Игорь Бураковский, доктор экономических наук, профессор
Можно говорить о признаках определенной экономической стабилизации
19.08.2016 09:00 904

- Сегодня мы можем говорить о предварительных признаках экономической стабилизации, с 2012 года украинская экономика находилась в кризисе. В 2012 году валовой внутренний продукт практически не рос - можно говорить о 0,2% - после этого экономика практически покатилась под откос.

Сейчас на макроэкономическом уровне мы видим прежде всего торможение кризисных явлений. Экономические агенты каким-то образом адаптировались к новым условиям. Экономический кризис так или иначе влияет на всех, но экономика - это такая материя, которую убить очень сложно. Она всегда будет развиваться. Другой вопрос - как, какими темпами, кто будет получать от этого соответствующие доходы.

В целом, я думаю, что мы «выйдем» в этом году на рост ВВП на уровне 1-1,5 процента. Здесь можно провести определенную медицинскую аналогию: состояние больного стабилизируется, надо переходить к более интенсивному лечению.

Но если говорить о наших экономических перспективах, то нам надо иметь довольно высокие темпы экономического роста - не менее 5-7 процентов в течение следующих примерно 5-7 лет. Тогда мы выйдем на какие-то ощутимые масштабные экономические изменения.

ЭКОНОМИКА - ЭТО РЕСУРСЫ, НАСТРОЕНИЯ И ИНФОРМАЦИЯ

- Скажите, если есть изменения экономической ситуации, даже улучшение, то что из этого является результатом действия власти, а что является способностью экономики самовоспроизводиться?

Властям удалось реструктуризировать внешний долг. Долговой кризис фактически готовился предыдущими поколениями власти

- Очень трудно разделить эти два фактора. Есть у нас широко распространенный миф: у нас все очень хорошо, потому что руководители что-то правильно делали, но когда у нас плохо, мы говорим о том, что власть чего-то там не учла, неправильно определила и просто не сделала.

Однако для адекватого понимания ситуации следует учесть три момента. Мы вошли в кризис с традиционно нереформированной экономикой. В то же время уроки предыдущих мировых финансовых кризисов в мире однозначно свидетельствовали, что те экономики, которые входили в кризис нереформированными, как правило, переживали их более остро, чем экономики, которые были реформированы.

Второй аспект проблемы - нынешний украинский кризис совпадает с фундаментальными изменениями в мировом хозяйстве. И наивысшая мудрость экономической политики заключается в том, чтобы адекватно понять эти тенденции и соответствующим образом строить свою экономическую политику в рамках глобальных тенденций.

Сегодня много кто говорит - давайте что-то сначала разовьем, а потом на мировом рынке будем продавать. Это абсолютно контрпродуктивно! Потому что выигрывает тот, кто не боится глобализации и конкуренции, кто очень активно пытается включиться в те или иные производственные цепи, процессы движения капиталов на разных уровнях.

И, наконец, есть третий момент, связанный с экономической политикой. Положительным сегодня является то, что все же Украина пытается жить по возможностям. Мы не можем тратить больше, чем зарабатываем, то есть сколько собираем налогов. Поэтому мы просто вынуждены пересматривать направления финансирования тех или иных потребностей.

Повторюсь, что сама идея - это абсолютно правильный шаг, но мы должны понимать, что электронный «механизм» государственных закупок эффективно заработает тогда, когда он станет элементом общей системы государственного управления. Мы можем иметь совершенно классный мобильный телефон, где будет 154 тысячи всяких разных функций, но если не будет связи с Интернетом, то многими функциями мы просто не сможем воспользоваться. То же касается и системы ProZorro - без изменений в смежных сферах сама по себе система электронных торгов не оправдает всех наших надежд.

Поэтому мы должны идти дальше, учитывая уроки функционирования системы ProZorro. Один из первых уроков - кодификация (описание) товаров. С целью получения прибыли отдельные поставщики называют метлы и веники «инструментами для влажной или полувлажной уборки». И это дает возможность манипулировать механизмом закупок.

Второй важный момент - условия закупок, которые определяются заказчиками товаров и услуг.

Третий момент - саму систему следует совершенствовать и двигаться дальше. Да, система нуждается в эффективной идентификации контрагентов. Мы должны быть уверенными в том, что компания-поставщик является реальной, не имеет каких-либо темных пятен и потом не исчезнет. Сюда я бы отнес и вопрос ответственности поставщиков за качество товаров и услуг.

Тема отдельной беседы - закупки для нужд Вооруженных Сил Украины.

Ну и последнее, что я хотел бы сказать. Нам нужно активно информировать об истории успеха системы ProZorro, ведь, действительно, закупка товаров и услуг через эту систему ведет к реальной экономии денег. Такая информация также нужна для того, чтобы преодолеть недоверие украинского малого и среднего бизнеса к системе ProZorro.

ВОЗМОЖНО, МВФ НАС НЕ ПОНИМАЛ, НО МЫ БАНАЛЬНО НЕ ВЫПОЛНЯЛИ СВОИХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

- Мы уже год не сотрудничаем с МВФ. А первый опыт сотрудничества и реструктуризацию 2015-го года отдельные эксперты называли колониальной рентой. Как бы вы охарактеризовали историю наших отношений с Фондом за последние два года?

- Наши отношения с Международным валютным фондом никогда не были простыми. Независимо от того, был ли у нас политический кризис, была ли на востоке российская агрессия или не была. Если говорить коротко, то мы не имеем ни одной полноценно реализованной программы сотрудничества с МВФ. Мы подписывали меморандумы, мы начинали сотрудничество, мы что-то делали, мы друг друга в чем-то убеждали. В данном случае мы - это Украина и Международный валютный фонд. И потом на каком-то этапе все умирало. Сотрудничество тормозилось, приостанавливалось, переформатировалось, то есть начинались проблемы. Возможно, в чем-то и МВФ нас не понимал, но главная проблема заключалась в том, что мы банально не выполняли своих обязательств.

Модель нашего поведения была очень проста. Сначала мы подписывали документы, обещали, даже начинали работать, а потом на втором, третьем транше мы начинали рассказывать, какие мы - а) уникальные, б) что для нас это все не подходит, и заканчивали тем, что вы нам давайте деньги, а там дальше посмотрим.

Но МВФ - не те средства, которые можно просто так взять и потратить на свои нужды. Это деньги, которые даются под конкретные изменения экономической политики. В конце концов, это те самые реформы, о которых мы говорим, и поэтому я, в принципе, был и остаюсь сторонником сотрудничества между Украиной и Международным валютным фондом. Есть банальные и небанальные аргументы, для чего это нужно делать. Но, если мы сами не можем обеспечить внутреннюю экономическую дисциплину, тогда давайте пользоваться внешними ограничениями, которые определяются нашими договоренностями с Международным валютным фондом. В конце концов, нас никто не заставляет с ним сотрудничать. Это наш выбор.

Сотрудничество начинается с того, что мы в МВФ присылаем письмо, в котором пишем «уважаемые коллеги, мы хотим с вами сотрудничать, просим рассмотреть возможность финансирования, шлите миссию». И с этого начинается диалог относительно программы сотрудничества. Если посмотреть документ, который мы подписывали с Международным валютным фондом, то там было написано так: мы, Украина, понимая и т.д., мы будем то-то и то-то, и подписывает куча народу. Подписывает и правительство, и Национальный банк, Президент подписывает. Это очень такая глобальная штука. Это такой технический момент.

Второе - что касается непосредственно сотрудничества с Международным валютным фондом и дефолтом...

- Ну, может, лучше было бы объявить дефолт тогда, в 2015-м, когда сумма выплат была рекордной?

- Есть много стран, которые неоднократно переживали дефолт. Чисто в экономическом плане дефолт - это средство экономической политики, и поэтому его применение в каждой конкретной ситуации всегда надо рассматривать в терминах «за» и «против».

Извне дефолт выглядит, как заявление: «извините, платить не будем, денег нет». Но это не означает, что нам говорят «хорошо, ребята» и списывают все долги. После объявления дефолта начинается непростой и длительный переговорный процесс, который имеет свои четко определенные правила и процедуры.

- Вопросы социальной защиты всегда были и будут непростыми. Мы создали чрезвычайно сложную систему социальной защиты, Сегодня в Украине насчитывается несколько десятков категорий населения, имеющих право на те или иные виды социальной помощи. Такая система является сложной для управления, затратной и неэффективной.

Свежий пример. Мы сегодня воюем с Россией. Ясно, что мы должны социально обеспечить наших военных, да? Есть соответствующие решения. Но, к сожалению, есть проблемы с выплатами. Хотя бы, казалось, что здесь нет какой-то проблемы - конкретная категория реципиентов, все в обществе согласны, что этим людям надо помогать, выделены бюджетные средства, но деньги не доходят до тех, кому предназначаются. Очевидно, что в этой и других аналогичных случаях система эффективно не срабатывает. Если мы имеем отдельную «бухгалтерию» по различным категориям населения, то такая система всегда будет давать технические сбои. Это первый момент.

Второй момент имеет политический характер. Любые социальные реформы, особенно в условиях кризиса, в условиях войны, в той или иной степени связаны с секвестром, сокращением выплат, или изменением правил предоставления этих выплат. Уровень социального напряжения в период кризисов в обществе всегда высок. Давайте честно говорить, что люди в массе своей все меряют с помощью своего кошелька. И это нормально. Но при таких условиях критически важное значение приобретает наведение порядка с выплатами.

Так, только совсем недавно мы создали полноценный реестр тех, кто имеет право на помощь. Обычно, у нас была система, где мы не знали, кому мы платили деньги, у нас не было точного списка людей, где можно было бы в режиме реального времени посмотреть, кто что получает. А отсюда возникла проблема нецелевых платежей и просто злоупотреблений.

Я уверен, что настоящим реформатором в Украине будет не только тот, кто преодолеет коррупцию, а тот, кто реформирует нашу социальную сферу.

Но кроме социальных выплат есть много объективных обстоятельств, которые экономически понятны, но социально очень чувствительны. Например, наша коммунальная нфраструктура - трубы, провода и тому подобное - является изношенной. И кто должен платить за то, чтобы она была восстановлена? Очевидно, что именно мы, потребители, так или иначе должны покрыть соответствующие расходы или налогами, или коммунальными тарифами. Это экономика. А в социальном плане кто-то хочет повышения тарифов?

Есть еще одна сторона этой проблемы - если цены не будут сравнительно высокими, никто не будет экономить воду, никто не будет экономить электричество, никто не будет искать альтернативные источники энергии (ставить солнечные батареи) и т.д. Таким образом, реформа системы социальной помощи является «технологически» сложной, а с другой стороны - политически опасной для реформаторов. К тому же, уровень популизма также является очень высоким.

КАЖДЫЙ ОЛИГАРХ ДУМАЕТ, ЧТО ДЕОЛИГАРХИЗИРУЮТ НЕ ЕГО, А СОСЕДА

- Я сама была в шоке, когда Яресько убрала какие-то там завтраки или обеды в школах, дешевые (это же коррупционная дыра), никому они не нужны из тех семей, где дети нормально питаютсяв Фейсбуке по этому поводу прошла волна возмущений. Я тогда написала: вы действительно рожаете детей, рассчитывая на школьные завтраки для них?

- Я думаю, что детей надо кормить, но организация такого питания - это уже дело непосредственно самой школы и родителей. И как это будет организовано, зависит от конкретных условий на местах. Я, лично, не верю в способность государства создать единую централизованную систему эффективного обеспечения всех детей бесплатным питанием в школе.

- Эта льгота должна действовать только для многодетных семей, три ребенка имеют право...

- Это абсолютно правильно: надо думать, как помогать многодетным семьям, социально незащищенным слоям населения. Здесь два варианта - централизованно давать молоко в школе или оказывать целевую финансовую помощь.

Возьмем, например, американскую систему. Для помощи отдельным категориям населения выдаются продовольственные талоны. С этими талонами семья, например, на сумму 500 долларов покупает в супермаркете то, что нужно, рассчитывается этими талонами, а владелец магазина получает от государства соответствующую сумму денег. Но использование талонов имеет ограничения - нельзя покупать, например, водку или мобильный телефон. А за злоупотребление этими талонами предусмотрено конкретное наказание. И это называется целевая помощь.

- Год назад Президент объявил курс на деолигархизацию. Сегодня, через год, едва ли не главный антикоррупционер страны Сергей Лещенко сказал, что программа провалена. По-вашему, - что удалось, а что не удалось?

Деолигархизация является во многом чисто политическим лозунгом, практическая реализация которого не является очевидной

- Сама идея деолигархизации страны является политически очень привлекательной. Она отвечает ожиданиям общества, в том числе и олигархов. Последние думают, что соседнего олигарха «деолигархизируют», а меня не тронут. Мне кажется, что деолигархизация является во многом чисто политическим лозунгом, но его практическая реализация не является очевидной. Как бы мы лично не относились к олигархам, но, если судом не доказано, что их состояния были результатом каких-то сделок, хотя может мы и испытываем какие-то неурядицы и даже владеем информацией о злоупотреблениях, но частная собственность священна, что бы мы там не говорили. Ко всем гражданам следует относиться одинаково.

Второй момент заключается в том, что речь идет о крупных предприятиях, на которые приходится примерно 50% нашего промышленного выпуска. С одной стороны, это олигархи, которых мы не любим, с другой стороны, это производственные коммерческие структуры, которые во многом определяют развитие украинской экономики. Можно подискутировать, какой должна быть структура украинской экономики, но факт остается фактом - в ней сегодня доминируют крупные предприятия.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-