Тарас Елейко, директор департамента Фонда гарантирования вкладов
Мы пришли построить прозрачный процесс, и рынок знает, что произошли изменения
26.03.2018 18:17 1008

В Украине мертвых банков сегодня больше, чем живых. Работающих - 82. В процессе ликвидации, которую проводит Фонд гарантирования вкладов - 92. Еще в двух банках - временная администрация.

Все их имущество нужно посчитать, оценить, продать, а потом - раздать клиентам и тем, кому банк должен. В теории - денег должно хватить. На «бумаге» от продажи этих банков можно выручить 500 млрд грн - это как весь бюджет Украины в 2015 году. Оценка независимых экспертов показала цифру в пять раз меньшую - 96 млрд. На практике активы, в основном кредиты, стоят еще дешевле. Вокруг этих цифр, стоимости активов, их продажи, доступа к торгам - основные претензии к продавцу - Фонду гарантирования вкладов.

Тарас Елейко в Фонде гарантирования возглавляет департамент консолидированной продажи активов, то есть отвечает за продажи активов. Уверяет, за последние два года произошла эволюция процессов. Фонд обвинить не в чем. Активы продаются через независимую систему Прозорро.Продажи. Цену на активы определяет рынок. Подробнее - в интервью Укринформу.

-Глава фонда гарантирования Константин Ворушилин в интервью как-то сказал, что на рынке банков-банкротов продолжается «война» за активы. На чьей стороне «воюет» Фонд гарантирования и кто в этой «войне» побеждает?

-В каком разрезе у нас идет война? Из всех наших активов 20% - это недвижимость, транспорт, мебель и прочее. 80% - это кредиты, права требования, то есть долги. Часто это билеты на войну.

97% кредитов перестают обслуживаются, когда банки попадают в Фонд. На кредитные истории в нашей стране никто не обращает внимания. У Фонда остается единственный выход, чтобы получить хоть какую-то компенсацию - обратить взыскание в объект залога. Есть разные способы. Но в любом случае, чтобы объект залога стал абсолютно чистым и его можно было продать - нужно отсудиться, пройти три судебные инстанции. Когда залоги более-менее значимые, заемщики включаются в судебную войну, чтобы не дать взыскать залог или признать кредитный договор недействительным, свернуть его и т. д.

Фонду тяжело отстаивать в судах свою позицию. В украинских реалиях мы боремся с людьми, которые должны миллиарды гривен. Зачастую суды длятся годами, выносятся очень странные решения. Потом начинается вопрос выполнения этих решений. Поэтому наиболее эффективный способ работы с активами - это их продажа. Этим мы передаем актив в частные руки, и уже они начинают судиться с заемщиками на равных правах, как такие же деловые люди.

Для нас это - самый быстрый путь получения средств за активы. Несмотря на то, что срок ликвидации банков ограничен, а качество активов со временем только ухудшается. В фонде гигантская масса активов. По балансу это безумная сумма - 500 млрд грн. Если разложить эту сумму, то минимум до 150 млрд - это был вывод денег через различные схемы, 120 млрд грн - это недвижимость, земля, которая оценена иногда в 1000 долларов за сотку в Макаровском районе, при реальной стоимости условно до 50 долларов, и то еще попробуй ее продать. Пока эти активы находятся в судебных инстанциях, они - в сером секторе экономики. Предприятие, которое должно денег, пытается уйти в банкротство, что мы видим массово. Через ликвидационные процедуры пытаются повыводить активы. Ведь если активная деятельность будет продолжаться, счета фирмы можно заморозить и взыскать с них деньги. Поэтому в случае продажи этих активов - они быстрее вольются в белый сектор экономики.

- Вы занимаете должность с репутационно непривлекательным шлейфом. Например, Андрея Кияка, который занимался продажей активов, без прямых доказательств, но обвиняли в том, что на государственной должности он занимается бизнесом, в том, что продажа активов непрозрачная, активы продаются «нужным людям по нужной цене». Почему согласились на эту должность?

- Никогда не работал в государственных структурах. После получения ученой степени работал в инвестиционном бизнесе. Занимался управлением активами в иностранной компании. С началом революции Достоинства начался переломный этап. Начали происходить изменения, и я понял, что могу помочь. И тут в 2015 году изменили закон о Фонде гарантирования. Функции продажи активов от ликвидаторов передали в фонд и началось создание консолидированного офиса по продаже активов. В фейсбуке увидел, что разыскиваются люди - так и попал в фонд.

Если говорить о репутационном шлейфе, о котором вы упомянули, то, оглядываясь на два года назад - абсолютно не стыдно за сделанное. Мы на конференциях общаемся с инвестиционной средой. Большинство людей дают хорошую оценку нашей работе. Поэтому этот шлейф не такой уж и однозначный.

-Никуда не деть историю о взятке в 5 млн долларов, которую не успела взять Юлия Приходько - ликвидатор банка «Форум». Известна ситуация с ликвидатором «Эрдэ банка» Артемом Караченцевым, который написал заявление в Генпрокуратуру о том, что ему пытались дать взятку в 5 тыс. долларов...

-После изменений 2015 года в законе о Фонде, ликвидаторы выполняют четко прописанные технические функции: подача актива на продажу, заполнение комнаты данных по активу, печать объявлений в газете. И в случае успешного проведения аукциона - подписание договоров о продаже активов.

Искренне говоря, мы пришли сюда построить прозрачный процесс продажи и рынок знает, что произошли изменения. Я не понимаю, за что работникам фонда, которые занимаются продажей, можно предлагать взятку. Доступ к торгам у всех одинаковый, информация открытая. На торги повлиять невозможно.

-Сейчас активов на бумаге в фонде от неплатежеспособных банков на 500 млрд грн. Реальная их стоимость в пять раз меньше. Это оценка независимых оценщиков Фонда госимущества. Как она проводится?

-Когда мы пришли сюда, столкнулись с тем, что никакой методики оценки прав требований в Украине нет. Рынка кредитов как такого еще не было.

Каждый оценщик проводит оценку согласно своим внутренним подходам. С этим был связан широчайший разброс оценок. Мы начали с помощью экспертов, советников международных организаций разрабатывать методику оценки кредитов. Пытались ее имплементировать через Фонд госимущества. После создания очередной рабочей группы поняли, что пока все это утвердится, могут закончиться сроки ликвидации всех банков.

Когда оценивается кредит, первое, что берется во внимание - это залог. А дальше стоимость залога корректируется на время и расходы, чтобы взыскать этот залог и вероятность его взыскания. Когда мы проводили оценку кредитов и залогов, столкнулись с тем, что часть говорит, что это дешево, другие, что это дорого. Поэтому с конца 2016 года мы отошли от понятия оценки и определяем начальную цену продажи на уровне задолженности по кредитам.

За два года произошла эволюция процессов. Когда создали консолидированный офис в 2015 году, собралось 43 человека и стояла задача - продавать. Ни у кого не было опыта продажи кредитов, потому что такого опыта в принципе ни у кого в Украине не могло быть. Первое, что мы сделали - начали раскрывать всю информацию о кредите, кроме имени заемщика - потому что это банковская тайна. Потом регламентировали нормативкой, каким образом должна осуществляться продажа. Когда после принятия решения о продаже должно быть опубликовано объявление, что в нем должно быть: внешний паспорт актива, информация, когда и где будут торги. При этом прописано, что банк должен создать комнату данных, и покупатель может прийти в банк, подписать договор конфиденциальности и получить доступ ко всем документам. Эти вещи четко зафиксированы.

Кредиты в большинстве своем валютные. Из-за девальвации они выросли более чем в четыре раза. К сожалению, ни квартиры, ни машины так в цене не выросли. За номинал их никто не купит.

Согласно внутренних методик оценки (до конца 2016 г. - ред.) мы определяли стартовую цену актива, и в случае, если его никто не покупает, на следующих торгах уменьшали стоимость на 10%. Так пытались найти рыночную стоимость этих активов. Но тут столкнулись с проблемой - биржами, где продается кредит. В фонде было аккредитовано около 30 бирж и, честно сказать, мы не были довольны их работой. Часто после торгов у нас были горы жалоб на то, что покупатели не могли зарегистрироваться на торги, дозвониться на биржу, не срабатывали кнопки, чтобы сделать ставку. Поэтому наши усилия по раскрытию информации, когда человек не может попасть на аукцион, были напрасными. Особенно это проявлялось при попытках продать крупные активы. Происходили просто удивительные вещи, DOS-атаки. С точки зрения бизнес-логики мы понимали, почему так. Когда вы предоставляете эксклюзивное право продажи конкретному определенному лицу, оно должно провести торги и найти покупателей, прорекламировать товар. При этом происходит совмещение двух функций: брокера и торгующей площадки, и возникает безумный конфликт интересов. И тогда появилась идея: наши продажи от закупок Прозорро почти ничем не отличаются. За полчаса были подняты телефоны, мы связались со всеми стейкхолдерами Прозорро и начали работу.

Был у участников рынка некоторый скептицизм: чтобы Фонд отдал активы на продажу через проект, который только запускается. Но здесь надо отдать должное председателю фонда Константину Ворушилину, который сказал: пробуйте. И в июне 2016 был подписан меморандум о создании пилотного проекта Прозорро.Продажи. Его подписали Фонд гарантирования, Национальный банк, Трансперенси Интернешнл, Минэкономики. В октябре прошли пробные аукционы. За месяца-два все поняли, что это работает. И государство на этот процесс оказывает минимальное влияние. Мы создали по большому счету прозрачную товарную биржу, на которой применили принцип живой конкуренции между игроками.

Также в 2017 году был запущен механизм Голландских аукционов, который позволяет продавать кредиты в пределах четко прогнозируемых временных рамок и существенно максимизировать цену их продажи.

-Как это работает?

-Есть центральная база данных. Если мы хотим что-то продать, вносим информацию в эту базу. Она полностью администрируется Трансперенси Интернешнл Украина. Де-юре владелец базы - Фонд. Сама база находится на Амазоне. Добраться туда невозможно, даже если очень-очень захочется. Когда актив выставляется на продажу, покупатель может купить его через любую биржу, присоединенную к ЦБД. Сейчас к ней подключено более 40 площадок. Они занимаются персонификацией покупателя и, если находят купца, за проданный кредит получают 3% - но не больше 3 млн грн. Что произошло? Обеспечены прозрачные торги, поскольку на базы данных ни у кого влияния нет, никакие DOS-атаки, вирус Петя и тому подобное - на систему влияния не имеют.

Биржи, поняв, что торги проходят абсолютно честно - начали конкурировать за покупателя, предоставлять дополнительные услуги. Когда мы выставляем актив, за него начинается драка, все хотят заработать комиссию. Биржи больше на господа.

- Есть нарекания на систему?

- Они есть, но носят преимущественно индивидуальный характер. Недавно была жалоба от крупного покупателя, человек напутал с количеством нулей и купил актив за 3 млн грн, а не за 300 тыс, как хотел. Часто информация об активе некорректно отражена или мы можем ее просто не знать. Это касается особенно квартир, которые взяты на баланс, а там, оказывается, прописаны несовершеннолетние дети. Мы об этом узнаем только когда начинаем перерегистрировать их.

Кроме того, мы в начале 2017 года изменили норму, согласно которой покупателями кредитов могут быть только финансовые компании. Разрешили покупать наши активы любому. Единственный запрет - прямой заемщик или поручитель по кредиту. Ведь когда напрямую покупает поручитель, по закону это может трактоваться как прощение кредита.

-Как выросли продажи?

-До 1 января 2016 года все продажи фонда составляли 1 млрд грн. Успешные аукционы в 2016 году дали уже 3 млрд грн. В 2017 году - 5,8 млрд грн. За первый месяц этого года - 1,2 млрд грн.

-На этот год что стоит в планах?

-9 млрд. Надеемся, что мы его выполним. В этом году планируем сосредоточиться на пакетных продажах. Нужно продать 60% активов, которые есть в Фонде, ввиду истечения сроков ликвидации.

-Самые привлекательные лоты, которые будут выставлены?

-Кредиты Надра-банка с одним из крупнейших в Украине торговым центром, который находится в г. Киев в залоге. Последние разы лот торговали за 1,1 млрд грн. Маслоперевалочный комплекс в Ильичевске - кредит Дельта-банка. В продаже есть кредиты банка Форум, по которым в залоге есть три маслозавода. Уже цена на них снизилась до 83 млн. Есть на продажу кредиты агрохолдинга Мрия.

Два месяца назад продавался дом по адресу Мазепы, 11: при стартовой - 118 млн долларов цена на торгах за него поднялась до 210 млн. долларов при 1 115 долларов за метр. Это существенно выше рынка, хотя там аварийный дом и нуждается в полной реконструкции.

-Есть информация, что непроданные активы на голландских аукционах будут продаваться еще раз. Хотя в фонде настаивали, что они будут продаваться скопом, в пулах...

-Сейчас идет продажа ипотеки физических лиц и корпоративных кредитов на индивидуальной основе. С 1 марта этого года кредиты, которые не находятся в залоге третьих лиц, продаются на голландских аукционах на индивидуальной основе со снижением цены до 20% от номинала. Если их никто не купит, они будут продаваться только в пулах. Здесь нужно подчеркнуть, что все активы на индивидуальной основе будут торговаться на голландских аукционах с максимальным снижением до 20% от задолженности!

Дарья Вершиленко, Киев

Фото: Елена Худякова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-