Николай Щуриков, первый замдиректора ПАО "Одесский припортовый завод"
Долги Фирташу – искусственные, по долгам «Нафтогазу» ищем компромиссы
11.12.2018 09:00 4244

Об Одесском припортовом заводе в Украине слышали все. В его судьбе отразилась вся противоречивая история экономических реформ периода Независимости. Вот уже 22 года его пытаются выставить на приватизацию – и каждый раз неудачно: то Конституционный суд стал на пути, то странные решения Фонда госимущества, то конфликты с местными властями и силовиками.

В 2016 году первый заместитель директора ОПЗ Николай Щуриков заявлял, что немедленная приватизация позволит продать завод за 1 млрд долларов Но предприятие остается государственным и его продолжают сотрясать конфликты – теперь уже связанные с поставками газа.

Мощности крупнейшего предприятия по производству аммиака и карбамида многие месяцы простаивают в ожидании сырья, а в декабре ситуация настолько ухудшилась, что на заводе ввели 3-дневную рабочую неделю.

В связи с задержкой зарплаты на градообразующем предприятии депутаты Южненского горсовета 30 ноября собрались на внеочередную сессию, на которой приняли обращение к руководству страны об оказании действенной поддержки трудовому коллективу ПАО "Одесский припортовый завод". В том числе просили возвратить заводчанам "переплату налога на прибыль в размере почти в 490 миллионов гривен и предоставить предприятию стабилизационный кредит на 3 года в размере не менее 500 миллионов гривен".

Хуже всего, что заводчане не знают, когда поступит сырье и удастся ли запустить технологический процесс. А неуверенность в завтрашнем дне вызывает массовый отток кадров – в течение года предприятие покинули свыше 600 высококвалифицированных специалистов. О том, как флагману химиндустрии выйти из кризисной ситуации, что особенно важно в период подготовки предприятия к приватизации, и был разговор корреспондента Укринформа с первым заместителем директора ПАО "Одесский припортовый завод" Николаем Щуриковым.

- Начну с ситуации, которая является притчей во языцех – приватизации ОПЗ. Точнее со спектакля, который разыгрывают многие годы, прикрываясь приватизацией завода. А по существу приватизацией прикрывают и оправдывают экономически невыгодные и пагубные действия, которые и привели к сегодняшнему кризису предприятия. Хотя предприятие уже однажды проходило эту процедуру, и компания "Нортима" даже уплатила первый миллиард гривен в счет оплаты приватизации завода. Но затем конкурс почему-то был отменен, и только совсем недавно завершились судебные тяжбы с несостоявшимся инвестором. Впрочем, лучше прокомментирую то, что происходило на предприятии в период 2015-2018 годов, поскольку знаю эти процессы изнутри, не понаслышке.

Хочу отметить, что в 2015 году предприятие вполне успешно работало, был возвращен пятимиллиардный кредит Ощадбанку, выплачен долг в 1,2 миллиарда гривен компании Фирташа по решению суда.

И единственной проблемой оставался судебный спор в Стокгольме о долге в размере 250 миллионов долларов США – также с компанией Фирташа.

Отмечу: долг этот был искусственный. Все было настолько явно, что, казалось, и не требовалось доказательств – легко решалось через исследование ситуации в рамках уголовного дела и привлечения к ответственности виновных.

Посмотрите сами: компания Фирташа получала газ из России по 265 долларов, а продавала заводу по 430 долларов, при этом еще практически монопольно забирая произведенные удобрения с завода. Но, как оказалось, это никому не интересно. Уголовные дела, впрочем, есть, однако они вялотекущие и за давностью лет скоро вообще утратят свою актуальность.

- Но давайте вернемся к заводским делам в 2015 году, когда вы пришли на предприятие...

- Да, производственный ритм был на подъеме, заводчане ждали изменений, которые связывали с прозрачной приватизацией, вливанием средств иностранными инвесторами. Все рассчитывали, в том числе и я, как топ-менеджер, что предприятие будет выгодно продано в сжатые сроки. Работая в сложных условиях, которые сложились как внутри Украины, находящейся в состоянии войны, так и на мировом рынке химических удобрений, менеджмент ОПЗ все же закрыл 2015 год с хорошими показателями – 218 миллионов гривен чистой прибыли.

Словом, завод был привлекательным для инвестора, но тогдашний глава Фонда госимущества Игорь Белоус почему-то сорвал приватизацию. Причина отмены конкурса многим была непонятна, но факт есть факт.

Видимо, все дело в том, что предприятие с такими показателями и прибыльностью не могло не стать целью для разных политических групп, которые пытались получить над ним контроль. Запомнилась, в частности, попытка Саакашвили получить контроль над ОПЗ путем возбуждения уголовных дел и клеветы в СМИ. И хотя закончилось все «пшиком», деловые связи предприятия с партнерами были разрушены, начали уходить контрагенты, пропало доверие иностранцев.

Затем было стремительное наращивание долга предприятия перед НАК «Нафтогаз Украины» до почти двухмиллиардного уровня. Предприятие вынужденно оказалось перед необходимостью брать газ без денег по максимально высокой цене, несмотря на экономическую нецелесообразность такого подхода. Вероятно, на фоне обещаний ФГИУ продать завод, у правительства была надежда возложить долги предприятия на будущего инвестора. Но сам инвестор в то время еще не появился. Как видим, не появился и теперь.

Много вопросов возникает по этому поводу. Почему не были остановлены поставки газа, если ОПЗ вгонялся в долг? Или не была пересмотрена ценовая политика в отношении ОПЗ, и газ продолжал поступать по максимально высоким ценам? Как возникла такая ситуация и кто кого вводил в заблуждение, настаивая на такой политике?

Не стану скрывать: в условиях нападок и череды скандалов, судебных процессов, исполнительных производств и уголовных дел, подаваемых в СМИ как достижения НАБУ и САП, трудно было обеспечивать нормальный рабочий ритм работы завода. В итоге несколько попыток осуществить приватизацию ОПЗ были сорваны...

Соответственно, доверие к приватизации пропало, плюс поменялась ситуация на рынке удобрений в сторону ухудшения. И в новых условиях инвесторам уже не выгодно было приобретение активов ОПЗ – нужно было выждать 3-4-летний период, когда рынок вновь оживет. К слову, те явления, которые мы сейчас наблюдаем, свидетельствуют, что кризис пройден, рынок перераспределился, и появились признаки его оживления. Цены вновь поползли вверх.

- А как бы вы спрогнозировали перспективы возобновления выпуска продукции и приватизации завода после рассмотрения судебного спора о долгах ОПЗ, вердикт Киевского апелляционного суда по которому ожидается 11 декабря?

- Пока, к сожалению, не вижу перспектив по запуску завода и судебные тяжбы, решение которых все ожидают, касаются разблокировки процесса приватизации и никак не могут помочь возобновлению работы завода. При этом, если проанализировать предыдущие приватизации ОПЗ, в том числе несостоявшиеся, можно отметить, что сам процесс привлечения советников и аудиторов стал бизнесом. За их услуги платятся миллионы гривен, и не за результат, а за сам процесс. И прошу заметить, что после срыва нескольких попыток приватизации – никто не был привлечен к ответственности. У меня, в частности, создалось впечатление, что это превратилось в еще один способ зарабатывания огромных денежных средств, которые сейчас трудно изъять иначе. Взять хотя бы историю с привлечением ФГИУ, возглавляемого Игорем Белоусом, советником UBS (швейцарской глобальной финансовой компании - ред.) к приватизации ОПЗ. То есть, той самой UBS, в которой Белоус работал некоторое время до этого. Корректным ли был такой подход? Наглядным примером служит письмо Ротшильда, известной и влиятельной компании в деловых кругах, направленное в адрес организаторов тендера по отбору инвестсоветника по приватизации ОПЗ, который говорит о каких-то договоренностях и просит, в частности, более четко объяснить критерии и происходящее по советнику в ОПЗ. То есть, мало кому понятны процессы, которые сопровождают предприватизационную подготовку.

- Каков же видите выход из сложившейся ситуации?

- Я бы в данном случае не говорил о выходе из ситуации только для ОПЗ. Я для начала просил бы адекватно смотреть на происходящее, и не считать, при отказе от энергоносителей РФ, закупки российского газа через иностранных посредников. Ведь последние продают нам его фактически дороже.

То, на чем бы следовало сосредоточиться для реальной энергонезависимости, так это на дифференциации путей и способов получения энергоносителей. На мой взгляд, это наработка и реализация альтернативных путей поставок, например, природного или сжиженного газа, которое можно осуществлять благодаря созданию LNG-терминала или альтернативному способу добычи газа.

Ведь сегодня уже можно констатировать факт, что у нас существенно удлинился путь поставки и произошло удорожание энергоресурсов, причём всех без исключения. На каком-то этапе, под угрозой российской экспансии, это было необходимо, но сегодня нужно исправлять сделанные ошибки, и возможно это только совместными и консолидированными усилиями. Вся энергозависимая промышленность сегодня стала неконкурентоспособной на мировом рынке, прежде всего предприятия химиндустрии. В условиях, сложившихся на украинском рынке энергоносителей, ОПЗ, который использует газ в виде основного сырья для производства удобрений, с прибылью работать не может.

Так что выход не только для ОПЗ, но и в целом для промышленности — это какая-то программа лояльности как с доступом к газопроводам, так и к самому ресурсу энергоносителей. Какая это будет программа, нужно собираться и думать вместе с промышленниками. Но ясно, что это возможно при условии наличия у власти желания найти выход из возникшей ситуации.

- А каково ваше видение путей вывода ОПЗ из кризиса?

- На мой взгляд, сегодня имеются три пути. Первый – приватизация без оглядки: кто и за сколько купит ОПЗ? Именно без оглядки, и будет ли это Фирташ или Махалай – не имеет значения. В ином случае от завода останется только металлолом, и приватизация будет тупиковой. Мы будем постоянно сталкиваться с манипуляциями чиновников и торпедированием процессов приватизации с привлечением судебных инстанций, что, собственно, и наблюдается сейчас.

Второй путь, в моем понимании, заключается в том, чтобы найти компромисс с НАК "Нафтогаз Украины". Именно его руководство может найти формулу взаимодействия нашего предприятия для обеспечения возможности выпуска ликвидной продукции и стабильной работы. Разве роль некоторых структур государства не заключается в том, чтобы иногда чем-то поддержать стратегически важные предприятия? Убежден: при желании, вместе мы нашли бы прозрачную модель взаимовыгодного сотрудничества, напрочь исключив коррупционные риски. Ведь речь идет о работе флагмана химической отрасли и судьбах более чем трех тысяч специалистов.

И третий путь, по которому мы сейчас даже не идём, а падаем, видимо, приведет к консервации производственных мощностей, увольнению высококвалифицированного персонала предприятия и продолжения функционирования только подразделений перевалки аммиака, работников железнодорожного узла и складских структур. Это даст возможность выжить заводу, потеряв основную часть специалистов, которые точно не заслуживают такой участи.

- Вы упомянули о поставках газа из альтернативных источников. Когда возможна будет поставка сырья газовозами?

- Кроме рынка трубопроводного газа, успешно развивается и рынок LNG-газа, который сегодня может составить конкуренцию российскому. Поэтому альтернативные поставки газа по Черному морю очень важны. Причем у нас есть потенциал для запуска мощностей для принятия и разгрузки судов-газовозов. И полагаю, что это лишь вопрос времени – разрешение Турцией прохода через Босфор газовозов с сырьем для наших предприятий. А пока есть смысл задействовать логистическую цепочку поставки азербайджанского газа через Грузию.

- Расскажите, чем вызвано упоминание о 490 миллионах гривен для ОПЗ в обращении южненских депутатов в адрес Кабмина?

- Речь идет о факте переплаты заводом в минувшие годы налога на прибыль. Администрация ОПЗ уже второй год добивается возврата этих платежей, но пока безрезультатно. Между тем, эта значительная сумма денежных средств помогла бы стабилизировать ситуацию на предприятии. Впрочем – ненадолго, поскольку это несистемное решение. Как и предоставление заводу крупного кредита, о чем просят депутаты горсовета. Поскольку деньги на счетах предприятия могут быть заблокированы решениями судов по искам кредиторов ОПЗ.

- Каковы, на ваш взгляд, возможные последствия для трудового коллектива ОПЗ вердикта Киевского апелляционного суда, который рассмотрит ряд исков. В частности, насколько обоснованы ожидания, что одно из решений суда откроет путь к утверждению инвестсоветника ПАО "Одесский припортовый завод", возобновлению выпуска продукции и даст старт реальной подготовке завода к приватизации?

- Дело в том, что участники тендера по отбору лучшего инвестсоветника, объявленного ФГИУ, потребовали через суд предоставить им для ознакомления документы по проведению этого конкурса. Поэтому, 11 декабря суд может разве что снять обеспечительное определение, которое до сих пор запрещало действовать выбранным советникам по приватизации ряда предприятий, в том числе ПАО "Одесский припортовый завод". Однако суду первой инстанции надлежит рассмотреть и сам иск, причем может быть вынесено судебное решение, которое отменит решение ФГИУ об отборе инвестсоветников.

- Непраздный вопрос накануне приватизации – каков размер непогашенных долговых обязательств ОПЗ на сегодняшний день?

- За последнее время долги ОПЗ не увеличились, а даже уменьшились, однако два самых крупных долга так и остались. Основной долг завода перед группой компаний Фирташа – 250 миллионов долларов, зафиксированный в Стокгольмском суде. И по нему присуждено выплату 7,5 процентов годовых. Вердикт был передан в украинские суды для натурализации, и группа компаний Фирташа выиграла первую и вторую инстанцию в украинских судах. Однако, Верховный Суд Украины постановил – вернуть документы на новое рассмотрение. И сейчас ожидается новая волна "вертикали". Если истцы выиграют апелляцию, это решение можно будет исполнять и взыскивать с ОПЗ 250 миллионов долларов с процентами и компенсацией юридических расходов.

Еще одно долговое обязательство – почти два миллиарда гривен – перед НАК "Нафтогаз Украины". Об этих долгах я уже упоминал.

Что касается задолженности по зарплате заводчанам, хочу отметить: по состоянию на 4 декабря, она погашена. Но нет и доходной части. Из-за чего и принято решение перейти на трехдневную рабочую неделю и сократить выплату некоторых платежей по колдоговору. Еще одна проблема заключается в том, что продолжается отток высокопрофессиональных кадров с предприятия. И уже под вопросом запуск технологических мощностей, даже при возобновлении поставок сырья.

Пока решаются вопросы предприватизационной подготовки, трудовой коллектив ОПЗ заинтересован в работе завода и надеется на плодотворный диалог с крупнейшим газовым оператором НАК "Нафтогаз Украины".

Михаил Аксанюк, Одесса

Фото: Ляшонок Нина

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-