая книга, новые ситуации.

- То есть, я так понимаю, есть немного современных писателей, с которыми вы хотели бы работать как литредактор?

Теперь ведь все пишут книги. Все, кто знает буквы - все пишут. А зачем?

- Я вообще не хочу с ними работать (смеется). Я говорил о книжном магазине "Є", но в последнее время, еще и из-за этого карантина, я не часто захожу в книжный магазин. Хватает отрывков, которые встречаются в Интернете. Точно так же, как с трейлерами к фильмам – за две-три минуты, за две-три страницы все становится понятно. Я хочу почитать писателя умнее меня, мастера, который лучше знает язык, у которого больший жизненный опыт. Люди же бывали по всему миру в таких странах, в которых я никогда не побываю. Какие прекрасные видео существуют о путешествиях! А люди, которые называют себя писателями, не могут об этом написать так, чтобы я читал и не мог оторваться! О том, чтобы это был красивый текст, который хочется смаковать, вообще речь не идет. Нелепые штампы, русизмы, неуместности, или наоборот – уходят от русизмов и такое вытворяют, что уже и на украинский язык не похоже.

Да и поэты угнетают. Куда же ты, мил человек, пишешь поэзию?! Для поэзии надо иметь богатейший словарный запас, знать ударения, произношение, ведь не рифмуется порой то, что ты пишешь.

Теперь ведь все пишут книги. Все, кто знает буквы - все пишут. А зачем?

- Но все же, есть хорошие современные писатели. Может, кого-то посоветуете почитать?

- Не буду. Я вообще книг, изданных после 2000-го года, не читаю. До этого еще были писатели и редакторы, а теперь пришло новое поколение. В наш век зачем читать книги, если есть Тик-Ток? (Смеется).

Может, это и преувеличение, но я считаю, что трезвому человеку художественные книги не надо читать вообще, потому что писатели сами не знают жизни, а дают читателю рецепты решения каких-то проблем, и все эти их рецепты – ошибочные.

Вот в западноевропейской литературе еще с 18 или с 19-го веков утвердилось мнение, что любовь – это что-то трагическое, надо рыдать, резать себе вены, травиться спичечными головками – и нам такая традиция зашла, и песни у нас о любви все такие. А ведь на самом деле, любовь - это же весело, жизнеутверждающе!

Надо проживать собственную, а не прочитанную жизнь. Вместо беллетристики читать словари, научно-популярную, научную литературу, различные справочники, юридическую литературу. Законы, Конституцию и Правила дорожного движения надо перечитать, в конце концов! А кроме этого, для знания и чутья языка существуют произведения классиков.

- Ну, вы же сами говорите, что пишут все, кто умеет писать. Значит, со временем количество обязательно перейдет в качество…

- ...И на болоте вырастут орхидеи. Конечно, появились писатели, которые воевали, которым есть что сказать. Это действительно дает надежду на орхидейный сад, который украсит мир словарей и Правил дорожного движения.

Любовь Базив. Киев

Фото: Татьяна Пастир, rabota.ua; страница Олексы Негребецкого в Facebook

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-