Добрая и теплая звезда – Регимантас Адомайтис

Добрая и теплая звезда – Регимантас Адомайтис

Укринформ
Утром 20 июня ушел из жизни один из последних представителей этого великого поколения литовских актеров. 

Последние годы Адомайтис болел и не снимался. Информационные всплески с его именем происходили, как правило, только в день рождения – 31 января (в 2022 году как раз 85 лет исполнилось).

Но в этот кровавый военный год еще один повод появился. В середине марта стало известно, что актер пригласил в свою квартиру пожить семью украинских беженцев. Тихо, спокойно, без пафоса. Эта история такая характерно балтийская, что в ней всё показательно.

Адомайтис раньше жил с младшим сыном в своей квартире в вильнюсском районе Жверинас. Но вот Миндаугас переехал к жене, и отец остался один в довольно большой квартире. «Мне подумалось, почему бы не принять людей, которым нужна помощь».

Ну что сказать, Жверинас – хороший район литовской столицы, тихий, зеленый, через речку от центра города, здания Сейма, стоящего на берегу Няриса. Но все же актер с такой фильмографией, как у Адомайтиса, с его харизмой и трудолюбием, если бы работал не в СССР, жил бы в большой вилле.

А вся эта истории, скорей всего, вообще не стала бы известной, если бы не путь, каким украинская семья попала к Адомайтису. Тот сказал о своей идее сыну другого большого актера своего поколения Юозаса Будрайтиса. Мартинас Будрайтис – ныне директор Литовского национального театра драмы. И еще – он сотрудничает с организацией „Stiprus kartu“ („Сильны вместе“), которая помогает расселять украинских беженцев. И уж через него этот факт стал известен прессе. При этом Регимантас отдельно попросил журналистов не раздувать его поступок до размеров чего-то героического: «Многие сейчас принимают украинцев, потому что они, бедные, и так всего натерпелись».

Вспомнилось, как лет пятнадцать назад я ходил на спектакль «Встреча» о не бывшей в действительности встрече Баха и Генделя. Их играли Банионис и Адомайтис. А после спектакля в условиях небольшого банкета общался с обоими. Больше внимания уделял Банионису, поскольку хотел сделать с ним интервью в продолжение его недавно вышедших мемуаров «Я с детства хотел играть». Но что поразило в той встрече и надолго запомнилось – доброта и улыбчивая внимательность Адомайтиса.

Позже обсудил это со своими друзьями с Одесской киностудии (где Регимантас играл в «Тресте, который лопнул» (1982) и «Зеленом фургоне» (1983)). Они подтвердили, что он именно такой – открытый, добрый человек, совсем не похожий на большинство своих героев, жестких, часто цинично-брутальных. И сейчас, когда печатаются воспоминания об ушедшем актере, именно это противоречие называет, чуть ли не чаще всего. Литовский театровед Дайва Шабасявичене, написавшая большую книгу об актере «Замки из песка», говорит об этом так: «Я не встречала более скромного и открытого человека. Хотя, когда видишь его на сцене, то кажется, что и в жизни он должен быть таким же гордецом».

Но в том-то и дело, что Адомайтис ужасно не хотел, чтобы его путали с героями, с актерскими работами, относились к нему, как к звезде (каковой он в самом деле был). Хотелось, чтобы к нему относились просто, как к человеку. Да еще и подшучивал над этим своим качеством, говоря, мол, истинно талантливые люди – другие, и «только бездарные, вроде меня, мягкие».

Наверное, не зря именно такому человеку судьба подарила удивительно красивую и символичную историю любви. Со своей будущей женой Эугенией Байорите он познакомился на съемках фильма под названием «Чувства» (1968). И вот как описывал это Регимантас. Попытка репетиции. И дальше: «Она прикоснулась рукой к моей щеке и… черт его знает – какая-то реакция пошла. Вот так возникла связь». У них, как в сказке, родилось три сына – Витаутас (1972); Гедиминас (1977) и Миндаугас (1980).

Эугения умерла в 2011 году от последствий гепатита С. Регимантасу после этого было одиноко… Когда актер узнал, что у него онкология, на первом этапе относился к болезни серьезно, сделал операцию, прошел облучение, принимал лекарства. А потом стал фаталистом более обычного: «Как будет, так и будет…». Когда пришло известие о смерти актера, то первой мыслью было, что это последствия той болезни. Но нет – говорят сердечный приступ. С одной стороны – легкая смерть. А с другой – мог бы еще пожить, делясь с нами доброй мудростью и светом.

Но от чего сердечный приступ-то? Можно предположить, что от идущей русско-украинской войны, которую актер остро воспринимал, живя бок о бок с семьей беженцев. Ведь трудно было представить, что в сегодняшней Европе могут разгореться такие сражения, могут совершаться такие преступления…

И вспоминается фильм, который дал славу целому поколению – «Никто не хотел умирать» (1965) Витаутаса Жалакявичюса. Там, кстати, не только литовцы играли, но и латышка Вия Артмане, эстонец Бруно Оя. Этот фильм – вообще, пожалуй, образец того, как можно суметь изложить максимально полную правду в условиях советской цензуры. Когда в финале умирает от раны главный «злодей» из лесных братьев, он говорит: «Не знаешь, какая боль... Не знаешь…». Ведь это можно считать и шире – больно не только от раны, но и от того, что сделали с его страной. И это – в Советском Союзе с уже сворачиваемой оттепелью.

Как-то в интервью двухгодичной давности Регимантас сказал: «Мы просто думаем, что будем жить вечно, без конца, и что в нашей жизни есть какой-то смысл – сделаем, добьемся. Кончается тем, что мы лаем, ругаемся, конфликтуем. Слава богу, мы уже некоторое время живем в Европе без (большой, - ред.) войны. Потому что если мы посмотрим на это таким образом, наша земля – это такая пыль в космосе...».

Но нет, вышло не так – он, переживший Вторую мировую в раннем детстве, на исходе дней застал возгорание новой большой войны. И так уж получилось, что именно в день его ухода кремль начал требовать от Вильнюса полной отмены санкционных ограничений при транзите в Калининград. А в случае отказа угрожает, говоря, что «оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов». Литва не уступает, и эксперты сейчас гадают, на какие именно меры готова пойти москва. Может ли она быть достаточно иррациональной для боевых действий против страны НАТО? А гуманистический пафос фразы «Никто не хотел умирать» владетелям и властителям нынешней россии просто недоступен…

«Что ж… Как будет, так и будет…» – сказал бы, наверное сегодня вечером Регимантас, если бы не тот утренний сердечный приступ.

Олег Кудрин

Фото - из личного архива Адомайтиса/LRT

Первое фото: E. Blaževičiaus/LRT nuotr.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-