Любовь Молдаван, генеральный директор Центра аграрных реформ
Нельзя уравнивать семейную ферму на 2 гектара с агрохолдингом
03.09.2018 14:23 547

В этом году Верховная Рада ушла на каникулы, аплодируя самой себе по поводу того, что, мол, принят закон, который делает селян полноценными предпринимателями. Речь идет о Законе «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые законы Украины относительно стимулирования создания и деятельности семейных фермерских хозяйств», подписанный Президентом 10 августа. Реакция селян была несколько сдержаннее. Поэтому мы решили обсудить закон с экспертом, генеральным директором Центра аграрных реформ, главным научным сотрудником Института экономики и прогнозирования НАНУ, доктором экономических наук, профессором Любовью Молдаван.

- Любовь Васильевна, как вы оцениваете закон о поддержке семейных фермерских хозяйств?

- Легализация семейных ферм Законом Украины «О фермерском хозяйстве» и нормирование поддержки этих ферм Законом от 10 июля 2018 года, о котором мы говорим – важные шаги вперед в деле содействия развитию фермерства путем трансформации частных сельских хозяйств в семейные фермерские.

Смотрите, в Польше все хозяйства, которые имеют в пользовании от 1 га, уже считаются фермерскими. В мире, по данным ООН, 500 млн малоземельных ферм кормят почти 30% населения планеты.

В Украине малые хозяйства, к которым относятся, прежде всего, частные сельские и другие хозяйства населения, обрабатывая около 37% сельскохозяйственных угодий, обеспечивают до 44% валового производства сельскохозяйственной продукции. В 2017 году ими произведено 98% картофеля, 85% овощей, 84% плодов и ягод, 73% молока. Малые хозяйства обеспечивают рабочими местами около 80% занятых в сельском хозяйстве, что в разы больше по сравнению с предприятиями, которые обрабатывают адекватную площадь угодий.

Украинские сельские хозяйства не идентифицированы как фермерские и практически находятся вне государственной опеки

Сегодня сельскосохраняющим фактором выступают не наемные работники сельскохозяйственных предприятий, как это было раньше, а селяне, самозанятые в своих хозяйствах. Частные сельские хозяйства отвечают за землепользование и занятость фермерских хозяйств Польши, Румынии, Греции, Турции, Японии и значительной части других стран мира. В Польше, например, обрабатываемая площадь на 1 работника составляет 4 га, в Турции – 3 га, в Украине – почти 7 га, а численность работников на 100 га – соответственно 25, 34 и 14,4 человек. Но если фермеры указанных стран являются субъектами аграрной политики, получают полноценную государственную финансовую и социальную поддержку, то украинские сельские хозяйства не идентифицированы как фермерские и практически находятся вне государственной опеки, что сдерживает наращивание товарности производства, повышение его эффективности и доходности хозяйств.

Государственная поддержка этих хозяйств ограничена, например, поддержкой приобретения доильных аппаратов, частичной компенсацией покупки коровы или сохранением молодняка крупного рогатого скота. Это не является решением проблемы.

- Любовь Васильевна, давайте объясним. В Украине более 4 млн хозяйств населения. Появится ли у них с принятием закона стимул менять свою форму и становиться семейной фермой?

- Любое дело требует комплексного подхода. Механические часы не работает, когда отсутствуют или дефектны какие-то «колесики». Если мы хотим, чтобы семейная ферма развивалась, то для начала ее следует правильно назвать, дать точное определение. Что такое семейная ферма?

- Там, где работает несколько поколений фермерской семьи.

- Ответ на вопрос частичен: основное – кто владельцы. Если владельцем является семья, то ферма семейная (индивидуальная). Если собственников несколько членов семьи, то она является семейной корпорацией – это классический подход (она открывает ящичек и достает американский учебник, по которому обучаются в аграрных вузах США, и открывает соответствующие места о собственности). Собственность, а не наемные работники определяют, какой является ферма. Возьмем американскую фермерскую систему, которую я изучала лично, в том числе в Америке. Семейной (индивидуальной или корпоративной) является ферма – собственность семьи, которая обеспечивает ей доход, сопоставимый со средним доходом в других отраслях. Владельцы семейной фермы, осуществляя ведение хозяйства, обеспечивают основную часть трудовых затрат. То есть выполнение определенной части работ осуществляется наемными работниками.

В правовых дефинициях агросектора – у нас до сих пор «каша»

Наше законодательство, напротив, унормировало семейную ферму как такую, что не использует труд наемных работников. В законе о стимулировании отмечается: положительными формами государственной поддержки будут пользоваться те фермы, которые не используют наемный труд.

Извините, но это нереально! От 2 до 10 га вручную не обработаешь. Каждое хозяйство самостоятельно не купит трактор, грузовой автотранспорт, значит, надо нанять человека, который вспахал бы, засеял, собрал, перевез урожай и так далее. Итак, значительное большинство частных сельских хозяйств, которые зарегистрируются семейными фермерами, автоматически выпадают из государственной поддержки, которую обещает закон. То есть до государственной поддержки может дойти лишь определенное количество людей, что большинством будет считаться несправедливостью.

Чтобы получить полноценную фермерскую составляющую нашего сельскохозяйственного устройства, это нужно исправить. Потому что у нас куча организационно-правовых форм: домохозяйства, частные сельских хозяйства, фермерские, – «каша» в правовых дефинициях, когда даже ученым непросто разобраться, чем отличаются частные хозяйства от сельских домохозяйств населения, какие цифры статистики относительно них сопоставимы.

Это первое. Второе касается налогообложения.

Тяжело работать и в чем-то убеждать налоговиков парламента и правительственных структур. Отечественная налоговая система в части, касающейся сельского хозяйства, не изучает и не осваивает ни западноевропейского, ни мирового опыта. Здесь же важно осознавать, что к разным социальным группам, в частности к селянству, необходимо применять различные подходы. Не может быть одного подхода ко всем хозяйствам и фермам, которые имеют гектар, и к предприятиям, которые имеют тысячи гектаров. Сейчас закон в вопросе налогообложения приравнял малые хозяйства к крупным. Ну, нельзя уравнивать семейную ферму на два гектара с агрохолдингом на двести тысяч. Такая норма закона – это не стимул для перехода частного сельского хозяйства в статус семейной фермы. Должна существовать налоговая дифференциация: для малоземельных один подход, для многоземельных – другой. Поэтому над этим и дальше следует работать.

- А давайте проанализируем доступ к программам государственной поддержки, который анонсирует закон о стимулировании...

Для малых фермерских хозяйств должны быть отдельные программы государственной поддержки их кредитования

- Закон говорит о равном доступе семейных ферм к программе льготных кредитов. Представьте на минутку. В банк пришли руководитель агрохолдинга, который может дать в залог современные складские помещения, элеватор, сахарный завод, и глава семейной фермы, который хочет выращивать овощи или клубнику и который выставляет в залог дом и часть земельного участка, ну или трактор. Кому даст кредит банк? Крупному бизнесу, к которому и попадет льготный кредит. Это очевидно. Для фермерских малых хозяйств должны быть отдельные программы государственной поддержки их кредитования.

Не существует равного доступа ни в вопросе лизинга, ни в вопросе расширения землепользования путем аренды земли, когда конкурируют игроки настолько разного «веса». Это экономика. В отношении малых хозяйств отсутствует гарантийное государственное учреждение. Все без исключения страны бывшего соцлагеря, которые стали членами ЕС, в течение 90-х годов создали фонды гарантий сельскохозяйственного кредитования. В Украине функции указанного учреждения можно возложить на Украинский государственный Фонд поддержки фермерских хозяйств, одновременно распространив его деятельность на финансовую поддержку частных сельских хозяйств.

При нынешних ограниченных возможностях государства крупные предприятия не должны пользоваться программами государственной поддержки

Опять же, возьмем США, где для кредитования малых и средних ферм еще в первой половине ХХ-го века была создана государственная Администрация по делам фермеров, которая одновременно стала гарантом возврата сельских кредитов банкам (гарантия – в размере до 90% невозвращенного кредита). Плюс по решению Конгресса без участия средств фермеров была создана система кооперативных банков. Во всем мире фермеров обслуживают специальные кредитные структуры, для чего не нашлось места в данном законе.

Считаю, что при сегодняшних ограниченных возможностях государства крупные предприятия не должны пользоваться программами государственной поддержки – эти программы должны быть переведены на поддержку малого и среднего бизнеса. У нас осталось на поддержку 6 миллиардов гривен, раньше эти цифры были в пять раз больше. Не имеет права большой агро - промышленно - торговый бизнес, который по своей природе не может действовать в интересах селян и села, на государственный протекционизм в области сельского хозяйства.

- Любовь Васильевна, но количество фермерских хозяйств все равно уменьшается во всем мире. Вам не кажется, что будущее все равно за большим аграрным капиталом?

- Давайте уточним. Большим у нас называют агро - торгово - промышленный капитал (или агрохолдинги), распространенный сегодня в латиноамериканских, африканских странах. В США такие компании проникали в сельское хозяйство и в 20-х, и в 30-х, и в 40-х и даже в 60-х годах. Сельскохозяйственной деятельностью занимались нефтегазовые компании (компания Теппесо, например, контролировала до 1 млн га), машиностроительные, химические, микробиологические компании, даже Hollywood. В начале 70-х годов, когда проявились опустошительные экономические, социальные и экологические последствия этого процесса (фермерские протесты, безработица, миграция, опустынивание территорий), американское правительство запретило таким компаниям заниматься сельскохозяйственной деятельностью. Вместо этого был провозглашен курс на стимулирование развития сельскохозяйственной кооперации, установлены жесткие требования относительно допустимого (севооборотного) пользования землей, строгое ограничение государственной поддержки крупных хозяйств (когда она существенно уменьшается, то уменьшается интерес холдингов). Указанные выше компании расширили свою деятельность в Южной Америке, а с 90-х годов – и у нас.

- Но мы – страна, которая переживает трансформацию, мы не настолько сильны, чтобы тягаться с крупным аграрным капиталом...

- Хорошая отговорка. Но давайте к чему-то стремиться. Вы все любите Америку, в нашем обществе ощутимый американизм. Наши эксперты и политики любят оперировать категорией «крупнейшие аграрные корпорации Америки». Во-первых, корпорация в США – некоммерческое акционерное общество закрытого типа, созданное фермерами, которые имеют землю, работают на ней и живут территориально близко к ней. Большинство этих корпораций – это S-корпорации (социальные хозяйства) – некоммерческие, они не платят федеральный подоходный налог – его платят члены этих корпораций как физические лица. В корпорации такого типа должно быть не более 35 человек. Среди аграрных корпораций 87% – семейные корпорации, образованные членами семьи. То есть, их корпорация – не наша корпорация, когда трое людей зарегистрировали общество с ограниченной ответственностью, а остальные – наемные работники (в США на 2,2 млн ферм только 900 тыс. наемных работников).

А знаете, почему Америка или Европа не выставляет отдельную норму, что фермерское хозяйство – это хозяйство, где их члены работают? Потому что они все обязаны работать. Все – и члены корпорации, и члены партнерства. Иначе они не имеют права иметь землю, покупать ее или арендовать (к слову, такие требования в большинстве стран мира). У наших же селян нет возможности объединяться вместе на правах партнерства или корпорации, потому что у нас не легализована ни одна организационно-правовая форма, которая бы объединяла частные сельские хозяйства для совместного ведения деятельности на неприбыльных началах.

Во-вторых. К группе крупнейших американских фермерских корпораций относятся хозяйства с размером земельных участков от 2 тыс. акров (488 га). Средний размер хозяйства в этой группе составляет 1500 га. У нас самая большая группа корпораций считается от 10 тыс. га, а средний размер землепользования в группе составляет более 22 тыс. га. Делаем выводы: крупный аграрный капитал и крупный промышленно - агро - торговый капитал – это разные вещи.

Негативные последствия последнего заставили правительства Бразилии, Аргентины и других стран пойти, начиная с 90-х годов, на экспроприацию земель у компаний с целью льготной продажи их селянам для создания фермерских хозяйств, которые ранее были согнаны со своих земель. Государства были вынуждены взять на себя финансирование строительства новых сел, содержание специалистов сельского хозяйства и т.д.

Еще один вывод. Перед нами сегодня выбор – способствовать формированию крупного аграрного капитала согласно американской (европейской) модели или латиноамериканской?

- Ну, мы ориентируемся на ЕС. Но разве возможен выбор первого варианта в нашей ситуации?

- Обратите внимание. Все корпоративные формы, которые укрепляли семейные фермерские хозяйства в разных странах, формировались в период кризисных ситуаций.

Надо работать. Просто давайте исследовать формы аграрных объединений в США или ЕС и создавать свою форму объединения. Для чего придумали эти объединения? Когда несколько семей объединяют свои 2-5 гектаров для совместной обработки, то они на все поля нарезают один севооборот. Мой участок становится одним полем с моим партнером и любой трактор может «гулять» по этому участку, можно вместе купить трактор, иметь общий склад – это дешевле и выгоднее.

У нас узаконены производственные кооперативы. Но они не соответствуют своей природе. Это – не американские S-корпорации, не французские объединения для совместного хозяйствования, не итальянские производственные кооперативы или другие некоммерческие объединения, а обычные коммерческие корпорации.

- Любовь Васильевна, на протяжении десятилетий вы говорите, что наши фермеры и кооперативы не получают должной поддержки. Что, и в новом Законе также?

- Я не говорю, что не делается ничего. Например, в том же законе есть норма об участии государства в социальном страховании, в течение десяти лет оно компенсирует семейным фермерам отчисления в пенсионный фонд, постепенно увеличивая эти отчисления. Прекрасная норма. Но, извините, ситуация с производством, обработкой земли, особенно с продажей продукции – настолько плохая, что селянин просто не дойдет до социального страхования. Давайте посмотрим на ситуацию со стороны производителя. Он вынужден продавать сегодня яблоки на месте по 5 гривен за килограмм. Наши оптовые рынки не направлены на обслуживание малых хозяйств, рынок России закрылся, ЕС не знает куда девать свою продукцию. Ну что сейчас могло бы сделать государство? Способствовать производству продукции, которую должны были бы продать там, где она нужна. Мы давно предлагаем создать мясной пояс на землях Полесья, Прикарпатья и Карпат, где сельским хозяйствам уже принадлежит от 65% до 90% сельскохозяйственных угодий. Нормировать (как в США, Германии) государственную поддержку: а) создание продуктивных культурных пастбищ (компенсация 50% затрат); б) приобретение племенного скота мясного типа; в) создание оптовых рынков скота; г) формирование сбытовых и перерабатывающих сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов.

- Без поддержки развития кооперативов все остальные формы содействия семейному фермерству не дадут ожидаемого эффекта. Польским фермерам государство покрывает 50% стоимости кооперативных складов для хранения яблок. Способны ли наши фермеры создать такой склад без хотя бы частичной компенсации от государства?

- Дальше. Налоговая за 20 лет так и не унормировала неприбыльный статус этих кооперативов, а государство не удосужилось принять долгосрочную программу их поддержки. Ситуация ухудшается тем, что в Верховной Раде есть законопроект, который искажает сущность обслуживающих кооперативов, таким образом перекрывая «дыхание» последней форме, которая еще была легализована. Вся экспертная среда и фермеры рассчитывают, что этот созыв парламента закон не примет, а следующий его не возьмет. Потому что оно перечеркивает всю кооперативную природу тех структур и, соответственно, все возможности кооперирования семейных ферм – основы их развития.

Поэтому сделайте то, что делает любая страна, даже не ЕС, а Индия, Китай, Бразилия! Последняя выделяет миллиард долларов на формирование материально-технической базы кооперативов, а мы – 6 млрд гривен на все нужды аграрного сектора!

Еще одна проблема – формирование сети оптовых рынков сбыта сельскохозяйственной продукции. У селян должны быть свои рынки, на которых продавалась бы их продукция через кооперативы, как это устроено в Испании – сеть Меркасса, во Франции – система фермерских рынков общегосударственного назначения, в Польше и т.д. Строятся такие рынки преимущественно за государственное финансирование, они не имеют целью максимизацию прибыли и предоставляют услуги своим селянам-операторам по себестоимости. А наш фермер должен заплатить 200 и больше гривен в день за место в четыре квадратных метра под открытым небом. Когда писался проект закона об оптовых рынках, я была членом рабочей группы. Мы вносили нормы западных стран, но они остались лишь в проекте.

- Удастся ли нам сохранить и развить украинское фермерство?

- У нас много шансов. Немало и возможностей, которые мы с вами обозначили, хотя это еще не все и можем продолжить эту тему в будущем с комментарием обнародованного нашим Институтом научного доклада «Аграрное и сельское развитие для роста и обновления украинской экономики».

Главное – правильная стратегия, мобилизация имеющегося потенциала и целенаправленное его использование. Настолько сложной была ситуация в латиноамериканских странах, и то они постепенно переходят на фермерский тип хозяйствования. Мы – европейцы и должны справиться с этой проблемой.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Елена Худякова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>