“Газовые переговоры” в Берлине: украинскую ГТС хоронить рано

“Газовые переговоры” в Берлине: украинскую ГТС хоронить рано

704
Ukrinform
Россия согласилась на транзит газа через Украину по-новому, но хочет мировое соглашение. В чем здесь подвох?

17 июля в Берлине состоялся первый раунд консультаций в формате Украина-Европейский Союз-Россия о транзите газа после 2019 года. Все три стороны охарактеризовали эту встречу как “достаточно успешную”. “Это был долгий, но очень продуктивный день. Сегодняшняя встреча была не просто мероприятием. Украинская и российская стороны признали необходимость новых типов контрактов”, – заявил вице-президент Еврокомиссии по вопросам энергетики Марош Шефчович. “Россияне хотят продавать свой газ в Европе, Украина хочет получать пошлины за транзит... Считаю, что в этом году есть хорошие возможности добиться прогресса по существу”, – сказал глава МИД Украины Павел Климкин. “В период ближайших 5-10 лет объемы поставок газа европейским потребителям увеличатся на 10-15%. Эти дополнительные объемы обсуждались как один из возможных источников загрузки газотранспортной системы Украины”, – отметил глава Минэнерго РФ Александр Новак.

Судя по официальных комментариям, никаких решений принято не было. Стороны артикулировали свои позиции, озвучили требования и разошлись до осени (следующая встреча запланирована на сентябрь/октябрь).

“Укринформ” обратился к экспертам – исполнительному директору Центра глобалистики “Стратегия ХХІ” Андрею Чубику, эксперту Центра по вопросам безопасности – Украина Натальи Слободян и аналитику, журналисту Александру Ярощуку, с которыми в формате “вопрос-ответ” обсудил предварительные итоги встречи в Берлине:

– Какие предварительные итоги можно подвести по результатам первого раунда трехсторонних "газовых переговоров"?

Андрій Чубик
Андрей Чубик

А. Чубик: “Каждая из сторон может публично заявить о достижениях своей программы-минимум: Украина озвучила свои требования о последующем формате договорных отношений в соответствии с европейским законодательством, что и было поддержано ЕС; ЕС добился проведения трехсторонней встречи (хотя на самом деле встречу можно назвать четырехсторонней – был также министр экономики ФРГ, который принимал все делегации на рабочем завтраке и бесспорно лоббировал интересы ФРГ в контексте реализации «Северного потока-2»; Россия озвучила более конкретно предпосылки для начала диалога – мировое соглашение и уладить вопрос о долге «Газпрома» перед “Нафтогазом” по решению Стокгольмского арбитража. Итогом можно назвать также готовность к формированию экспертной группы, которая наработает рамочную концепцию будущего соглашения с учетом имплементации европейского энергетического законодательства в Украине”.

Олександр Ярощук
Александр Ярощук

А. Ярощук: “Первый раунд переговоров показал, что стороны готовы договариваться, но при определенных условиях. Условие РФ – мы продолжим транзит, но Украина должна пойти на уступки в виде отказа от выполнения решения Стокгольмского арбитража, согласно которому Россия должна уплатить 2,56 млрд долл. Условие Украины и ЕС – транзит должен происходить по европейским, рыночным правилам. Определенный прогресс есть – стороны не отклонили возможность заключения нового контракта на транзит, а потому мы ждем переговоров осенью, когда у участников уже будут конкретные предложения. Для Украины важно само продолжение транзита, поскольку это безопасность, статус страны-транзитера и экономическая выгода в размере 2,5-3 млрд долларов в год в зависимости от объемов транспортировки газа. Для Европы важна стабильность поставок газа, что, возможно, лишь в том случае, когда работает украинская ГТС”.

Наталія Слободян
Наталья Слободян

Н. Слободян: “Это были не переговоры, а лишь консультации, где ссылались определенные сигналы. Они стали логичным вступлением к предстоящему осеннему марафону в энергетической дипломатии Украина–ЕС–Россия. Украина настаивает вести переговоры о будущем контракте на основе европейского права, что вполне естественно и соответствует стратегической цели интеграции Украины в газовый рынок ЕС. Россия хочет увязать ход переговоров с тем как будет продвигаться дело в Стокгольмском арбитраже, тем самым искусственно затягивая переговорный процесс”.

– Российская сторона хочет мирного урегулирования спора в Стокгольме, чтобы не возвращать $2,56 млрд. Украина категорически не согласна на такой вариант. По вашему мнению, торг вообще уместен?

А. Чубик: Украина справедливо настаивает на выполнении решения Стокгольмского арбитража, поскольку российское «предложение» не только идет вопреки обычной юридической практике, но и ставит целью разрушить императивность такого решения и неотвратимость наказания. Поэтому принципиальность Украины – в интересах всех европейских государств с целью избежания прецедента, когда «договорняки» делают ненужной работу международного арбитража. «Газпрому» сейчас необходимо просить не о мировой по сумме, присужденной по действующим контрактам, а в отношении нарушений, которые он совершил уже после этого – а это отказ от поставок газа по новой цене, пеня за просроченные сроки уплаты”.

А. Ярощук: “Если Россия будет настаивать на этом, переговоры могут зайти в тупик. Важно, чтобы Россия выполнила решение Стокгольмского арбитража, иначе будет создан опасный прецедент. Если Украина согласится на эту ловушку, в будущем нам будет очень трудно доказать обоснованность наших намерений. Пока на руку Украине тот фактор, что Россия до сих пор не начала строительство «Северного потока-2». Чем дольше задержка, тем позже он будет введен (если это вообще когда-нибудь произойдет). Даже при худшем сценарии понятно, что через полтора года, когда закончится нынешний контракт, Газпром не сможет на полную мощность использовать «Северный поток-2», а потому чтобы не потерять потребителей, России придется договариваться”.

Н. Слободян: “Собственно этот вопрос и будет тем, что будет тормозить переговорный процесс. Он имеет не только внешне-, но и внутриполитическое значение для России. Потому что на фоне повышения пенсионного возраста и ухудшения социальных стандартов, Газпром, как один из крупнейших налогоплательщиков, регулярно обращается к правительству за дофинансированием и впридачу по решению арбитража должен уплатить штраф Нафтогазу. Во внешнем измерении Путин будет напрягать ситуацию вокруг переговорного процесса, затягивая время и требуя дополнительных консультаций, то есть создавать паническую ситуацию вокруг будущего транзита через Украину, с целью ускорить строительство “Северного потока-2”.

– Почему переговоры прошли без министра энергетики Игоря Насалика, зато в присутствии министра иностранных дел Павла Климкина?

А. Чубик: “Украинская делегация состояла из министра иностранных дел, главы Нафтогаза и, возможно, Юрия Витренко, хотя оба последних не участвовали в двухчасовой встрече, однако присутствовали на других встречах и постоянно консультировали нашего министра, что оказалось очень продуктивно. Такая конфигурация, полагаю, возникла из-за необходимости обеспечить взаимопонимание между всеми членами украинской делегации, а это невозможно в случае с Игорем Насаликом, поскольку там существует персональная неприязнь с руководством Нафтогаза и, более того, некоторые последние его публичные заявления ставят под сомнение его способность отстаивать национальные интересы. Павел Климкин в этом контексте сочетает дипломатический талант, нейтральность к Нафтогазу и президентскую вертикаль власти”.

А. Ярощук: “Все очень просто. Сейчас это вопрос политического характера. Если его решат, тогда Газпром и Нафтогаз смогут, если это будет нужно, обсудить детали, но основные вопросы будут решать именно политики”.

Н. Слободян: “С точки зрения энергетической дипломатии, когда основная задача – наладить коммуникацию, это довольно логично, что на первом этапе консультаций Украину представлял министр иностранных дел. Впрочем, Министерство энергетики также было представлено топ-менеджментом”.

– Что будет с украинской ГТС после 2019 года: на какие объемы и цену транзита стоит рассчитывать?

А. Чубик: “Будем оптимистами – благодаря совместным усилиям Украины, ЕС и США удастся создать непреодолимые препятствия для реализации «Северного потока-2» и таким образом из рук Кремля будет выбит один из важнейших козырей их влияния с помощью газового рычага – а его они используют как «кнут и пряник», в зависимости от страны назначения – например, Литвы и Германии, соответственно. Это существенно снизит вероятность военной эскалации РФ против Украины. Наиболее вероятно, что объемы транзита останутся на уровне 70-80 млрд.м3 в год, в зависимости от динамики погодных условий в Европе и самой способности «Газпрома» качать газ из старых месторождений, ведь без новейшей техники и западных сервисных компаний естественное падение добычи только ускорится. Украине необходимо продолжить настаивать на выполнении Россией таких требований как предоставление права другим компаниям экспортировать газ и пользоваться нашей ГТС, открыть доступ для транзита через РФ природного газа из Азии и Кавказа”.

А. Ярощук: “Пока, по моему мнению, в первые годы после 2019 года объемы транзита будут оставаться стабильными. Вопрос цены сейчас как раз обсуждается. Для Украины важно поднять цену, но, опять же, в таком случае теряется конкурентное преимущество перед «Северным потоком». С точки зрения бизнеса европейским компаниям выгоднее качать газ там, где это дешевле. Именно поэтому для Украины важно войти в единый газовый рынок ЕС, где есть рыночные условия ценообразования и перенести пункты приема газа на восточную границу с Россией.

Н. Слободян: “Точка неубыточности для украинской ГТС – это 70 млрд куб м ежегодной транспортировки голубого топлива. Если говорить о цене транзита, давайте возьмем как пример Германию, где транзит 1000 куб газа на 100 км стоит около 5 долларов, можно позаимствовать методологию расчета цены на транзит газа в Германии, как уже апробированную Россией, и применить в Украине”.

– Вице-президент Европейской комиссии Марош Шефчович заявил, что новый газовый контракт должен полностью соответствовать европейскому праву и другим соглашениям о транзите. Что это означает?

А. Чубик: “Европейская комиссия сможет принимать участие в разработке соглашения и приведении в соответствие с требованиями европейских директив и регламентов всех вопросов, связанных с работой оператора ГТС”.

А. Ярощук: “Контракт должен быть рыночным, то есть условия поставки, тариф, условия поставок, работы ГТС и тому подобное должны быть согласованы с нормами права ЕС. Это именно то, чего добивается Украина. На сегодня действует контракт, который заключался по постсоветским правилам, и все мы видим к чему он привел: к шантажу со стороны РФ и невозможности до конца защитить свои права. Если контракт будет заключен по четким и прозрачным европейским правилам, Украина будет иметь больше возможностей влияния на Газпром, в случае, если он его будет нарушать”.

Н. Слободян: “Это означает прямое применение энергетического права ЕС, то есть сетевых кодексов по определению тарифов, распределение мощности и балансировки, но главное - это обмен информацией, совместный план действий в случае энергетического кризиса, кризисная коммуникация, внедрение элементов европейского SOS Regulation Plan и т.п. То есть это означает не только дополнительные полномочия европейских институтов, как Европейская Комиссия, но и дополнительная защищенность Украины в случае кризиса”.

Опросил Мирослав Лискович, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-