Планетарная энергетика: Куда идет мир?

Планетарная энергетика: Куда идет мир?

2784
Ukrinform
Каждая страна имеет в этой области уникальный опыт, Украине есть из чего выбирать

Мировой энергетический рынок сегодня не сравнить с прошлым десятилетием или пятилетием. Даже с прошлым годом не сравнить. Глобальное стремление к энергетической независимости, экологичности, глобальные ценовые колебания бесповоротно меняют привычные "правила игры". Возобновляемые источники уже перестают быть альтернативными. Они больше не привилегия развитых стран: в 2015-м, впервые за всю историю развивающиеся страны потратили на возобновляемые источники энергии больше, чем развитые.

Бесспорно, каждая страна выбирает свой уникальный путь, учитывая собственные ресурсы и исторический опыт. Прибалтийским странам не без труда удалось избавиться от энергетического "единения" с Россией, а отдельные территории Канады и США наоборот - все теснее сотрудничают в рамках одной энергетической системы, Франция не устаем развивать "мирный атом", а ФРГ внедряет "зеленую" энергетику в жизнь каждого немца. В чем сходства и отличия, что может стать бесценным опытом для Украины и, даже, как сэкономить на счетах за электроэнергию, руководствуясь опытом других стран, выясняли корреспонденты Укринформа за рубежом.

США: АКЦЕНТ НА ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ

Экономический рост США в послевоенный период вывел страну в лидеры мирового развития, но в то же время потребовал потребления колоссального количества энергоресурсов. Это привело к тому, что на американский внутренний рынок потребления приходится около одной пятой доли от всей мировой энергии. И если до недавнего времени Штаты были вынуждены импортировать энергоносители (преимущественно нефть), то сейчас, благодаря развитию технологий, США превратились во влиятельного экспортера.

Несмотря на резкое снижение мировых цен на сырую нефть и газ, США продолжают лидировать в технологиях разведки и добычи углеводородов, особенно в сланцевых пластах и ультра-глубоководных запасах. Это внесло существенные изменения в нефтегазовый сектор США, а также во внутренний энергетический ландшафт. Новые методы позволили многим производителям остаться «на плаву» несмотря на падение мировых цен. Важным шагом, который не только изменил структуру энергетической политики в США, но также повлиял на международный рынок, стала отмена в начале нынешнего года 40-летнего эмбарго на импорт сырой нефти.

В то же время, отрасль газонефтедобычи Соединенных Штатов - не единственный важный компонент энергетического сектора страны. Эта сфера охватывает компании, которые занимаются разведкой, добычей/производством, переработкой и доставкой энергоносителей потребителю, а также компании, привлеченные к обслуживанию. Это добыча нефти, газа и угля, генерация электроэнергии из традиционных и возобновляемых источников, в том числе атомная энергетика. Последняя обеспечивает около 20% электроэнергии в общенациональном показателе, которую дают 99 ядерных реакторов в 31 штате страны.

По статистике, около 98% всех энергетических и энергогенерирующих компаний США - частные. В прошлом году таких насчитывалось более 18 тыс., и только 356 из них принадлежат государству. Это большая конкуренция, но и высокий уровень инвестиций.

По оценкам Международной энергетической ассоциации (IEA), энергоотрасль США до 2035 года потребует около 7 трлн долл. инвестиций. Ожидается, что основная их часть будет поступать в частные компании, которые в условиях жесткой конкуренции требуют значительной поддержки, чтобы отвечать требованиям спроса.

Кроме того, на мировом рынке сложился ряд предпосылок, которые должны способствовать развитию отрасли. Во-первых, речь идет о росте мирового спроса. Прогнозируется, что к 2030 году глобальный спрос на энергию увеличится на 35% по сравнению с уровнем 2005 года и до 70% для стран с формирующимся рынком. Для энергетической отрасли США, которые в этом году открыли возможности для импорта углеводородов, это дополнительный стимул для развития.

Во-вторых, в Штатах можно воспользоваться механизмами защиты от ущерба. Так, инвестиции в частные энергокомпании часто обеспечиваются активами, критически важными для их деятельности (запасами нефти и газа, трубопроводами, специальной техникой). Кроме того, большинство инвестиций предусматривают структурированную и правовую защиту от резких ценовых скачков на сырье, что снижает риски по сравнению с другими доступными вариантами инвестиций.

В-третьих, создаются условия для расширения инвестиционного потенциала. Так, частные энергокомпании могут привлекать заемный капитал, предлагая инвесторам дополнительную выгоду через различные формы участия в акционерном капитале. Речь идет, прежде всего, об обычных акциях, облигациях, привилегированных акциях, обратимых облигациях и специальных энергетических акциях. Следовательно, долговые инвесторы могут получать дополнительную компенсацию за счет дополнительных функций. В этом, пожалуй, и кроется один из основных секретов стабильности финансовой поддержки энергетической отрасли США.

Кроме того, США, как и все ведущие страны мира, делают все больший акцент на экологим и предотвращении глобального потепления. Это способствует развитию возобновляемой энергетики, что уже создало ощутимую мировую конкуренцию во всех подотраслях, включая ветряную, солнечную, геотермальную энергию, гидроэлектростанции, а также сектора энергетики, основанной на биомассе и биотопливе.

Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) прогнозирует, что к 2030 году доля этого вида производства в энергетическом балансе США потенциально может достигать 27%. Если взять за точку отсчета 2010 год, когда производство возобновляемой энергии составило 134 ГВт, то за два десятилетия оно может увеличиться до 700 ГВт, а это более чем в пять раз! Сейчас для этого создают все условия. Например, сегодня Штаты занимают одно из первых мест по инвестициям в отрасль возобновляемой энергетики, в то время как в прошлом году такие инвестиции сократились в Европе и Бразилии. Параллельно американская наука и промышленность работают не создание и внедрение новых технологий энергоэффективности. В основном, это обеспечивается сочетанием прямого финансирования и инвестиций в строительство, промышленность, а также в производство энергосберегающей техники - от бытовых приборов до индустриальных комплексов. Это требует значительных капиталовложений, что, как ожидается, составят 166 млрд долл. ежегодно.

КАНАДА: СИЛА В ИНТЕГРАЦИИ

Канада занимает пятое место в мире по количеству производимой энергии, продуцируя около 6% от мирового производства. При этом по объему электроэнергии, произведенной на ГЭС, Канада уступает лишь Китаю. 63,7% всей электроэнергии Канады вырабатывается на ГЭС, 15% - на АЭС.

Федеративное государственное устройство Канады и огромный размер страны, формируют разнообразную картину энергетического рынка. Поскольку конституция Канады наделяет именно провинции и территории правом регулирования рынка энергетики - каждый из 13 регионов страны имеет уникальную ситуацию. Федеральная власть ответственна лишь за выработку минимальных экологических стандартов и правил международной торговли ресурсами и энергией. В целом потребление энергии на единицу населения в Канаде - одно из самых высоких в мире.

В большинстве провинций ведущую роль в обеспечении домохозяйств и промышленности электроэнергией занимают государственные компании, хотя Онтарио и Альберта медленно приватизируют сектор. В некоторых провинциях, вроде Квебека, государство имеет монопольный статус на производство, транспортировку и продажу электроэнергии, в других, например, в наиболее населенной провинции Онтарио - государство больше не имеет монопольного статуса, но исторически играет преовалирующую роль на рынке.

Хотя Канада в целом очень богата энергетическими ресурсами, по территории страны они распределены неравномерно, поэтому некоторые провинции экспортируют энергию, а другие - импортируют ее из-за границы. Из-за размеров территории и особенностей заселенности (большинство канадцев проживают на юге страны вдоль границы с США, хотя крупнейшие производители энергии находятся за сотни и тысячи километров к северу), канадский рынок электроэнергии теснее связан с США, чем между провинциями. Однако, именно этой интегрированности канадский энергетический сектор обязан своим успехом. В частности, Канада является крупнейшим поставщиком энергии для США. Энергетические рынки США и Канады по сути - одно целое. Так, часто электроэнергия, выработанная на территории канадской провинции Альберта может экспортироваться в США, откуда затем снова поставляться в канадскую провинцию Саскачеван. Пока что единой ЛЭП, которая  соединяла бы восток и запад страны не существует. В свое время США для повышения своей энергетической безопасности даже приняли законодательство, которое предоставляло Альберте такие же права на энергетическом рынке США, как американским штатам.

АВСТРАЛИЯ: «ЗЕЛЕНАЯ» ЭНЕРГИЯ

Австралия - одна из самых богатых на высококачественные минеральные энергетические ресурсы стран в мире. В частности австралийские ресурсы урана составляют 38% от общего объема мировых запасов бурого угля - 24%. Кроме этого, в стране также разведано значительное количество залежей каменного угля и природного газа высокого качества. Подсчитано, что при нынешних темпах производства энергоресурсов, австралийских запасов бурого угля хватит на 500 лет, черного угля - на 100 лет, обычного газа - почти на 60 лет.

Австралия использует собственные энергоресурсы для экспорта и удовлетворения внутренних потребностей (66% и 34% соответственно) и занимает восьмое место среди крупнейших в мире производителей (2,4% мирового производства).

Примечательно, что австралийская ядерная энергетика в процессе создания. Работа проводится совместно: правительство, промышленность и общество. Комиссия по ядерной энергетике в настоящее время разрабатывает нормативные требования и определяет потенциальные площадки для будущих АЭС. Кроме того, правительство Австралии в прошлом году предложило шесть потенциальных площадок для размещения объектов низкоактивных ядерных отходов. Австралия ожидает, что страны мира в том числе и Украина будут платить высокую цену за захоронение своих ядерных отходов на австралийской территории, а следовательно, эти средства должны быть привлечены на внедрение новых технологий и использование альтернативных источников энергии. Представители власти заверили, что окончательное решение будет принято только после всесторонних консультаций.

Такой совместный подход высоко отмечен - в этом году, третий год подряд, страна занимает первое место по данным глобального обзора Инициативы по сокращению ядерной угрозы (Nuclear Threat Initiative), которая оценивает усилия стран по безопасности и надежности использования «мирного атома».

Австралия - один из крупнейших экспортеров сжиженного газа. Сегодня страна уступает в объемах экспорта СПГ (сжиженного природного газа) только признанному мировому лидеру, Катару. Однако ожидается, что к 2020 году объемы австралийского экспорта СПГ утроятся и составят около 75 млн тонн. Что, в свою очередь, составит около 40% импортных объемов Китая и Японии и 25% - Южной Кореи. Сейчас в Австралии действуют три производства СПГ общей мощностью 24 млн. тон в год. Кроме них строятся еще семь производств общей мощностью 61 млн тонн в год. Соответственно, после их запуска суммарная мощность достигнет 85 млн тонн в год.

Особенность австралийской электроэнергетики - малоразвитое сообщение между энергосистемами отдельных штатов. Для развития генерирующих мощностей активно используются частные, в том числе иностранные, инвестиции. Например, одну из тепловых электростанций строит компания США National Power LLC, другую - нидерландско-британская Royal Dutch/Shell Corporation. Энергетические компании в основном находятся в частной собственности.

Мировая тенденция развития «зеленой энергетики» не обошла стороной и Австралию. Эксперты пришли к выводу, что более прогрессивным вариантом для страны является ветровая энергетика. В будущем ее доля должна составить 60% общего объема. На солнечные фермы будет отведено 15-20%. Остальные - гидроэлектростанции и биотопливо.

ФРГ: «ПОВОРОТ» К ЭКОНОМИИ

В своей энергетической политике ФРГ руководствуется в последние годы концепцией «энергетического поворота» (Energiewende), которая предусматривает постепенный отказ от углеводородной и атомной энергетики и переход на ее возобновляемые источники, а также более экономное и бережное использование энергии.

Основными целями реализации «энергетического поворота» является борьба с изменением климата; снижение зависимости от импорта энергоносителей (Германия не имеет нефти и газа, но обладает большими запасами угля); стимулирование развития технологических инноваций и «зеленой экономики»; снижение рисков использования атомной энергии (особенно после аварии на «Фукусиме»); борьба с монополиями в энергетическом секторе и тому подобное.

Концепция впервые была сформулирована еще в 1980 году, но статус государственной получила позже. В 2010 году федеральное правительство приняло первую масштабную энергетическую концепцию, в которой намечены цели вплоть до 2050 года.

Согласно с ней, к 2022 году Германия намерена полностью остановить работу всех АЭС, к 2025 году - увеличить долю электроэнергии из альтернативных источников, до 40-45%, а к 2050 - до 80%.

По итогам 2015 года на долю «чистой» энергетики в Германии приходилась четверть всей производимой в стране. По всей стране установлено огромное количество солнечных ферм и ветряков. Энергия воды, свалочный газ, очищенный газ и биомасса тоже играют свою роль, хотя и занимают меньшую долю в энергобалансе, чем солнечная и ветровая энергия.

Разработанная и впервые опробованная в ФРГ сбалансированная, долгосрочная система «зеленых тарифов» вывела страну в мировые лидеры по объему инвестиций в возобновляемые источники энергии и количество установок, работающих на энергии ветра, солнца или биотопливе. Развитие возобновляемых источников энергии сейчас дает работу свыше 371 тысячи граждан.

Инвестиции в возобновляемую энергетику значительные - 18,8 млрд евро в прошлом году, из которых 6,5 млрд было потрачено на меры по энергосбережению. При этом удалось снизить объемы импорта ископаемого топлива и сэкономить по сравнению с 2013 годом 9,1 млрд евро.

В 1990-х годах Германия имела одну из самых дорогих в Европе электрическую энергию, но в последние годы цена снизилась почти на треть. Сегодня биржевая цена на электричество - 6,2 евро за мегаватт-час. Однако для населения стоимость электричества в Германии высокая (больше платят в Европе только датчане) и составляет около 0,28 евро за 1кВтч. Такая цена - следствие многих специальных налогов, например, для поддержки немецкого углепрома.

«Энергетический поворот» предусматривает изменения в жизни каждого немца. Так, новостройки в Германии строятся по принципу энергосберегающих домов, а для того, чтобы поощрить людей покупать электромобили правительство страны разработало специальную программу, в рамках которой, в том числе субсидирует покупку таких авто. Впрочем, чиновники сомневаются, что смогут достичь поставленной ими цели - довести количество электромобилей в Германии до 1 млн к 2020 году.

ФРАНЦИЯ: «МИРНЫЙ АТОМ» И ЕГО АЛЬТЕРНАТИВА

Франция, в отличие от немногих стран мира, не обладает достаточными для обеспечения собственных энергетических потребностей природными ресурсами, поэтому еще с прошлого века активно развивает атомную энергетику. Атомная энергетика производит 76,9% электроэнергии во Франции. По состоянию на конец февраля Франция имеет 19 действующих АЭС, на которых работает 58 промышленных ядерных реакторов суммарной мощностью 63,2 ГВт. По объемам энергии, что производят атомные станции, страна занимает второе место в мире, а по доле атомной энергетики - первое. Франция - крупнейший экспортер электроэнергии в мире, ведет активные исследования в области атомной энергетики, обладает технологиями по производству реакторов, производства и утилизации топлива.

В этом контексте, правительство Франции даже намерено дать «зеленый свет» на увеличение срока эксплуатации АЭС с 40 до 50 лет. Такое решение, однако, будет принято в соответствии с законом Франции о переходе на возобновляемые источники энергии и снижение доли атомной энергетики с 75 до 50%. Положения закона предусматривают сокращение производства электроэнергии на АЭС во Франции на 25% к 2025 году. Закон предусматривает закрытие двух реакторов на АЭС Фессенхейм (Fessenheim) в департаменте Верхний Рейн с возможным введением в строй новейшего реактора типа EPR на АЭС «Фламанвилль» (Flamanville, смету запуска которого за последние годы увеличивали трижды), что запланировано на конец 2018 года.

Правительство Франции сейчас готовит многолетнюю энергетическую программу, которая будет предусматривать детальное развитие отрасли по производству электроэнергии по видам (атомная, газовая, возобновляемые источники энергии и тому подобное). По данным нацкомиссии по охране окружающей среды, уровень инвестиций во французскую энергетику в течение ближайших 20 лет составит 400 млрд евро. По оценкам экспертов, стоимость электроэнергии, вырабатываемой на АЭС страны к 2020 году составит 54,2 евро за 1 МВт. Одновременно производство электричества из энергии ветров стоит 82 евро за 1 МВт. Согласно обязательства Франции перед ЕС, к 2020 году доля ветровой энергетики в стране должна составлять 23% от общего объема произведенной электроэнергии. В связи со значительной инвестиционной потребностью уже предусмотрено, что к 2020 году средний счет за электричество на одну французскую семью увеличится почти вполовину и составит 1307 евро в год, против 874 евро в прошлом году.

В среднем государству принадлежит от 25 до 40% акций основных энергетических операторов EDF (электроэнергия), Engie (бывшая GDF - Gaz de France Suez, группа компаний по добыче, транспортировке и переработке природного газа), Total (нефтедобывающая компания) и Areva (единственная в мире группа компаний, которая обладает полным ядерным циклом: от самостоятельной добычи урана и обогащения ядерного топлива до изготовления реакторов и утилизации ядерных отходов). Вместе с тем разработка сланцевых природных ископаемых, в отличие от США, во Франции остается под табу. Нынешний президент Франсуа Олланд ввел запрет на использование технологии гидравлического разрыва на срок своего пятилетнего мандата (до 2017 года). Во Франции только эта технология может обеспечить добычу больших запасов сланцевого газа, которые, по разным оценкам, находятся на глубине около 1,5 км.

Очевидно, что Франция, которая после организации и проведения в прошлом году Парижской климатической конференции остановилась на альтернативной энергетике, отказавшись от сланцевых ископаемых, будет поддерживать атомную энергетику.

БЕЛЬГИЯ: КОНТРОЛЬ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Нефть и природный газ составляют две трети обеспечения энергетического баланса Бельгии. Остальное приходится на уголь и атомную энергетику. Нефть, которую в основном импортируют из стран Ближнего Востока, обеспечивает 35% энергоснабжения. Природный газ из Нидерландов и Алжира покрывает 25% потребностей в этой сфере. До 18% с трендом к снижению в энергетическом секторе Бельгии приходится на каменный уголь, доставляемый из США и ЮАР. Остальное добавляется из других источников, включая атомную энергетику, ветряную и солнечную энергию.

Несколько лет назад государство решило провести тотальную приватизацию в энергетической отрасли. Следовательно, в настоящее время эта сфера действует исключительно по тенденциям и законам свободного, прозрачного рынка. Государство может иметь некоторые доли в тех или иных энергетических компаниях, но это зависит исключительно от рыночных предложений и выгод, существует и государственный регулятор в секторе энергетики, который находится, в том числе, и под пристальным общественным контролем, пояснил эксперт в сфере энергетики Бенуа Мартенс.

Особенности энергетического сектора Бельгии ярко характеризует наличие счетчиков (калориметров) на каждом радиаторе (то есть батарее отопления) в домах рядовых граждан. Если в Украине в настоящее время продолжаются дискуссии о справедливости начисления оплаты за предоставленные услуги теплоснабжения монополистом, мол - надо устанавливать счетчики тепла, на дом, на подъезд, или на квартиру, то в Бельгии это вопрос выведен на уровень отдельной батареи. Потребитель сам регулирует работу каждого радиатора в своей квартире: включает, выключает, добавляет или уменьшает количество тепла, вообще не использует, и этим самым четко определяет свои расходы, которые довольно значительны. Средняя плата за отопление составляет минимум 100 евро в месяц. Еще 60-100 евро надо платить за потребление электрической энергии и газа. Но это объективно и очевидно, ведь у Бельгии уже нет собственных источников углеводородов после исчерпания в 60-х годах прошлого века запасов угля в южных регионах страны. Тогда же и испытала коллапс металлургическая промышленность, работавшая на каменном угле, спровоцировав в регионе Валлония экономическую депрессию, последствия которой преодолеваются и по сей день.

Кстати, в Бельгии нет центрального теплоснабжения. Каждый дом, в том числе многоквартирный, имеет свой индивидуальный котел, что обеспечивает справедливые и экономные поставки тепла.

Что касается высоких тарифов на энергоносители, в Бельгии отмечают, что дешевой энергии не бывает. Однако в государстве должна действовать справедливая социальная система. Она предусматривает неукоснительную обязанность платить за коммунальные услуги для тех, кто их потребляет. Зато культура потребления отличается высоким уровнем экономичности, что и обеспечивает возможность регулировки и счетчик на каждой батарее в квартире.

В целом энергетическая сфера в Бельгии - одна из передовых моделей для Евросоюза, что обеспечивается рыночной прозрачностью и либерализацией. Каждое домохозяйство, объединение граждан, отдельная коммуна, поселок могут выбрать себе конечного поставщика энергоносителей. Но, объективно, бельгийский рынок - небольшой, следовательно,  80% его принадлежит крупнейшей местной компании. Уже сегодня маржа от продажи электричества или газа потребителям не слишком значительна. Взамен компании предлагают клиентам так называемые умные или смарт решения по наиболее экономному оборудованию дома в части энергоэффективности. По прогнозу влиятельного консультанта по вопросам энергетики Майка Пара, в будущем, по крайней мере на просторах высоко экономически развитого ЕС, операторы по энергоснабжению будут неизбежно зарабатывать не на продаже энергоносителей, а на обслуживании энергосистем каждого отдельного жилища, помещения, дома.

НИДЕРЛАНДЫ: ПОСТАВЩИКИ НА ВЫБОР

Больше половины энергии, которую потребляют в Нидерландах приходится на газ. Тут стране, в сравнении со многими соседями, повезло. Практически вся потребность в газе до последнего времени покрывалась собственными ресурсами - на территории Нидерландов, в провинции Гронинген, находится самое крупное в Западной Европе газовое месторождение. Основным производителем природного газа в Нидерландах считается компания NAM (Nederlandse Aardolie Maatschappij). Она 50 на 50 принадлежит нефтяным гигантам Royal Dutch Shell и ExxonMobil. По данным сайта компании, NAM осуществляет 75% добычи всего газа в Нидерландах. Транспортной инфраструктурой в Нидерландах и северной части Германии занимается государственная компания Gasunia.

Однако в ближайшее время ситуация на этом месторождении, как ожидается, будет меняться. Обратной стороной добычи газа в Гронингене стали регулярные землетрясения, которые связывают именно с газодобывающими работами. Например, последние два землетрясения магнитудой 2 и 3 балла произошли в октябре прошлого года. В связи с угрозой таких землетрясений власть Нидерландов приняла решение сокращать добычу газа в провинции. И, соответственно, искать альтернативу - с одной стороны возможности импортировать газ, с другой - переориентировать экономику на возобновляемые источники, переход на которые считается приоритетом.

Нидерландский рынок энергетических услуг очень либеральный. С 2004 года пользователи сами могут выбирать поставщика энергетических услуг, а в случае необходимости - легко сменить компанию. Кроме того, клиент может выбрать источник энергетики, например, отдать предпочтение возобновляемым ресурсам - таким как ветряная энергетика или биомасса. Существуют веб-сайты, где клиенты могут сравнить условия у разных компаний и выбрать ту, которая предлагает самые выгодные условия. По данным нидерландского союза потребителей (The Netherlands Authority for Consumers and Markets), который занимается контролем за конкуренцией и защитой интересов покупателей, сейчас на рынке работает около 50 компаний-поставщиков. По оценкам организации, смена поставщика часто дает возможность сэкономить, и с 2004 года около половины нидерландских домохозяйств хотя бы раз меняли компанию-поставщика. Единым счетом оплачиваются услуги за электричество и газ. За год, по данным организации, на эти услуги в одном домохозяйстве в среднем тратят около 1600 евро.

При этом, за прокладку электросетей, газовых труб и дистрибуцию отвечают операторы услуг, которые четко распределены по регионам, соответственно выбрать или сменить их невозможно.

Для обогрева помещений в Нидерландах в основном используются индивидуальные системы отопления. По статистике, около 90% всех домохозяйств оборудованы подобными системами. Если же дом подключен к общей системе отопления, то правительство берет на себя ответственность контроля за тарифами и определяет максимальные ставки, поскольку в этом случае поставщики услуг фиксированы и не могут выбирать компанию. Тарифы формируются таким образом, чтобы пользователи такой системы отопления  платили не больше, чем те, кто пользуются автономными системами отопления.

ПОЛЬША: К ЭНЕРГОНЕЗАВИСИМОСТИ ОТ РОССИИ

В течение последних лет в Польше серьезно работают над энергетической независимостью. Диверсификация источников энергоснабжения стала одним из элементов национальной безопасности. Варшава взяла курс на максимальную независимость от России в газовой сфере (2/3 газа Польша получала из России) учитывая опыт российских газовых войн против Украины 2005-2006 и 2008-2009 годов. Тогда окончательно стало понятно, что Москва использует газовый вентиль для достижения политических целей. Польша в газовом конфликте однозначно стала на сторону Украины, а потому могла стать следующей жертвой энергетической политики Путина.

В рамках достижения энергетической независимости в 2009 году Польша начала строить LNG-терминал для приема сжиженного газа в порту города Свиноуйсце на Балтийском море. В этом году терминал начнет получать промышленные объемы газа по 20-летнему контракту Польши с Катаром. Кроме того, Польша начала интенсивно развивать газовое сообщение с Германией, Чехией и Словакией, что дает возможность реверса газа из Европы в случае необходимости. Варшава также ведет переговоры со скандинавскими странами о налаживании поставок газа в рамках проекта газопровода Baltic Pipe. Государственная польская нефтегазовая компания (PGNiG), которая отвечает за обеспечение страны газом, пытается достичь такого состояния, при котором 1/3 потребностей страны в газе будет обеспечиваться из собственной добычи, 1/3 будет поставляться из России, а оставшаяся 1/3 -  за счет поставок сжиженного газа и природного газа из Скандинавии. Меры Польши по диверсификации поставок газа уже принесли свои результаты: российский «Газпром» три года назад согласился на снижение цены газа для Польши примерно на 15%. Впрочем, Варшава и дальше требует от российского газового монополиста снижения цены на газ.

Нефть Польша получает по нефтепроводу «Дружба» из России и через нефтяной терминал в Гданьске. Одно из потенциальных направлений поставки нефти в Польшу - в том числе и совместный с Украиной, проект Одесса-Броды-Плоцк. Несмотря на то, что его реализация много раз откладывалась, в компании «Сарматия», созданой с целью его реализации, утверждают, что он имеет будущее.

Польша обеспечивает свои потребности в электроэнергии благодаря работе электростанций, работающих на отечественном угле. Но, учитывая требования Еврокомиссии по уменьшению выброса двуокиси углерода Польша намерена построить две атомные электростанции. Строительство первой АЭС должно начаться в 2019 году, а ее ввод его в эксплуатацию - до конца 2024 года. Строительство второй польской АЭС должно завершиться в 2035 году.

Несмотря на акцентирование внимания на традиционных источниках энергии, в Польше постепенно пытаются развивать альтернативные. Согласно принятой несколько лет назад стратегии энергетической политики до 2030 года доля возобновляемых источников энергии в Польше должна вырасти до 20%.

В Польше энергетические компании считаются стратегически важными для безопасности страны, а потому большинство из них  либо находится в государственной собственности, либо государство имеет в них контрольный пакет акций. Из семи крупнейших энергетических компаний Польши (PGNiG, PERN Przyjazn, LOTOS, PKN Orlen, PGE, Naftoport, Tauron), лишь одну нефтяную компанию (PKN Orlen) можно назвать частной. Однако, даже в ней государство имеет почти 28% акций и может влиять на политику компании. Несмотря на то, что государство имеет контрольные пакеты акций большинства энергетических компаний страны, их менеджмент пользуется широкой свободой действий и государство без нужды старается не вмешиваться в их деятельность и развитие. Лишь в одном случае польское государство бескомпромиссно: деятельность этих компаний не должна противоречить интересам страны.

Несмотря на то, что большинство польских энергетических компаний успешны и активно инвестируют и развивают свои возможности за рубежом, главной задачей все же остается энергетическая безопасность Польши. Ради этого, государство может отказаться даже от некоторых финансовых дивидендов.

СТРАНЫ БАЛТИИ: ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ШАНТАЖА

Основа топливно-энергетического комплекса Эстонии - добыча и использование горючих сланцев - их месторождения крупнейшие в Европе. Страна также закупает природный газ, преимущественно из России. Масштабное использование горючих сланцев имеет едостатки: по показателю выбросов углекислого газа на душу населения страна среди первых. Для улучшения ситуации в Эстонии пытаются увеличить использование возобновляемых источников энергии - прежде всего, ветра. В прошлом году доля электроэнергии, произведенной ветрогенераторными парками, достигала 22%. Кроме того, за годы независимости в стране достигнут значительный успех в снижении энергоемкости ВВП. Энергосистема страны входит в энергетическую биржу Северных стран, Балтии и Великобритании Nord Pool Spot. Для балансировки потребления электроэнергии и производства между Эстонией и Финляндией проложены два подводных кабеля: 350-мегаваттный Estlink и 650-мегаваттный Estlink-2. 780-мегаваттна воздушная ЛЭП соединяющей энергосистему страны с южной соседкой - Латвией.

Эстония также проводит заготовку торфа и производство топлива на его основе. Но производство биотоплива в стране ограничено: строительство новых заводов уже тормозится из-за нехватки сырья. Поэтому эстонцы стараются относиться ко всем ресурсам очень бережно. Даже сейчас, в селах используют древесину для обогрева домов, и зимой в одно-двухэтажных районах Таллинна витает запах сгоревшего дерева из знаменитых таллиннских дымоходов.

Подобно Эстонии, Латвия имеет значительный собственный источник электроэнергии - каскад гидроэлектростанций на Даугаве дает стране до половины необходимой электроэнергии. И что особо ценно - пиковой. В остальном энергетика государства во многом зависит от импорта топлива и электроэнергии. В Латвии есть еще один козырь - мощное Инчукалнское газохранилище.

С 1 января 2015 года все латвийские домохозяйства покупают электроэнергию на свободном рынке, тарифы для потребителей перестают быть регулируемыми и зависят только от конкуренции  поставщиков электроэнергии. Как и Эстония, Латвия имеет промышленные запасы торфа и древесины. После вступления в Евросоюз страна энергичнее реализует различные проекты в «зеленой» энергетике - солнечной и ветровой.

В отличие от двух северных соседок Литва не имеет значительных резервов собственных энергоресурсов. Но еще до распада СССР, 11 марта 1990 года Литовская республика объявила о своей независимости, что предполагало, в том числе, и энергетическую безопасность, особо чувствительную при наличии такого соседа, как РФ. Проблемы нарастали и из-за значительной изношенности существующих ГЭС, а также требования ЕС закрыть Игналинскую АЭС, что и было сделано в 2010 году. В этих условиях настойчивость Литвы при внедрении в отношениях с Россией, «Газпромом», другими российскими компаниями, третьего энергопакета ЕС (отделение добычи топлива от продаж) приводили к периодическим «энергетическим войнам» с восточным соседом, судебным искам и арбитражам. Здесь дальновидным было решение, принятое еще в 1995 году, о строительстве Бутингского терминала. Когда после продажи литовской инфраструктурной компании не «Лукойлу», а полякам, Россия прекратила качать нефть по нефтепроводу «Дружба», терминал заработал в реверсном режиме и начал принимать танкеры.

Огромное значение имеет и недавно введенный в действие Клайпедский терминал сжиженного газа, что ориентируется на норвежское топливо. Он еще больше разрушает монополию «Газпрома». А в октябре прошлого года в Брюсселе было подписано соглашение между Литвой и Польшей с участием Латвии и Эстонии о строительстве соединительной ветки газопровода. Что важно, львиную долю финансирования (до 75%) взяла на себя общая «брюссельская казна». В итоге этот проект позволит не только Литве, но и всей Балтии, закупать газ на рыночной основе у того, кто будет продавать дешевле.

Важным фактором и раньше была возможность закупать в скандинавских странах электроэнергию, транспортируемую через Эстонию и Латвию. Кроме того, был проведен кабель энергомоста NordBalt, по которому с февраля 2016 года на литовский рынок поступает значительное количество шведской электроэнергии. Также планируется работа и по дальнейшему совершенствованию транспортной инфраструктуры, что позволит недорого, в рыночных условиях, закупать электроэнергию за рубежом вместо того, чтобы дорого производить ее дома.

Дополнительное развитие в Литве демонстрирует и альтернативная энергетика, в частности ветряная. До конца 2016 года планируют запуск нового комплекса ветроэлектростанций.

На каждом из этапов достижения большей энергонезависимости от РФ балтийским странам приходилось выдерживать экономические и пиаровские атаки восточного соседа, который убеждал в неэффективности и даже нерыночности принятых решений. Расчеты убеждали, что в краткосрочном варианте предложения России действительно менее затратные. Однако на перспективу они оказывались проигрышными, поскольку позволяли Кремлю в любую минуту начать шантаж и диктовать условия.

Не без сложностей странам Балтии удалось проявить нужную твердость и обеспечить свою энергонезависимость. Это не означает, что в энергетическом секторе Литвы, Латвии, Эстонии нет проблем.  Однако этот сектор уже не является рычагом политического давления со стороны Кремля. И это главное!

Ярослав Довгопол (Вашингтон), Максим Наливайко (Оттава), Иван Юсипюк (Канберра), Ольга Танасийчук (Берлин), Роман Сущенко (Париж), Андрей Лавренюк (Брюссель), Марина Гонта (Нидерланды), Юрий Банахевич (Варшава), Олег Кудрин (Эстония, Литва, Латвия).


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-