Борис Бабин, юрист Украинского независимого морского профсоюза
Украинские санкции уничтожают авторитет РФ как морского государства
17.03.2017 17:12 1774

2 марта Министерство экономики собственными приказами ввело санкции для Российского морского регистра судоходства и для его «украинской дочки» на основании оккупации Крыма. Объяснить суть санкций мы попросили Бориса Бабина, профессора, который имеет длительный опыт работы в морской отрасли, а с началом аннексии Крыма боролся с соответствующими нарушениями морского права со стороны РФ.

- Вы можете объяснить, что такое Регистр судоходства РФ, и каким образом наши санкции могли по нему ударить?

- Эта история уже имеет длительное развитие. После того, как началась российская агрессия, и Крым был захвачен - среди прочего стала очевидной значительная роль в этих процессах российских государственных структур в сфере судоходства. Российский морской регистр судоходства имеет уникальный статус - это компания, которая контролирует с технической точки зрения судна от имени России. И этот регистр входит в десятку крупнейших и наиболее авторитетных в мире классификационных обществ.

- То есть, Регистр - это и классификатор судов под флагом России, правильно?

- Это орган, которому РФ доверила осуществлять техническое наблюдение за состоянием морских судов. Но он следит не только за российскими судами, а за любыми в мире; его авторитет до сих пор оставался очень высоким. И поэтому он работает не только в Российской Федерации, но и в других государствах, в частности в Украине, европейских странах, азиатских, и тому подобное. Это одна из мощных корпораций, которая, во-первых, способствует сохранению мирового авторитета России как глобального государства, а с другой стороны - предоставляет огромные валютные поступления в российский бюджет. Потому что за наблюдение за судами она получает значительные средства от иностранных судовладельцев в валюте. Наверное, это сотни миллионов долларов ежегодно.

- То есть, Регистр РФ осуществляет определенный и аудит, как бы поручается за суда, делает экспертизы для судовладельцев, для компаний, которые фрахтуют?

- Да. И это основывается исключительно на авторитете регистра. Такая схема традиционна для морского бизнеса и поэтому эти компании очень заботятся о собственном авторитете. В условиях агрессии в 2014 году Российский регистр как компания, которая фактически контролируется российским государством, в определенной степени стал заложником ситуации. Он был вынужден выполнять действия, которые способствовали захвату крымских портов, которые способствовали установлению Россией незаконного контроля над судами под украинским флагом, торговыми и рыбацкими, которые были захвачены в Крыму. А это десятки судов, это огромные средства. В частности, это государственные суда компании «Дельта-лоцман», паромной переправы, портов. И самым интересным является то, что уже в 2014 году самая первая санкция вообще, которую Украина ввела против Российской Федерации, это еще было в июне 2014 года - была именно против этого Регистра. Украина отказалась от услуг Российского морского регистра судоходства по наблюдению за состоянием судов под украинским флагом. Мы тогда правительственным распоряжением исключили этот регистр из перечня обществ, которым можно наблюдать за украинскими судами.

- А смысл? В Украине же и судов немного.

- Ну, как вам сказать: курочка по зернышку клюет. Все же нельзя говорить, что их вообще нет. У нее Дунайское пароходство, есть портовые суда, есть определенный небольшой рыболовный флот, в частности, океанический. То есть, все равно эта санкция привела к определенным финансовым потерям. Это было больно для россиян, потому что постепенный отказ всех украинских судов от таких услуг - был определенный знак. Но сейчас мы видим, что ситуация с Крымом не изменилась. Скорее всего, украинские правоохранительные органы получили какие-то дополнительные доказательства того, что эта структура активно способствует оккупации и дальнейшим незаконным действиям российских операторов в крымских портах, украинских судостроительных предприятиях, учебных заведениях и всех других морехозяйственных структурах, находящихся в Крыму. И в таких условиях Украина делает следующий шаг: уже запрещает Российскому морскому регистру судоходства не только обслуживать украинские судна, но и осуществлять любую внешнеэкономическую деятельность на украинской территории.

- Этот запрет приказом Минэкономики Украины № 286 от 2 марта?

- Да.

- Что это значит?

- Российский морской регистр судоходства и его филиалы не смогут предоставлять услуги в украинских портах любым иностранным судам. Стоит обратить внимание, что на сегодняшний день, хотя Украина ввела эти санкции в 2014 году, у нас до сих пор во всех мощных украинских портовых городах фактически действуют представительства российского Регистра. Россияне перерегистрировали эту структуру в 2014 году, убрали из названия слово «российский» и назвали «Морской регистр судоходства в Украине». И вот этой структуре также приказом Минэкономики от 2 марта запретили внешнеэкономическую деятельность. Это означает, что, скорее всего, Российский регистр будет вынужден свернуть свою деятельность в Украине, следует также учесть, что его украинская «дочка» основана россиянами, то есть нерезидентами.

- Ясно. Эта российская структура не будет работать в Украине. А санкции европейских стран на нее не действуют?

- Здесь будет самое интересное. Запрет работать в Украине среди прочего означает запрет работать с другими юрисдикциями. То есть, в таких условиях судну под иностранным флагом будет очень сложно получить в украинских портах услуги инспектора Российского регистра.

- То есть, идет судно в порт Одессу, например. Оно идет под флагом Кипра, например. У него документы оформлены Российским регистром. И что?

- Судовладелец и капитан будут знать, что с такими документами лучше вообще не заходить в украинские порты, так как будет сложно искать инспектора, если срочно он будет необходим. Это на практике может означать, что часть судов будет отказываться от услуг Российского регистра, в частности те, кто принимают участие в судоходстве в украинских портах. Но больше всего эта ситуация ударит по имиджу Российского морского регистра судоходства на глобальном уровне. Потому что позиция Украины здесь довольно беспроигрышная. Ведь Российский регистр, в отличие от большинства авторитетных классификационных обществ мира, является государственным учреждением. И это учреждение стало заложником политической ситуации, было вынуждено способствовать российской агрессии против Украины и аннексии Крыма.

И это свидетельствует о том, что такой классификатор не является надежным, потому что он ставит на первую линию не вопрос безопасности судоходства, а вопрос политики. Вопрос содействия незаконной российской власти в Крыму, содействия тем нарушениям морского права в сфере безопасности, которые связаны с незаконной эксплуатацией крымских портов и судоходством в крымских водах. И мировое судоходство, которое очень осторожно относится к любым политическим вопросам, поймет, что эта компания сегодня - очень ненадежный партнер. Потому лучше работать с теми классификационными обществами, которые не имеют государственного капитала. Например, с французским классификационным обществом, норвежским, хорватским, которые «не лезут в политику». И на самом деле последствиями этого может стать не то, что Российский регистр потеряет определенные суммы в Украине, а то, что на глобальном уровне авторитет этой компании будет очень сильно подорван. И это для россиян будет очень больно, потому что они изо всех сил сегодня пытаются сохранить остатки собственного авторитета как морского государства.

- А если морские брокеры будут повсюду в Европе рассказывать, что этот классификатор благословит и оформит документы любым сомалийским пиратам, то тогда вообще их репутацию можно вдребезги разбить, правда же?

- Скажем так. Этот российский классификатор старался всегда держать определенную марку. Он никогда до 2014 г. не опускался до того, чтобы классифицировать суда, которые реально технически субстандартные: аварийные, некондиционные, плохие, не прибегал к большим манипуляциям. И именно поэтому в морском бизнесе у него был авторитет, ведь было очевидно, что эта компания не врет. Но в случае с Крымом Украина доказывает другое. Возможно, вы не лжете, когда это не связано с политикой. Но когда это связано с политикой - вы фактически выдаете заведомо ложные документы, вы классифицируете суда, которые были отобраны у украинских судовладельцев, как российские, вы классифицируете те порты, портовые сооружения и портовые учреждения, предприятия, которые были незаконно национализированы, как российские, то есть, вы лжете. А если вы лжете перед мировым сообществом относительно этого, возможно вы врете относительно другого.

- Они будут пытаться отменить эти санкции?

- Я думаю, что это обязательно будет. Либо начнутся судебные процессы, либо будут идти коррупционным путем, либо будет попытка перерегистрировать украинскую дочку и зарегистрировать новое предприятие, через которое Москва будет действовать в Украине. Все эти варианты они скорее всего сейчас продумывают. Но любые судебные процессы на сегодняшний день будут для них довольно рискованными.

Ведь Российский морской регистр судоходства предоставляет услуги глобальные, во всем мире. Здесь играет роль вопрос его реноме, имиджа, и если судом будут выявлены такие нарушения, как политизация его деятельности, выдача ложных документов, понятно, что это приведет к тому, что его клиенты могут задуматься - стоит ли работать именно с этой структурой, когда на рынке много других?

- Скажите, я читала в некоторых изданиях, что вы с начала оккупации каким-то образом боролись с незаконными заходами иностранных судов в акваторию полуострова. Фиксировали, потом сообщали в международные организации и якобы были судебные иски. Действительно ли вам удалось как-то уменьшить количество заходов?

- Не только мы, несколько структур работали по этой линии. Я тогда работал и сейчас представляю Украинский независимый морской профсоюз. Нас, прежде всего, в этой ситуации волновал вопрос безопасности моряков. Потому что то, что происходило в Крыму в 2014 году, иначе как «беспредел» назвать нельзя, была не понятна власть, которая находится в портах, действовали какие-то казачки, были прямые захваты судов, в том числе вооруженные. Например, те процессы, которые произошли с судами «Черноморнефтегаза»; сегодня это предприятие не просто прямо подконтрольно российской власти. Там на каждом судне, на каждом буксире постоянно находятся вооруженные люди из ФСБ и вооруженных сил Российской Федерации. И те моряки, которые там работают и на вышках, и на вспомогательных судах, они постоянно находятся в ситуации военного присутствия. Мы считаем это все недопустимым. Также, так как украинские воды являются зоной конфликта, мы всегда требовали от судовладельцев предупреждать об этом моряков, как минимум включать соответствующие предписания в договоры, контракты, потому что это огромные риски. Именно для моряков, потому что они потом будут крайними. Очень показательная ситуация произошла недавно, когда Военная прокуратура организовала вместе с пограничниками задержание на Дунае судна «Sky Moon», которое шло из Крыма, сейчас оно находится в порту Рени.

Члены экипажа были арестованы, их оштрафовали и депортируют, и они будут нести соответствующие наказания. Но именно судовладелец все это организовал, закрыл глаза на то, что судно осуществляет незаконное судоходство, также и администрация флага и классификационная компания закрыли глаза на то, что подконтрольное им судно совершает риски, потому что оно заходит в закрытые порты, в зону конфликта, оно выключает радиомаяк, нарушает морскую безопасность. Они не несут наказания, его несут моряки. И именно поэтому мы с самого начала ставили вопрос о том, что государства мира должны учесть эту ситуацию. Мы давали сообщения о соответствующих рисках морским администрациям, страховщикам, классификационным обществам, повсюду обращались.

Мы имеем сегодня определенное позитивное развитие ситуации, это ситуация с Турцией. Когда все-таки упорный труд с турецкими коллегами на сегодняшний день привел к тому, что якобы с их стороны официальный запрет на судозаходы стран под турецким флагом, так и для любого судна, находящегося в собственности турецких судовладельцев. И это мы имеем через три года оккупации хоть определенный результат. Но и это уже хорошо.

- Как я поняла, что уже никто в Крым не заходит?

- Заходят российские судовладельцы и судовладельцы других стран, которым нечего терять, например, сирийские.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-