Аграрное рейдерство: защитят ли сельхозпроизводителей оперативные штабы?

Аграрное рейдерство: защитят ли сельхозпроизводителей оперативные штабы?

543
Ukrinform
Сельскохозяйственный бизнес стал прибыльным, и это породило конфликты

После того, как в Украине произошел энный по счету передел имущества во всех привлекательных сферах промышленности, дошла очередь и до рейдерских захватов последнего ценного актива – земель сельхозназначения и объектов аграрной инфраструктуры. Речь идет не только об "относительно честных" способах отъема урожай, складов, техники и арендованных паев путем махинаций. Обыденность стали и силовые сценарии с применением оружия, наемников и кровопролитием. Такое случается и на Винниччине, где аграрии арендуют свыше 431 тысячи паев.

Препятствием на этом пути должны стать созданные в областях по поручению вице-премьера Степана Кубива штабы по обеспечению прав и свобод собственников земель или урожая. В народе – антирейдерские штабы. Пока весомых достижений от их работы не заметно. Скептики даже говорят, что и не будет, потому что законодательное поле, которое де-факто потворствует рейдерству, не изменилось, а в штабы вошли люди, которые и покрывают беспредел в аграрной сфере.

Так что же на самом деле происходит? Попытаемся разобраться.

КАК ЭТО БЫВАЕТ

Картинка рейдерского захвата может выглядеть очень "хардово".

Так было в конце мая на Винниччине в с. Метановка Теплицкого района. По данным прокуратуры области, зерновой ток, который местный фермер-арендатор считал своим, поскольку арендовал имущественные паи селян,  другая хозяйствующая структура, которая успела оформить аренду этих паев на себя, – считала своим. Обе стороны уперлись, фермера поддерживали местные крестьяне, новый «владелец» прибыл в сопровождении наемников с оружием. Началась стрельба, пролилась кровь. В результате были «задержаны, извещены о подозрении в хулиганских действиях, совершенных с применением огнестрельного или холодного оружия или другого предмета, специально приспособленного или заранее заготовленного для нанесения телесных повреждений и избрании меры пресечения в виде содержания под стражей 45 (!!!) лиц, которые с применением силы и оружия заняли территорию зернового тока в с. Метановка Теплицкого района Винницкой области» – так сказано в официальной информации прокуратуры Винницкой области. Причем, среди нападавших – вчерашние бойцы АТО.

И такой пример далеко не единственный.

В августе в с. Осичная Оратовского района конфликт, во время которого было применено огнестрельное оружие и повреждено имущество, возник вокруг сельскохозяйственной техники. В результате одному лицу также сообщено о подозрении в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 296 УК Украины.

Совсем свежий пример – с. Большая Косница Ямпольского района. Село бурлило неделю и дошло даже до горящих шин: крестьянские паи без согласия владельцев хозяйствующая структура, которую связывают с одиозным экс-нардепом от ПР, «передала» другой своей компании. Причем людям не хотели отдавать арендную плату, – только когда они с новым арендатором подпишут соглашение на 35 лет!

А в с. Мизяковские Хутора уже в начале сентября неизвестные избили и порезали сторожей, охранявших поля местного хозяйства, за землями которого рейдеры охотятся с весны.

ЦЕНА ВОПРОСА

Почему рейдерство «ушло на село»? Потому что аграрный бизнес стал прибыльным. По словам главы областного штаба по обеспечению прав и свобод собственников земель или хлеба – первого заместителя председателя Винницкой ОГА Андрея Гыжко, теперь можно говорить в среднем о 34% рентабельности сельхозпроизводства в зависимости от культуры.

- Высокорентабельным является выращивание сахарной свеклы, а подсолнечник в прошлом году вообще давал рентабельность 60%. Чтобы удержать землю в своих руках, сельхозпроизводители начинают между собой конкурировать – увеличивают выплату за аренду паев. Но при этом «забывают» внести соответствующие изменения в договоры аренды. То есть, в договоре у человека записано 3% нормативной стоимости земли, которые он получает «по документам», с них платятся налоги. А на самом деле ему платят 5-6%, а некоторые и 7-8%. Такие 5-6 процентов – это около 6 тыс. грн за пай на руки, из которых половина доплачены неофициально и не облагаются налогом.

- Кто и что чаще всего становится объектом посягательств рейдеров?

- Забирают земельные паи – раз, имущественные паи – два. Чаще всего от рейдерских захватов страдают хозяйственные предприятия, имеющие до 1000 га земли, которые в свое время не привели в порядок свои документы. Там, где больше 1 тыс. га – они уже, как правило, имеют своего юриста, понимая, что им есть что терять. Тот, кто пожалел денег на юридическое сопровождение и надлежащее оформление документов, сегодня страдает больше всего.

- Сколько может потерять такое среднее хозяйство от рейдерского захвата земли, когда на его поля заходят чужие комбайны?

- Если говорим о хозяйстве на 1000 га земли, речь может идти о сумме примерно в 20 миллионов гривен.

- И сколько на Винниччине зафиксировано таких случаев аграрного рейдерства, «горячих точек», какие районы самые проблемные?

- Имеем предварительный реестр за текущий год, в котором 22 таких «болевые» точки, локализованные в Барском, Винницком районах, а также в Липовецком, Теплицком и Оратовском, где есть признаки рейдерских захватов.

ПОЧЕМУ ЭТО ВОЗМОЖНО

Упомянутые «шалости» с регистрацией договорных документов сделали аграриев уязвимыми для рейдерских захватов.

- Эти документы – договор аренды земли или имущественного пая – можно подписать даже «на коленке», – говорит Гыжко. – Но законодатель предусмотрел, что они вступают в силу с момента государственной регистрации. Мы сейчас очень массово сталкиваемся с таким явлением: договоры заключались в 2005-2008 годах, а регистрацию прошли аж в 2010-2014-м. Фактически, арендаторы пользовались этой землей 5-7 лет, а договоры не были зарегистрированы. Это означает, что они «не освещались» в так называемой базе земельного кадастра. Поэтому сегодня может прийти любой инвестор, и увидеть, что де-юре земельный участок свободен. То есть, у него есть собственник-крестьянин, но он никем из хозяйствующих субъектов не арендуется. Вполне может прийти к человеку и предложить заключить с ним еще один договор аренды.

Поэтому на один участок может быть даже 2-3 договора аренды. С этим мы сталкивались в Барском, Оратовском районах, Теплицком, – фактически в каждом районе есть примеры так называемого двойного заключения договоров. И тогда возникает вопрос, а чей договор правильный? Законодатель говорит: тот, который зарегистрирован.

Все кинулись к регистраторам, один – к регистратору при РГА, другой – при сельском или поселковом совете, а также регистрационные действия могут сегодня совершать от имени государства нотариусы и даже БТИ. И начинается юридическая вакханалия: на поле растет кукуруза или подсолнечник, которые посеял фермер, а договор аренды пая пока не зарегистрирован. С юридической точки зрения эта земля свободна, хотя на ней есть урожай. И кто первым зарегистрирует договор, тот и будет претендовать на урожай – сеял он его, или нет.

Второй момент – это подделка подписей. Нередки факты, когда люди знают, что с ними кто-то в каком-то селе заключил договор аренды. Вроде за паи им выплачивают. На самом же деле, если поднять эти документы, то подписи там абсолютно ложные, и даже есть случаи, когда за людей просто ставились крестики.

А еще, чтобы препятствовать рейдерству, я бы сейчас отменил понятие экстерриториальной регистрации договоров аренды земли и недвижимости. Это когда объект расположен в одном районе, а регистрационные действия в отношении него производятся в другом. Да, это инструмент европейский, демократический, в США такой опыт есть. Но мы, наверное, еще не готовы к таким изменениям, потому что демократию воспринимаем как анархию и вседозволенность.

Для размышлений. В 2013 году произошло изменение системы регистрации прав на землю – регистрационные функции от органов земельных ресурсов передали органам юстиции. При ее «запуске» все кадастровые записи о регистрации прав, сделанные до 2013 года, не были перенесены в «минюстовский реестр». Следствием этого и стали рейдерские сделки, когда «поверх» уже существующих договоров аренды регистрируются новые – с другим арендатором. Закон о регистрации прав на недвижимость был дополнен нормой, которая обязывала Кабмин перенести всю информацию о старых правах на землю в новый реестр. Но эта норма просуществовала полгода, да так и не заработала. При очередном изменении закона эту норму исключили.

АГРАРИИ САМИ ВИНОВАТЫ?

Ситуацию с аграрным рейдерством считает угрожающей председатель Винницкой областной Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Инна Кухарчук. По ее словам, в области работают около 2 тысяч фермерских хозяйств, которые обрабатывают почти 231 тыс. га земли. Мелким и средним хозяйствам не хватает ресурсов, чтобы противостоять рейдерам, – ни финансовых, чтобы нанять сильных юристов, ни человеческих, чтобы противостоять нападающим. А давление, в частности, на фермеров, усиливается.

- Сразу после Дня Независимости было совершено разбойное нападение на фермера из Оратовского района Ивана Любарского. Неизвестные приехали утром в балаклавах на мотоцикле, с пневматическим оружием. Глава хозяйства смог оказать сопротивление, но они его ранили и скрылись. В прошлом году напали по похожей схеме, но стреляли из засады, в фермера Александра Колотуского. Эти случаи, конечно, можно квалифицировать как разбойное нападение. Но имеем дело с запугиванием, потому что оба фермеры – это люди активные, публичные, имеют гражданскую позицию, являются лидерами общественного движения.

Наш общественный анализ доказывает, что есть и другие похожие случаи, пусть даже не зарегистрированные, когда таким образом на глав хозяйств оказывается давление с целью передачи арендуемой ими земли другим людям.

На Винниччине у нас люди довольно мирные, пытаются решать дела с рейдерскими захватами сами. А, например, в Кировоградской области в ассоциации создана фермерская самопомощь – официальная организация, у людей есть легальное зарегистрированное оружие. Мы тоже неоднократно говорили о таком объединении, и нынешнее положение вещей будет толчком для создания самоорганизованной защиты. Но ведь не можем мы армии держать! Агрохолдинги могут себе позволить военизированную охрану, мы – нет, это крайне невыгодно.

- Но почему же аграрии так пренебрегают регистрацией договоров? Или, может, не регистрируют их умышленно?

- Не все так просто. В свое время была проблема с регистрацией, а последние два года фермеры и сельхозпроизводители активно регистрируют договоры аренды. Впрочем, это дело недешевое: чтобы зарегистрировать договор аренды, нужно, чтобы была техническая документация на землю. За оформление одного пая придется заплатить от 2 до 4 тыс. грн, в зависимости от размера. Плюс еще за собственно регистрацию договора аренды – гривен 400-500. Есть такие владельцы паев, у которых уже изготовлена документация на землю, но преимущественно это за свои деньги делают арендаторы. Речь идет о довольно больших деньгах, поэтому фермеры долгое время договоры не регистрировали.

Мы активно разъясняли необходимость регистрации, лоббировали введение экстерриториальности регистрации договоров аренды. Потому что была коррупционная составляющая по регистрации договоров. К сожалению, добились того, что теперь кто-то имеет возможность регистрировать наши земли невесть где. Внедрение этой прогрессивной нормы ударило по нам рикошетом.

ВО ВСЕМ ВИНОВАТЫ РЕГИСТРАТОРЫ?

«Слабым звеном» в защите прав и имущества сельхозпроизводителей считает регистраторов и председатель антирейдерского штаба Андрей Гыжко.

- Андрей Петрович, как на действия «серых» регистраторов может повлиять антирейдерский штаб, если они считаются независимыми и никому не подчиняются?

- Есть несколько категорий госрегистраторов. Легче всего проконтролировать тех, которые работают при РГА. Они наняты на работу районной властью и могут ею быть освобождены. Но есть другая категория – уполномоченные органы, которые прошли обучение, получили сертификаты и ключи доступа к соответствующим базам данных. Это нотариусы, работники БТИ, а еще же сельские советы создали у себя должности госрегистраторов.

Механизм влияния на них такой: управление юстиции в каждой области имеет право проверять их деятельность и, когда выявляются такие факты, забирать сертификаты и ключи доступа к Госреестру, передавать эти факты в Нацполицию для привлечения к ответственности.

- Но такая проверка возможна только если было обращение к комиссии по вопросам рассмотрения жалоб в сфере госрегистрации при облуправлениях юстиции. Вам известны такие прецеденты?

- Сейчас проводятся четыре проверки, хотя еще не готов сказать о результатах. Плюс есть понятие оперативного отключения от доступа к реестрам. С апреля уже шесть государственных регистраторов Винницкой области были отключены на момент проведения служебных расследований.

Для размышлений. В прошлом году в Украине принят антирейдерский закон, согласно которому недобросовестному государственному регистратору за противозаконные действия будет грозить до 10 лет лишения свободы. Но только по решению суда, когда будет доказано, что внесение недостоверных данных в госреестров совершено умышленно.

АНТИРЕЙДЕРСКИЕ ШТАБЫ – НЕ ПАНАЦЕЯ?

Создание антирейдерских штабов инициировал Минюст совместно с представителями профильных аграрных ассоциаций. В их состав вошли представители органов юстиции, представители Минюста, правоохранители и фискалы, общественные деятели. Они должны оперативно реагировать на случаи аграрного рейдерства. Что из этого получится, если де-факто имеем дело с временным органом, деятельность которого нормативно никак не урегулировано, и в каждой из областей он будет действовать на свое усмотрение?

- Действительно, деятельность штаба, кроме поручения вице-премьер-министра, ничем не регламентирована, – соглашается Андрей Гыжко. - А оно, к сожалению, не является юридическим документом. Поэтому антирейдерский штаб – это скорее совещательный, координационный и информативный орган, который дает возможность представителям всех причастных структур слышать те или иные случаи и присоединялись к решению этой ситуации.

В общем, еще до создания штабов в областях, где было нормальное сотрудничество между правоохранительными органами, областными властями и «земельными ресурсами», проблемы аграрного рейдерства решались. Поскольку в составе штабов, кроме департаментов АПК, ни одна из структур облгосадминистрациям не подчиняется.

- Так реально ситуацию может решить все-таки адекватное «аграрное» законодательство?

- Будь у нас нормальное законодательное поле, то эти штабы не были бы нужны. Сейчас очень важно урегулировать все вопросы, в том числе - существование рынка земли, обеспечить право человека распорядиться своей собственностью. Сегодня крестьяне не могут ни взять под землю кредит в банке, ни продать, ни передать кому-то, разве в наследство в случае смерти, – сказал чиновник.

А тем временем юристы пополняют арсенал рейдерских приемчиков новыми ловушками, уже для крестьян. Например, вводят в практику взаимоотношений «арендаторов» и крестьян договоры эмфитевзиса. Люди, которые их подписывают, даже не представляют, на что соглашаются. На самом же деле передают право распоряжаться своим земельным актом юрлицу. А оно от имени собственника может сдавать эту землю в аренду, отчуждать, закладывать в банк под получение кредитов. Когда эта компания обанкротится – земля станет собственностью банка. Человек же право собственности на нее теряет.

Справочно. Рейдерство в понимании цивилизованного мира считается естественным и даже неизбежным процессом функционирования экономики. Более того, иногда поглощение бизнеса помогает с меньшими потерями выживать в конкурентной среде, избавляться от экономического балласта. Поэтому рейдеров иногда называют «санитарами бизнеса».

На постсоветском же пространстве, в частности, в Украине, это явление воспринимают и трактуют исключительно в негативном смысле – как изъятие имущества на якобы законных основаниях, возникших из-за пробелов в законодательстве или недостатков функционирования судебной и правоохранительной систем, системы регистрации юридических лиц и т. п. В любом случае, речь идет о поглощении предприятия против воли его собственника или руководителя.

Интересно, что российский сегмент «Википедии» утверждает, что это не просто поглощение недружественное, а обычно силовое.

Рейдерство «по-украински» в основном состоит в приобретении сомнительными путями временного права распоряжаться активами и скорейшей продажи этих активов своим людям. Те потом снова перепродают изъятые активы связанным лицам, чтобы только законный владелец не смог их вернуть.

Основными объектами рейдеров оказываются ОАО (открытые акционерные общества) и ЗАО (закрытые акционерные общества), хотя под их атаки попадают и финансово нестабильные ООО (общества с ограниченной ответственность) а также те, в которых существует конфликт между собственниками.

Антонина Мних, Винница

Фото: Александр Лапин

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-