Мораторий на продажу земли: манипуляции, домыслы и факты

Мораторий на продажу земли: манипуляции, домыслы и факты

669
Ukrinform
Комментарии к тезисам, произнесенным недавно лидером БЮТ относительно моратория на продажу земли

Почти год, как партия Батькивщина и ее лидер Юлия Тимошенко ведут активную ПР-кампанию против отмены моратория на продажу сельскохозяйственных земель и становления соответствующего рынка, который существует во всех странах мира, за исключением разве что некоторых тоталитарных государств и государств с авторитарными режимами, например таких, как Северная Корея, Куба, Китай, Венесуэла, Конго. Попробуем выяснить, что здесь является правдой, что полуправдой, а что домыслами. Воспользуемся тезисами лидера БЮТ на одном из последних телеэфиров, за которым могли следить тысячи зрителей.

1). Цитата: “Организация Объединенных Наций признала первым, ключевым и самым страшным вызовом миру – голод. И они посчитали, что 840 миллионов человек в мире сегодня страдают от голода. Кроме того, они также посчитали, что каждый седьмой ребенок в мире практически недоедает, а до 5 лет ежедневно в мире от голода погибает 16 тысяч детей. И это сегодня, в развитом успешном мире. И кроме того, Украина признана одной из ключевых стран по борьбе с этой ужасной угрозой в мире – с голодом. И дальше наши ученые анализируют буквально по пунктам, что надо делать с землей и что нельзя делать с землей. И когда сегодня мы от многих экспертов, аналитиков, ну в принципе – политиков, которые вообще не знают, о чем говорят, если мы слышим, что сегодня продать украинскую землю – это наше все, это наше счастье, которое, как вы говорите, принесет 30 млрд долларов в бюджет, – это большая неправда”.

Фактически: Сегодняшний вопрос проблемы голода заключается вовсе не в дефиците продуктов питания, а в дифференциации доходов населения и существовании значительной прослойки людей, не способных создать необходимую для достойного проживания величину добавленной стоимости. Данный тезис легко доказывается тем, что почти половина производимой в мире еды выбрасывается на свалки. В свою очередь, проблема голода может быть решена только благодаря технологическому прогрессу, который удешевляет производство продуктов питания и делает их более доступными.

Если проанализировать данные Всемирного банка и FAO (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН), то за последние 50 лет, при фактически неизменных площадях сельскохозяйственных земель, производство основных видов сельскохозяйственной продукции увеличилось в 4-10 раз. При том что общая численность населения планеты за последние 50 лет увеличилась лишь в 2,5 раза.

Благодаря этому, согласно данным Всемирного Банка, если в 1991 году от голода страдало 18,6% населения, то сегодня данный показатель составляет лишь 10,8% и в дальнейшем будет только снижаться.

2). Цитата: “Марк Твен сказал, что земля – это товар, который уже в мире не производится, и если его продать – на этом надо ставить точку. У нас уже больше, как у нации, как у народа, этого не будет. 72% территории Украины – это сельскохозяйственная земля, это почти вся территория. Если это продать, то я хочу спросить – а на чем украинцы будут жить? Куда они поедут, где они будут?”

Фактически: Сельскохозяйственные земли никоим образом не относятся к жилой недвижимости и являются исключительно средством производства.

Более того, согласно предложенному Кабинетом Министров законопроекту, иностранцы и юридические лица не будут допущены к соглашениям купли/продажи сельхозземли. Также планируется установить максимальный лимит владения землей в 200 га на одного гражданина. Законопроектом предусмотрен целый ряд механизмов, которые делают невозможной скупку земель и попадание их в собственность аграрных олигархов.

Таким образом, снятие моратория – это в первую очередь предоставление возможности гражданам Украины свободно распоряжаться своей собственностью и покупать сельхозземлю в установленных законом рамках.

Искренность заявлений госпожи Тимошенко о том, что все скупят олигархи, можно также оценить, если вспомнить, что в 2008 году, находясь на посту премьер-министра Украины, она от имени правительства подала в Верховную Раду Украины законопроект №2143 от 28.02.2008 «Проект закона о рынке земель». Этим законопроектом предполагалось разрешить украинским компаниям и иностранным юридическим и физическим лицам путем вхождения в состав совладельцев украинских компаний, покупать и продавать сельхозземли практически без всяких ограничений. Этот законопроект был отозван только во времена правительства Азарова.

3). Цитата: “Уже много лет в тени идет скупка нашей сельскохозяйственной земли и идет уничтожение украинского фермерства. Скупка земли происходит антизаконно, и земля сейчас накоплена примерно у 12-15 семей в огромных объемах: от 500 тыс. га до миллиона гектаров земли в одних руках, в одной семье, и это означает, что это уже не принадлежит народу Украины. И могу вам сказать, что сегодня продолжается теневая скупка сельскохозяйственной земли. Для чего им сейчас нужно сделать продажу сельскохозяйственной земли? Единственная цель: первое – это легализовать то, что за последние много лет в тени было скуплено за копейки”.

Фактически: Действительно, на сегодня земельный банк функционирующих в Украине двухсот крупнейших агрохолдингов достиг 5,6 млн га, что составляет 13,5% всех сельхозугодий страны. Однако, во-первых, их земельные фонды полностью собраны из арендованных земель, что непосредственно отражено в финансовой отчетности каждого предприятия. Во-вторых, заявление о возможной скупке украинской земли агрохолдингами является только мифом. Наоборот, агрохолдинги заинтересованы в сохранении моратория, который занижает цены на землю и позволяет им урезать расходы на арендную плату.

Что касается теневого рынка земли в Украине, то он действительно существует, но основными его субъектами являются не аграрные олигархи, а «серые» бизнесмены средней руки, связанные с теми или иными политическими силами, и коррумпированные чиновники, которые в сотрудничестве меняют целевое назначение сельскохозяйственных земель и за бесценок приватизируют последние. Например, эта схема на протяжении многих лет довольно распространена в Киевской области, где большинство депутатов облсовета связаны с одной общеизвестной политической силой.

Незначительная доля теневого рынка также приходится на малых и средних фермеров, которые, не желая рисковать и выращивать многолетние насаждения на арендованной земле, вынуждены прибегать к разного рода теневым схемам. А владельцы паев лишены своего конституционного права продать принадлежащую им сельхозземлю.

4). Цитата: “У нас 42 млн гектаров земли. Сегодня их скупают по 700$-1000$ за гектар. Лучшие земли и черноземы в Европе стоят до 70 тыс. евро за гектар. Разницу мы чувствуем? И если умножить всю эту нашу землю на реальную рыночную стоимость – это примерно 3,5 трлн евро. Вы знаете, что это за цифра? Это 40-годовой валовой внутренний продукт Украины, это означает, что для того, чтобы такие деньги заработать – 40 лет всей стране, во всех сферах надо работать, чтобы такие деньги получить. А у нас хотят это просто положить в карман, эту разницу”.

Фактически: Юлия Владимировна, как и подавляющее большинство других отечественных политиков «левого» крыла, уверяет свой электорат в том, что украинская земля якобы будет продана по "несправедливым" ценам, обосновывая это утверждение сравнением цен на землю в Украине и Европе.

Действительно, цена украинской земли намного ниже, чем во Франции, Германии и даже Румынии, однако означает ли это, что украинская земля недооценена?

Пока не начал действовать прозрачный рынок купли-продажи сельскохозяйственных земель, говорить об их справедливой цене вообще нельзя. Есть только цена, по которой сельскохозяйственная земля покупается и продается по теневым схемам, и нормативно-денежная оценка сельхозугодий, исходя из которой платится аренда плата.

Кроме того, есть несколько объективных и субъективных факторов, которые обуславливают то, что цена сельхозземель в Украине ниже.

Во-первых, в Украине наибольший объем сельскохозяйственных земель в Европе. Разумеется, в странах, где сельскохозяйственных земель мало, они стоят дороже. Особенно, если некоторые из них приходится делать плодородными благодаря невероятному человеческому труду и финансовым усилиям. Например, в Нидерландах земли превращают в сельскохозяйственные, отвоевав их у Северного моря, а в Израиле – у пустыни.

При этом следует отметить, что в Украине цена сельхозземель тоже разная. В степной зоне плотность сельского населения невысокая, и цена земли значительно ниже, чем, например, в Прикарпатье и горных районах Карпат и Закарпатья. Там сельскохозяйственных земель значительно меньше, чем в степной зоне, а плотность сельского населения значительно выше.

Во-вторых, стоимость земли на 75% определяется уровнем добавленной стоимости, создаваемой на ней. Таким образом, если сравнить уровень добавленной стоимости, создаваемой на 1 га земли по цене этого гектара, легко увидеть, что цена украинской земли является полностью оправданной.

С другой стороны, одним из основных факторов, который оставляет уровень цен на землю в Украине настолько низким, является именно влияние моратория. Из-за отсутствия прозрачного рынка земли и полноценного права собственности арендаторы (фермеры и сельхозпредприятия) не заинтересованы в повышении плодородия земель, сохранении и улучшении состояния почв, что приводит к их хроническому ухудшению. Так, с 2000 года среднее содержание гумуса в почвах снизилось с 3,36% до 3,14%, при этом земли с содержанием гумуса ниже 2,5% черноземами уже не считаются. Очевидно, что административными мерами повлиять на данную ситуацию невозможно, и именно рынок земли и прозрачная капитализация (определение стоимости земельного участка) является тем фактором, который будет стимулировать фермера защищать землю, используя максимально возможный уровень удобрений. Как свидетельствует опыт других постсоветских республик, которые построили внутренние рынки земли, частная собственность побуждает фермеров использовать в 2,5 раза больше удобрений на 1 га, чем это сейчас происходит в Украине.

Разумеется, если фермер знает, что это его собственность, которая не только сможет прокормить его семью, но и останется в наследство детям, внукам и правнукам, то он будет готов в эту землю инвестировать собственные деньги и усилия. В чужую сельхозземлю, которая находится в аренде, никто не будет инвестировать большие деньги. Особенно, когда речь идет о садоводстве и органическом земледелии, в которых инвестиции окупаются только через десять-пятнадцать лет.

5). Цитата: “В мире существует единый уклад в аграрном секторе – это семейные фермерские хозяйства. Точка. Если вы посмотрите на весь мир – каждая аграрная страна мира делает ставку на семейные фермы. Почему? Да потому что прибыль с земли уникальна. Та прибыль, которую родит украинская земля, она не сравнима ни с какими другими отраслями. Приведу вам пример: сегодня Украина торгует сырьем через крупные агрохолдинги, которые снимают с Украины все доходы. Так вот, Украина от всей своей земли получает сегодня в год всего 18 млрд евро. Италия, где довели до совершенства фермерские хозяйства, и где существует торговля не сырьем, а там каждый килограмм сырья перерабатывается в готовые пищевые продукты, они с гектара земли (а земля у них намного хуже, чем в Украине) снимают в 10 раз больше прибыли и доходов, чем Украина. Поэтому, если мы сделаем то, что сделала Италия, но на наших золотых черноземах, мы сможем в 10 раз больше получить доход только от аграрного комплекса, и это 180 млрд евро в год”.

Фактически: Утверждение госпожи Тимошенко не соответствует действительности. На самом деле, мировая практика последних 70-ти лет свидетельствует о существовании трех моделей функционирования сельскохозяйственного сектора: американской, французской и смешанной. Первая характеризуется положительным эффектом масштаба, когда крупные агрохолдинги с помощью последних достижений науки выращивают массовые культуры зерновых и животноводства, достигая при этом максимального уровня рентабельности. В свою очередь, французская модель, которая базируется на малых и средних фермерах, хотя и позволяет производить гораздо более широкий ассортимент продуктов питания, изначально предполагает убыточность и дотирование фермеров государством. Как вы уже догадались, модель функционирования АПК определяется масштабами государства, плотностью населения и объемом сельхозземель. Именно поэтому в центральной и южной Украине с широкими степями, большим объемом сельхозземель и низкой плотностью сельского населения более распространена деятельность крупных агрохолдингов, что является типичным примером американской модели функционирования сельскохозяйственного сектора. В то же время в западной части Украины, с небольшими земельными паями, находящимися в лесостепи, со значительно более высокой плотностью сельского населения, более распространена модель функционирования сельскохозяйственного сектора, которую можно отнести к французскому или смешанному типу.

Следовательно, сравнивать структуру украинского АПК с итальянским, из-за разности их географических условий, мягко говоря некорректно, а вопрос разницы в дополнительных стоимостях, получаемых с одного гектара в Италии и Украине лежит в совершенно другой плоскости. Около 60% продукции нашего АПК потребляется внутри страны, и его стоимость определяется общим уровнем дохода украинских граждан, который, напомню вам, – в 12 раз ниже итальянского, поэтому тезис о потенциальных 180 млрд евро – это откровенная манипуляция.

Кроме того, опять же, стоит подчеркнуть, что, во-первых, сельскохозяйственные земли в той же Италии преимущественно находятся в собственности фермеров, они ее имеют право свободно купить и продать. Во-вторых, учитывая, что они инвестируют в нее значительные средства, эта земля дает существенно больший размер добавленной стоимости. В-третьих, собственная сельхозземля дает итальянским фермерам возможность получать под залог долгосрочные кредиты, которые направляются на приобретение более эффективной сельскохозяйственной техники и оборудования для переработки сельхозпродукции.

6). Цитата: “Сегодня Канада свою землю не продает, будучи аграрной страной, Израиль свою землю не продает, будучи аграрной страной, Соединенные Штаты в последние 10 лет скупают у граждан землю обратно, потому что они понимают, что это за ценность и что это за собственность. Скажите, пожалуйста, Израиль – рыночная страна? Вы можете дать мне ответ – почему 92% сельскохозяйственной земли в Израиле – в государственной собственности?

Фактически: У каждой страны есть свои особенности регулирования земельных отношений, однако общий тренд их развития один – максимальная либерализация и свобода рынка земли.

Сторонники моратория и государства, как единственного/крупнейшего распорядителя земельным фондом страны, часто обращаются к опыту Израиля, Канады и США – примера демократических стран первого мира с высокой долей государственных земель и высокой эффективностью сельского хозяйства. Формально, данный пример правильный, однако более подробное рассмотрение земельных отношений каждой из этих стран развенчивает данный миф.

Во-первых, сельскохозяйственные земли в США и Канаде свободно покупаются и продаются. Причем в последние годы, например в Канаде, власти провинций активно агитирует фермеров выкупать сельхозземлю в собственность.

Во-вторых, в Канаде и США только 7,2% и 44,6% площади страны соответственно являются сельскохозяйственными землями (по международной классификации, включающей только пахотные земли, земли под многолетними насаждениями и пастбища). Очевидно, что другие площади по типу лесов и гор не могут быть объектом интересов сельскохозяйственных производителей, поэтому находятся в распоряжении местных органов власти.

В-третьих, что касается Израиля, то особенности функционирования рынка сельхозземель в этом государстве связаны с совокупностью исторических и текущих факторов. Причина того, что подавляющая часть сельскохозяйственных земель находится в собственности государства и сдается только в аренду, кроется в истории формирования его земельного фонда. Около 13% последнего в свое время было приобретено у палестинцев за счет добровольных взносов еврейской диаспоры и принадлежит Еврейскому национальному фонду. Израиль – маленькое государство, вся площадь которого (без учета Палестинской территории) на четверть меньше Киевской области. Эта страна окружена со всех сторон далеко не дружественными соседями, с которыми Израилю неоднократно приходилось вести активные боевые действия. Учитывая это, все подчинено в первую очередь интересам защиты от внешней агрессии. Значительная часть сельхозземель сдается в аренду, а не продается – чтобы, в случае необходимости, в любой момент изъять их для нужд вооруженных сил страны.

В то же время сельхозземли, которые уже находятся в частной собственности, могут покупаться и продаваться. Но при этом существуют жесткие ограничения по изменению их целевого назначения. Причина этого кроется опять же в особенностях Израиля. Официально, значительная часть палестинцев являются гражданами этого государства. Их жизнедеятельность активно поддерживается и финансируется деньгами богатых арабских стран. Для недопущения заселения палестинцев на территории Израиля и изменения этнической структуры населения действует жесткий запрет на использование сельхозземель для строительства любых сооружений, в которых те смогут располагаться.

7). Цитата: “С нами делают то же самое, вспомните, что делали, когда сказали, что разделить всю нашу индустрию, все наши заводы, фабрики, все, что у нас есть, на ваучеры – это прекрасная идея. Потому что потом кто-то эти ваучеры купит, и народ заработает миллиарды денег, и заводы получат нормального владельца. Вы помните это время? 12 миллионов людей владеют этой макулатурой (ваучерами – авт.), и она уже никому не нужна, потому что уже все забрали. Теперь очередь подошла к земле. Один в один – та же технология”.

Фактически: Сравнение отмены моратория на продажу сельскохозяйственных земель и ваучерной приватизации является в принципе некорректным. 75% земли в Украине уже находится в частной собственности, и отмена моратория не означает передачу земли из государственной собственности в частную, а возвращение владельцам земли их конституционного права.

8) Цитата: “Скажите, сколько хватит сельской семье прожить на 700$, продав гектар земли? Ну, почти нисколько, почти – при сегодняшних ценах”.

Фактически: Средний арендный доход, который приносит один гектар земли в год, составляет 37$ или 3,3% годовых (от нормативно-денежной оценки в 1140 $/га). При этом, сегодняшняя ставка по срочному депозиту в долларе составляет 3,6%, а в полностью гарантированном государством Ощадбанке – 4%.

С другой стороны, именно действие моратория не позволяет владельцам земли использовать ее в качестве залога для покупки элементарной техники и самостоятельной обработки своих паев. Как показывают соцопросы, проведенные КМИС (Киевским Международным Институтом Социологии), только 8,1% пайщиков хотят продать свои земли, другие – хотят обрабатывать землю самостоятельно или сдавать ее в аренду.

9). Цитата:

- Считаете ли вы мораторий ограничением конституционных прав граждан на распоряжение своей собственностью?

- «Для этого уже есть решения, которые приняли другие государства, и это решение заключается в том, что сегодня эти коррупционеры, которые скупают у людей землю в тени – они их так же обманут, как обманули с ваучерами. Потому что они скупают эту землю у людей за бесценок. Есть только один ответ, и такой законопроект моего авторства лежит сегодня в Верховной раде: государство должно создать институт – как в Соединенных Штатах, как в Германии, в Канаде – покупки земли у людей, если они хотят продать свои паи. Но без обмана, по настоящей рыночной стоимости, чтобы человек получил то, что эта земля действительно стоит”.

Фактически: Предложенный госпожой Тимошенко законопроект №5476 не только создает огромное поле для коррупционных возможностей, но и вообще не подлежит практической реализации. Согласно данному законопроекту, предусматривается создание специального государственного органа, которому владельцы паев смогут продать свою землю по "справедливой" стоимости. При этом под справедливой стоимостью подразумевается средний уровень цен на землю в Европе, который не имеет ничего общего с факторами ценообразования земли в Украине. Так, если 8,1% владельцев паев хотят продать свои земли, а площадь земель, подпадающих под действие моратория, составляет 27 млн га, государству в первые два года функционирования данного органа придется выкупить 2,2 млн га. При использовании показателя средней цены на землю в той же Польше (8,7 тыс. $ / га) становится очевидно, что для этого будет необходимо 19 млрд $, или 70% государственного бюджета Украины за 2016 год. Даже если отбросить проблему невозможности реализации данной идеи, возникает вопрос – а целесообразно ли доверять государственному органу распределение такой огромной суммы, и насколько данное распределение будет прозрачным?

Борис Кушнирук, глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-