Кристина Юшкевич, первый заместитель председателя Госагентства лесных ресурсов
Каждая колода должна быть с биркой-документом
10.06.2016 10:00 1620

- Да, к этому времени мы планируем ее запустить. Мы хотим, чтобы она работала, чтобы побороть теневой рынок древесины. Единственный момент – Минэкономразвития хочет, чтобы электронная система учета древесины была утверждена на законодательном уровне.

- Скажите, пожалуйста, как должна работать на практике эта система электронного учета древесины?

- При закупке древесины на лесосеке на каждую колоду должна прикрепляться бирка, которая имеет свой номер и зарегистрирована в системе электронного учета. Кроме этого, на древесину еще будет выдаваться сертификат происхождения.

Все эти данные будут вводиться в единую электронную базу, и мы сможем отследить, где заготовлялась древесина, куда она движется, кто ее купил, если древесина, конечно, вырублена на лесосеках Гослесагентства. Более того, с бирки с помощью смартфона можно прочитать всю эту информацию.

Кроме этого, мы хотим сразу после запуска работы такой системы для всех постоянных лесопользователей издать совместный приказ с ГФС и МВД, чтобы и эти структуры смогли приобщиться к контролю над оборотом древесины в Украине.

- Точно оценить состояние лесов на неподконтрольной территории мы не можем. Более того – из-за боевых действий в регионе лесные пожары продолжаются, но мы не можем привлечь к их тушению как и работников лесной охраны, так и работников ГСЧС, поскольку территория заминирована и есть большая опасность для жизни работников. Сначала там Вооруженные Силы должны провести разминирование.

Могу сказать о статистике пожаров в лесах, подчиненных Гослесагентству, на подконтрольной украинской власти территории Донбасса. За 2014-2015 годы в целом лесными пожарами в результате боевых действий было повреждено около 15 тыс. га.

Прошлый год показал, что лесные пожары, которые бы можно было в теории быстро локализовать, на практике не удавалось погасить из-за близости к контролируемой боевиками территории Донбасса.

К сожалению, сегодня в этих двух областях мы просто ведем статистику и фиксируем полученый ущерб. Восстановлению леса, очищению территорий от горелого леса также сейчас практически невозможно, пока ведутся боевые действия. До прекращения любых боевых действий, я думаю, что вопрос восстановления лесов не будет подниматься.

Мы подавали свои предложения по восстановлению лесных массивов к проекту Стратегии восстановления Донбасса, поскольку эта проблема является важной с точки зрения экологии региона.

- А вы сотрудничаете по этому вопросу с международными гуманитарными организациями?

- Мы работаем со всеми международными организациями. Однако, до завершения военных действий и установления реального состояния и четких площадей, которые необходимо восстанавливать, не возможно решить этот вопрос.

- А все же, сколько ориентировочно нужно для восстановления лесных массивов Донбасса?

- По нашим подсчетам, только для восстановления уничтоженного леса только на контролируемой Украиной территории Донецкой и Луганской областей нужно около 100 миллионов гривен. Но это не окончательная цифра.

Это только то, что мы подсчитываем по территориям горелого леса, который находится на контролируемой территории. То, что не контролируемо, к сожалению, мы оценить на сегодняшний день не можем.

- Это только для восстановления леса, не учитывая затрат на восстановление инфраструктуры предприятий и других расходов?

- Конечно. Идет речь только о повреждении леса.

- Экологи сейчас бьют тревогу по поводу другой проблемы – проблемы фактически незаконной охоты в государственных лесных парках, которая характерна для всех регионов Украины. Как в Гослесагентстве собираются решать эту проблему?

- Мы предлагаем создать единую охотничью службу в структуре Гослесагентства, которая бы заботилась об охотничьем фонде. Такая служба существует в Польше и является достаточно эффективной, и которая занимается как и лесным фондом, так и животными. Мы убеждены, что если бы нам удалось создать единую охотничью службу, мы бы могли навести порядок по всему охотничьему фонду, который есть в Украине.

Функции по контролю охотничьего хозяйства имеет как и Гослесагентство, так и экологическая инспекция. Однако сейчас работает исключительно наша охотничья служба – около 90% протоколов по нарушениям правил ведения охотничьего хозяйства – работа именно нашей инспекции. Такое не совсем эффективное выполнение контролирующих функций экологической инспекцией можно, пожалуй, объяснить отсутствием должного количества специалистов.

- Касаясь проблемы уничтожения леса вследствие незаконной добычи янтаря: скажите, удалось ли наработать механизм рекультивации лесов, и на какой стадии решения сейчас проблема с нелегальной добычей янтаря?

На все 100% повреждены незаконной добычей янтаря леса уже никто не восстановит, но хотя бы на 90% - нужно

- Недавно было решено создать при Минэкономразвития единую рабочую группу по проблеме добычи янтаря, в которую входят представители различных ведомств, в частности, я также принимаю участие в работе этой группы.

Разумеется, если недра могут принести пользу экономике, то Минэкономразвития должно разработать механизмы легализации добычи янтаря, Минэкологии должно разработать безопасную методологию его добычи, а мы, лесоводы – разработать порядок рекультивации земельного участка. На все 100% поврежденные леса уже никто не восстановит, но хотя бы на 90% - нужно.

До этого времени такие рабочие группы имели несколько учреждений, и, как видим, это не дало никакого эффекта, а пока что проблему с янтарем решают правоохранительные органы, чтобы не допускать варварского промысла в лесах.

- Рассматриваете ли вы планы, скажем, привлечь демобилизованных бойцов АТО или волонтеров к участию в охране лесов на юге Украины во время пожароопасного периода лета?

- Неравнодушных людей мы в первую очередь просим, чтобы они извещали о том или ином пожаре, чтобы быстрее реагировать на возгорания.

Привлекать к тушению пожаров на волонтерских началах мы не имеем права. Потому что это те работы, которые могут иметь тяжелые последствия. Очень часто даже специалисты, которые знают, как обращаться с огнем в лесу, с какой стороны подойти к гашению, получают травмы. И привлекать непрофессионалов мы не имеем права потому, что это ответственность за жизнь.

- А привлекать к охране лесов от умышленного поджога?

В каждой рейдовой бригаде, которые постоянно организуются предприятиями, есть «волонтерские» группы, однако они за свою работу получают плату. В предыдущие годы было достаточное финансирование, и удавалось привлекать много людей и достаточную техническую базу.

Сейчас, как вы знаете, с финансированием проблемы. И если есть добровольцы по охране леса, то это в первую очередь лесоводы, которые, например, на Херсонщине не получают зарплаты, которые официально работают раз в неделю, но которые болеют за лес.

Конечно, мы как можем, так и помогаем таким людям. Наши ресурсные области перечисляют однодневную заработную плату, другого вида возвратные и безвозвратные финансовые помощи, но этого все равно не хватает.

- С того времени, когда вы стали фактически возглавлять Гослесагентство, насколько вырос объем возложенной на вас ответственности? Насколько ваша нынешняя должность сужает вашу личную жизнь?

- Личная жизнь? Конечно, что такая ответственность влияет на личную жизнь. Например, позавчера мы вышли с работы в половине второго ночи.

Быть и первым заместителем – очень ответственно, а сейчас эта ответственность увеличилась – за людей, за то, что мы делаем, что предлагаем. У меня одна большая цель, воплотить которую, надеюсь, мне поможет и команда, и Господь Бог – не только реформировать отрасль, но и вернуть доверие общества к ее работникам.

К сожалению, мы видим сейчас сплошной негатив, несмотря на то, что много работников, фанатов своего дела, привлечено в этой области, много мы платим налогов, много плюсов мы делаем. Возможно, мы были слишком закрыты, или мало рассказывали, или что-то не так делали – мы все проанализируем, и сделаем все возможное, чтобы вернуть доверие к лесоводам.

Я бы хотела, чтобы нашим лесоводам в Украине доверяли так же, как, например, нашим турецким коллегам в их стране – общество их вообще считает суперменами.

Вот я бы очень хотела, чтобы наши лесоводы, наши работники имели такой же уровень доверия, чтобы общество понимало, что они делают правильные вещи, и они действительно болеют за свое дело.

Беседу вел Иван Киричевский

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-