Ницше. Искусственный интеллект. Смартфон. Премьера

Ницше. Искусственный интеллект. Смартфон. Премьера

Репортаж
Укринформ
Эмоции и впечатления после премьеры философской оперы «О чем молчит Заратустра», написанной с привлечением искусственного интеллекта

Формация «Nova Opera» презентовала в Киеве новую философскую оперу «О чем молчит Заратустра», написанную с помощью искусственного интеллекта.

На свое новое произведение современной оперы режиссер Влад Троицкий и формация Nova Opera вдохновились, прочитав уроки Заратустры. Кроме острых и метких сентенций Ницше (спетых и продекламированных), они также «препарировали» и вплели в канву своего музыкального полотна фортепианные миниатюры самого философа, который при жизни не состоялся как композитор.

ТЫ МОЖЕШЬ НЕ ТОЛЬКО УСЛЫШАТЬ ТЕКСТ НИЦШЕ, А ЕЩЕ И ПОСЛУШАТЬ ЕГО МУЗЫКУ

Во время премьеры на сцене кинотеатра "Киевская Русь" мы увидели типичный офис – работники сидят за столами, "залипнув" в мониторы, периодически общаясь друг с другом, или же в телефоне. Непривычная сценография, как для оперы. Тем более, что все, чем они занимались на своих рабочих местах, транслировалось не большом экране крупным планом!

"Задумка офиса была с самого начала, когда мы еще только делали эскизы. Репетировали офис. А когда делали в "ДАХе" показ спектакля онлайн, нашли эту игру с зеркалами – очень интересную, и много каких-то сценических элементов. Когда же узнали, что есть возможность показать оперу в «Киевской Руси», то поняли, что это просто необходимо сделать, ведь это самый большой экран в Украине!" - объяснил мне после премьеры вокалист, баритон Руслан Кирш.

Руслан Кірш
Руслан Кирш

Такое музыкальное прочтение - суперчелендж и для его авторов, и для зрителей, потому что здесь одновременно можно и услышать тексты Ницше, и послушать его музыку, то есть воспринять его еще и эмоционально. Очень удачный ход, который погружает на более глубокий уровень философии.

Спрашиваю: - Так, может, вы осуществили мечту Ницше, который при жизни не реализовался как композитор?

- Я не знаю конкретно, о чем он мечтал, но думаю, что ему бы понравилось, – смеется вокалист.

Признаюсь, что я лично понимала не все певческие тексты, но мне будто открылся портал – и весь этот философско-чувственный звуковой поток, не касаясь мозга, шел в самое сердце. Иногда мозг просыпался, мол, объясните, но потом все снова шло мимо него. И это было прекрасно.

- Если в самое сердце, то это круто, это лучший путь восприятия! - реагирует на мое признание Кирш. – Кажется, Моцарт говорил, что в операх проблема – всегда в текстах. Это интересный момент, мы давно работаем и знаем, что вложить какой-то слишком сложный текстовый тезис в музыкальный очень трудно, потому что человек все же воспринимает музыкальную линию более эмоционально.

Даже в драматических операх всегда дают либретто, потому что ты можешь тысячу раз смотреть «Травиату», но так и не понять с пения – что же конкретно произошло. Мы надеялись, что все же что-то услышат (зрители-слушатели – ред.), но будем еще работать, чтобы донести конкретнее, это важно. Хотя, мне кажется, это классный вариант, когда люди просто могут почувствовать это.

ЭТОТ ОФИС - ПРОТОТИП МИРА, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ. И КОТОРЫЙ УЖЕ СТАЛ... ВИРТУАЛЬНЫМ

В какой-то момент на сцене появился праздничный торт с одной свечой, который вокалисты (О, Боже!) съели. Как я уже сказала, не все, что происходило на сцене, воспринималось моим умом. Поэтому задаю уточняющий вопрос: - Что это значит?

- Это было рождение. Этот офис - прототип мира, в котором мы живем. И который уже стал... виртуальным. Чтобы убедиться, зайдите в своем телефоне в отчет за неделю – и посмотрите, сколько вы проводите в нем время, затем добавьте к этому ноутбук, наружную рекламу, другие гаджеты – и вы поймете, что мы давно живем в виртуальном мире! Где какую-то часть времени еще и спим (тоже в виртуале), на реальную жизнь остается очень немного. Мы в этих виртуальных мирах и рождаемся, и умираем. Поэтому наш тортик (такая интересная у Влада идея родилась) - это символ, будто человек родился в офисе и человек умер в офисе. А что он увидел – телефон, ноутбук, экран монитора…

ЭТО ЛУЧШАЯ ОПЕРА ДЛЯ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ, ПОТОМУ ЧТО НА НЕЙ МОЖНО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ТЕЛЕФОНОМ, ИНТЕРНЕТОМ И НОУТБУКОМ

То, что происходило во время оперы на огромном экране кинотеатра, воспринималось мной, как самое настоящее кино – я какое-то время воспринимала его, как красиво смонтированный видеоряд, и до последнего почти не верила, что это прямая трансляция с телефонов исполнителей.

– На самом деле – это лучшая опера, – смеется вокалист Андрей Кошман, - потому что на ней можно пользоваться телефоном, интернетом, с ноутбуком спокойно работать и даже общаться с людьми. Например, мы с режиссером просто переписывались во время спектакля – и это было очень удобно (смеется).
Андрій Кошман
Андрей Кошман

- Ничего себе! Нам, зрителям, нельзя пользоваться телефонами во время спектакля, а сами переписываются. 

- Да, время не стоит на месте. Это была наша безумная синхронизация с камерами – у каждого певца была своя, он пел и взаимодействовал с ней. С наших 6-ти смартфонов шла прямая трансляция на экран. Теперь просто петь - уже мало.

На самом деле, мы работали над этой оперой больше полугода. И вот наконец выдали результат. К созданию музыкального материала приобщились и мы, вокалисты. Композиторы все это обрамили и создали правильную музыкальную канву под аранжировку. И искусственный интеллект тоже немножечко приобщился - даже в начале, в первых композициях, мы его слышали. Но это первые шаги. Думаю, что "Nova Opera" будет работать в этом направлении и дальше.

- Не пугает, что искусственный интеллект когда-нибудь возьмет и напишет музыку лучше человека? 

- Так это же хорошо! Но до этого момента надо еще дойти, карантины и локдауны периодически этот процесс замедляют. Но на самом деле, как по мне, несмотря на «желтую зону», нам удалось собрать 2/3 карантинного зала и зрители были в основном довольны – чувствовалась атмосфера какого-то праздника. Потому что, если бы мы играли в полупустом зале, такого обмена энергией не было бы. Нам удалось и зрителя порадовать, и сделать хорошую телеверсию этого спектакля, которую мы скоро увидим. 

БЕЗ ЖИВОГО СЕРДЦЕБИЕНИЯ МУЗЫКА НЕ СТАНОВИТСЯ ТАКОЙ НАСТОЯЩЕЙ И ТАКОЙ ИСКРЕННЕЙ, ЧТОБЫ БЫЛА ПОНЯТНА КАЖДОМУ СЛУШАТЕЛЮ

Композитор Сергей Вилка (который вместе с Яной Шлябанской, Андреем Мерхелем, группой GUMА и всей командой создавал музыку) на мой вопрос – не боится ли он конкуренции с искусственным интеллектом – ответил: 

- Нет, не боюсь. Но, как справедливо отмечали мои коллеги, результаты работы искусственного интеллекта все равно были обработаны в конце концов живыми людьми.

Сергій Вілка
Сергей Вилка

- Так что, без живого сердцебиения музыка не рождается? 

- Скажем, она не становится такой настоящей и такой искренней, чтобы была понятна каждому слушателю. 

- Или все-таки это контроль – человеческое желание все контролировать, даже искусственный интеллект? 

- Это зависит от каждого человека в отдельности. Кто-то любит контролировать, кто-то любит наблюдать, а кто-то любит растолковывать разные понятия. Поэтому каждый выбирает тот угол зрения, с которого удобнее смотреть на определенные вещи.

Композитор также рассказал, каким именно образом они выбирали фортепианные миниатюры Фридриха Ницше для своей оперы. Говорит, выбрать лучшее из лучшего или просто лучшее из существующего - очень субъективно, поскольку кому-то нравится одно произведение, кому-то другое, а кто-то вообще с удивлением узнает, что Ницше еще и музыку писал.

Поэтому они нашли в музыкальном наследии философа то, что было довольно удобно имплементировать в тот музыкальный материал, который писали сами, и дружная команда электронщиц «GUMA» (Татьяна Хорошун и Яна Шлябанская), взяв музыку Ницше за основу, обработав ее live-электроникой, сделали материал, который звучал в опере.

Спрашиваю, доволен ли он результатом?

- Создавать музыку - это вообще удовольствие, - отвечает композитор.

ЭТО НЕ ТЕАТР, В КОТОРЫЙ ПРИХОДИШЬ В ОЖИДАНИИ СЮЖЕТА. ЭТО ТЕАТР СОДЕРЖАНИЯ, ОЩУЩЕНИЙ, ЗДЕСЬ НАДО ВСЕ ЧУВСТВОВАТЬ

Помимо соавторства в написании музыки, вокалистка Марьяна Головко приобщилась и к выбору текстового материала, который затем выдала со сцены. Она говорит, что когда писала музыку, ей очень повезло взять нужные слова, которые словно выпрыгнули на нее из всего этого огромного текста о равенстве: «Вот и все ваше равенство – скорбный мрак, скрытая зависть».

Мар’яна Головко та Андрій Кошман
Марьяна Головко и Андрей Кошман

За основу либретто оперы авторы взяли текст пьесы известного украинского драматурга КЛИМА «7 уроков «О чем говорит Заратустра», которую он написал для Львовского театра имени Курбаса.

"Для меня это прямо очень лично получилось, что это и моя ария, и в целом для меня – один из самых важных тезисов этого спектакля. Это сейчас сквозная тема современности – мы все говорим о равенстве, хотя совершенно его не соблюдаем, его нет как такового, а может, даже и не надо... Потому что каждый из нас – это индивидуальность", – поделилась она своими размышлениями.

Поэтому музыканты и вокалисты читали пьесу и выбирали то, что им интересно, то, что им болит и волнует их.

Ведь с самого начала работы над всеми спектаклями Владом Троицким была заложена удивительная и, по сути, новаторская система – нет застывшего материала. Не существует устойчивой задачи. Каждый раз перед исполнителями стоит другая задача, которую они должны пронести сквозь себя нового.

В опере «О чем молчит Заратустра» очень много декламации, вообще, ее едва ли не впервые так много из всех опер формации. 

– Для меня это родная стихия, - улыбается Марьяна Головко.

- И именно из-за этого мне показалось, что Заратустра снисходителен к вашим голосовым связкам - это не опера-антиутопия «Гас» и не «Чернобыльдорф», где вы издавали какие-то сверхчеловеческие вокальные партии! 

- Это точно! Здесь совсем другая музыка, здесь есть что попеть, при этом нет надрыва, потому что в нем нет смысла, потому что у нас здесь много других инструментов для высказывания, и не надо делать пируэты голосом.

Иногда мы работаем, чтобы удивить, дать вау-эффект, но с другими композиторами, там другой темперамент у людей – когда ребята писали наши арии, в которых легкие – вынул и выбросил. Они знают предел наших возможностей и немножечко всегда пишут за этой чертой. А сейчас мы отдохнули, если честно.

Но я уверена, что должна быть выработана система уже не для музыкантов, а для слушателя, чтобы готовить его к тому, что он услышит. Людям надо понимать, что это – не театр, на который приходишь в ожидании сюжета. Это театр содержания, ощущений, театр сенсаторный, тут надо все чувствовать.

ЕСЛИ МЫ НА СЦЕНЕ, ТО МОЖЕМ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ЧУТЬ БОЛЬШЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ, ЕСЛИ В КИНО ЕЕ НАДО МИНУСОВАТЬ, ТО ЗДЕСЬ – «2 В 1»

Вокалисты брали тексты, которые цепляли их лично, поэтому они были интересны, а местами провокативны. Например, в партии Анны Кирш есть слова: «Нічого не хотіти, не оцінювати, не творити. Ця велика втома і є лайно в собі». Бесспорно, чувствуется глубокое философское копание, хотя и употреблено немного неприятное, нелитературное слово. Но оно к себе притягивает внимание!

Анна Кірш
Анна Кирш

- Акцентировать внимание нужно не на этом слове, а именно на том, что было сказано перед этим – «не хотіти, не оцінювати, не творити» – это когда мы бежим и не можем остановиться. И от того, что мы не можем остановиться, мы болеем, – объяснила мне вокалистка. - Я уверена, что наши энергетические проблемы перерастают в физические. Кто-то может остановиться и понять сам, чего хочет в эту минуту, а кто-то едет в Индию и там ему говорят: остановись, смотри на океан и медитируй. Иногда просто надо заглянуть в себя. Это полезно. Я пела и к себе, – объяснила мне Анна.

В диалогах, которые написал КЛИМ – есть ответы, есть вопросы и противоречия и конфликтные ситуации. Но спектакль – философский, и задача была – не спрашивать и отвечать, а именно задавать вопросы себе, зрителям для того, чтобы каждый себя спросил – как он относится к этому вопросу, что он об этом думает, – добавила она.

- Анна, вы во время оперы и ели, и пили. Разве вокалисту можно это делать на сцене или даже перед выходом на сцену? 

- Чайник с теплой водой - это очень крутой лайфхак! Это было полезно, потому что помещение сегодня очень холодное, мы замерзли, пока репетировали. И горячая вода - как раз то, что надо было перед пением. Торт я не ела (смеется).

- И еще один женский вопрос: не страшно ли было, что вас так близко будут показывать на большом экране?

- (Смеется) По иронии судьбы, камера должна была быть справа вверху, а так получилось, что на моем столе ее установили снизу! Мы на репетициях немного видели, что там будет у нас за спинами, поэтому сильно не отвлекались. Это очень важно, потому что вот наши глаза, вот камера. Я не знаю, показывают ли их в этот момент, но я понимаю, что это уже кино и я не имею права на какие-то лишние движения.

При этом, если мы на сцене, то можем себе позволить чуть больше эмоциональности, ее надо плюсовать, а если мы в кино – ее надо минусовать. А здесь «2 в 1» – мы и на сцене, и это у нас большое кино на огромном экране кинотеатра. Надо было совместить. Но когда Влад Троицкий сказал, что на 95 процентов мы все же работаем на камеру, все вопросы и сомнения отпали, – рассказала участница-исполнительница.

Опера «О чем молчит Заратустра» создана при поддержке Украинского Культурного фонда, после премьеры в Киеве – ее 4 октября покажут вживую в Житомире в драматическом театре имени Ивана Кочерги, потом будут видеоверсия и дальнейшие гастроли по Украине и миру – главное, чтобы ковид позволил открыться границам.

Это уже тринадцатая опера, которую создала команда «Nova Opera», среди них есть совершенно необычные (и о некоторых из них мы уже подробно рассказывали): опера-цирк «Вавилон», футуристическая опера «AEROPHONIA», опера-антиутопия «GAZ», археологическая опера CHORNOBYLDORF, репост-опера «LE» и вот на этот раз – философская опера «О чем молчит Заратустра», написанная с привлечением искусственного интеллекта. Радует, что развитие технологий позволяет создавать такие зрелищные художественные проекты, но хорошо и то, что настоящая музыка, которая достигает самой души, без живого сердцебиения все же не рождается.

Любовь Базив. Киев

Фото Анны Войтенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-