“Поток-2” грозил полномасштабной войной в 2014-м. А сейчас?

“Поток-2” грозил полномасштабной войной в 2014-м. А сейчас?

Аналитика
1224
Ukrinform
Заместитель главы МИД Елена Зеркаль сказала то, о чем все знали, но предпочитали не говорить

Немецкое федеральное ведомство по вопросам судоходства и гидрографии выдало разрешение на строительство и эксплуатацию трубопровода "Северный поток-2". Отныне все необходимые разрешения для немецкого участка российского газопровода общей протяженностью 86 км получены. Означает ли это окончательный проигрыш США, Польши и, прежде всего, Украины в борьбе против этого проекта?

Похоже, настало время последних аргументов. Собственно, об этом говорилось давно: газовый транзит через территорию Украины - чуть ли не основное обстоятельство, из-за которого в 2014-м году Путин так и не решился на прямое массированное военное вторжение на нашу землю. Конечно, 2018-й, тем более 2019-й год (когда запланировано окончание строительства ПП-2) – это не 2014-й. Не та Украина и ее армия, и Россия в статусе международного изгоя, да еще и ослабленная санкциями, и мир – тоже не тот. Но от Кремля, тем больше загнанного в угол, можно ждать чего угодно. А здесь – газового экспорта Украиной больше нет? Значит – можно бомбить!

Раньше об этом знали, но молчали. А теперь замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль в эфире 112-го сказала открытым текстом: “Существует мнение, популярно среди наших партнеров и соседей, что если бы не было транзита через Украину, то Путина ничего бы не останавливало от прямого вторжения”.

Как так вышло, что на Западе, зная, что между Украиной и Россией идет война, - и не только “газовая” или “гибридная”, а настоящая, то есть между армиями, - приближаются к такому шагу? Здесь сошлось много факторов. И непреодолимое желание немецкого бизнеса зарабатывать деньги на российском газе, который дешевле норвежского и тем более - американского, сжиженного. А еще Германия традиционно борется против усиления влияния США в Европе, а американцы как раз стремятся поставить Старый мир в прямую зависимость от своих газовых поставок. Но больше всего - это плата за новую-старую немецкую коалицию христианских демократов и социал-демократов, которая уже не планировалась, но стала единственным выходом из политического кризиса после прошлогодних выборов в бундестаг «выигранных наполовину – наполовину проигранных» фрау Меркель.

«Северные потоки»: Что плохо?

Впрочем, вопрос еще не закрыт, что бы там ни позволяли россиянам немецкие учреждения. Камнями преткновения реализации проекта еще могут стать и решение профильного комитета Европарламента, и также позиция Соединенных Штатов, уже пригрозивших санкциями тем компаниям, которые будут принимать участие в прокладке газпромовской подводной трубы.

Но раньше или позже эта коллизия придет к развязке. Поэтому нам уже сейчас нужно готовиться и к худшему сценарию тоже. Укринформ попытался разобраться, насколько мы готовы к худшему сценарию, а также, что на самом деле означает одобрение Германией российского проекта?

Это все, кроме того, что не только военной угрозой со стороны России может обернуться для Украины строительство второй ветки “Северного потока”.

Во-первых, в случае прекращения транзита через Украину, мы потеряем от 2 до 3 миллиардов долларов ежегодного дохода. Конечно, потеря этих денег не разрушит украинскую экономику, но ударит ощутимо.

Во-вторых, Украина может потерять статус основного газового хаба на европейском энергорынке. Объемы транспортировки газа по итогам 2017 года составили 93,5 миллиарда куб. м (+13% по сравнению с 2016 годом). Статус главного распределителя газа позволяет Украине монетизировать свое географическое положение и инфраструктурные возможности.

В-третьих, реализация “Потока-2” может “осушить” нашу ГТС. Поддерживать газотранспортную систему в рабочем состоянии в условиях существенного сокращения газовых потоков будет очень трудно. Значительная часть украинской трубопроводной сети быстро рухнет до такого состояния, что ее уже невозможно будет восстановить. Если это произойдет, стоимость ГТС Украины будет не намного выше стоимости металлолома.

Следовательно, вывод очевиден: одно из основных направлений украинской дипломатии определено давно - надо оказать системное сопротивление всем попыткам строительства и запуска “Северного потока-2”, который безусловно вреден для Украины как с военно-политической, так и с экономической точек зрения. Но, рассчитывая на лучшее, нужно готовиться к худшему.

Худший сценарий для Украины: мы к нему готовы?

Например, экономист Алексей Кущ уверяет, что у Украины есть три базовых сценария для планирования дальнейших действий, в случае если избежать реализации проекта “Северный Поток-2” таки не выпадает.

Олексій Кущ
Алексей Кущ

Кущ: “Первый — это блокирование “Северного потока-2”. Для этого необходимо максимально использовать выигрыш “Нафтогаза” в Стокгольмском арбитраже и все, что происходило. То есть, нам надо показать неспособность “Газпрома” договариваться и его неуважение к международным нормам и обязательствам.

Второй — это реализация замкнутой модели газового самообеспечения. То есть, речь идет о программе 20/20 (выход “Укргаздобычи” на отметку добычи 20 млрд кубических метров украинского газа в год), что позволит обеспечить большую часть внутренних потребностей. Реализация этого варианта будет способствовать увеличению доли альтернативной энергетики, программ энергосбережения. При таком варианте мы потеряем большую часть транзита газа, зато сможем зарабатывать несколько сотен миллионов долларов в год на его хранении (реверс из Европы), ведь украинские природные хранилища газа уникальны, в Европе таких больше нет. Этим проектом могут заинтересоваться, например, итальянские операторы рынка, и, скорее всего, именно этот вариант как базовый рассматривают в “Нафтогазе”, пытаясь передать в управление газовые хранилища и часть ГТС, ведущей в сторону Австрии, Италии.

Третий сценарий, по моему мнению, наиболее выгодный — это создание в Украине глобального европейского газового хаба, функционирование которого будет для немцев, голландцев и англичан экономически целесообразнее по сравнению с обоими “Северными потоками”. Короче говоря, предлагается передать всю нашу ГТС в долгосрочную концессию консорциуму европейских стран (Германия, Нидерланды, Франция). Этот консорциум будет самостоятельно решать с “Газпромом” все вопросы, связанные с покупкой природного газа и его транзитом, причем уже на восточных точках входа и узлах учета (на границе Украины и РФ). На сегодня европейцы больше всего боятся неопределенности и непредсказуемости не только со стороны России, но и со стороны Украины. А газовый хаб, созданный по европейским стандартам, может обеспечить для европейцев эту самую прогнозируемость и определенность в части энергетической безопасности, например, для Германии как крупнейшего покупателя российского газа. Философия этого варианта, по мнению эксперта, достаточно проста. Если остановить строительство "Северного потока-2" не получится, то в случае создания газового хаба у нас есть возможность выиграть борьбу с помощью конкурентных и рыночных преимуществ: цены на вход/выход, стоимости транзита, наличия газовых хранилищ, гарантий ключевых европейских государств и их системных операторов газового рынка”.

Мирослав Лискович, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-