Украина-Турция: $3,8 млрд. превратятся... в $10 млрд.

Украина-Турция: $3,8 млрд. превратятся... в $10 млрд.

Аналитика
451
Ukrinform
Товарооборот между Украиной и Турцией вырастет втрое - благодаря Договору о ЗСТ. Насколько он будет выгодным для Киева?

До конца года должна завершиться подготовка к подписанию Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и Турцией. О соответствующих договоренностях по итогам 7-го заседания украинско-турецкого стратегического совета высокого уровня рассказал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган,

«Верим, что благодаря этому соглашению мы сможем достичь стратегической цели – торговый баланс в 10 млрд. долларов», - сказал глава турецкого государства.

Переговоры о ЗСТ: десять лет топтания на месте

Интересно, что, по подсчетам министерства экономики Турции, Соглашение должны были подписать еще в прошлом году. Ведь по большинству пунктов документа стороны согласовали позиции до июля 2017-го. Также в прошлом году в рамках подготовки к заключению рамочного Соглашения был подписан двусторонний межправительственный Договор о взаимном содействии и защите инвестиций и протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения. Впрочем, как оказалось, это стало очередной, но не последней серией своеобразной «мыльной оперы» под названием «Великое десятилетие украинско-турецких разговоров о ЗСТ». Ведь о соответствующих намерениях шла речь еще больше 10 лет назад, конкретные же консультации продолжаются больше 8 лет. А о том, что «соглашение подпишут через несколько месяцев», говорят, наверное, начиная с 2012-го... Поэтому не удивительно, что и после прошлогодних реляций дальнейшая работа над условиями договора вновь затормозилась. Укринформ попытался выяснить: почему? Что вызвало наибольшие споры и на какие уступки готовы пойти Киев и Анкара ради достижения амбициозной цели?

По оценкам турецкой стороны, переговоры относительно Соглашения о зоне свободной торговли затянулись, в частности, из-за большой разницы в себестоимости товаров промышленного производства в Украине и Турции. Это, например, касается потребительских товаров – благодаря модернизации и технологичности производства, а также большим объемам изготовления продукции, турецкие текстильные изделия, бытовая техника, другие товары ширпотреба значительно дешевле.

Также на ход переговоров влияет и то, что по многим товарным позициям страны являются прямыми конкурентами на мировых рынках. Поэтому представители Киева и Анкары пытаются отстоять национальный интерес в каждом из этих экономических сегментов.

Пока стороны воздерживаются от обнародования официальной информации о ходе переговоров по конкретным параметрам – в частности, отраслям, ограничениям и квотам. Поскольку такая детализация, как считают в отечественном Министерстве экономического развития и торговли, может навредить переговорному процессу. Поэтому, анализируя его перспективы, эксперты пользуются инсайдерской информацией и данными из открытых источников.

Где же «коса нашла на камень»?

Вероятно, главным «камнем преткновения» в переговорном процессе между Украиной и Турцией стало отсутствие общих подходов к двусторонней торговле сельскохозяйственной продукцией. В частности, ранее Анкара вообще предлагала оставить аграрный сектор «за скобками», создав ЗСТ только для торговли промышленной продукции. Теперь же Турция, которая имеет развитую перерабатывающую промышленность, вроде бы и согласна на ограниченные минимальными квотами поставки агросырья или продукции, прошедшей только первичную стадию переработки. А «украинский интерес» - либерализация доступа на турецкий рынок готовых продовольственных товаров с высокой добавленной стоимостью. При этом Киев аж никак не удовлетворяет предложенное Анкарой квотирование на уровне одной двадцать восьмой части квот, предусмотренных Соглашением о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС.

Еще до недавнего времени складывалось впечатление, что преодолеть эти принципиальные разногласия никак не удается. Поэтому заключение Соглашения о ЗСТ придется снова отложить в «долгий ящик». Однако ситуация, очевидно, изменилась, - пишет редактор «Европейской правды» Юрий Панченко, - об обозримых перспективах подписания документа говорят уже не на уровне представителей экономических ведомств двух государств. Об этом заявляет турецкий президент...

Юрій Панченко // Фото: Європейська правда
Юрий Панченко // Фото: Европейская правда

«Следовательно, есть основания предположить, что вместо долгих раундов переговоров, где решаются интересы сторон и проводятся расчеты, определит судьбу ЗСТ политическая договоренность», - прогнозирует Панченко. А это, по мнению аналитика, может свидетельствовать, что украинская сторона под давлением «сильного» партнера согласилась на не слишком выгодные для себя условия соглашения в обмен на определенные политические преференции...

«К сожалению, мы вынуждены мириться с тем, что ситуация в отношениях между Украиной и Турцией складывается в пользу последней, - говорит в комментарии Укринформу эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Владимир Воля, - Киев действительно, как никогда, нуждается в политической поддержке от Анкары. И турецкая власть это понимает. Это – часть цены, которую мы платим за российскую агрессию. Впрочем, практическая помощь, которую турецкие власти могут предоставить в освобождении хотя бы части украинцев из кремлевского плена, вероятно, стоит потери нескольких десятков или даже сотен миллионов долларов, которых мы не досчитаемся в случае возможных (еще раз подчеркиваю – возможных) уступок», - считает эксперт.

Также отстаивать украинский интерес на переговорах с Турцией, по мнению Владимира Воли, довольно сложно еще и потому, что по большинству экономических параметров Украина уступает своему потенциальному партнеру по ЗСТ. Ведь по размерам экономики Турция занимает 17-е место в мире и 6-е — в Европе. А ВВП этой страны составляет пока что фантастические для нас $900 млрд. (в 9 раз больше, чем в Украине). И такая цифра: благодаря либерализации рынка Анкаре за последние 15 лет удалось привлечь почти $200 млрд. прямых иностранных инвестиций: два годовых ВВП Украины!

Володимир Воля // Фото: Радіо Свобода
Владимир Воля // Фото: Радио Свобода

При этом Владимир Воля не дал однозначного ответа на вопрос Укринформа относительно того, спешить ли Киеву с заключением этого соглашения, или отложить подписание документа до «лучших времен»...

«С одной стороны, переговоры можно и «потянуть», пытаясь добиться максимально выгодных для себя условий. С другой - нет гарантий, что позиции Украины на переговорах в ближайшее время усилятся. Понятно, что власть может улучшить бизнес-климат, продолжить либерализацию внутреннего рынка. Но ликвидация главной преграды – имею в виду прекращение войны на Донбассе, - зависит только от Кремля. Когда это произойдет – спрогнозировать довольно трудно», - говорит эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Владимир Воля.

Добавлю, что еще одно отдельное направление разговора в рамках украинско-турецких переговоров о ЗСТ – сотрудничество в сфере добычи и поставки углеводородов. На повестке дня, в частности, создание украинско-катарсько-турецкой рабочей группы для налаживания маршрутов поставок сжиженного природного газа из Катара в Украину. Но речь идет, очевидно, о чисто технических моментах - особых разночтений в этом вопросе, по данным информированных источников, нет.

Доллар, гривня или лира. Что лучше для расчетов?

Еще одной темой переговоров в рамках подготовки к созданию зоны свободной торговли может быть система взаимных расчетов и валюта, с помощью которой они будут осуществляться. И здесь тоже есть «поле» для компромиссов и взаимовыгодных уступок... Напомню, в конце лета – в период ухудшения отношений между Турцией и США - Анкара предложила своим крупнейшим торговым партнерам - Китаю, России, Ирану и Украине - перейти на расчеты в национальной валюте. Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос не видит особых рисков для Киева в возможной смене условий торговли с одним из важнейших партнеров. При этом Турция должна предложить приемлемые для нас варианты - как это лучше сделать: «Если Эрдоган готов торговать с нами за гривни, – нет вопросов: будем экономить валюту. Но этому должны предшествовать детальные переговоры и тщательные расчеты», - считает Игорь Семиволос.

Ігор Семиволос
Игорь Семиволос

При этом в вопросе возможного перехода на межгосударственные расчеты в национальной валюте Киев как раз может диктовать Анкаре свои условия. Ведь Турция – одно из немногих государств, в отношениях с которым Украина имеет положительный торговый баланс (мы экспортируем в эту страну больше товаров и услуг, чем оттуда импортируем). По данным Госстата, в прошлом году Украина экспортировала в Турцию товаров на 2,5 миллиарда долларов, импортировала - на 1,3 миллиарда (почти вдвое меньше). «Итак, межгосударственная торговля с расчетами в турецкой лире вряд ли может быть выгодна нашей стране, - рассуждает экономический эксперт Любомир Шавалюк и объясняет, - при таком внешнеторговом балансе в Украине постоянно будут образовываться остатки лиры (то ли у наших контрагентов, то ли у Национального банка, который вынужден будет держать часть резервов в турецкой валюте). Причем в последнее время (за исключением нынешних сентября и октября) денежная единица Турции стремительно обесценивалась: с примерно 2-3 лир за доллар до 5,5. Это означает: если наши контрагенты согласятся торговать за лиры, они рискуют постоянно терпеть убытки». Кроме чисто финансовых, существуют и определенные технические и организационные проблемы при реализации турецких предложений. Ведь сейчас в Украине очень мало банков, которые работают с лирой. Итак, более широкое ее использование будет означать дополнительные издержки для банковской сферы и существенную комиссию для контрагентов.

Любомир Шавалюк // Фото: golos.ua
Любомир Шавалюк // Фото: golos.ua

«Зато торговля в гривне может не устраивать турецкую сторону, - продолжает Любомир Шавалюк, - хотя туркам это и выгоднее, чем нам расплачиваться в их валюте. Поскольку объемы нашего экспорта в Турцию значительно превышают показатели импорта, гривня «не будет задерживаться» у турецких контрагентов. Соответственно, они будут ограждены от возможного обесценивания украинской национальной валюты».

Впрочем, эксперт сомневается, что турки готовы пойти на такой шаг. Ведь он требует существенных капиталовложений: необходима определенная трансформация банковской сферы - создание организационной и электронной систем.

А председатель правления фонда "Майдан иностранных дел", генеральный консул Украины в турецком Стамбуле (2010-2014 гг.) Богдан Яременко вообще считает, что при нынешних условиях технически воплотить предложение турецкого Президента почти невозможно:

Богдан Яременко
Богдан Яременко

«Потому что - нравится нам или нет - международная банковская система завязана на американской валюте. Все национальные открывают корреспондентские счета в международных банках, которые оперируют долларом. И обеспечить значительные трансферы в «немировой» валюте через банковскую систему невозможно. Поэтому деньги для взаиморасчетов придется возить грузовиками. Или в случае с Украиной и Турцией – морскими контейнерами», - отмечает дипломат.

Следовательно, вполне вероятно, что стороны договорятся о продлении расчетов в долларах (тем более после недавнего «потепления» отношений между Анкарой и Вашингтоном.

Владислав Обух, Киев

P. S.: Несколько слов о «дополнительном» интересе

Эксперты утверждают: кроме «политических дивидендов» и «прямой» экономической выгоды, заключение Соглашения о ЗСТ между Украиной и Турцией принесет нам и косвенную выгоду. Ведь, безусловно, будет способствовать более быстрой имплементации на наших просторах турецкого опыта экономических реформ. Благодаря этим шагам Турция из некогда много в чем импортозависимой страны за последние десятилетия превратилась в высокотехнологичного и экспортоориентированного мирового игрока. Более 80% турецкого ВВП обеспечивает обрабатывающая промышленность. Страна занимает 6-е место в Европе по объему изготовления машин и оборудования. При этом за последнее десятилетие Турция существенно (более 40%) нарастила производство металлургической продукции. Но не спешит вывозить прокат заграницу, предпочитая использовать его для производства у себя готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, экспортируя, в основном, именно такие товары.

Также Турция – один из лидеров по внедрению высоких технологий в аграрной сфере. И это сказывается: по объемам производства сельскохозяйственной продукции страна занимает 6-е место в мире и 1-е — в Европе. Причем, в отличие от Украины, с ее «сырьевой гигантоманией», 60% турецкого экспорта обеспечивают предприятия малого и среднего бизнеса. Этот сегмент в последние годы быстро развивается благодаря свободному рынку и преференциям, которые государство предоставляет таким производителям, прямому льготному кредитованию и получению предпринимателями недорогих коммерческих заимствований под гарантии Центробанка. Все это в комплексе может стать неплохим примером для украинской власти.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-