Михаил Гончар, президент Центра глобалистики «Стратегия XXI»
Россия сделает все, чтобы Фирташ в живом виде не попал в руки американской юстиции
02.10.2017 12:42 680

Сейчас постоянным источником информации о нефтегазовом комплексе стали служить страницы в соцсетях руководителей НАК «Нафтогаз» Андрея Коболева и Юрия Витренко. Две зимы без российского газа, реверсная диверсификация сформировали новому менеджменту доверие. Но последние события с отставкой независимых членов наблюдательного совета Маркуса Ричардса и Пола Уорвика, заявления, что правительство вмешивается в деятельность «Укртрансгаза» и «Укргаздобычи», вызвали желание услышать третью сторону – независимый коммент в хотя и не острой, но линии непонимания между менеджментом НАК «Нафтогаз» и другими правительственными структурами. Мы попросили прокомментировать последние кадровые заявления и события президента Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаила Гончара.

- Михаил Михайлович, насколько справедливыми кажутся вам упреки тех членов наблюдательного совета, которые ушли с должностей?

- Ушли, и пусть себе уходят. С моей точки зрения, была выбрана неверная модель формирования наблюдательного совета. Я ничего не имею против Уорвика, Ричардса, а также Проктора, который убежал раньше. Они известные профессионалы в нефтегазовом секторе. Но эти люди олицетворяют собой полностью либеральную модель газового рынка. Они, наверное, были бы на своем месте когда-нибудь в одной из версий будущего, когда был бы проделан и анбандлинг «Нафтогаза», и у нас был бы полностью конкурентный рынок газа, и культура корпоративного управления по британской модели. Подчеркиваю, британской, а не ЕС-овской. Наверное, тогда «Нафтогаз» мог бы развиваться как любая типичная британская компания.

Корпоративный конфликт был порожден в системе «Нафтогаза»

На этом переходном этапе такого нет, и в реалиях Украины так не будет. Эти независимые (и не только они) члены наблюдательного совета забыли, а может, не понимая, не принимая в расчет войны с Россией, плохо представляли, что «Нафтогаз» все же компания страны, которая находится под внешней агрессией. И так или иначе «Нафтогаз», который превратился из хронической проблемы для государственного бюджета в компанию, генерирующую прибыли, как и ряд других крупных компаний, выполняет определенную социальную миссию, является элементом системы национальной безопасности в части энергетической безопасности. Поэтому то, что назвали вмешательством правительства в деятельность «Нафтогаза», до определенной степени, оправдано. Поскольку это на 100 процентов государственная компания, то и государство должно быть представлено в наблюдательном совете не двумя членами – один от Кабмина, другой от Президента, а наверняка там должно быть большинство. Независимые члены, безусловно, должны быть. Но, опять же, не стоит преувеличивать роль и значение наблюдательных советов, как таковых, вообще, в системе корпоративного управления. Наблюдательный совет – это не правление.

Глубинная причина событий, которые произошли (и будут происходить) – в другом. В системе «Нафтогаза» был порожден корпоративный конфликт. Сначала он был как внутрикорпоративный конфликт между руководством «Нафтогаза» и «Укртрансгаза». И на мой взгляд, руководство «Нафтогаза» именно сформировало себе врага в лице И.Прокопива, руководителя «Укртрансгаза». Такой подход в рамках корпоративной культуры, исповедуемой нынешним руководством НАКа, на мой взгляд, недопустим. Они думали, что сформировав «врага» и успешно его «нейтрализовав», решат проблему недостаточной прозрачности, тендеров с откатами и тому подобное. На самом деле, сценарий «успешной победы» над назначенным «врагом» вышел из-под контроля и дал обратный эффект – а что там с тендерами «Укргаздобычи»?

- Вы высокого мнения о руководстве «Укртрансгаза»?

- Я придерживаюсь мнения, что руководство «Укртрансгаза» всегда было и должно оставаться технарями. Прокопива отношу к их числу. А дальше взяли верх личные амбиции с обеих сторон. Здесь нет правых или виноватых, святых и праведных с одной стороны и грешных - с другой. Здесь все наломали дров. И конечно, конфликт не носил только межличностный характер. Имеет место столкновение двух подходов. Конечно, сказываются и ошибки, которые были сделаны на начальном этапе реформирования - была выбрана наиболее громоздкая и тяжелая схема анбандлинга «Нафтогаза» (Ownership Unbundling). Даже в Европейском Союзе эта схема используется в немногих случаях.

Возникает вопрос и к тем, кто обвиняет Украину из Брюсселя в торможении реформы «Нафтогаза»

Также есть еще одна фундаментальная вещь, и вызов для всех: и для «Нафтогаза» и «Укртрансгаза», и для правительства, и в целом для государства. Хорошо, Украина сейчас выделяет «Укртрансгаз» из системы «Нафтогаза», в соответствии с третьим Энергопакетом. Но появляется «Северный поток-2» – при согласии Европейского Союза или при его пассивном несогласии, но появляется. Также появляется и «Турецкий поток». В результате через ГТС Украины – ноль транзита. Что после этого делать с «Укртрансгазом» или его «наследниками» в виде предприятий магистральных газопроводов и подземного хранения газа, которые выделены из системы Нефтегаза, полностью автономны, и которые просто остаются без работы и заработка? Останется лишь небольшой кусок работы – транспортировка газа внутренней добычи, в общем будет где-то меньше 30 млрд куб. м транспортной работы. Не надо быть экспертом, чтобы понять, что ГТС, которая рассчитана на транспортную работу в объеме более 200 млрд куб. м в год, из них транзита 142 млрд, обслуживая только поток в 30 млрд транспортировки и имея ноль транзита, будет не просто убыточной, а вопиюще убыточной. Нужно будет что-то делать с лишними трубами, с лишними газокомпрессорными станциями, с лишними людьми. Могу сказать, что это будет стоить миллиарды. Это сразу же порождает кучу технических, экономических, социальных проблем.

Поэтому здесь возникает вопрос к тем, кто обвиняет Украину из Брюсселя в торможении реформы «Нафтогаза». Возникает вопрос: реформа делается ради реформы и «галочки» в отчете для Еврокомиссии в Брюсселе и Секретариата Энергосообщества в Вене, или ради того, чтобы реформированная и реорганизованная система генерировала положительный финансовый результат и продолжала бесперебойно транзит в Европу?

И здесь вопрос к членам правительства и президенту – кто-то из вас четко артикулировал перед Брюсселем эту проблему? Если в Берлине нас лишают 2 млрд долларов транзитного заработка ежегодно, то в Брюсселе должны дать нам гарантию, что или этого проекта, который противоречит фундаментальным принципам Энергетического Союза ЕС, не будет, или же, если Еврокомиссия неспособна противодействовать российско-германскому «газовому пакту», то должны предложить компенсацию – 2 млрд долларов ежегодно из европейских фондов на протяжении 30 лет. Никто так вопрос перед Брюсселем не ставил, хотя ст. 274 Соглашения об ассоциации такую возможность содержит!

В Брюсселе исходят из того, что они не видят (или не хотят видеть) этой проблемы. Их подход традиционно бюрократический – оптимизируйте ГТС при смене транзитных потоков. Оптимизируйте – это на нормальном языке означает то, что я сказал выше – выбросить лишних людей, законсервировать ряд газопроводов, ряд газокомпрессорных станций, но это не единовременные затраты, это будут постоянные расходы, потому что все имущество нужно охранять, нужно делать технический надзор и массу других вещей. Если этого не делать, «предприимчивое» местное население в областях выкопает бесхозные трубы и сдаст на металлолом. Так было в 90-е годы на востоке Украины с достаточно разветвленной системой нефтепродуктопроводов. Когда она осталась без работы после падения нефтепереработки на Лисичанском и Кременчугском нефтеперерабатывающих заводах, эта система была «оптимизирована», она осталась бесхозной. Все выкопали и сдали на металлолом. И следа не осталось от всего того хозяйства.

- Возвращаясь к НАКу. Давайте уточним термины. Реформа корпоративного управления и разделение "Нафтогаза" на добычу, хранение и транспортировку – это одно и то же?

Приоритет №1 - сохранение функциональности и управляемости критической энергетической инфраструктурой. ГТС Украины относится к такой инфраструктуре

- Это взаимосвязанные процессы. На нынешнем этапе анбандлинг является сутью корпоративной реформы «Нафтогаза» в соответствии с энергетическим законодательством ЕС и, соответственно, нашими обязательствами по Договору Энергетического Сообщества и Соглашения об ассоциации.

Однако в нашем случае, выделение ГТС ("Укртрансгаз") из НАК осложняется еще и тем, что хранилища и трубы хотят разделить. Это ерунда, как на мой взгляд. Что такое газотранспортная система? Это и трубы, и хранилища, которые представляют собой интегрированную систему. Да, у нас есть избыток мощностей подземных хранилищ газа. Да, возможно отделить хранилища от труб. Но в принципе «Укртрансгаз» не стоит лишать ПХГ. Отделение хранилищ можно делать потом, со временем, и то не всех, а только тех, которые нужны для кооперации с отдельными европейскими партнерами.

Мне кажется, что и в НАКе, и в правительстве, я уже не говорю о президентской администрации, забыли, что страна находится под российской агрессией. При этих обстоятельствах, приоритетом №1 является сохранение функциональности и управляемости критической энергетической инфраструктурой. ГТС Украины относится к такой инфраструктуры. Она имеет жизненно важное значение, как для экономики страны, так и для населения.

Проблематика, находящаяся на стыке национальной безопасности и эффективности государственного управления в особый период, – где-то на периферии и правительственного, и корпоративного внимания

Диверсии на двух главных армейских арсеналах в Балаклее и Калиновке, а также на складах боеприпасов в прифронтовой зоне – в Сватово и Мариуполе – похоже, не стали уроком ни для кого. В условиях межведомственных и корпоративных метаний, беспорядка в головах ответственных лиц, полной дисфункции СБУ, объекты ГТС могут стать целями диверсионных групп. И эти диверсии могут быть замаскированы под технические инциденты – разрыв корродированной трубы, что потом будет подано всей массой пропагандистского аппарата агрессора как еще одно «подтверждение» того, что старая ГТС Украины – это якобы металлолом, и нужно строить новые «потоки». И это уже было в 2014 году – две диверсии на магистральных газопроводах: в мае – на Ивано-Франковщине, в июне – на Полтавщине. Может быть совершено и кибервмешательства в работу ГТС с фатальными последствиями. В правительстве до сих пор медлят с присоединением Украины к Центру передового опыта НАТО по энергетической безопасности. Только на четвертом году российской агрессии впервые будут проведены командно-штабные учения по вопросам защиты критической инфраструктуры «Coherent Resilience-2017», которые запланированы на октябрь. Но эти учения касаются только ОЭС Украины. ГТС – за пределами внимания!

Вот эта проблематика, находящаяся на стыке национальной безопасности и эффективности государственного управления в особый период, – она где-то на периферии и правительственного, и корпоративного внимания. В такой период государство должно контролировать все, что делает госкомпания, которая находится в госсобственности и тем более – компания, в распоряжении которой находится критическая энергетическая инфраструктура.

- Есть ли выход?

- Ситуация зашла в невразумительный тупик. Но это не означает, как заявили независимые члены наблюдательного совета, что реформа остановилась.

Нужно всем сесть за стол переговоров, а не обмениваться медиа-ударами

Это просто означает, что нужно всем сесть за стол переговоров, а не обмениваться медиа-ударами. Конечно, здесь ведущую роль должен сыграть и Кабинет Министров. Да и СНБО не должен стоять в стороне в обозначенном мною выше контексте безопасности. Другое дело, что уровень правительственных чиновников, мягко говоря, на голову ниже правления «Нафтогаза». Тандем Коболев–Витренко – на своем месте. Но это не означает, что «Нафтогаз» должен сам себя реформировать. Это ложный путь. Даже при благоприятных условиях всегда любая реорганизация, даже не реформа, вызывает массу турбулентностей. Стоит быть осторожными, чтобы не создавать самим себе лишние проблемы. Оказалось, что уже создали.

- Михаил Михайлович, и все-таки, возвращаясь к "Нафтогазу", – неужели все дело было только в мелочах, что Прокопив не хотел, чтобы забрали хранилища, а они хотели разделять так, как они хотели.

- Это не мелочь, как я уже объяснил. Но, конечно, это лишь одна из причин, там есть и другие. Однако, то, что демонизировали Прокопива – не на пользу реформаторам. Проблема имеет также облгазовское измерение. Понятно, что «фирташевская гидра» еще не преодолена окончательно. И они пытаются оказать влияние, но я бы не преувеличивал роль и значение этого влияния. Предполагаю, что в ситуации в последние месяцы произошли окончательные изменения, поскольку вскоре Фирташ должен отправиться за океан.

- Ну, так за что боролись...

- Да. Но смоделируем ситуацию дальше. У реформаторов "Нафтогаза" все больше проявляется модель будущего рынка газа, когда формально "Укртрансгаз" полностью автономен, а фактически – он будет зависим от "Нафтогаза". Потому что "Нафтогаз" будет присутствовать и на входе в трубу и на выходе из трубы. На «входе в трубу» – имеется в виду газовый поток от дочерней «Укргазодобычи». Именно это предприятие будет обеспечивать основной объем работы "Укртрансгаза" по транспортировке.

Если "Нафтогазу" удастся ликвидировать монополию Фирташа в облгазах и взять облгазы под свой контроль, то, собственно, тогда на выходе из трубы тоже будет стоять "Нафтогаз". Тогда "Укртрансгаз" попадает в тиски и со стороны апстрима, и со стороны даунстрима. Тогда получается так, что формально фасад реформы выглядит красиво, а фактически ее нет. Ну, и поэтому здесь появилось сопротивление такому подходу. Сопротивление, как со стороны «фирташистов», которым есть что терять, так и сопротивление со стороны тех, кто говорит: а какая же тогда реформа, когда «Нафтогаз», по сути, сохраняет свои позиции? Формально монополии уже не будет, но доминирующее положение на рынке сохранится, и другие игроки будут лишь символически присутствовать.

Поэтому и должен бы сыграть свою роль Кабинет министров, который должен бы не отстраненно наблюдать за происходящим, а заложить определенную модель на особый переходный период. Но у нас в этом контексте вопрос даже не столько в правительстве, сколько во всей вертикали власти, включая круг друзей действующего Президента, которые везде суют свой нос. Например, кому-то видится, что "Укргаздобычу" надо просто пустить на приватизацию – пусть придут частные инвестиции, и нечего инвестировать в добычу госсредствами, средства государственной компании подразумевается, а пусть придут инвесторы. За этими «инвесторами» стоит желание каждого более-менее крупного олигарха отхватить себе кусочек государственной собственности ради создания собственной газовой самодостаточности, энергетической самодостаточности собственной бизнес-империи. Считаю, что проартикулированная Коболевым «Statoil» - адекватный для нас подход.

Без манипуляций облгазы не были бы облгазами, а Фирташ не был бы миллиардером

- На днях была новость, что Нацполиция в Кировоградской области открыла производство по факту хищения 9,81 миллиона кубов газа должностными лицами «Кировоградгаза». То есть, это фактически первое дело такое. Газ там вроде крали всегда у нас в облгазах... Но теперь «Нафтогаз» за это взялся?

- Ну, да. Манипуляции с газом – без этого облгазы не были бы облгазами, а Фирташ не был бы миллиардером. Поэтому бесспорно. Другое дело, что раньше это не принималось в расчет потому, что так система была устроена, и так она должна работать. Теперь ситуация может измениться. Но проблема не только в Фирташе. Он верхушка пирамиды определенной. Вся же система работала, имея и рядовых исполнителей. Рыба портится с головы, а чистить ее начинают с хвоста. Похоже, что это именно тот случай.

В случае неотвратимости экстрадиции, россияне сделают все, чтобы "высокопоставленное лицо российской организованной преступности" Фирташ в живом виде не попал в США

- Если бы Фирташа могли депортировать в Америку, тогда все пошло бы и поехало быстрее?

- Именно это и имею в виду. Сейчас это компетенция австрийской власти, точнее министра юстиции Австрии. Думаю, объяснять, что представляет собой Австрия, что такое "Газпром" в Австрии и вообще российские влияния в Австрии, не нужно. Россия делает в Австрии все возможное, и пока ей это удавалось, чтобы Фирташ не попал за океан. Более того, адвокатская группа, которая обслуживает Фирташа – там не только бывший министр юстиции Австрии Дитер Баумдорфер, но и бывший министр внутренней безопасности США Майкл Чертофф и экс-прокурор Чикаго Дэн Уэбб. Они делали отчаянную попытку добиться снятия американских претензий к формально украинскому олигарху весной этого года, чтобы показать новой администрации США, мол, в деле Фирташа нет темы для американской юстиции. Адвокатская группа подготовила специальный документ на полсотни с лишним страниц обоснования, что это дело Соединенным Штатам должно быть абсолютно безразлично. Эта аргументация не прошла. Претензии к Фирташу идут не по линии исполнительной власти США, а по линии судебной, которая независима от действующей администрации Трампа. Вся аргументация была отклонена, как таковая; и сейчас, учитывая то, что экстрадиция в Испанию теперь Фирташу уже не грозит, испанская преграда снята, предполагаю, что нынешнее Рождество Фирташ может встретить в менее комфортных условиях с той стороны Атлантики. Конечно, его адвокатская группа придумывает очередные зацепки, чтобы этого не допустить. В случае неотвратимости экстрадиции, думаю, что россияне сделают все, чтобы "высокопоставленное лицо российской организованной преступности", как Фирташ именуется в документах американской юстиции, в живом виде не попал в США. С ним церемониться не будут, он уже отработанный расходный материал.

- Но, Михаил Михайлович, в целом, у нас в нефтегазовой сфере плюс-минус какие-то хорошие вещи происходят, больше прозрачности стало же?

- Бесспорно, у нас очень быстро забывают, забыли о том, что "Нафтогаз", по сути, со времени своего образования был проблемой для государственного бюджета. Мы понимаем, что это делалось сознательно, потому олигархату, приближенному к власти в те времена, было выгодно такой состояние "Нафтогаза", когда проблемы и долги – государству, а прибыль через офшоры – себе в карман. Этой проблемы больше нет. Более того, "Нафтогаз" генерирует прибыль, "Нафтогаз" – крупнейший плательщик налогов в Украине. Более того, мы в военный период избавились от серьезного рычага воздействия на нас со стороны агрессора. Благодаря квалифицированным и профессиональным действиям правления «Нафтогаза», которое смогло подобрать адекватных зарубежных советников, избавились от дамоклова меча выплат «Газпрому» за невыбранный газ в размере 45 млрд долларов. Все это – актив нынешнего руководства "Нафтогаза". Сейчас следующий ответственный период в Стокгольме, по транзитному контракту.

Важно также, чтобы наши парламентарии наконец рассмотрели два важных законопроекта, инициированные еще в прошлом году А.Домбровским, О.Бельковой и другими по снижению ставки рентной платы и дерегуляции в сфере газодобычи. Без этого не будет достигнут вполне реальный сценарий «ноль импорта газа». Один год уже потеряли.

«Еврооптимисты» с «евроатлантистами» во власти уже второй год не могут принять решение о присоединении к Центру передового опыта НАТО по энергетической безопасности

Нужно проработать предложения словацких и итальянских партнеров по созданию совместного оператора транзита на одном из направлений. Кстати, руководство «Нафтогаза», по непонятным причинам, «морозится» от дискуссий на эту тему.

Необходимы срочные консультации с Еврокомиссией согласно ст. 274 СА о «Северном потоке-2». МИД здесь «не кует и не мелет», впрочем как и Минэнерго. Усилий корпоративного уровня здесь недостаточно.

Ответственные чиновники все еще изучают вопрос присоединения к Центру передового опыта НАТО по энергетической безопасности. Почему-то в Грузии, которая с 2014 года присоединилась к деятельности Центра, этот вопрос не решали годами, а в Украине «еврооптимисты» с «евроатлантистами» во власти второй год не могут принять решение.

Важно посодействовать американским партнерам в деле "высокопоставленного лица российской организованной преступности", особенно в контексте расширения американских санкций против РФ, в чем мы, как государство, заинтересованы. Понимаю, что на верхушке власти есть те, кто этого не желает после предвыборного сеанса «венского вальса» с Фирташем в 2014 году, но еще меньше их интереса в других сценариях.

Вот эти вопросы ключевые, а не то, что два зарубежных гастарбайтера хлопнули дверью.

Однако, несмотря на все это, сохраняю умеренный оптимизм. Случай с наблюдательным советом, хотя и неприятный, но все же не стоит его считать апокалиптическим.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-