Ольга Кошарная, медиа-директор ассоциации "Украинский ядерный форум"
Эпоха гигантомании в ядерной энергетике закончилась
04.10.2018 15:48 1416

Наше общество взрослеет и уже давно интересуется сложными вещами. Янукович, война, уход от зависимостей, да и социальные потрясения спровоцировали запрос людей на знания о предприятиях энергетики, цене тарифа, раундах переговоров, видах диверсификации. Ольга Кошарная, медиа-директор ассоциации "Украинский ядерный форум" – одна из самых известных публичных экспертов в атомной энергетике. С ней мы обговорили самые важные проблемы нашего энергокомплекса, которые не всегда оказываются самыми громкими.

- Ольга Павловна, для начала философский вопрос. Каково, на ваш взгляд, оптимальное соотношение различных видов генераций?

- Подобные задачи и подобное планирование объединенной энергосистемы Украины (ОЭСУ) – компетенция НЕК "Укрэнерго". В качестве примера можно привести данные Укренерго о уже подписанных договорах на присоединение до 2025 года к сетям ВИЭ мощностей на 7,4 тыс. МВт. При этом ОЭСУ может принять до 3 тыс. МВт без угрозы ее разбалансировки. Такая система требует определенной модели, и у каждой страны – своя модель развития. Она зависит от многих факторов: достаточность водных ресурсов, технологии, природные условия...

Например, если мы говорим о Швеции, то у них преобладает атомная генерация, которая балансируется гидроэлектроэнергетикой во время пикового потребления. В Норвегии ситуация кардинально противоположная – 90% производства гидроэлектростанций, остальное – газ. Во Франции – 75% атомная генерация, также развивается ВИЭ и достаточно водных ресурсов. У наших соседей в Польше в производстве электроэнергии преобладает уголь, а на гидроэлектростанции приходится всего 2% – и это сложная ситуация для страны.

Атомщики поддерживают развитие "зеленой" энергетики, более того, мы выступаем за объединение усилий возобновляемой и атомной энергетики, что позволит Украине достичь целей "Парижского Климатического договора".

Украина, на мой взгляд, должна отказаться от угольных электростанций

Использование ТЕС на угле для маневрирования – варварство. Во-первых, это экологически грязное производство электроэнергии, а во-вторых, в наших нынешних условиях, когда  старые ТЕС, доставшиеся известному олигарху даром, никто не модернизирует и не устанавливает необходимые фильтры, атмосфера загрязняется окисями серы, азота и углекислого газа.

На мой взгляд, оптимальной моделью для Украины является развитие атомной энергетики в симбиозе с ВИЭ, развитие малой гидроэнергетики. А для эффективной балансировки энергосистемы могут использоваться новые газотурбинные электростанции. Это стало бы идеальной моделью развития. Украина, на мой взгляд, должна отказаться от угольных электростанций. Это бы решило ряд острых проблем. В подтверждение своих слов, компания ДТЕК сейчас пытается максимально быстро, до 2020 года, ввести в эксплуатацию ветровые и солнечные электростанции, поскольку завышенный "зеленый тариф", установленный законодательно, будет приносить прибыль до 2030 года. Нынешнее лоббирование угольных интересов снова и снова отодвигает Украину от выполнения плана по снижению выбросов от больших сжигательных установок, в рамках обязательств, которые взяла на себя наша страна при вступлении в Европейское энергетическое сообщество.

 - Энергетические эксперты сходятся во мнении, что тариф атомной генерации занижен? Однако, глядя не полную непрозрачность тарифообразования, простым потребителям тяжело судить – так это или нет.

 - Украина – страна парадоксов! Мы единственная страна в мире, где пересмотр тарифа ВИЭ регламентируется законом с привязкой к курсу валют. "Роттердам +", а соответственно и угольный тариф тоже пересчитывается в соответствии с изменением курса валют и цены на европейской бирже. Атомная генерация, покупая ядерное топливо за валюту, почему-то не удостоилась чести по изменению тарифа пропорционально девальвации гривни. Ранее соотношение топливной составляющей в стоимости электроэнергии АЭС было на уровне 20%. Сейчас это более 50% – гривня рухнула – тариф без изменений. Это подтверждается данными ДП "Энергорынок" в сравнительной динамике тарифа с 2014 по 2018 годы. Во всем мире стоимость электроэнергии "из угля" примерно на 30% выше атомной – у нас тариф тепловой генерации в четыре раза выше тарифа для АЭС. А тариф для атомной генерации является одним из самых низких в мире. Парадокс!

Для атомной генерации при формировании тарифа НКРЭКУ применяет подход – "затраты + рентабельность", к двум другим генерациям применяют индикативный подход. Сегодняшний тариф Энергоатома не покрывает даже затраты. Это подтверждают слушания в профильном Комитете ВР, которые были посвящены проблемам ядерной энергетики: дефицит тарифа Энергоатома на 2018 год составляет 13,9 млрд гривен. Недееспособная НКРЭКУ не пересматривала тариф для Энергоатома с декабря 2017 года, и установленный тариф 0,54 грн действовал до 1 октября 2018 года. С 1 октября он повысился до 0,55 грн и только для статьи "фонд оплаты труда".

Энергоатом построит ЦХОЯТ – чего бы ему это не стоило

Энергоатом продлевает срок эксплуатации энергоблоков АЭС на 10-20 лет, эти работы требуют модернизации и замены оборудования, требуют выполнения программ повышения безопасности, требуют выполнения "пост-Фукусимских мероприятий". Атомке необходимы маневренные гидроаккумулирующие мощности – необходимо достроить и запустить гидроагрегаты на Ташлыцкой ГАЭС, а в тарифе деньги не предусмотрены. И стройка стоит уже двенадцать лет. Как вы думаете, она важна для Украины?! Украина будет объединяться с Энергосистемой ЕС – нам нужны эти мощности! По условиям договора, Украина должна будет год проработать изолировано (без перетоков с энергосистемами соседних стран), чтобы подтвердить состоятельность и стабильность ОЭСУ. Как мы это будем делать без маневренных мощностей?

Энергоатом развернул строительство крайне важного для обеспечения энергонезависимости Украины объекта – Централизованного хранилища отработавшего ядерного топлива. Но! В тарифе денег на его реализацию не предусмотрено. Этот проект – наша общая большая победа. Парламентские лоббисты от РФ сделали все возможное для того, чтобы его реализация не состоялась, но Энергоатом построит ЦХОЯТ – чего бы ему это не стоило.

И естественно, не стоит забывать о том, что данный тариф не покрывает всех необходимых затрат на поддержку текущей безопасной эксплуатации АЭС.

Минэнерго утвердило инвестиционную программу Энергоатома, согласовало ее с Госатомрегулирования (орган по ядерной и радиационной безопасности). Инвестпрограмма предусматривает план мероприятий по обеспечению безопасности, а НКРЭКУ на свое усмотрение, не неся никакой ответственности за ядерную и радиационную безопасность и за безопасную эксплуатацию АЭС, урезает финансирование данных мероприятий.

На самом деле, тариф для Энергоатома формируется по принципу "затраты минус", а декларируются НКРЄКУ как "затраты плюс". Компания, понимая всю ответственность, вынуждена брать кредиты для выполнения этих программ. НКРЭКП загоняет атомную генерацию в долговой замкнутый круг. Ныне кредитный портфель Компании продолжает расти, сейчас он составляет 14,9 млрд грн. Кроме того, госпредприятие "Энергорынок" не рассчитывается с Энергоатомом за уже поставленную электроэнергию. При этом долги перед корпорацией ДТЕК погашаются регулярно – более того, чтобы рассчитаться с угольной генерацией, ДП "Энергорынок" привлекает кредиты в банках с разрешения НКРЭКУ. А почему подобные авансы не практикуются для покупки ядерного топлива? Почему НАЭК делает все возможное и невозможное для выполнения своих контрактных обязательств, не шантажируя при этом всю Украину остановками энергоблоков. Парадокс?!

Государство взяло на себя обязательства по поддержанию "зеленой" энергетики, но при этом переложило все эти обязательства на НАЭК "Энергоатом". Это яркий пример усугубления перекрестного субсидирования, когда за счет изымания средств из тарифа для атомной государственной генерации поддерживается частный бизнес. Это ненормально. В мире существует масса разных подходов, например, – "зеленые сертификаты". Точно так же ненормальная ситуация с тарифным перекосом и колоссальным разрывом между разными видами генерации. НКРЭКУ декларирует, что всячески стремиться уйти от перекрестного субсидирования, при этом для населения цена электроэнергии повышалась уже пять раз и эта стоимость – уже выше оптовой закупочной стоимости. А перекрестное субсидирование между промышленностью и населением осталось на том же уровне – 4,7 млрд в месяц. Это путь в никуда.

- В свое время меня интересовал вопрос, почему в 2014 году КГГА не реприватизировала Киевэнерго. Мне отвечали, что это пока технически и экономически невозможно. То же самое сейчас говорят о "Роттердаме +". Нельзя, чтобы собственник шахт был одновременно собственником генерации, поскольку, как только заходит речь об изменении тарифа, – появляются «митингующие шахтеры» с профсоюзами. Как изменить ситуацию?

 - О! Это еще один парадокс! Все мы хорошо помним весну 2015 года и декабрь 2014-го, когда компания ДТЭК остановила половину блоков ТЕС и были введены ограничения – "веерные отключения электроэнергии". ДТЭК шантажировал всю страну с требованием повышения стоимости угля, а "ручные профсоюзы" под предводительством господина Волынца стучали касками на ступеньках Минэнерго.

Все знают про нашумевший план "Фортеця" (план-стратегия по защите монополии ДТЭК на энергорынке Украины, обнародованный Мустафой Найемом и предполагающий протесты шахтеров. – ред.). Я также прекрасно помню заседание топливно-энергетического комитета ВР, где поднимался этот вопрос и где тогдашний глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк говорил: "Цена 1100 гривен за тонну вполне обоснована". На что представитель профсоюзов откровенно угрожал профильному министру. Естественно, что все это было согласовано с руководителями ДТЭК. Они своего добились.

Теперь Волынец рассказывает, что долги по зарплатам шахтеров не только не погашены, но и растут. А как же тогда "Роттердам +", который дополнительно принес 7 млрд дохода?

Считаю, что государство имеет полное право на реприватизацию ТЕС

Еще одним примером паразитарной схемы в украинской электроэнергетике является схема, когда угольно-топливная компания продает в Энергорынок электроэнергию по 1,80 грн, а потом с рынка покупает для экспорта за 1,56 грн – и еще пользуется возвратом НДС. В такой схеме эта компания зарабатывает 300 млн долларов просто из воздуха, при этом не стесняясь делать громкие заявления о поддержке шахтеров и обеспечении страны электроэнергией. Согласитесь, неплохой заработок для частного монополиста на экспортном рынке электроэнергии. При этом государственную компанию Энергоатом даже не допускают на эти аукционы – и это регламентируется официальными документами.

Я вообще считаю, что государство имеет полное право на реприватизацию ТЕС.

 - А основание?

 - Невыполнение инвестиционных программ по их модернизации в рамках имплементации Третьего Энергопакета ЕС. Приватизация в то время проводилась формально с учетом интересов определенных людей. И задекларированные в то время инвестиционные программы для объектов, которые сейчас переданы в собственность ДТЭК, та и не были выполнены. Это довольно веское основание.

 - Вернемся к возобновляемой энергетике. Недавно прочла статью, в которой поднимался вопрос о том, почему в Украине самый высокий в Европе "зеленый" тариф? Так почему он такой?

 - Повторюсь, Украина законодательно привязала формирование "зеленого" тарифа к курсу валют до 2030-го года. Лично я называю этот закон не иначе как "закон семьи Клюевых". Попытки внести изменения в этот закон в 2014–2015 гг. были безуспешными и закончились судебными разбирательствами. Новая модель Энергорынка предполагает еще одно новшество: НАЭК "Энергоатом", в рамках взятых Украиной обязательств по поддержанию "зеленой" энергетики, будет обязан выкупать всю электроэнергию ВИЭ. В законе это называется "переходным периодом" длительностью в один год. Но никто не может объяснить – в каком объеме, сколько на это необходимо денег и каким образом это будет компенсироваться для Энергоатома.

Простыми словами, государство обязывает государственную компанию, работающую в базе по ровному графику, покупать электроэнергию ВИЭ у приватных конкурентов. Но главный парадокс заключается в том, что даже Министерство энергетики толком не знает объемов производства "зеленой" электроэнергии в 2019 году.

 - А как же тезис о том, что рынок должен регулировать цену?

 - В законе все выглядит красиво: рынок двусторонних договоров, рынок на сутки вперед, балансирующий рынок. Но по факту: у нас монополизм среди генераций. Доля НАЭК "Энергоатом" – 58%, ДТЭК – 32%. О какой конкуренции идет речь? Давайте или распродавать ДТЭК, или дробить Энергоатом. Только необходимо помнить, что ядерная энергетика – это гораздо более сложная отрасль, чем тепловая.

На мой взгляд, запуск "нового рынка электроэнергии" больше похож на имитацию реформы. Конкуренции не будет. Более того, в первоначальном варианте законопроекта были попытки исключить НАЭК "Энергоатом" из рынка двухсторонних договоров на некоторое время – на основании того, что себестоимость производства электроэнергии Энергоатома ниже, чем на угольных станциях. Тепловая генерация в наших условиях – не конкурентная.

Новый рынок должен заработать 1 июля 2019 года, но у меня большие сомнения на этот счет. Слишком много сложностей, в том числе технических. Если бы в Украине был действенный Регулятор, который соблюдает баланс между интересами потребитель-бизнес-государство, то такая модель могла бы работать при условии отсутствия перекрестного субсидирования. Во всем мире оптовый покупатель-промышленность платит меньше, чем население, у нас же – население платит дважды, а все потому, что у нас политические интересы превалируют над интересами страны.

 - Российские медиа снова начали разгонять тему "нового Чернобыля" из-за внедрения американского топлива на украинских АЭС. Как на это реагировать?

Выйдя на диверсификацию поставок ядерного топлива, Украина освободилась от шантажа со стороны РФ

- Это не новая тема. Нужно понимать, что это еще один из элементов гибридной войны РФ против Украины. Первые "информ-истерики" были в 2008 году, после подписания Энергоатомом коммерческих контрактов на поставку ядерного топлива компании Westinghouse. Россия прекрасно знала, что Украина начала работу над проектом диверсификации еще в 2000 году. Методы ведения "войны" у России всегда были одинаковыми – откровенное вранье.

Westinghouse – серьезная компания, мировой лидер, который провел большую научно-исследовательскую и конструкторскую работу, сконструировал топливную сборку ТВС-W для реакторов ВВЭР-1000, в том числе и для чешской АЭС "Темелин". Сейчас Украина вышла на финальную стадию процесса диверсификации поставок ядерного топлива – Украина освободилась от шантажа со стороны РФ. Топливом Westinghouse полностью загружена активная зона энергоблока №3 ЮУАЭС, через год это топливо получит разрешение на промышленную эксплуатацию. Естественно, что российский монополист не хочет такой конкуренции.

Кроме того, это не просто прихоть Украины. Это выполнение требований Коммюнике об энергетической безопасности Евросоюза (май 2014 г.), в котором сказано, что все новые проекты в Европе и старые АЭС (в том числе и советского проекта) должны диверсифицировать поставки ядерного топлива, то есть иметь более одного поставщика. Решение о разработке этого документа было принято после начала агрессии РФ в отношении Украины.

Топливо Westinghouse по своим техническим и эксплуатационным характеристикам уже показало, что оно лучше, эффективнее и конструктивно интереснее. И такая технологическая конкуренция заставляет и компанию "ТВЭЛ" шевелиться, но не в том направлении. ТВЭЛ уже потерял часть украинского рынка, а теперь теряют и европейский рынок. МАГАТЭ реализовывает проект поддержки стран Восточной Европы в вопросах диверсификации поставок топлива для реакторов ВВЭР-1000, ВВЭР-440. Украина как опытный игрок выступает консультантом в этом проекте. Как результат, Россия потеряет и этот рынок.

Вопрос в другом: стоит ли Украине на 100% отказываться от российского топлива? Я думаю – нет. Только конкуренция, только технологическое соревнование поставщиков сказываются оптимально и на цене, и на качестве.

 - Диверсификация касается только топлива или есть еще что-то, от чего отказалась Украина в атомной отрасли?

- Сотрудничество с РФ сведено к минимуму. Нет закупок оборудования. Украина отказалась и от их инжиниринговых услуг. Продление сроков эксплуатации энергоблоков АЭС Энергоатом проводит без привлечения российских специалистов. Украинские атомщики, максимально используя потенциал отечественных производителей, в партнерстве с европейскими и американскими компаниями реализуют все проекты самостоятельно. Качество подтверждается международными экспертными миссиями ВАО АЭС и МАГАТЭ.

Централизованное хранилище для отработавшего ядерного топлива – многострадальный, многолетний проект для политических спекуляций

Энергоатом, выбрав курс на обеспечение энергонезависимости Украины, – четко следует по этому пути: реализовывая проект диверсификации, строя Централизованное хранилище отработавшего ядерного топлива, обучая и повышая квалификацию своих уникальных специалистов.

Чтобы не быть голословной – харьковский "Турбоатом". Уникальнейшее предприятие, которое с НАЭК "Энергоатомом" в этом году номинируется на государственную премию в области науки и техники за выполнение работ по замене конденсаторов на Запорожской и на Южно-Украинской АЭС. Масштабы проведенных работ, без преувеличения, – колоссальные!

Турбоатом – это пример того, как государственное предприятие может быть стабильно прибыльным и успешным со своей научной и конструкторской базой, со своими уникальными разработками и продукцией, которая востребована на мировом рынке.

- Вы упомянули Централизованное хранилище, вы верите в повторное использование отработанного ядерного топлива?

Наступит время, когда отходы ядерного топлива будут использовать для новых поколений реакторов

 - Централизованное хранилище для отработавшего ядерного топлива – многострадальный, многолетний проект для политических спекуляций. Отношение политиков к хранилищу, в разное время, зависело от того, по какую сторону они находились - при власти или в оппозиции. Когда-то Тимошенко называла его "могильником", который погубит всю Украину и Киев, – став премьер-министром, она же подписала технико-экономическое обоснование на его строительство. Когда противники проекта доказывают, что хранилище Украине не нужно, опасно и т.д, могу только предложить им ознакомиться с опытом ведущих стран Европы, где уже давно перешли к сухому хранению отработавшего ядерного топлива. И только Болгария и Украина до сих пор возят ОЯТ в РФ. Для Украины это 200 млн долларов в год.

Я химик. Я верю в научно-технический прогресс, и скоро наступит время, когда ОЯТ будут использовать для новых поколений реакторов. Поскольку отработавшее ядерное топливо – это действительно ценное энергетическое сырье.

 - Есть ли реальные перспективы для развития атомной энергетики в Украине? Какие проекты обсуждаются и рассматриваются компанией Энергоатом. Как в будущем будет выглядеть атомная отрасль?

На будущее перспективными являются модульные реакторы малой и средней мощности

- И видение, и планы – есть. Необходимо достроить два блока Хмельницкой АЭС. В полной мере реализовать проект "Энергомост - Украина - Европейский Союз". Его техническая и экономическая изящность заключается в том, что НАЕК "Энергоатом" рассматривает его реализацию непосредственно в комплексе с достройкой энергоблоков №3 и №4 ХАЭС и развитием инфраструктуры межгосударственных электрических сетей путем восстановления линии 750 кВ "Хмельницкая АЭС - Жешув". Все эти меры являются неотъемлемой составляющей глобального проекта интеграции объединенной энергосистемы Украины в европейскую энергетическую систему ENTSO-E. Экспорт электроэнергии энергоблока №2 Хмельницкой АЭС в страны Европейского Союза создаст механизм финансового обеспечения развития генерирующих мощностей атомной энергетики – финансового инструмента для достройки Хмельницкой АЭС.

Уверена, что атом в мирных целях себя еще не исчерпал

Реализация этого проекта стала бы замечательным примером взаимовыгодного партнерства государственного и приватного бизнеса, направленного, в том числе, и на улучшение инвестиционной и репутационной привлекательности Украины.

Если же говорить о будущем, новом ядерном строительстве, то перспективными действительно являются модульные реакторы малой и средней мощности. В разных странах уже разработано более 50 проектов в этом направлении. Я думаю, что это будущее мировой ядерной энергетики. Эпоха гигантомании закончилась. Огромные капитальные вложения при строительстве больших АЭС сейчас крайне трудно привлечь. Малые реакторы хороши тем, что они модульные, и в конечном итоге – не такие дорогие, они позволяют децентрализировать генерацию, приблизить ее к потребителю электроэнергии. Они более маневренные. Реактор большой мощности, например, 1000 МВт, можно заменить десятком маленьких на одной площадке. Они конструируются с так называемыми пассивными системами безопасности с учетом всех уроков Фукусимы, Чернобыля, опыта эксплуатации всего мирового реакторного парка и содержат в своих проектах передовые разработки ядерной науки и техники. Мне видится, что в этом – будущее ядерной энергетики Украины. И я уверена, что атом в мирных целях себя еще не исчерпал.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Даниил Шамкин, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>